Танкер front queen – За гранью разумного: экипаж наскочившего на танкер фрегата НАТО поразил эксперта некомпетентностью

Танкеры Front Altair и Kokuka Courageous. Основные характеристики — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 13 июня 2019 года стало известно, что в Оманском заливе вблизи Ормузского пролива были атакованы два танкера: Front Altair и Kokuka Courageous. Экипажи танкеров эвакуированы. Арабские СМИ отмечают, что суда подверглись торпедной атаке. Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об этих танкерах.

Front Altair — нефтеналивной танкер. Был заложен 18 декабря 2015 года на судоверфи Jiangsu New Times Shipbuilding (город Цзинцзян, провинция Цзянсу, КНР) под заводским номером 0311101. Спущен на воду 25 апреля 2016 года, с сентября 2016 года по настоящее время осуществляет перевозки нефтепродуктов под флагом Маршалловых Островов, владелец и оператор — норвежская компания Frontline, зарегистрированная на Бермудских Островах.

Идентификационный номер Международной морской организации — IMO — 9745902. Идентификационный номер MMSI — 538007007. Позывной — V7UH9. Порт приписки — Маджуро (Маршалловы Острова).

Технические характеристики:

  • Длина — 252 м;
  • ширина — 44 м;
  • валовый тоннаж — 62 тыс. 849 т;
  • грузоподъемность — 34 тыс. 99 т;
  • вместимость цистерн — 125 тыс. 863,8 куб. м;
  • скорость полного хода — 15,5 узлов (28,7 км/ч).

В момент нападения 13 июня танкер шел из порта Ар-Рувайс (Объединенные Арабские Эмираты) в Гаосюн (остров Тайвань, Китай).

Kokuka Courageous — нефтеналивной/химический танкер. Построен в 2010 году на верфи в городе Чжэцзян (КНР). Первоначально эксплуатировался в Китае под названием «Ваньхэнсинь-1936». С июля 2018 года ходит под флагом Панамы. Владелец судна — панамская фирма Coral Island Maritime, оператор — сингапурская компания Bernhard Schulte Shipmanagement. Идентификационный номер IMO — 9568495. Идентификационный номер MMSI — 371880000. Позывной — 3FKN6. Порт приписки — Панама.

Технические характеристики:

  • Длина — 170 м;
  • ширина — 26,8 м;
  • валовый тоннаж — 19 тыс. 349 т;
  • грузоподъемность — 7 тыс. 594 т.
  • вместимость цистерн — 32,5 тыс. куб м.;
  • скорость полного хода — 14,8 узла (27,4 км/ч).

В момент нападения 13 июня судно шло из порта Эль-Джубайль (Саудовская Аравия) в Сингапур. По данным японского телеканала NHK, на его борту находился груз, принадлежащий японской транспортной компании Kunihana Sangyo. 

tass.ru

Пожар на Front Altair — Colonel Cassad — ЖЖ

По ситуации в Оманской заливе.

1. Танкер Front Altair еще не затонул, но на фото и видео наблюдается сильный пожар после взрыва (или попадания торпеды).
2. Все экипажи с танкеров были сняты иранскими моряками — всего спасено 44 человека.
3. Достоверных свидетельств причин взрывов пока нет. В силу продолжающегося пожара невозможно определить причину взрыва (был ли он на танкере или это внешнее воздействие).
4. В Западной прессе пока прямо Иран не обвиняют, но риторика в духе — если это Иран, то мы не удивимся.
5. Само собой, безотносительно того, была ли это диверсия или атака, никак нельзя отменять возможность проведения операции под фальшивым флагом.
6. ВМФ Британии призвали к осторожности в свете подобного инцидента. МИД Ирана выразил обеспокоенность.
7. Последствия разлива нефти для экологии в Оманском заливе пока что оценке не поддаются.
8. Примечательный момент — один из танкеров был связан с Японией и подвергся атаке аккурат к первому с 1979 года визиту премьер-министра Японии в Иран, где Абэ провел переговоры с аятоллой Хаменеи и президентом Ирана Роухани.
9. Абэ прилетел в Тегеран не только для обсуждения торговых вопросов, через него Вашингтон передел в Тегеран предложения по ядерной сделки, которые были отвергнуты Хаменеи, который заявил, что Иран не намерен вести переговоры с США, но к обладанию ядерным оружием не стремится. Также было заявлено, что США стремятся к свержению режима в Иране и заверениям Трампа о дружественных намерениях в Тегеране не верят. Если бы США могли свергнуть аятолл, то они бы уже давно это сделали, но они не могут этого сделать. В общем, послали лесом. Абэ в роли посыльного выразил надежду, что Иран несмотря на это будет соблюдать ядерную сделку. Японская пресса заявляет, роль Японии как посредника преувеличена и все совсем не так.
10. В целом, ситуация выглядит как очередная провокация направленная против Ирана. Не исключено, что атака на танкеры были связана с визитом японского премьера в Тегеран, дабы повлиять на переговоры о ядерной сделке.

colonelcassad.livejournal.com

Кто и зачем топит танкеры у берегов Ирана

Фото: Nightman1965 / Shutterstock.com

Один из двух атакованных в Оманском заливе танкеров Front Altair норвежской компании Frontline утонул. Цены на нефть взлетели на три процента. Кому выгодно новое обострение на Ближнем Востоке?

12 мая в экономической зоне ОАЭ вблизи порта Фуджейра подверглись нападению два саудовских и один норвежский танкеры. Ровно месяц спустя там снова пахнет жареным. Сегодняшняя атака тоже состоялась в Оманском заливе. По сообщению The Telegraph, в том же месте, где Иран обвиняется в использовании военно-морских мин, на которых якобы подорвались три танкера в мае.

Моряки спасены Ираном

Атакованные сегодня танкеры Front Altair и Kokuka Courageous шли под флагами Маршалловых островов и Панамы. Принадлежащий норвежской компании Frontline company танкер Front Altair поражён предположительно торпедой. На борту этого корабля могли находиться граждане России.



Ударят ли США по Ирану?

У второго судна Kokuka Courageous пробит корпус выше ватерлинии. Оно управлялось сингапурской фирмой BSM Ship Management и должно было доставить нефть из Саудовской Аравии в Сингапур. В заявлении компании говорится, что 23 члена экипажа покинули судно.   

В момент атаки танкеры находились в 26 километрах от побережья Ирана и в 130 км от ОАЭ.  По сообщению иранского агентства IRNA, Иран спас 44 моряков двух повреждённых танкеров и доставил их в южноиранский порт Джаск.

На момент написания материала ещё неясно, погиб ли кто-либо из моряков и утонул ли всё ещё горящий танкер Front Altair. Однако из того, что известно, можно сделать несколько далекоидущих выводов.

Фото: www.globallookpress.com

Суннитско-шиитские разборки

Теракт – иначе эту атаку пока не назовёшь – произошёл в том же самом месте, где в прошлом месяце атаковали саудовские танкеры. Это Оманский залив, через который суннитские монархии – ОАЭ и Саудовская Аравия – экспортируют свою нефть в страны Европы и Азии. В предыдущем нападении они возложили ответственность на шиитский Иран. Так что можно предположить, что и на этот раз виновником объявят Тегеран.

Инцидент с танкерами и география событий – независимо от того, кто виноват, – вписывается в ирано-саудовское противостояние, в котором Израиль, США и ОАЭ целиком и полностью на стороне Эр-Рияда. Три страны встревожены усилением иранского влияния по всему периметру Ближнего Востока – начиная с Сирии и Ливана и заканчивая Йеменом и Катаром. Саудиты недовольны тем, что арабские страны лояльно относятся к Исламской Республике Иран (ИРИ). На последнем саммите Лиги арабских государств в Мекке Ирак и Катар отказались подписывать совместное заявление, называющее Иран виновником всех бед в регионе.

«Болевая точка» Саудовской Аравии

Больше всего амбициозного саудовского кронпринца Мохаммеда бин Салмана тревожит усиление Ирана в Йемене. Прошло уже четыре года с начала интервенции КСА, ОАЭ и их союзников в соседнюю страну, но повстанцы хуситы из движения «Ансар Алла» всё ещё контролируют северо-запад страны со столицей Саной. Проиранские хуситы не только мешают просаудовскому правительству Абд-Раббу Мансур Хади восстановить контроль над Йеменом, но терроризируют и саму Саудовскую Аравию. В мае, когда у берегов ОАЭ атаковали танкеры, хуситы с помощью беспилотников повредили нефтепровод «Восток–Запад». А буквально вчера йеменские повстанцы запустили ракеты по аэропорту Абха на юге королевства и ранили 26 мирных жителей, передаёт Wall Street Journal.       

Японский премьер находился в Тегеране

Второй важный нюанс, на который стоит обратить внимание, – то, что один из атакованных танкеров должен был доставить нефть в Японию. Японский министр экономики Хиросигэ Сэко уже заявил, что Токио осведомлён о нападении на судно, на котором находится относящийся к Японии груз. Кстати говоря, вчера в Иран впервые после Исламской революции 1979 года приехал премьер-министр Страны восходящего солнца. В момент теракта Синдзо Абэ всё ещё находился в Тегеране. Целью визита было смягчение напряжённости на Ближнем Востоке.

Х. Роухани и С. Абэ. Фото: www.globallookpress.com

Хотя на Иран приходится лишь 5% всей импортируемой Японией нефти, Токио заинтересован в диверсификации поставщиков, чтобы не зависеть от ОАЭ и Саудовской Аравии. Последние обеспечивают половину импорта в Японию. Хотя США отменили исключение для Японии из-под своих нефтяных санкций против ИРИ, в Токио рассчитывают на возрождение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Абэ просит иранцев не выходить из «ядерной сделки». Однако сегодняшний инцидент в Оманском заливе может разубедить японское руководство в надёжности Ирана и побудить встать на сторону его врагов – Израиля, США и «заливников».

Лишить Иран поддержки Японии и Германии

За пару дней до Абэ в Иран отправился министр иностранных дел Германии, которая тоже критикует США за выход из СВПД. Хайко Маас также просил своего коллегу Мохаммада Джавада Зарифа не разрывать «ядерную сделку», чтобы не допустить эскалации конфликта между Вашингтоном и Тегераном.

 Х. Маас и Мохаммад Джавад Зариф. Фото: www.globallookpress.com

Поддержка Ирана двумя главными союзниками США – Японией и ФРГ – противоречит стратегии «блэкаута», лоббируемой «ястребами» в окружении Дональда Трампа. Поэтому им и их региональным союзникам в лице премьера Израиля Биньямина Нетаньяху, бин Салмана и эмиров ОАЭ важно, чтобы Европа и Азия были на «правильной» стороне истории. Недавно к ним примкнул и главный торговый партнёр Ирана – Китай. Под страхом американских санкций он тоже отказался закупать иранское «чёрное золото».

Выгодоприобретатели

Кто напал на судна в Оманском заливе, ещё предстоит выяснить. Но логика подсказывает, что в Эр-Рияде и других союзных ему столицах вину снова возложат на Тегеран. Хотя Иран не раз угрожал перекрыть Ормузский пролив, через который проходит треть мировых поставок нефти, обострение в регионе наименее выгодно именно ему. США и так находятся «на низком старте»: пригнали авианосную группу и планируют отправить на Ближний Восток 120 тысяч военных для обуздания Ирана. Кроме того, санкции США, которые поддерживают главные торговые партнёры ИРИ, углубляют экономический кризис в Иране.

Главными выгодоприобретателями от саботажа двух танкеров могут быть Израиль и суннитские монархии, недовольные ослаблением давления Трампа на Тегеран и его недавним заявлением о возможности переговоров с Рухани без предварительных условий.

Новости партнёров

tsargrad.tv

За гранью разумного: экипаж наскочившего на танкер фрегата НАТО поразил эксперта некомпетентностью

К концу уик-энда скандинавские СМИ опубликовали немало информации, посвященной недавнему столкновению норвежского фрегата УРО Helge Ingstad и ходящего под флагом Мальты танкера Sola TS. Чем больше сведений просачивается в прессу, тем больше вопросов возникает к действиям экипажа фрегата.

В вопросе разбиралось Федеральное агентство новостей.

Ночью все «стелсы» серы

Познакомимся поближе с фигурантами ЧП.

Фрегат УРО Helge Ingstad относится к серии ракетных фрегатов типа Fridtjof Nansen, оснащенных корабельной многофункциональной боевой информационно-управляющей системой Aegis. Вступил в строй в 2007 году. Водоизмещение 5290 тонн. Длина 132 метров. Ширина 16,8 метров. Вооружение — 76-мм артустановка, противокорабельные ракеты, зенитные управляемые ракеты, торпедные аппараты, вертолет ПЛО. На корабле предусмотрена конструктивная кевларовая защита жизненно важных помещений и противопожарные покрытия. Корпус и надстройки фрегата изготовлены с применением стелс-технологий. Постройка Helge Ingstad обошлась норвежской казне, по разным оценкам, от 500 до 650 млн долларов.

Танкер Sola TS относится к типу Aframax. Вступил в строй в 2017 году. Дедвейт (максимальная грузоподъемность) — 112  939 тонн. Длина 250 метров. Ширина 44,03 метра. 

Основываясь на публикациях в иностранной прессе, можно сделать вывод, что столкновение фрегата и танкера произошло при следующих обстоятельствах.

8 ноября в 3:43 по местному времени Sola TS, имевший на борту 25 человек экипажа, 650 000 баррелей сырой нефти и лоцмана, с помощью буксиров отвалил от нефтяного терминала Стуре. Развернувшись, отпустив буксиры и медленно ускоряясь, танкер двинулся по Хельтефьорду в открытое море. 

Сзади танкера держался лоцманский катер. Впереди танкера, также курсом на северо-запад, следовало норвежское грузопассажирское судно Silver Firda. Справа от Sola TS параллельным с ним курсом двигалось к выходу из Хельтенфьорда грузовое судно Vestbris под флагом государства Сент-Винсент и Гренадины. Все эти суда имели включенную аппаратуру автоматической идентификационной системы (АИС), несли положенные навигационные огни и в ночной темноте выглядели как рождественские елки.

Одновременно с севера по тому же Хельтенфьорду в базу Хаконсверн возвращался фрегат УРО Helge Ingstad, имевший на борту 137 человек. Корабль только что успешно «отвоевал» в широкомасштабных натовских учениях Trident Juncture 18 — впереди экипаж ожидал заслуженный отдых. Возможно, по этой причине команда Helge Ingstad находилась в несколько расслабленном состоянии. 

Именно в этот момент кто-то из офицеров фрегата решил провести на мостике корабля некие «навигационные учения». В чем они заключались, не совсем понятно, но вахтенные сосредоточились на отработке вводных, а не на контроле за окружающей обстановкой. Попутно на фрегате отключили аппаратуру АИС. 

В совокупности со «стелсовостью» фрегата это создало определенные проблемы при определении местоположения Helge Ingstad как для находящихся в Хальтенфьорде грузовых судов, так и для Fedje VTS — местной службы движения судов, занимавшейся координацией всего морского траффика во фьорде. В то же время навигационные огни на фрегате продолжали гореть, так что визуально корабль был вполне заметен. Труднее было понять, что это за корабль. 

Фрегат шел навстречу Silver Firda, Sola TS и Vestbris, пересекая их курс слева направо. Ситуация становилась потенциально опасной. Первыми это поняли на мостике танкера и поинтересовались у Fedje VTS, что за судно находится впереди по курсу? 

«Берег» жизнерадостно ответил, что это Silver Firda. На танкере уточнили, что имеют в виду другое судно. Диспетчер Fedje VTS сверился со своими данными и сообщил, что да, видит это неизвестное судно на экране РЛС, но как зовут незнакомца, понятия не имеет. 

«Кажется, мы столкнулись!»

Спустя считанные минуты фрегат пропустил мимо себя Silver Firda и прибавил ход, явно намереваясь проскочить слева направо между грузопассажирским судном и танкером. На Sola TS сообразили, что «незнакомец» на 17 узлах несется прямо под нос их танкера. Сам Sola TS при этом тоже на месте не стоял, а успел разогнаться до 7 узлов. 

Ситуация из потенциально опасной превращалась в катастрофическую прямо на глазах, поэтому танкер принялся вызывать незнакомое судно по радио. Но названия «незнакомца» на танкере не знали, поэтому позывной фрегата озвучен не был. Как итог — Helge Ingstad продолжал с чистой совестью «резать нос» танкеру и усердно отрабатывать «навигационные учения», не обращая ни малейшего внимания на нарастающую в эфире панику. 

За две с половиной минуты до столкновения с танкером на связь вышел диспетчер Fedje VTS и предположил, что идущий с севера корабль может оказаться фрегатом Helge Ingstad. Мол, тот как раз в это время должен возвращаться с учений. С танкера немедленно запросили фрегат, и он — ура! — наконец, отозвался. 

Чтобы избежать столкновения, Helge Ingstad следовало принять вправо — это с танкера и попросили сделать. Но вахтенный офицер фрегата отказался последовать данной просьбе, мотивируя это тем, что Helge Ingstad может оказаться слишком близко от берега и нефтяного терминала. 

Время шло, фрегат и танкер продолжали неумолимо сближаться. До столкновения оставалось меньше минуты, когда на танкере предприняли еще одну попытку образумить фрегат, но в этом вновь не преуспели. С Helge Ingstad флегматично сообщили, что у них все под контролем, так что беспокоиться не о чем. 

В 4:00 громадный носовой бульб танкера нокаутировал винторулевую группу фрегата, оставив после себя «на память» Helge Ingstad пробоину ниже ватерлинии. В тот же момент правый якорь танкера, как консервный нож, вскрыл правый борт фрегата. 

Якорь оторвался, но в сделанный им «надрез» влетел похожий на рог массивный вывод якорного клюза Sola TS. Помноженный на массу танкера и скорость движения Helge Ingstad этот «рог» мигом превратил 60 метров правого борта фрегата в сплошные руины. Из лопнувшей от удара цистерны в отсеки Helge Ingstad хлынул поток из 10 000 литров топлива для палубного вертолета.

Удивительно, но никто при этом не погиб, хотя 8 человек на фрегате все же получили травмы во время столкновения. Не менее удивительно, как во время аварии Vestbris успел отвернуть и не протаранить лишившийся управления фрегат.

Через секунду с танкера сообщили Fedje VTS, что, кажется, произошло столкновение с военным кораблем. «Берег» вызвал фрегат. Связь постоянно прерывалась, но с Helge Ingstad все же смогли проинформировать, что все плохо — корабль лишился хода и быстро набирает воду. 

Диспетчер Fedje VTS поднял по тревоге спасателей и направил на помощь терпящему бедствие фрегату буксиры от терминала Стуре. Получивший же минимальные повреждения танкер добрался до выхода из Хельтефьорда, где и лег в дрейф до дальнейшего выяснения обстановки.

Мнение эксперта

В комментариях ФАН яхтенный капитан Денис Тоскин отметил: то, что случилось с норвежским фрегатом, с точки зрения морской практики, вообще не укладывается в голове. 

«Это как-то за гранью разумного. Честно говоря, я не знаю, что побудило командование фрегата проводить некие навигационные учения посреди ночи, в зоне разделения судоходства, да еще и при наличии нескольких потенциально опасных целей. Навскидку, грубо нарушено, как минимум, пять правил МППСС (Международные правила предупреждения столкновений судов. — Прим. ФАН). Пять! Если бы при этом не произошло аварии, я был бы крайне удивлен», — заявил Тоскин.

Не понаслышке знакомого с морской практикой яхтенного капитана поразило наплевательское отношение экипажа фрегата к вызовам по радио. 

«Попахивает не просто непрофессионализмом, откровенно воняет безграмотностью», — такую оценку поведению норвежцев дал Тоскин.

По его мнению, некомпетентность членов экипажа фрегата, наскочившего на танкер, может объясняться проблемами с кадрами, которые в настоящий момент испытывают ВМС Норвегии. Есть сведения, что для пятерки фрегатов типа Fridtjof Nansen норвежцы смогли сформировать только три полноценных экипажа. Как выяснилось 8 ноября, термин «полноценные» по отношению к экипажам современных норвежских фрегатов необходимо использовать с известными оговорками… 

Море — штука жестокая

Последующие события ФАН уже описывало, поэтому остановимся на них лишь кратко. 

Вода в отсеки Helge Ingstad прибывала. Стало ясно: до Хаконсверна фрегат не довести. От места столкновения до берега было примерно 1,3 км. Вместо Хаконсверна буксиры дотолкали заваливающийся на корму Helge Ingstad по кратчайшей прямой до мелководья у нефтяного терминала Стуре. Здесь командир фрегата отдал приказ об эвакуации экипажа корабля на спасательные плоты. Через пару часов после этого Helge Ingstad лег на правый борт. Мель не дала кораблю затонуть полностью — над водой остались надстройка фрегата и часть его левого борта. 

После полудня корабль осмотрели водолазы. Выяснилось, что корпус Helge Ingstad получил очень серьезные повреждения, которые под воздействием волн продолжают увеличиваться. Чтобы не дать фрегату сползти на глубину, спасатели притянули корпус корабля к берегу стальными тросами. 

Офицеры ВМФ Норвегии активно консультируются с кораблестроителями о том, можно ли освободить фрегат от боеприпасов и запасов топлива. Пока разгрузка фрегата не проведена, на всякий случай остановлена работа нефтяного терминала Стуре и расположенного неподалеку завода по переработке природного газа. 

Владельцы этих норвежских предприятий несут большие убытки и настаивают на скорейшем удалении аварийного фрегата от нефтяного терминала. Пока бизнесмены «бодаются» с военными, специалисты прорабатывают различные варианты постановки Helge Ingstad на ровный киль и последующей транспортировки корабля к месту ремонта.

Впрочем, перспективы ремонта фрегата пока туманны. Во-первых, любое серьезное ухудшение погоды в районе терминала Стуре не оставит ВМС Норвегии шансов на спасение корабля. Во-вторых, может статься так, что возвращение Helge Ingstad в строй окажется банально нерентабельным и фрегат вместо ремонта отправится в металлолом. 

Добавим, что ЧП с норвежским фрегатом стало в последнее время отнюдь не первой аварией с участием военного корабля стран Запада и гражданского судна.

9 мая 2017 года американский крейсер УРО Lake Champlain, входивший в состав авианосной ударной группы, возглавляемой атомным авианосцем Carl Vinson, столкнулся с южнокорейским траулером «Намъян-502». К счастью, столкновение произошло по касательной, так что оба плавсредства не пострадали, а поспешили разбежаться в разные стороны.

17 июня 2017 года американский эсминец УРО Fitzgerald в 50 морских милях от базы Йокосука столкнулся с шедшим под филиппинским флагом контейнеровозом ACX Crystal. Серьезные повреждения получили машинное отделение и командный пункт связи эсминца. Семеро американских моряков погибли, трое были ранены.

Наконец, 21 августа 2017 года однотипный с Fitzgerald эсминец УРО John S. McCain так лихо маневрировал в Малаккском проливе, что «поймал» своим левым бортом бульб либерийского танкера Alnic MC. Полученные в результате столкновения повреждения оказались серьезными — американцы едва добрались до военно-морской базы «Чанги» в Сингапуре. Пятеро военных моряков получили ранения. Еще десять считались пропавшими без вести до тех пор, пока их останки не были обнаружены в затопленных кормовых отсеках эсминца. 

Что тут скажешь? Первое столкновение — случайность, второе — совпадение, третье — уже закономерность. А инцидент с Helge Ingstad — «закрепление пройденного»!

Море — штука жестокая. Расплата за пренебрежительное отношение к нему наступает быстро. Теперь в этом убедилась и команда норвежского фрегата. Будем надеяться, что урок Helge Ingstad пойдет впрок не только ей, но и партнерам норвежцев по Trident Juncture 18. 

riafan.ru

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *