Талидомид это – «Талидомидная катастрофа» — самый яркий в истории пример последствий приёма непроверенных лекарств ≪ Scisne?

Содержание

Талидомид

Талидомидовая катастрофа — одна из чернейших страниц истории фармакологии. Препарат талидомид прописывался беременным женщинам и считался абсолютно безопасным. Однако его употребление привело к рождению тысяч детей с серьезными физическими уродствами. Долгое время фармацевтическая компания Grünenthal отказывалась признать свою ответственность, заявляя, что провела все необходимые исследования.

В сентябре 2012 года в Германии был открыт бронзовый памятник. Скульптура изображает ребенка, родившегося без конечностей. На открытии памятника исполнительный директор фармацевтической компании Grünenthal Сток Грюненталь произнес краткую речь. Впервые за 50 лет концерн принес извинения.

— Мы просим прощения за то, что в течение почти 50 лет мы не нашли к вам человеческого похода, а вместо этого хранили молчание.

Бронзовая статуя, символизирующий ребенка, родившегося без конечностей. Автор Bonifatius Stirnberg. Фото с сайта wdr.de.

Глава компании объяснил столь запоздалую реакцию «шоком, который вызвали разрушенные человеческие судьбы».

Гнев и возмущение. Слезы и обида. Многие жертвы талидомидовой катастрофы почувствовали себя оскорбленными.

Мать Линетт Роу, жертвы талидомида из Мельбурна, не могла сдержать слез:

— Это так обидно! Он хочет, чтобы мы поверили, что Грюненталь не извинялся 50 лет потому, что он был в тихом шоке. Я подозреваю, что он просто не знает, что такое шок. Шок — это ваш драгоценный ребенок, родившийся без рук и ног. Это понимание, что ваш ребенок никогда не будет жить так, как вы мечтали. Наша семья не могла позволить себе пребывать в тихом шоке. У нас родился ребенок-инвалид, поэтому нам приходилось вставать и держать лицо изо дня в день.

Еще один памятник жертвам талидомида был установлен в 2005 году на Трафальгарской площади в Лондоне. Эта скульптура — портрет художницы Элисон Лаппер. Элисон выросла в сиротском приюте, мать еще в роддоме отказалась от ребенка, родившегося без рук и практически без ног. Самым страшным воспоминанием детства у Элис было то, как воспитатель кидал ее через всю комнату на гору подушек. Тем не менее уже в 3 года Элис начала рисовать. Ее работы заметили, и девушку приняли в художественный колледж, а затем в университет. Элисон даже вышла замуж, но отношения с мужем не сложились. Муж стыдился афишировать их отношения, а узнав о беременности, просто сбежал. Элисон родила мальчика. Он обожает свою независимую и талантливую маму.

Памятник жертвам талидомида на Трафальгарской площади в Лондоне. Фото с сайта wikipedia.org

Всего за несколько лет широкого применения препарата в мире родилось от 8000 до 12 000 детей с физическими уродствами, из них лишь около 5000 не погибли в раннем возрасте, оставшись инвалидами на всю жизнь.

История талидомида

Возможно, мы никогда не узнаем правды, но исследователи считают, что история талидомида началась еще во время Второй мировой войны. Немецкий химик Отто Амброс занимался изучением отравляющих газов. Заключенные концентрационного лагеря «Освенцим» казались ему идеальными лабораторными животными. За чудовищную манеру постановки научных экспериментов он был в 1948 году приговорен к 8-летнему заключению.

В 1954 году Амброс досрочно вышел на свободу и устроился на работу в крупную фармацевтическую компанию Grünenthal. Вскоре после этого компания запатентовала новую молекулу. Генрих Мюктер, научный директор Grünenthal, радостно заявил, что молекулу удалось найти «совершенно случайно».

Существует гипотеза, что Отто Амброс синтезировал молекулу талидомида еще в 1944 году в процессе своих научно-практических изысканий в Освенциме. При регистрации новой молекулы в Grünenthal заявили, что они уже провели большое количество испытаний на людях. Когда и где были проведены эти испытания, осталось загадкой.

Как бы то ни было, талидомид был зарегистрирован в качестве анксиолитического (снижающего тревожность) средства. Противосудорожный эффект, ради которого препарат задумывали, оказался незначительным. Однако у нового лекарства обнаружился прекрасный успокаивающий и снотворный эффект. С заманчивым рекламным слоганом «Глубокий естественный сон, длящийся всю ночь» талидомид вышел на рынок.

В августе 1958 года компания Grünenthal разослала информационные письма с сообщением, что талидомид препарат прекрасно справляется с симптомами раннего токсикоза беременных — беспокойством, тошнотой, бессонницей. Препарат был назван «лучшим лекарством для беременных и кормящих матерей» и уже через 2 года продавался в 46 странах.

Фокомелия

Один из сотрудников лаборатории Grünenthal весной 1956 года дал препарат своей беременной жене. 25 декабря 1956 года она родила девочку без ушей — первую жертву талидомида. Никто не забил тревогу — дети с пороками развития рождались и раньше. Но через несколько лет количество детей с фокомелией («тюленьими лапами» — врожденным недоразвитием конечностей) выросло настолько, что игнорировать этот всплеск было невозможно.

Уже в 1961 году в медицинских журналах появились публикации акушеров из разных стран, описывающих связь «эпидемии фокомелии» с приемом талидомида на ранних сроках беременности. Компания Grünenthal отозвала препарат с рынка, но более 50 лет отказывалась признавать свою вину в рождении детей с тяжелыми аномалиями.

Талидомидовая катастрофа разразилась во многих странах мира, заставив пересмотреть и ужесточить требования к лицензированию лекарственных препаратов. Всеобщий страх назначения любых препаратов во время беременности сохраняется и сейчас. В последние годы даже появился новый термин — «лекарственная агрессия», описывающий проблему «лечения беременных от беременности».

Впрочем, применение лекарств во время беременности — тема для отдельного разговора.

Оксана Богдашевская

Главное фото istockphoto.com

apteka.ru

«Талидомидная катастрофа» — самый яркий в истории пример последствий приёма непроверенных лекарств ≪ Scisne?

В 1954 году немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal проводила исследования с целью разработать недорогой способ производства антибиотиков из пептидов. В ходе исследований работниками компании был получен препарат, названный ими талидомид (thalidomide), после чего начались изучения его свойств для определения сферы его применения.

Изначально талидомид предполагалось использовать как противосудорожное средство, однако первые опыты на животных показали, что подобными свойствами новый препарат не обладает. Однако было обнаружено, что передозировка препарата не убивала подопытных животных, что дало основание считать препарат безвредным.

В 1955 году Chemie Grünenthal неофициально выслала бесплатные образцы препарата разным докторам Германии и Швейцарии.

Люди, принимавшие препарат, отметили, что, хоть он и не проявляет противосудорожных свойств, он оказывает успокаивающий и снотворный эффект. Принимавшие препарат люди рассказывали, что они испытали глубокий «естественный» сон, длящийся всю ночь.

Действие препарата впечатлило многих терапевтов, безопасное успокаивающее и снотворное средство выделялось на фоне существующих снотворных препаратов. Безопасность передозировки (случайной или при попытке суицида) препарата особо отмечалась в дальнейшем при продвижении этого продукта на рынке.

Несмотря на то, что препарат оказывал на людей подобное воздействие, для его лицензирования необходимо было показать эффективность его действия. Однако, на животных препарат седативного воздействия не оказывал, поэтому представителям компании Chemie Grünenthal для демонстрации пришлось изготовить особую клетку, которая служила для измерения малейших движений подопытных животных. Таким образом представители Chemie Grünenthal сумели убедить комиссию, что, несмотря на то, что мыши после приёма препарата бодрствовали, их движения замедлялись в большей степени, чем у животных, которым ввели другие седативные средства. Основной акцент при демонстрации представители компании делали на то, что препарат абсолютно безопасен, что и позволило получить лицензию на производство и распространение препарата.

В 1957 году препарат был официально выпущен в продажу в Германии под названием Contergan, в апреле 1958 года в Великобритании его выпустила фирма Distillers Company под названием Distaval. Кроме того, талидомид поставлялся на рынок в составе лекарственных средств для самых разных случаев, например, Asmaval — против астмы, Tensival — против повышенного кровяного давления, Valgraine — против мигрени. Всего Талидомид поступил в продажу в 46 странах Европы, Скандинавии, Азии, Африки, Южной Америки, где он выпускался под 37 разными названиями. Никаких дополнительных независимых исследований препарата ни в одной стране не проводилось.

В августе 1958 года от компании Grünenthal кому-то поступило письмо, в котором отмечалось, что «талидомид — лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей». Этот пункт почти сразу же был отражён в рекламе средства в Великобритании компанией Distiller, несмотря на то, что исследования влияния препарата на плод не проводились ни немецкой компанией Grünenthal, ни английской Distiller. Талидомид стал успешно применяться для устранения неприятных симптомов, связанных с беременностью, таких, как бессонница, беспокойство, утренняя тошнота.

Начиная с 1959 года, компания Grünenthal начала получать письма с сообщениями о периферическом неврите и других побочных эффектах от применения препарата. Появились мнения о том, что препарат следует продавать только по назначению врача. Несмотря на это, талидомид продолжал держать лидирующие позиции по продажам и в некоторых странах отставал по уровню продаж только от аспирина. Политика компании заключалась в отрицании связи препарата Contergan с периферическим невритом, и Grünenthal упорно сопротивлялась попыткам ограничить продажи препарата.

8 сентября 1960 года в США Richardson-Merrell Company представила талидомид на рассмотрение Управления контроля качества продуктов и лекарств США под названием Kevadon. Американские законы того времени для лицензирования лекарственного препарата требовали только безопасности его применения. Эти же законы допускали клиническое пробное применение лекарственного препарата до его лицензирования, что позволило компании Richardson-Merrell распространить более 2 500 000 таблеток 20 тысячам пациентов посредством 1267 терапевтов. Препарат был одобрен большинством врачей, которые сочли его безопасным и полезным, что они отразили в своих отчётах. Однако доктор Фрэнсис О. Келси, назначенная FDA для контроля над лицензированием препарата, оказалась не впечатлена результатами этого теста. Одним из основных факторов, повлиявших на решение Келси, было то, что компания Richardson-Merrell знала о риске развития невритов, но умолчала об этом в рапорте для FDA. Фрэнсис О. Келси, несмотря на серьёзное давление со стороны Richardson-Merrell, не одобрила препарат Kevadon, и он не поступил на рынок США. Само собой, в тот момент она ещё не подозревала, сколько жизней спасла, приняв такое решение.

Фрэнсис О. Келси

Фрэнсис О. Келси

Еще 25 декабря 1956 года в городе Штольберг в семье сотрудника Chemie Grünenthal родилась дочь без ушей. Этот сотрудник давал своей беременной жене ещё не выпущенный официально талидомид, который он взял на работе. В то время связи между приёмом препарата и пороком развития плода никто не усматривал, появление детей с врождёнными физическими дефектами неоднократно наблюдалось и ранее. Однако, после поступления талидомида на рынок, число рождающихся детей с врождёнными уродствами резко возросло. В 1961 году немецкий врач-педиатр Ганс-Рудольф Видеманн (нем. Hans-Rudolf Wiedemann) обратил внимание общественности на эту проблему[3], охарактеризовав её как эпидемию.

В конце 1961 года, почти в одно время, профессор Ленц (нем. W. Lenz) в Германии и доктор Макбрайд (англ. McBride) в Австралии выявили связь между возросшим числом врождённых пороков у новорожденных и тем фактом, что матери этих детей принимали талидомид на ранних сроках беременности.

16 ноября 1961 года Ленц сообщил о своих подозрениях в компанию Chemie Grünenthal по телефону. 18 ноября в газете Welt am Sonntag было опубликовано его письмо, в котором он описал более 150 случаев врождённых пороков у новорождённых и связал их с приёмом матерями талидомида на ранних стадиях. 26 ноября под давлением прессы и немецких властей Chemie Grünenthal начала отзыв талидомида с рынка Германии, уведомив Richardson-Merrell, продукция которой успела распространиться на территории Южной Америки. При этом компания Chemie Grünenthal продолжала отрицать связь эпидемии с выпускаемым ей препаратом.

2 декабря Distillers объявила об отзыве препарата с рынков в открытом письме, опубликованном в английских журналах The Lancet и the British Medical Journal.

В декабре 1961 года в журнале The Lancet было опубликовано письмо Уильяма Макбрайда, в котором он также описал свои наблюдения относительно связи талидомида с врождёнными пороками у младенцев. После этого препарат начали убирать с прилавков в остальных странах. Подтверждения словам Ленца и Макбрайда стали поступать из разных стран, ситуация получила широкую огласку в газетах, по радио и на телевидении, однако, несмотря на это, препарат был доступен для покупки в некоторых аптеках и спустя полгода после первых сообщений. В Италии и Японии препарат продавался и спустя 9 месяцев после огласки.

В начале 1962 года Ленц сделал предположение, что, начиная с 1959 года, в Западной Германии родилось порядка 2000—3000 детей-жертв талидомида. Всего, по различным оценкам, в результате применения талидомида порядка 40 000 человек получили периферический неврит, от 8000 до 12 000 новорождённых родились с физическими уродствами, из них лишь около 5000 не погибли в раннем возрасте, оставшись инвалидами на всю жизнь.

Тератогенное воздействие талидомида

Как выяснилось, талидомид обладает тератогенными (от греч. τέρας — чудовище, урод; и др.-греч. γεννάω — рождаю) свойствами и представляет наибольшую опасность на ранних стадиях беременности. Критический период для плода — 34—50 дней после последней менструации у женщины (от 20 до 36 дней после зачатия). Вероятность появления ребёнка с физическими деформациями появляется после приёма всего одной таблетки талидомида в этот промежуток времени.

Повреждения плода, вызванные талидомидом, касаются самых разнообразных частей тела. Среди наиболее распространённых внешних проявления выделяются дефекты или отсутствие верхних или нижних конечностей, отсутствие ушных раковин, дефекты глаз и мимической мускулатуры. Кроме того, талидомид влияет на формирование внутренних органов, разрушительным образом действуя на сердце, печень, почки, пищеварительную и мочеполовую системы, а также может приводить в отдельных случаях к рождению детей с отклонениями в умственном развитии, эпилепсией, аутизмом. Дефекты конечностей носят названия фокомелия и амелия (дословный перевод с латинского языка это «тюленья конечность» и «отсутствие конечности» соответственно), которые проявляются в виде некоего подобия тюленьих ласт вместо конечности или практически полного их отсутствия.

Согласно собранным Ленцем данным, около 40 % новорождённых, подвергшихся воздействию препарата на стадии развития плода, умерли до своего первого дня рождения. Некоторые разрушительные воздействия (в частности, касающиеся половой системы ребёнка) могут проявиться только через много лет после рождения и могут быть выявлены только в результате тщательного анализа.

Не менее ужасает то, что данные физические уродства могут передаваться по наследству. Об этом заявили представители английского Общества жертв талидомида. В качестве доказательства они привели историю 15-летней Ребекки, внучки женщины, принимавшей талидомид. Девочка родилась с укороченными ручками и тремя пальцами на каждой руке – типичным уродством, связанным с этим препаратом.

Механизм тератогенного воздействия

Схематическое изображение энантиомеров талидомида

Схематическое изображение энантиомеров талидомида

Молекула талидомида может существовать в виде двух оптических изомеров — право- и левовращающего. Один из них обеспечивает терапевтический эффект препарата, в то время как второй является причиной его тератогенного воздействия. Этот изомер вклинивается в клеточную ДНК на участках, богатых G-C связями, и препятствует нормальному процессу репликации ДНК, необходимому для деления клеток и развития зародыша.

Поскольку в организме энантиомеры талидомида способны переходить друг в друга, препарат, состоящий из одного очищенного изомера, не решает проблему тератогенного воздействия.

Жертвы талидомида

/ax/d1/1/a1091/pam1.jpg

Памятник жертвам талидомида в Лондоне, установленный в 2005 году. В качестве модели выступала Элисон Леппер, которая на момент создания скульптуры была беременна. Ее ребенок вырос здоровым.

/ax/d1/1/a1091/pam2.jpg

Немецкий фармацевтический концерн в 2012 году Gruenenthal открыл в городе Штольберге бронзовый памятник детям, пострадавшим от препарата талидомид.

scisne.net

Талидомид — это… Что такое Талидомид?

Талидомид — седативное снотворное лекарственное средство, получившее широкую известность из-за своей тератогенности, после того, как было установлено, что в период с 1956 по 1962 годы в ряде стран мира родилось по разным подсчётам от 8000 до 12 000 детей с врождёнными уродствами, обусловленными тем, что матери принимали препараты талидомида во время беременности. Талидомидовая трагедия заставила многие страны пересмотреть существующую практику лицензирования лекарственных средств, ужесточив требования к лицензируемым препаратам.

В настоящее время талидомид применяется для лечения проказы, а также множественной миеломы и других тяжёлых онкозаболеваний.

История

Разработка и появление на рынке

В 1954 году немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal проводила исследования с целью разработать недорогой способ производства антибиотиков из пептидов. В ходе исследований работникам компании был получен препарат, названный ими талидомид (thalidomide), после чего начались изучения его свойств для определения сферы его применения.

Изначально талидомид предполагалось использовать как противосудорожное средство, однако первые опыты на животных показали, что подобными свойствами новый препарат не обладает. Однако было обнаружено, что передозировка препарата не убивала подопытных животных, что дало основание считать препарат безвредным.

В 1955 году Chemie Grünenthal неофициально выслала бесплатные образцы препарата разным докторам Германии и Швейцарии.

Люди, принимавшие препарат, отметили, что, хоть он и не проявляет противосудорожных свойств, он оказывает успокаивающий и снотворный эффект. Принимавшие препарат люди рассказывали, что они испытали глубокий «естественный» сон, длящийся всю ночь.[2]

Действие препарата впечатлило многих терапевтов, безопасное успокаивающее и снотворное средство выделялось на фоне существующих снотворных препаратов. Безопасность передозировки (случайной или при попытке суицида) препарата особо отмечалась в дальнейшем при продвижении этого продукта на рынке.

Несмотря на то, что препарат оказывал на людей подобное воздействие, для его лицензирования необходимо было показать эффективность его действия. Однако, на животных препарат седативного воздействия не оказывал, поэтому представителям компании Chemie Grünenthal для демонстрации пришлось изготовить особую клетку, которая служила для измерения малейших движений подопытных животных. Таким образом представители Chemie Grünenthal сумели убедить комиссию, что, несмотря на то, что мыши после приёма препарата бодрствовали, их движения замедлялись в большей степени, чем у животных, которым ввели другие седативные средства. Основной акцент при демонстрации представители компании делали на то, что препарат абсолютно безопасен, что и позволило получить лицензию на производство и распространение препарата.[2]

В 1957 году препарат был официально выпущен в продажу в Германии под названием Contergan, в апреле 1958 года в Великобритании его выпустила фирма Distillers Company под названием Distaval. Кроме того, талидомид поставлялся на рынок в составе лекарственных средств для самых разных случаев, например, Asmaval — против астмы, Tensival — против повышенного кровяного давления, Valgraine — против мигрени. Всего Талидомид поступил в продажу в 46 странах Европы, Скандинавии, Азии, Африки, Южной Америки, где он выпускался под 37 разными названиями. Никаких дополнительных независимых исследований препарата ни в одной стране не проводилось.

В августе 1958 года от компании Grünenthal поступило письмо, в котором отмечалось, что «талидомид — лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей». Этот пункт почти сразу же был отражён в рекламе средства в Великобритании компанией Distiller, несмотря на то, что исследования влияния препарата на плод не проводились ни немецкой компанией Grünenthal, ни английской Distiller. Талидомид стал успешно применяться для устранения неприятных симптомов, связанных с беременностью, таких, как бессонница, беспокойство, утренняя тошнота.[2][3]

Фрэнсис О. Келси

Начиная с 1959 года, компания Grünenthal начала получать письма с сообщениями о периферическом неврите и других побочных эффектах от применения препарата. Появились мнения о том, что препарат следует продавать только по назначению врача. Несмотря на это, талидомид продолжал держать лидирующие позиции по продажам и в некоторых странах отставал по уровню продаж только от аспирина. Политика компании заключалась в отрицании связи препарата Contergan с периферическим невритом, и Grünenthal упорно сопротивлялась попыткам ограничить продажи препарата.

8 сентября 1960 года в США Richardson-Merrell Company представила талидомид на рассмотрение Управления контроля качества продуктов и лекарств США под названием Kevadon. Американские законы того времени для лицензирования лекарственного препарата требовали только безопасности его применения. Эти же законы допускали клиническое пробное применение лекарственного препарата до его лицензирования, что позволило компании Richardson-Merrell распространить более 2 500 000 таблеток 20 тысячам пациентов посредством 1267 терапевтов. Препарат был одобрен большинством врачей, которые сочли его безопасным и полезным, что они отразили в своих отчётах. Однако доктор Фрэнсис О. Келси, назначенная FDA для контроля над лицензированием препарата, оказалась не впечатлена результатами этого теста. Одним из основных факторов, повлиявших на решение Келси, было то, что компания Richardson-Merrell знала о риске развития невритов, но умолчала об этом в рапорте для FDA. Фрэнсис О. Келси, несмотря на серьёзное давление со стороны Richardson-Merrell, не одобрила препарат Kevadon, и он не поступил на рынок США.

К 1961 году талидомид стал самым продаваемым седативным средством в Германии.[2]

Трагедия

25 декабря 1956 года в городе Штольберг в семье сотрудника Chemie Grünenthal родилась дочь без ушей. Этот сотрудник давал своей беременной жене ещё не выпущенный официально талидомид, который он взял на работе. В то время связи между приёмом препарата и пороком развития плода никто не усматривал, появление детей с врождёнными физическими дефектами неоднократно наблюдалось и ранее. Однако, после поступления талидомида на рынок, число рождающихся детей с врождёнными уродствами резко возросло. В 1961 году немецкий врач-педиатр Ганс-Рудольф Видеманн (нем. Hans-Rudolf Wiedemann) обратил внимание общественности на эту проблему[4], охарактеризовав её как эпидемию.

В конце 1961 года, почти в одно время, профессор Ленц (нем. W. Lenz) в Германии и доктор Макбрайд (англ. McBride) в Австралии выявили связь между возросшим числом врождённых пороков у новорожденных и тем фактом, что матери этих детей принимали талидомид на ранних сроках беременности.

16 ноября 1961 года Ленц сообщил о своих подозрениях в компанию Chemie Grünenthal по телефону. 18 ноября в газете Welt am Sonntag было опубликовано его письмо, в котором он описал более 150 случаев врождённых пороков у новорождённых и связал их с приёмом матерями талидомида на ранних стадиях. 26 ноября под давлением прессы и немецких властей Chemie Grünenthal начала отзыв талидомида с рынка Германии, уведомив Richardson-Merrell, продукция которой успела распространиться на территории Южной Америки. При этом компания Chemie Grünenthal продолжала отрицать связь эпидемии с выпускаемым ей препаратом.

2 декабря Distillers объявила об отзыве препарата с рынков в открытом письме, опубликованном в английских журналах The Lancet и the British Medical Journal.

В декабре 1961 года в журнале The Lancet было опубликовано письмо Уильяма Макбрайда, в котором он также описал свои наблюдения относительно связи талидомида с врождёнными пороками у младенцев. После этого препарат начали убирать с прилавков в остальных странах. Подтверждения словам Ленца и Макбрайда стали поступать из разных стран, ситуация получила широкую огласку в газетах, по радио и на телевидении, однако, несмотря на это, препарат был доступен для покупки в некоторых аптеках и спустя полгода после первых сообщений. В Италии и Японии препарат продавался и спустя 9 месяцев после огласки.

В начале 1962 года Ленц сделал предположение, что, начиная с 1959 года, в Западной Германии родилось порядка 2000—3000 детей-жертв талидомида[5]. Всего, по различным оценкам, в результате применения талидомида порядка 40 000 человек получили периферический неврит, от 8000 до 12 000 новорождённых родились с физическими уродствами, из них лишь около 5000 не погибли в раннем возрасте, оставшись инвалидами на всю жизнь.

Судебное разбирательство

Германия

Начиная с конца 1961 года, в прокуратуру Ахена начали поступать первые обвинения в адрес Chemie Grünenthal, и только к 1968 году были окончательно подготовлены материалы дела на 972 страницах. 27 мая 1968 года начался судебный процесс, ответчиками в котором являлись семь представителей компании Chemie Grünenthal, которые обвинялись в том, что допустили на рынок опасный медицинский препарат, не прошедший должной проверки и повлёкший за собой телесный ущерб у значительного числа детей. Также компания обвинялась в том, что не только не отреагировала должным образом на поступающие негативные отзывы о препарате, но и прилагала усилия к замалчиванию этой информации.

18 декабря 1970 года состоялось последнее заседание суда по этому делу, на котором было принято решение о закрытии дела в связи с предложенным 10 апреля 1970 года компанией Chemie Grünenthal обязательством выплатить компенсацию в 100 000 000 немецких марок детям, пострадавшим от действия талидомида. Суд постановил, что, учитывая всю систему производства и распространения лекарственных препаратов, подобное могло произойти с любой фармацевтической компанией, и первоочередной задачей является изменение существующей системы, а не сваливание вины за трагедию на нескольких человек.

17 декабря 1971 года Министерство здравоохранения Германии основало фонд Hilfswerk für behinderte Kinder, в задачу которого входила выплата компенсаций пострадавшим от действия талидомида. Выплаты начались в 1972 году и поначалу были достаточно малы — порядка 10 000 немецких марок, однако позже они увеличились, достигнув размера 100 000—180 000 немецких марок. Размер выплаты конкретному ребёнку зависел от степени нанесённого препаратом ущерба. Ежемесячные выплаты на ребёнка составляли 100—450 немецких марок, позже сумма ежемесячного платежа пересчитывалась и увеличивалась несколько раз (в 1976, 1977, 1980 и 1991 году). Всего к началу 1992 года в качестве компенсации из фонда было выплачено порядка 538 000 000 немецких марок, компенсацию получили 2866 человек. Эти выплаты, в отличие от выплат Chemie Grünenthal, касались только жителей Германии.

Великобритания

В период с 1962 по 1966 год 70 родителей и опекунов детей, пострадавших от талидомида, подали исковые заявления против Distillers с обвинениями в халатности и выдвинули требования о возмещении ущерба. Кроме того, был подан ряд исков от людей, утверждавших, что получили периферический неврит, являющийся побочным эффектом от действия талидомида. Компания начала переговоры с целью разрешить вопросы по исковым заявлениям без доведения дел до суда. В 1968 году было урегулировано, в частности, 65 дел из 70, касающихся детей. Родителям или опекунам детей предлагалось отозвать иск о небрежности, в обмен на получение 40 % от суммы, которую они могли получить в случае успешного завершения судебного процесса. Таким образом, в 1968 году было отозвано 58 исков, за которые компания выплатила 1 000 000 фунтов стерлингов. После того, как суд разрешил подачу исков по этому делу, в том числе и по истечении определяемого законодательством трёхлетнего срока, начали поступать новые иски, из которых к 1971 году неурегулированными осталось 389. По всем этим искам компания Distillers пыталась договориться с истцами, не доводя дело до суда. Кроме того, было создано два списка истцов: список X — те, кто мог доказать, что являются жертвой талидомида, и список Y — те, кто не смог привести убедительных доказательств.

В 1971 году Distillers объявила решение об учреждении трастового фонда для помощи детям с врождёнными физическими недостатками, и к сентябрю проект фонда размером 3 250 000 фунтов стерлингов был готов. Проект предусматривал выплату этой суммы в качестве компенсации в течение десяти лет (не считая той компенсации, которая была выплачена по искам в пользу детей категории X отдельно).

24 сентября 1972 года в газете «Санди Таймс» (англ. The Sunday Times) появилась статья «Наши талидомидные дети — причина национального позора», в которой рассматривались предпринимаемые компанией Distillers шаги по урегулированию ситуации, и указывалось на то, что предлагаемая компенсация не может быть сопоставима с ущербом, нанесенным английским семьям. Кроме того, в статье было указано, что размер компенсации в 3 250 000 фунтов стерлингов, по сравнению с годовым оборотом компании 64,8 миллионов фунтов стерлингов и активами в 421 миллион, ничтожно мал. Статья вызвала широкий резонанс, в СМИ поднялась волна интереса к этой теме, в связи с чем Distillers увеличила предполагаемый размер фонда до 5 000 000 фунтов стерлингов.[3]

Кроме того, представители Distillers обратились к Генеральному прокурору, заявив, что эта статья, а также прочие упоминания обстоятельств этого дела в прессе являются проявлением неуважения к суду, так как дело ещё не закончено, и подобные публикации способны подтолкнуть судей к принятию предвзятого решения. В ноябре 1972 года Верховный Суд по иску Генерального прокурора выдал официальный запрет на эти публикации. Компания Times Newspapers Ltd подала апелляцию, найдя запрет на выполнение прямых обязанностей журналистов несправедливым. Апелляционный суд отменил решение Верховного Суда, но 18 июля 1973 года Палата Лордов возобновила запрет на публикации, и он действовал до 23 июня 1976 года[6].

Однако давление со стороны общественности не прекращалось, и в декабре 1972 года компания предложила новый проект трастового фонда в размере 20 000 000 фунтов стерлингов, предусматривающий выплаты в течение 7 лет[7].

10 августа 1973 года был основан фонд Thalidomide Children’s Trust, в задачу которого входила поддержка детей-инвалидов, чьи матери принимали талидомид на ранних сроках беременности. Правительство Великобритании освободило выплаты детям-жертвам талидомидовой трагедии от налогообложения.

Так как значительная часть исков была отозвана в связи с договорённостью о выплате компенсаций, уголовного дела не возбуждалось и ответственности за случившееся никто из представителей Distillers не понёс.

Другие страны

В Японии реализацией талидомида занималась компания Dainippon Pharmaceutical Company. Она окончательно отозвала свои препараты, содержащие талидомид (Isomin и Proban-M), с рынка только 13 сентября 1962 года[8], то есть почти через 10 месяцев после того, как Contergan был отозван в Германии. Жертвами талидомида в Японии стало 309 детей. В ходе судебного разбирательства, в котором была задействована Dainippon и Министерство здравоохранения Японии, 26 октября 1974 года было достигнуто соглашение о выплате денежных компенсаций семьям, в которых родились дети с отклонениями, вызванными действием талидомида. По оценке доктора Ленца, принимавшего непосредственное участие в судебном разбирательстве, выплаты, полученные японскими детьми, были «значительно выше, чем выплаты в других странах».

В других странах были организованы аналогичные фонды. Единственная страна, где такого фонда не было — Италия.

В США история с талидомидом также стала поводом для пересмотра и ужесточения требований к лицензированию лекарственных препаратов, в результате чего в закон «О продуктах питания, лекарствах и косметических средствах» (англ. Federal Food, Drug, and Cosmetic Act) в 1962 году было добавлено требование предъявления доказательств эффективности лицензируемого товара.[9][10]

Возвращение на рынок

В 1964 году в Иерусалимском госпитале Хадасса Яков Шескин искал препарат, способный помочь смертельно больному пациенту, страдающему от тяжёлых воспалительных процессов, вызванных проказой. Среди больничных запасов он обнаружил талидомид. Доктор знал о том, что препарат запрещён, но, поскольку больной страдал от невыносимой боли, не мог нормально спать несколько недель и был фактически обречён, Шескин решил дать этот препарат больному. После 20 часов сна больной смог впервые сам встать на ноги, а после последующего приёма талидомида его здоровье начало улучшаться. Такой же эффект от приема препарата наблюдался и у шести других пациентов со сходными симптомами. Позже доктор провёл ряд исследований в Венесуэле, результаты которых показали, что из 173 пациентов, принимавших препарат, полностью излечились 92 %. Дальнейшие исследования Всемирной организации здравоохранения на 4552 больных проказой пациентов показали 99 % улучшений состояния здоровья. Таким образом, появились предпосылки для возвращения препарата на рынок.

Американский учёный-цитолог Джуда Фолкман одним из первых предположил, что для остановки развития злокачественной опухоли в организме необходимо прежде всего подавить её кровоснабжение. Долгое время учёный работал над созданием эффективного орального препарата, подавляющего ангиогенез[11].

Профессор-офтальмолог Роберт Д’Амато (Robert D’Amato), работавший с 1992 по 1994 год в лаборатории Фолкмана в Гарвардском университете, предположил, что тератогенность талидомида связана с его антиангиогенезными свойствами. В ходе испытаний на цыплятах и кроликах талидомид проявил себя как препарат, способный значительно снизить ангиогенез, что дало основания для рассмотрения возможности применения препарата в лечении тяжёлых онкологических заболеваний[12].

В 1997 году профессор Барт Барлоджи (Bart Barlogie) проверил, насколько талидомид эффективен против злокачественных опухолей. Он дал талидомид 169 пациентам Арканзасского Центра исследования рака, которым не помогала химиотерапия и пересадка костного мозга[13]. У большинства пациентов замедлилось развитие злокачественных опухолей, через 18 месяцев после начала исследований половина этих пациентов были ещё живы, вопреки обычной статистике. После двухлетнего изучения препарата в 1999 году Барлоджи сделал официальное заявление о том, что талидомид способен помочь даже тем больным множественной миеломой, на которых не действуют стандартные методы лечения[14].

В 1990-е исследованиями талидомида начали активно заниматься учёные лаборатории американского профессора Джиллы Каплан (Gilla Kaplan)[15] совместно с доктором Дэвидом Стирлингом (David Stirling)[16]. Было установлено, что талидомид и открытые в ходе его изучения аналоги могут эффективно использоваться в лечении многих тяжелых заболеваний, в том числе туберкулёза и СПИДа.

16 июля 1998 года FDA утвердило талидомид в качестве лекарства для лечения проказы[17]. Так как после талидомидовой эпидемии FDA ввело дополнительные условия лицензирования лекарственных препаратов, производителям пришлось разработать сложную систему безопасности и обучения, включающую в себя строгий контроль за прописывающими препарат врачами и пациентами. В частности, пациентам вменяется в обязанность использовать максимально усиленную контрацепцию и запрещается быть донорами крови и спермы.

Негативное воздействие талидомида на организм

Тератогенное воздействие

Дефект ступни, вызванный талидомидом

Талидомид представляет наибольшую опасность на ранних стадиях беременности. Критический период для плода — 34—50 дней после последней менструации у женщины (от 20 до 36 дней после зачатия). Вероятность появления ребёнка с физическими деформациями появляется после приёма всего одной таблетки талидомида в этот промежуток времени.

Повреждения плода, вызванные талидомидом, касаются самых разнообразных частей тела. Среди наиболее распространённых внешних проявления выделяются дефекты или отсутствие верхних или нижних конечностей, отсутствие ушных раковин, дефекты глаз и мимической мускулатуры. Кроме того, талидомид влияет на формирование внутренних органов, разрушительным образом действуя на сердце, печень, почки, пищеварительную и мочеполовую системы, а также может приводить в отдельных случаях к рождению детей с отклонениями в умственном развитии, эпилепсией, аутизмом. Дефекты конечностей носят названия фокомелия и амелия (дословный перевод с латинского языка это «тюленья конечность» и «отсутствие конечности» соответственно), которые проявляются в виде некоего подобия тюленьих ласт вместо конечности или практически полного их отсутствия.

Согласно собранным Ленцем данным, около 40 % новорождённых, подвергшихся воздействию препарата на стадии развития плода, умерли до своего первого дня рождения. Некоторые разрушительные воздействия (в частности, касающиеся половой системы ребёнка) могут проявиться только через много лет после рождения и могут быть выявлены только в результате тщательного анализа.

Механизм тератогенного воздействия

Молекула талидомида может существовать в виде двух оптических изомеров — право- и левовращающего.[18] Один из них обеспечивает терапевтический эффект препарата, в то время как второй является причиной его тератогенного воздействия. Этот изомер вклинивается в клеточную ДНК на участках, богатых G-C связями, и препятствует нормальному процессу репликации ДНК, необходимому для деления клеток и развития зародыша.

Поскольку в организме энантиомеры талидомида способны переходить друг в друга, препарат, состоящий из одного очищенного изомера, не решает проблему тератогенного воздействия.

Другие побочные эффекты

Кроме воздействия на плод, приём талидомида может негативно влиять и на принимающего препарат человека. К побочным явлениям могут относиться слабость, головная боль, сонливость, головокружение, нарушения менструального цикла у женщин, повышение температуры. В некоторых случаях приём талидомида может приводить к развитию периферического неврита[19].

Применение в современной медицине

В настоящее время талидомид применяется для лечения проказы, множественной миеломы[20] и других серьёзных онкологических заболеваний. Применение препарата регулируется программой Pharmion Risk Management Program (PRMP)[21].

Отражение в культуре

Трагические последствия употребления талидомида беременными женщинами стали широко известны и были отражены во многих произведениях:

  • На основании событий талидомидовой трагедии писателем Артуром Хейли был написан роман «Сильнодействующее лекарство».
  • Станислав Лем упоминает талидомид (талидомидовую катастрофу) в качестве примера произвольности моральных принципов (Лем приводит в пример «тарпейскую мораль» — уничтожение детей с врожденными физическими уродствами, и почти полное отбрасывание этой морали в результате талидомидовой катастрофы) в разделе «Интеллектроника» своего футурологическом исследования «Сумма технологии».
  • В романе Дугласа Коупленда «Нормальных семей не бывает» описана американская женщина-астронавт, лишившаяся рук в результате употребления матерью талидомида.
  • Фильм «Контерган: Одна-единственная таблетка» (Contergan: Eine einzige tablette), снятый в Германии в 2006 году, рассказывает про события, связанные с талидомидовой трагедией. Фильм спровоцировал ряд судебных разбирательств[22].
  • В романе Фредерика Форсайта «Псы войны» у старшего лаборанта компании «Мэн-ком» рождается дочь-инвалид в результате приема её матерью талидомида. Этим пользуется глава компании, чтобы заставить лаборанта подделать результаты анализа горной породы.
  • В рассказе Януша Л.Вишневского «Правовращающая конфигурация» повествуется о жертве талидомида. Её мать принимала его во время беременности.
  • В сериале Во все тяжкие о трагических последствиях рассказывает главный герой, учитель химии, Уолтер Уайт.
  • В романе Экстази Ирвина Уэлша несколько героев являются жертвами трагедии.
  • В 13-й серии первого сезона сериала «House M.D.» доктор Хаус использовал талидомид для лечения 12-летнего мальчика, заразившегося проказой.

Известные жертвы талидомида

  • Клейман, Паскаль — ди-джей, музыкант и композитор, родившийся без рук.
  • Квастхофф, Томас — немецкий певец (бас-баритон), родившийся с кистями рук, находящимися у основания плеча, и деформированными ступнями.

Примечания

Ссылки

На русском языке

На английском языке

На немецком языке

dic.academic.ru

Талидомид: инструкция по применению, цена

Закрыть

  • Болезни
    • Инфекционные и паразитарные болезни
    • Новообразования
    • Болезни крови и кроветворных органов
    • Болезни эндокринной системы
    • Психические расстройства
    • Болезни нервной системы
    • Болезни глаза
    • Болезни уха
    • Болезни системы кровообращения
    • Болезни органов дыхания
    • Болезни органов пищеварения
    • Болезни кожи
    • Болезни костно-мышечной системы
    • Болезни мочеполовой системы
    • Беременность и роды
    • Болезни плода и новорожденного
    • Врожденные аномалии (пороки развития)
    • Травмы и отравления
  • Симптомы
    • Системы кровообращения и дыхания
    • Система пищеварения и брюшная полость
    • Кожа и подкожная клетчатка
    • Нервная и костно-мышечная системы
    • Мочевая система
    • Восприятие и поведение
    • Речь и голос
    • Общие симптомы и признаки
    • Отклонения от нормы
  • Диеты
    • Снижение веса
    • Лечебные
    • Быстрые
    • Для красоты и здоровья
    • Разгрузочные дни
    • От профессионалов
    • Монодиеты
    • Звездные
    • На кашах
    • Овощные
    • Детокс-диеты
    • Фруктовые
    • Модные
    • Для мужчин
    • Набор веса
    • Вегетарианство
    • Национальные
  • Лекарства
    • Антибиотики
    • Антисептики
    • Биологически активные добавки
    • Витамины
    • Гинекологические
    • Гормональные
    • Дерматологические
    • Диабетические
    • Для глаз
    • Для крови
    • Для нервной системы
    • Для печени
    • Для повышения потенции
    • Для полости рта
    • Для похудения
    • Для суставов
    • Для ушей
    • Желудочно-кишечные
    • Кардиологические
    • Контрацептивы
    • Мочегонные
    • Обезболивающие
    • От аллергии
    • От кашля
    • От насморка
    • Повышение иммунитета
    • Противовирусные
    • Противогрибковые
    • Противомикробные
    • Противоопухолевые
    • Противопаразитарные
    • Противопростудные
    • Сердечно-сосудистые
    • Урологические
    • Другие лекарства

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА

  • Врачи
  • Клиники
  • Справочник
    • Аллергология
    • Анализы и диагностика
    • Беременность
    • Витамины
    • Вредные привычки
    • Геронтология (Старение)
    • Дерматология
    • Дети
    • Женское здоровье
    • Инфекция
    • Контрацепция
    • Косметология
    • Народная медицина
    • Обзоры заболеваний
    • Обзоры лекарств
    • Ортопедия и травматология
    • Питание
    • Пластическая хирургия
    • Процедуры и операции
    • Психология
    • Роды и послеродовый период
    • Сексология
    • Стоматология
    • Травы и продукты
    • Трихология
    • Другие статьи
  • Словарь терминов
    • [А] Абазия .. Ацидоз
    • [Б] Базофилы .. Булимия
    • [В] Вазектомия .. Выкидыш
    • [Г] Галлюциногены .. Грязи лечебные
    • [Д] Дарсонвализация .. Дофамин
    • [Е] Еюноскопия
    • [Ж] Железы .. Жиры
    • [З] Заместительная гормональная терапия
    • [И] Игольный тест .. Искусственная кома
    • [К] Каверна .. Кумарин
    • [Л] Лапароскоп .. Люмбальная пункция
    • [М] Магнитотерапия .. Мутация
    • [Н] Наркоз .. Нистагм
    • [О] Общий анализ крови .. Отек
    • [П] Паллиативная помощь .. Пульс
    • [Р] Реабилитация .. Родинка (невус)
    • [С] Секретин .. Сыворотка крови
    • [Т] Тал

medside.ru

Как одна женщина не побоялась настоять на своем и предотвратила трагедию национального масштаба

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту
красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook
и ВКонтакте

Эта история больше похожа на сценарий фильма, но тем не менее является чистой правдой. Пожалуй, ее следует учить наизусть при поступлении на государственную службу и любую ответственную должность в принципе. Она рассказывает о женщине-ученом, которая сумела противостоять давлению фармкорпорации и спасти от инвалидности тысячи детей, и напоминает о том, как далеко могут распространяться последствия наших решений.

Мы в AdMe.ru считаем, что у некоторых историй нет срока давности, и об уроках, которые преподает история, нужно напоминать, чтобы не повторять тех же ошибок.

О жизни Фрэнсис до «талидомидного скандала»

Фрэнсис О. Келси с самого детства мечтала стать ученым (что было непросто для женщины в то время), и в 21 год она уже получила ученую степень по фармакологии. И тут звезды сложились счастливым образом: известный исследователь Геиллинг из Университета Чикаго при рассмотрении резюме соискателей предположил, что Фрэнсис — это имя мужчины, и взял Келси к себе в команду.

Ирония судьбы такова, что здесь Келси удалось найти причину массового отравления людей раствором антибиотика, который не был исследован перед выводом на рынок. Через 30 лет, поступив на работу в FDA, она частично повторит этот опыт, но уже не как ученый, а в качестве чиновника: Келси не пустит на рынок США талидомид.

О талидомиде

Впервые талидомид был синтезирован в середине XX века в ходе исследований компании Chemie Grünenthal по производству антибиотиков. За несколько лет работы были сделаны выводы, ставшие впоследствии роковыми.

  • Даже при передозировке талидомид не убивал подопытных животных. Из этого был сделан вывод о безвредности препарата, и производитель выслал бесплатные образцы докторам из ФРГ и Швейцарии для лечения пациентов.
  • Препарат оказывал заметное седативное (успокаивающее) действие.

Безвредное эффективное успокоительное, которое, как выяснилось, еще и помогало от бессонницы и утренней тошноты, — это ли не мечта? Под разными названиями (более 37 наименований!) талидомид поступил в продажу в 46 странах Европы, Скандинавии, Азии, Африки, Южной Америки. Годом позже началась масштабная рекламная кампания «лучшего и безопасного средства для беременных и кормящих мам» — и это несмотря на то, что исследований по влиянию на плод не проводилось ни производителем, ни дистрибьюторами. Робкие сообщения о побочных действиях (например, невритах) отрицались и замалчивались.

Что случилось в 1960-м

«Диставал (талидомид) — не барбитурат, успокоительное и снотворное. Безопасное успокоение и здоровый сон».

www.adme.ru

«Талидомидные дети» — люди, родившиеся с уродствами из-за приёма их матерями талидомида

«Талидомидная катастрофа» — самый яркий в истории пример последствий приёма непроверенных лекарств.

В 1954 году немецкая фармацевтическая компания «Chemie Grünenthal» разработала лекарство на основе антибиотиков из пептидов и назвала его «Талидомид». Изначально предполагалось, что препарат станет недорогим и эффективным противосудорожным средством, однако, в ходе клинических испытаний выяснилось, что противосудорожным эффектом он не обладает, зато является прекрасным успокаивающим и снотворным лекарством.

Терапевты по всему миру были впечатлены действием талидомида. В ходе испытаний лекарства на животных, в частности, мышах, препарат показал себя исключительно с лучшей стороны и не выявил никаких побочных эффектов. Представители компании-производителя упирали на то, что талидомид абсолютно безопасен и дёшев в производстве, что и позволило получить лицензию на производство и распространение препарата.

В 1957-м году препарат был выпущен в продажу в Германии, а к 1958-му году производился и продавался уже в 45 странах мира под 37 разными названиями. Никаких дополнительных исследований ни в одной из этих стран не проводилось. С августа 1958-го года талидомид стал рекламироваться как «лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей» от предродовых беспокойств, а также токсикоза.

25 декабря 1956 года в семье сотрудника самой «Chemie Grünenthal» родилась дочь без ушей. Мужчина давал своей беременной жене талидомид, который брал на работе. На этот факт никто не обратил особого внимания, однако уже к 1961-му году число младенцев, появляющихся на свет со врождёнными уродствами возросло настолько, что немецкий педиатр Ганс-Рудольф Видеманн назвал это «эпидемией».

Дальнейшие разбирательства и суды выявили крайне негативные последствия употребления талидомида беременными женщинами: препарат буквально уродовал эмбрион, воздействуя как на внешние, так и на внутренние органы. 40% «талидомидных детей» не дожили до своего 1-го дня рождения. Те же, кто выжил, отличаются различными внешними дефектами, среди которых наиболее распространёнными являются: полное отсутствие или сильная недоразвитость рук, ног, ушных раковин, глаз, недоразвитость мимических мышц. За период с 1956-го по 1962-й года по всему миру (Германия, Франция, Великобритания, США, Япония и другие) родилось от 8000 до 12000 «талидомидных детей», чьи тела навсегда изувечены из-за халатности и жадности фармацевтических корпораций.

В настоящее время талидомид применяется для лечения проказы, множественной миеломы и других серьёзных онкологических заболеваний.

www.factroom.ru

Талидомид. Мой младший брат — мутант: second_doctor — LiveJournal

Происхождение вида

Талидомид (Thalidomid) появился в результате попыток немецкой фармацевтической компании Chemie Grünenthal разработать недорогой способ производства антибиотиков из пептидов, Но получившийся препарат не обладал ни малейшими антибактериальными свойствами. Талидомид попробовали использовать как противосудорожное средство. В 1955 году Chemie Grünenthal неофициально разослала препарат врачам ФРГ и Швейцарии. Увы, пациенты не отметили сколько нибудь заметного уменьшения судорог, зато обнаружился успокаивающий и снотворный эффект. В отчётах особо отмечалась безопасность талидомида — даже значительная пердозировка не грозила смертью, что, вообще-то не характерно для снотворных средств того времени.

При лицензировании талидомида фармакологи столкнулись с неожиданной проблемой: Для допуска на рынок требовалось подтвердить эффективность нового средства в опытах над животными. Но на лабораторных мышей талидомид не оказывал снотворного эффекта. Что же касается успокаивающего действия на мышей — как это доказать? Однако, немцы сумели извернуться. В Chemie Grünenthal изготовили специальную клетку, регистрировавшую движения животных. С помощью клетки удалось подтвердить уменьшение подвижности мышей под действием талидомида и лицензия была получена.

В 1957 году препарат был выпущен в продажу в ФРГ под названием Contergan, в 1958 — в Англии под названием Distaval. Талидомид продавался в составе лекарственных средств самого разного назначения: Asmaval — против астмы, Tensival — против высокого артериального давления, Valgraine — от мигрени. В 1958 г. кому-то пришло в голову назначать талидомид беременным и кормящим матерям для устранения утренней тошноты, бессонницы и тревоги. Результат был отличным и это немедленно отразили в рекламе талидомида в Англии. Исследование влияния препарата на плод не проводилось, но по существующим тогда правилам оно и не требовалось.

Дешёвый и безопасный препарат успели поставить в 46 стран под под 37 разными названиями. Заминка вышла только в США. В 1960 г. Richardson-Merrell Company представила талидомид на рассмотрение американского Управления контроля качества продуктов и лекарств под названием Kevadon. Фрэнсис О. Келси, назначенная FDA для контроля над лицензированием препарата, не одобрила талидомид, сославшись на сообщения о периферических невритах, иногда появлявшихся при его регулярном приёме и препарат не поступил в аптеки США. Не поставлялся талидомид и в СССР.

Первый звонок
Живший в Штольберге сотрудник Chemie Grünenthal, назовём его Фриц, был хорошим мужем и собирался стать хорошим отцом. Чтобы избавить беременную супругу от приступов тошноты и бессонницы, Фриц давал ей «одолженный» на работе талидомид, ещё не выпущенный в свободную продажу. 25 декабря 1956 года в семье Фрица родилась дочь… без ушей. Дети с пороками рождались всегда и никто никто не увидел связи между талидомидом и безухой девочкой. На рубеже 50-х и 60-х годов по всей Западной Европе возросло количество новорожденных с пороками развития. На свет появлялись дети с неким подобием тюленьих ласт вместо ручек и ножек, либо совершенно лишённые конечностей. Участились случаи отсутствия у новорожденных ушных раковин, дефекты глаз и мимической мускулатуры. В 1961 году врач-педиатр Ганс-Рудольф Видеманн первый обратил внимание на эту проблему, охарактеризовав её как эпидемию. Грешили на экологию. В послевоенной Европе бурно развивалась промышленность и состояние окружающей среды в самом деле было не на высоте.

16 ноября 1961 г. в офисе Chemie Grünenthal раздался телефонный звонок. Профессора Ленца трудно было отнести к городским сумасшедшим, но у общавшегося с ним клерка осталось стойкое ощущение, будто профессор бредит по мотивам комиксов «Марвел». Ленц утверждал, что абсолютное большинство детей с пороками в последние годы родилось у женщин, принимавших талидомид на ранних сроках беременности. Ушлый профессор не ограничился звонком в фармкомпанию. Уже через два дня газета Welt am Sonntag опубликовала его письмо с описанием 150 случаев врождённых пороков у новорождённых — во всех случаях присутствовал талидомид. К чести немецких фармакологов, они действовали быстро. 26 ноября, ещё не имея полной картины катастрофы, Chemie Grünenthal начала отзыв талидомида с рынка ФРГ. Сразу уведомили Richardson-Merrell — эта компания успешно распространяла препарат в Латинской Америке. 2 декабря английская Distillers объявила об отзыве препарата с рынков в открытом письме, опубликованном в английских журналах The Lancet и the British Medical Journal. Наконец, в журнале The Lancet было опубликовано письмо австралийского врача Уильяма Макбрайда, связавшего приём талидомида с врождёнными пороками у младенцев. Надо отметить, что «Ланцет» в англоязычной медицинской периодике, это то же самое, что и концерн «Баер» в мировой фарминдустрии. Авторитет того и другого не пререкаем. После публикации Уильяма Макбрайда приговор талидомиду был окончателен и обжалованию не подлежал.

Суд да дело
В результате применения талидомида от 8000 до 12 000 новорождённых родились с физическими уродствами, из них лишь около 5000 не погибли в раннем возрасте, оставшись инвалидами на всю жизнь. Ещё около 40 000 человек получили периферический неврит. Только в ФРГ по оценке профессора Ленца родилось порядка 2000—3000 детей-жертв талидомида. Теперь требовалось решить, кто за всё это ответит.

Первый иск в адрес Chemie Grünenthal поступили в прокуратуру Ахена в конце 1961 г., сразу после публикаций в прессе, но окончательно материалы дела были подготовлены лишь к 1968 г. В мае 1968 года состоялось первое слушание. Юристы, многое повидавшие на своём веку, столкнулись с неожиданной проблемой: Виновник и пострадавшие установлены, но судить было некого. Фармкомпания до последнего замалчивала опасность, исходящую от талидомида, но она же приняла энергичные меры по его изъятию с рынка. Chemie Grünenthal выпустила на рынок лекарство с опасным тератогенным действием. Но существующие в то время методы контроля не могли выявить это свойство. Тогда уж, судить следовало западногерманский Минздрав, утверждавший правила проверки новых лекарств во главе с министром, что, согласитесь, уже не смешно. Наконец, всех активов фармкомпании, буде она пущена «на поток и разорение» хватило бы на несколько месяцев безбедной жизни пострадавших младенцев с их мамками. А потом? Характер врождённых пороков был таков, что пострадавшим от талидомида до конца жизни требовался постоянный уход. Весьма недешёвый в стране, где любую услугу вплоть до подмывания попы принято калькулировать до последнего пфенинга.

«Талидомидовое» дело было закрыто 18 декабря 1970 года. Суд постановил, что при действующей системе производства и распространения лекарств, «талидомидовая» катастрофа могла произойти с любой фармацевтической компанией. Основной задачей государства было названо изменение существующей системы, а не сваливание вины за трагедию на нескольких человек. В свою очередь Chemie Grünenthal обязалась выплатить 100 000 000 немецких марок детям, пострадавшим от талидомида. Причём, компенсация полагалась как гражданам ФРГ, так и иностранцам. Год спустя западногерманский Минздрав основал фонд, предназначенный для выплат компенсаций немецким детям. Всего к 1992 г. в из фонда выплачено порядка 538 000 000 немецких марок, компенсацию получили 2866 человек. Что касается компании Chemie Grünenthal, то она, сильно пощипанная адвокатами, всё же не разорилась и под другим названием существует по сей день.

По сходному сценарию судебные тяжбы проходили в других странах и всегда завершались препирательствами о размере компенсации. Например, в Англии Distillers учредила трастовый фонд для помощи детям размером в 3 250 000 фунтов стерлингов (при годовом обороте компании 64,8 миллионов и активах 421 миллион). Под давлением общественного мнения фонд вырос сперва до 5 000 000, а потом до 20 000 000 фунтов стерлингов. Юристы компании разделили пострадавших на список X — тех, кто мог доказать, что являются жертвой талидомида, и список Y — те, кто не смог привести убедительных доказательств. Исходя из этого компания начала договариваться о внесудебном урегулировании исков. Родителям или опекунам пострадавших предлагали 40% от той суммы, которую они могли бы получить по решению суда. В итоге, большинство исков были отозваны, уголовное дело не возбуждалось и ответственности за случившееся никто из представителей Distillers не понёс.

Лекарство последнего шанса
Вольное изложение событий

В 1964 г. в госпитале Хадасса, что в Иерусалиме, умирал от проказы некий человек, назовём его Мойша. Говорят, что проказа разрушает нервные окончания и лишает кожу чувствительности. Только Мойша об этом не знал и последние несколько месяцев страдал от невыносимых болей. Главным и практически единственным желанием больного было выспаться перед смертью.


Проказа, как она есть. Больному на фотографии 24 года.

— Есть у нас одно средство, — заметил врач Яков Шескин, осматривавший пациента. — Неплохое снотворное из Англии, но есть одна проблема…

— Я согласен, — ответил пациент.

— Но вы ещё не слышали, что за проблема!

— Я всё равно согласен. Мне бы выспаться, а побочные эффекты мне уже по боку.

Проблема заключалась в том, что «снотворное» было тем самым талидомидом, который госпиталь закупил несколько лет назад и теперь не знал, как от него избавиться. Яков Шескин полагал, что раз задача продолжения рода перед Мойшей не стоит, значит и тератогенным действием препарата можно не озадачиваться. До периферического неврита, если он и способен проявиться у прокажённого, пациент просто не доживёт, зато здоровый сон ещё никому не повредил. Особенно, перед вскрытием.

После первого приёма талидомида Мойша проспал двадцать часов кряду и медсёстры подходили к кровати, что бы проверить: дышит ли больной?

— Сестра!

— Фу ты, напугал, чёрт рогатый! Чо те надо?

Госпиталь Хадасса хоть и получил впоследствии Нобелевку за одинаково трепетное отношение к больным невзирая на национальность, но заставить медсестриц трепетно относиться к пациентам во время суточного дежурства… В общем, сложно это.

— Сестра, утку давай, — потребовал Мойша. — Ссать хочу больше чем жить.

Вся палата в недоумении наблюдала, как безнадёжный и прикованный к кровати больной стоя отливает в представленный ему сосуд. В последующие дни Мойша спал, ел и слонялся по отделению, всем своим видом показывая: Не дождётесь!

— Э… уважаемый! — обратился завлаб к доктору Шескину.

— Слушаю вас.

— Этот больной, ну, тот, которому вы решились дать талидомид…

— Что с ним?

— Вы можете назвать меня сумасшедшим, но тогда вместе со мной придётся отправить в дурдом всю лабораторию, поскольку мы переделывали анализы всем коллективом.

— Короче, Склифософский!

— Ваш Мойша излечен от проказы.

???

— Я ещё раз повторяю, вы можете назвать меня сумасшедшим, но анализы не врут. Особенно, если их правильно делать и не путать этикетки.

Позднее Шескин проводил исследования в Венесуэле, добившись улучшения или излечения у 96% прокажённых из 176, принимавших талидомид. Исследования под эгидой ВОЗ показали улучшение состояния у 99% больных проказой. Но ужас перед талидомидом был таков, что надзорные органы и фармкомпании годами отказывались браться за новое внедрение старого препарата. Лишь в 1998 г. FDA (контролирует в США оборот лекарств) утвердило талидомид в качестве лекарства для лечения проказы.

Профессор-офтальмолог Роберт Д’Амато (Robert D’Amato) если и имел собственное мнение об Израиле, то держал его при себе, а борьба Шескина с проказой американцу и вовсе была параллельна. Работая с талидомидом в лаборатории Фолкмана в Гарварде, Д’Амато в опытах над цыплятами и кроликами доказал способность препарата подавлять ангиогенез— образование кровеносных сосудов. Предполагали, что это свойство талидомида стало причиной уродств у новорожденных в годы «талидомидовой катастрофы». Но именно подавление ангиогенеза требовалось при лечении раковых опухолей, нуждающихся в отличном кровоснабжении.

В 1997 г. Барт Барлоджи назначал талидомид пациентам Арканзасского Центра исследования рака, которым не помогала химиотерапия и пересадка костного мозга. 18 месяцев спустя половина больных были ещё живы вопреки статистике. В настоящее время талидомид применяется (не в России) для лечения проказы, множественной миеломы и некоторых иных онкологических заболеваний.


Миеломная болезнь наглядно.

Механизм действия
Как уже было сказано, в России оборот талидомида запрещён, поэтому механику противоопухолевого действия рассмотрим на примере его структурного аналога (обладающего теми же свойствами, включая тератогенное) леналидомида, продающегося под названием «Ревлимид». Препарат обладает иммуномодулирующим действием. Он стимулирует рост Т-лимфоцитов, увеличивает синтез интерлейкина-2 и интерферона гамма, а также повышает цитотоксическую активность собственных Т-киллеров. Леналидомид (и талидомид) блокирует образование микрососудов. Растущая опухоль нуждается в повышенном кровоснабжении, ограничение кровотока для неё становится фатальным или по крайней мере, замедляет рост.

Тератогенное действие
Молекула талидомида существует в виде двух оптических изомеров — право- и левовращающего. Помнящие школьный курс химии поймут, о чём речь, остальные, прошу, увольте от разъяснений. Один из изомеров талиндомида обеспечивает терапевтический эффект, другой оказывает тератогенное действие. Этот изомер вклинивается в клеточную ДНК на участках, богатых G-C связями, и нарушает процесс репликации (копирования) ДНК, необходимый для деления клеток и развития зародыша. В организме изомеры талидомида способны переходить друг в друга и очистка препарата от «вредного» изомера проблемы не решает.


Два изомера талидомида

Для плода наиболее опасен период от 20 до 36 дней после зачатия. В эти дни даже одна принятая женщиной таблетка способна вызвать уродства у ребёнка. На фото 60-х годов можно видеть детей с отсутствующими или недоразвитыми конечностями, но на самом деле, талиндомид повреждает самые разнообразные части тела и внутренние органы. Помимо поражённых ручек и ножек, у детей отсутствовали ушные раковины, имелись дефекты глаз и мимической мускулатуры. Талиндомид вызывает дефекты серда, печени, почек, пищеварительной и мочеполовой системы, иногда приводит к рождению детей с отклонениями в умственном развитии, эпилепсией, аутизмом. По данным профессора Ленца (того самого, сломавшего бизнес Chemie Grünenthal), около 40% новорождённых, подвергшихся воздействию препарата на стадии развития плода, умерли до своего первого дня рождения.

Что лечит
В России леналидомид (в сочетании с дексаметазоном) применяется в лечении множественной миеломы. Препарат показан пациентам, получившим, по крайней мере, одну линию терапии а также для больных, которым не показана трансплантация костного мозга. Препарат настоятельно рекомендуют принимать на ночь, поскольку снотворное действие аналога талидомида никто не отменял. Есть сообщения о небезуспешном применении талидомида в лечении проказы туберкулёза, СПИДа, но, как вы понимаете, не в России. Сведений о применении леналидомида в лечении проказы я не нашёл. Связано это с тем, что существуют более дешёвые лекарства, а так же с тем, что в России проказа мало по малу уходит в прошлое. На 2007 г. было зарегистрировано около 600 больных, причём, последние вновь выявленные случаи были «завозными» — из Средней Азии.

Занимательная фактура
В Италии и Японии талидомид продавался спустя 9 месяцев после обнаружения его тератогенного действия.

История талидомида легла в основу романа Артура Хейли «Сильнодействующее лекарство»

Применение талиндомида запрещено в России. Зато его структурный аналог Леналидомид не только разрешён, но и включён в перечень жизненно важных лекарственных препаратов. Ирония заключается в том, что леландомид обладает теми же самыми побочными эффектами (включая тератогенное действие), только стоит дороже.

С учётом тератогенного действия леналидомида, от женщин детородного возраста, принимающих Леналидомид, требуют неукоснительного соблюдения требований «Программы предохранения от беременности», которая прилагается к препарату. Причём предохраняться необходимо начинать за 4 недели до начала курса терапии и заканчивать через 4 недели после его окончания.

Хотя данных о передаче сколько-нибудь значимого количества препарата со спермой нет, аналогичные требования предъявляются и к мужчинам, принимающим леналидомид.

Талидомид изначально пытались применять в качестве противосудорожного препарата. Однако, в инструкции его аналога леналидомида указано: очень часто — мышечные судороги.

PS: Талидомид наглядно показал, что в природе нет абсолютно безопасных, равно как и абсолютно бесполезных веществ. Изуродовав несколько тысяч человек, талидомид и его аналог стали лекарством последней надежды для ещё большего числа больных проказой и миеломой. Талидомид стал (и возможно, ещё станет) хорошим тестом на человечность, когда приходится идти против начальства, денежного интереса и толпы не шибко грамотных, но очень испуганных обывателей. Доктора Ленц и Шескин успешно прошли этот тест. А вы, мой дорогой читатель?

second-doctor.livejournal.com

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *