Стивен манн: Теория «управляемого хаоса» и Стивен Манн.

Содержание

«ТЕОРИЯ ХАОСА И СТРАТЕГИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ»

Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. Эти новые направления научных изысканий возникли лишь в течение последних 30 лет. Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах. С тех пор, как научные революции в прошлом изменили сущность конфликта, для американских стратегов будет жизненно важным понимать происходящие изменения. С одной стороны это важно с технологической точки зрения: новые принципы производят новые виды вооружений как, например, квантовая теория и теория относительности сопровождали появление ядерного оружия. Мир зачастую представляется нам как место, полное противоречий и беспорядка и мы ищем такие рамки, которые наполнят его смыслом. Эти рамки были полностью установлены физическими науками, подобно тому, как в 18 веке бытовало мнение, что движение небесных тел подобно работе огромного часового механизма. Научные достижения, кроме того, показывают нам новые пути понимания окружающей среды и могут подразумевать инновации по решению политических дилемм. Несмотря на желание стратегического сообщества ухватиться за технологические преимущества, которые можно извлечь из изменений, вполне возможно адаптировать эти достижения для стратегического мышления. Эта статья лишь поверхностно касается технических преимуществ, вместо этого акцентируя внимание на концептуальных аспектах.

Сейчас осуществляется революция, которая может изменить стратегическое мышление. Горько-сладкая правда состоит в том, что эта революция имеет мало общего с «новым мировым порядком», установленным после окончания Холодной войны и успешной операции «Буря в пустыне». Настоящая революция происходит в науке, и ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления. Наше внимание пока еще заострено на краткосрочной международной реорганизации. Будучи захваченными этим переходным моментом, мы упускаем эпохальное.

Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. Эти новые направления научных изысканий возникли лишь в течение последних 30 лет. Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах. С тех пор, как научные революции в прошлом изменили сущность конфликта, для американских стратегов будет жизненно важным понимать происходящие изменения. С одной стороны это важно с технологической точки зрения: новые принципы производят новые виды вооружений как, например, квантовая теория и теория относительности сопровождали появление ядерного оружия.

Вторая, и более фундаментальная причина необходимости понимания изменений в науке состоит в том, что наше восприятие реальности основывается на научных парадигмах. Мир зачастую представляется нам как место, полное противоречий и беспорядка и мы ищем такие рамки, которые наполнят его смыслом. Эти рамки были полностью установлены физическими науками, подобно тому, как в 18 веке бытовало мнение, что движение небесных тел подобно работе огромного часового механизма. Научные достижения, кроме того, показывают нам новые пути понимания окружающей среды и могут подразумевать инновации по решению политических дилемм. Несмотря на желание стратегического сообщества ухватиться за технологические преимущества, которые можно извлечь из изменений, вполне возможно адаптировать эти достижения для стратегического мышления. Эта статья лишь поверхностно касается технических преимуществ, вместо этого акцентируя внимание на концептуальных аспектах.

Неприятие стратегическим сообществом новых парадигм является данью власти нынешних установок. Специфическая парадигма, которая проникла в современное Западное сознание, лучше всего описана в ньютоновском мировоззрении. Она детерминистская, линейная, связана с взаимодействием объектов и сил, и ориентирована на последовательные изменения. Эта единственная точка зрения на мир повлияла на все сферы человеческой деятельности. Один комментатор очень четко подметил: «другие науки поддерживают механицистское… видение классической физики как четкое описание реальности и моделируют свои теории в соответствии с нею. Всякий раз, когда психологи, социологи или экономисты хотят приблизиться к научности, они естественно обращаются к базовой концепции ньютоновской физики».Как одна из социальных наук, военная наука сталкивается с такими же предпосылками. Будет вполне верным сказать, что эта специфическая дисциплина механики — наука движения и действия сил и тел — захватила наше воображение.

Почему же механицистское мировоззрение настолько сильно блокирует стратегическое мышление? Часть ответа мы найдем в том факте, что военная и политическая науки напрямую развивались как науки 18 и 19 столетий, в соответствии с ростом значения классической физики и математики. Эйнштейн описывает этот дух эпохи так: «великие достижения механики во всех отраслях, ее потрясающий успех в развитии астрономии, применение ее идей к совершенно иным проблемам, нематематическим по своей сути, все это способствовало становлению убеждения в то, что возможно описать все природные феномены в терминах обычных сил между не допускающими каких-либо изменений объектами».

Кроме того, имеются и более реальные причины. Попросту говоря, бой — это механика. Ни для кого не будет удивлением то, что военная стратегия загнана в механицистские рамки. С тех пор как национальная стратегия часто заимствует метафоры сражения — мирная «агрессия», Холодная «война», кампания по строительству государства-нации — опять же, не удивительно, что национальная стратегия отражает это же предубеждение. Политика — это продолжение войны лингвистическими средствами.

Второй причиной столь длительного влияния механики является ее доступность. В предыдущем столетии физика (включая ее подраздел механику) и химия сделали большие шаги по сравнению с другими областями науки. Биология находилась в младенческом состоянии до конца 19 века, а открытия, представляющие теорию относительности Эйнштейна еще были в будущем. Ньютоновская механика, наоборот, прочно утвердилась в конце 17 века.

Наконец, это механицистское мировоззрение было обнадеживающим, так как утверждало, что в мире происходят поочередные изменения. Это давало надежду стратегам на то, что череда событий может быть предугадана, если будут открыты основополагающие принципы и будут известны те варианты, которые могут быть применимы. Поэтому не будет сюрпризом тот факт, что современные военные теоретики прочно и подсознательно следовали механицистской парадигме. На уровне военной стратегии, принимая во внимание Клаузевица , язык книги «О войне» разбивает механицистские основы: трение, массу, центры гравитации и т.д. Или взять Жомини , который потряс основы геометрии поля боя. Или, возьмем современный пример и рассмотрим выдержку из инструкции Пентагона по планированию национальной безопасности: «Окончание Холодной войны может быть описано как монументальный сдвиг тектонических плит, высвобождающий основные силы, которые безвозвратно перестраивают стратегический ландшафт».

С тех пор как это механицистское мировоззрение получило распространение, оно никогда не ослабляло своей хватки. В результате получается застой, связанный с неопределенностью основ наших многих стратегических дилемм. Консерватизм, внутренне присущий истэблишменту национальной безопасности, комбинируется с пониманием необходимости внимательности к основным вопросам войны и мира и унылыми теоретическими новшествами. Революция в стратегии, основанная на механицистском устройстве реальности, имеет твердо фиксированное положение, а провокационные доктрины последнего столетия стали ее ограничивающими догмами.

Но в действительности ли это является проблемой? Конвенциональные войны по общему признанию были во многом утверждены Клаузевицем, Лидделом Гартом и другими людьми этого рода. Так называемая революция в военном деле до 1945 г. была представлена лишь в изменениях механического преимущества. Моторизованная война, например, увеличивала варианты выбора цели для атакующих войск, но все еще подлежала анализу в стиле Клаузевица. ВВС сместили сражение к настоящему третьему измерению, но не устранили саму парадигму. Также повышение разрушительности и точности оружия сохранили классические рамки толкования войны. На национальном стратегическом уровне мы находим их применимыми для определения стратегического «баланса» между Востоком и Западом, а также сохранения и реформирования альянсов, которые имеют аналоги в механицистских рядовых построениях прошлых столетий.

Но из этого мы можем извлечь лишь неприятный комфорт: так как мир становится более сложным, традиционные теории менее способны на объяснения. Разрыв между теорией и реальностью существует на уровнях и национальной и военной стратегии. В военном отношении, количество вооружений и разновидности войн, разработанные в прошлый век, недостаточно подходили к классической стратегии. Новые вооружения разработать относительно легко, но трудно внедрить в рамки доктрины. Биологическое и ядерное оружие являются двумя такими примерами. Конечно, и сам процесс сражения беспорядочен. В армейской доктрине сейчас открыто говорится: «Боевые действия высокой и средней интенсивности хаотичны, интенсивны и очень разрушительны… Операции в основном будут иметь линейный характер».

В основной иерархии растущая сложность международных отношений урезает комфортные допущения классической стратегии. Можем ли мы наверняка описать во всей полноте и разнообразии наше международное окружение в традиционных терминах баланса силы, полярности или сдвига тектонических плит? Механицистское мировоззрение хорошо, но оно недостаточно хорошо. Ежедневные заголовки газетных статей неприятно напоминают насколько сверхупрощенными являются эти модели.

Не только классическое стратегическое мышление пытается описать конфликт в линейных, причинно-следственных терминах, оно вынуждает нас упростить сложные ситуации к нескольким основным вариантам. По традиции мы рассматриваем стратегическую мысль как взаимодействие ограниченного количества факторов, в основном военных, экономических и политических. Более удовлетворительные дискуссии расширены до факторов окружающей среды, технологического развития и социального давления. Но даже этот список пока еще не может отразить всю сложность международных дел: где место религии и идеологии, к чему отнести негосударственных акторов, таких как террористические движения, где наднациональные акторы в лице глобальных корпораций, и какую роль играют эти лица и организации? Кроме того, так как растут глобальные коммуникации, прогрессирует экономическая взаимозависимость и распространяется демократия, количество политического влияния экспоненциально возрастает. К комплексности добавляется ускоряющийся темп принятия решений. Мы приближаемся к честному пониманию международного окружения и должны признать, что оно нелинейно и, к сожалению, интерактивно. Это сильно затрудняет анализ: «нелинейность означает, что акт игры ведет к изменению правил».

Наш ежедневный опыт в качестве политиков оценивает это растущее понимание. Мы каждый день несемся сломя голову наперекор напоминаниям о несовершенстве и произвольности. Классическое мировоззрение называет это «трением» и уводит в сторону в качестве запутанности хорошо продуманных планов политиков. С другой стороны, становится ясным, что «трение» — это основное определение, а не придаток государственных дел. Чтобы сохранить наши стратегические парадигмы в рабочем состоянии, мы научились игнорировать такое положение. Жизнь все еще слишком сложна, чтобы описать или объяснить ее взаимодействием нескольких простых переменных.

Нам необходимо изменить метод, который мы используем для осмысления стратегии. Это не очень приятная задача. Стратегическое мышление прошедших столетий не предоставляет достаточно пространства для инноваций. Как мы продемонстрировали, наши стратегические рамки базируются на механицистских предположениях классической физики. Если мы начнем с других предположений, инкорпорируя другие научные парадигмы, мы сможем увидеть появление более продуктивных стратегических принципов. Сдвиг рамок не является панацеей — война и дипломатия остаются востребованными и опасными, как и ранее — но если мы хотим вырваться из текущей аналитической стагнации, мы должны признать предположения, которые пронизывают нашу стратегическую культуру и открывают нам новые рамки.

Дисциплина хаоса

Новая наука о хаосе, лежащая в тревожной границе между физикой и математикой, определяется четкими ключевыми принципами:

  • Теория хаоса прилагается к динамическим системам — системам с очень большим количеством подвижных компонентов;
  • внутри этих систем существует непериодический порядок, по внешнему виду беспорядочная совокупность данных может поддаваться упорядочиванию в разовые модели;
  • подобные «хаотические» системы показывают тонкую зависимость от начальных условий; небольшие изменения каких-либо условий на входе приведут к дивергентным диспропорциям на выходе.
  • тот факт, что существует порядок, подразумевает, что модели могут быть рассчитаны как минимум для более слабых хаотических систем.

Вращение Земли вокруг Солнца не является хаотичным. Небольшое изменение в орбитальной скорости может лишь чуть-чуть изменить путь вращения. Наоборот, столб дыма, уходящий в атмосферу хаотичен по своей природе. Какое-то время он идет ровно вверх, а затем резко разбивается в турбулентную массу завитушек, изгибов и зигзагов. Кажется, что эти петли не следуют какому-то определенному порядку, однако при прослеживании, математическое моделирование обнаруживает регулярные модели. Небольшое изменение скорости потока дыма сформирует совершенно другую группировку завитушек и потоков — однако и второй поток дыма приведет к математически регулярным моделям.

«Хаос» — это не совсем удачное выражение для такой дисциплины. Слово вызывает ассоциации с бесформенностью и чистой случайностью, которые осложняют концептуальную задачу. «Нелинейная динамика» менее перегруженный и более описательный термин, но хаос это широко употребляемый научный ярлык, так что мы будем применять именно это слово.

Парадигма хаоса не противоречит классической парадигме. В действительности, теория хаоса происходит их классической физики и математики, но она превосходит их. Классический подход описывает линейное поведение отдельных объектов; теория хаоса описывает статистические тенденции очень многих взаимодействующих объектов.

Как эта наука может быть применима для стратега? Как минимум ее применение может осуществляться на двух уровнях. На материальном уровне технологические инновации, которые эксплуатируют теорию хаоса, изменят основы войны. На теоретическом уровне, она предлагает новые основы стратегического мышления.

В терминах промышленности, теория хаоса окажет эффекты, которые посредством изменения нынешнего применения технологии, изменят методы ведения военных дел, также как и через развитие новых типов вооружений. Информационная теория, разведка и военные технологии, основанные на этих науках, будут трансформированы. Один исследователь утверждает, что хаотическое непостоянство «является слишком особенным, что делает возможным понимание». В конце концов, робототехника сделает большие шаги, и теория хаоса сможет помочь нам продвинуться в разработке боевых роботов. Список для применения не имеет ограничений: распространение эпидемий, метеорология, аэронавтика и криптология — одни из тех, которые сразу приходят на ум. Ядерная бомбардировка может стать более точной, придавая теории хаоса возможность моделировать нестабильную турбулентность. Постядерная экология также является темой, весьма хорошо адаптируемой к нелинейному анализу, и будущие разговоры о ядерной зиме будут заключать в себе принципы хаоса. Криптология является особым случаем танталовых мук, а теория хаоса дает возможность узнать, что то, во что мы верили как в случайное, не всегда может быть чисто случайным.

Отступая от темы технологии, теория хаоса имеет определенно другое применение для поля боя. Исследователи на протяжении десятилетий бессмысленно наблюдали на многие факторы, которые заключают в себе хаос сражения. Один аналитик — Трэвор Дюпой , разработал гигантскую математическую модель, которая пыталась проанализировать сражение через взаимодействие множества переменных. Эта Кванторная Модель Анализа Решения направлена на сравнение «относительной боевой эффективности двух противоборствующих сил во время исторического сражения, с помощью определения влияние переменных окружающей и операционной среды на боевую мощь двух оппонентов». Кроме того, что Дюпой фокусировался на исторической модели, он подразумевал, что ее можно просчитать. Если это так, то такие применения просто мучительны: командиры могут подсчитать свои шансы на успех в сражении и систематически идентифицировать слабые места. Уходя от проблемы субъективности, базовая ошибка в этой модели состоит в том, что она линейна, когда сам процесс сражения явно нелинейный и иррегулярный. Теория хаоса однозначно вполне способна привести концепцию Дюпоя к амбициозному финалу.

На теоретическом уровне мы видим устрашающее количество докторов наук, пытающихся понять модели войн в истории. В 1972 г. Дж. Дэвид Сингер и его окружение провозгласили о том, что выявили регулярность в скачках глобального насилия на протяжении 150-летнего периода — «Выясняется довольно точная периодичность с доминантой высшей точки примерно в 20 лет» — так же как и пик начала войн приходится на март и апрель.Целью исследования Сингера было использовать периодичность как ключ к факторам, которые приводят к росту насилия. Другие авторы соединили модели конфликта с «длинными циклами мирового лидерства» ( Модельски ), моделями стабильности полюсов ( Уолтс ) и с волнами циклов экономического благоденствия и упадка Кондратьева (различные авторы). Как и с моделью Дюпоя, теория хаоса может послужить инструментом, который трансформирует эти субъективные дела от кабинетных игр в предсказывающие модели. Исследователи хаоса уже нашли неожиданные паттерны в несравнимых социальных феноменах, таких как уровень цены на хлопок и распределение национального дохода США. Этот признак универсальности — принцип, что различные нелинейные системы имеют внутренне идентичные структуры, является также и принципом теории хаоса.

Также остается немало исследований, которые нужно произвести в отношении применения теории хаоса к операционному и тактическому анализу. С одной стороны, процесс сражения повсеместно известен как неупорядоченное явление и поэтому поддается нелинейному анализу. С другой стороны, в боевых действиях принимает участие ограниченное количество действующих лиц, как мы их определяем это, в основном, одна сила против другой; следовательно, уровень театра военных действий, вероятно, выпадает из теории хаоса, которая описывает поведение большого количества акторов. Кроме того, командиры прилагают большие усилия для того, чтобы заставить вооруженные силы действовать и взаимодействовать в линейном, механицистском и поочередном порядке. Такие изобретения как иерархия званий, воинская дисциплина, структура подразделений, военные традиции и структурированный порядок операций служат для обеспечения регламента и устранения беспорядочного поведения. Это в дальнейшем ограничивает динамизм систем и подразумевает, что теория хаоса может иметь лишь ограниченное применение на уровне военной стратегии. В действительности же является ли сражение хаотичным или нет? На этот вопрос можно дать два полноценных ответа. Один состоит в том, что процесс боя рассматривается как исключительно хаотичный, но модерируемый организованной системой с различными степенями успешности, как было уже указано ранее. Вторая возможность состоит в рассмотрении процесса боя как исключительно линейного и нехаотичного, и утверждает, что беспорядочным является индивидуальное восприятие боя. В любом случае, эти вопросы приведут к новым исследованиям.

Критический порог 

Настоящая ценность теории хаоса находится на высшем уровне — в сфере национальной стратегии. Хаос может изменить метод, с помощью которого мы рассматриваем весь спектр человеческих взаимодействий, и в котором война занимает лишь особую часть. Международная среда является превосходным примером хаотической системы. Интригующее место теории хаоса — «самоорганизованная критичность» — превосходно соответствует ей в качестве анализа. Бэк и Чен дали следующее определение самоорганизованной критичности: «Большие интерактивные системы постоянно путем организации доводят себя до критического состояния, в котором небольшое событие может запустить цепную реакцию, которая может привести к катастрофе… Несмотря на это, композитные системы производят больше небольших событий, чем катастроф, а цепные реакции всех размеров являются интегральной частью динамики… Кроме того, композитные системы никогда не достигают равновесия, но наоборот, эволюционируют от одного метасостояния (т.е. временного состояния) к следующему».

В IBM исследуют эту теорию применяя песочные кучи: песчинки складывают одна к одной до тех пор, пока в результате критического состояния последняя не создаст лавину. После такого катастрофического перераспределения система становится относительно стабильной до тех пор, пока не происходит следующая перегруппировка.

Интересно, что в политической науке существует ряд метафор, которые намекают на критичность. Представление международного кризиса в качестве «пороховой бочки» является наиболее распространенным. Нужно отдать должное, с одной стороны эта метафора довольно точна: распространение огня в лесу является четким примером хаотической системы и моделировалось Баком, Ченом и Тангом. Как бы то ни было, идея пороховой бочки — как взрывоопасного объекта, ожидающего поднесения спички — кратко передает динамическую природу международных отношений. Новейшей метафорой является концепция «спелости», как ее называет Хаас и др. Эта точка зрения на международные переговоры состоит в том, что некоторые диспуты неразрешимы по ряду причин до тех пор, пока не пройдет определенное время и они не «поспеют». Следовательно, ключ к успешным переговорам лежит в определении и эксплуатации этого критического состояния.

Есть ли рамки, в которых может быть лучше описано переустройство миропорядка, чем самоорганизованная критичность? Метафора «тектонических плит», базирующаяся на классическом подходе неверна. Она заявляет о первоначальной стабильности, разрушенной из-за перестройки некоторых основных сил. Вся сложность ситуации в воображении читателя улетучивается. В последние годы СССР представлял похожий случай для исследования. Классические рамки принуждали нас мыслить в простых терминах борьбы за власть: ельцинские популисты, горбачевские реформаторы и консерваторы. Классический подход имеет уклон к стабильности и статус кво, тогда как только при относительно спокойных условиях классические стратегические и дипломатические принципы остаются рабочими. Поэтому мы и увидели повторяющиеся угрозы «советского хаоса» со стороны пугливых дипломатов и осторожных политиков. Согласно традиционной точке зрения распад СССР был началом приближения катастрофы, из-за чего нужно было обеспечить сплоченность и сильный центр. Самоорганизованная критичность, наоборот, показывает нам огромное разнообразие акторов в критическом состоянии, которое неизбежно будет прогрессировать в сторону временной стабильности после катастрофического переустройства. Здесь нет необходимости в стабильности в отношении применения модели: критическая точка зрения на «советский хаос» является частью объяснимого процесса. Критичность приветствует подъем республик и падение союзного правительства как предусловие нового, продуктивного и метастабильного плана.

На международной арене традиционная модель приводит нас к переоценке нашего влияния на события и обесценивает все возможности, но основные игроки продолжают иметь решающее влияние на события. Парадигмы хаоса и критичности, наоборот освещают диспропорционные эффекты, которые могут спровоцировать небольшие акторы. Немецкий физик Герд Айленбергер отмечает:
«Cамые мизерные отклонения в начале движения могут привести к огромным различиям позднее — другими словами, крохотные причины могут вызвать непропорциональный эффект спустя определенный интервал времени. Безусловно, нам известно из повседневной жизни, что это иногда случается; исследование динамических систем, которые нам демонстрируют это, типичны для естественного процесса».

Далее теория хаоса показывает, что эти отклонения являются самоорганизующимися; что они производятся самой динамической системой. Даже при отсутствии внешних потрясений успешная комплексная система включает в себя факторы, которые толкают систему за пределы стабильности, в турбулентность и переформатирование.

Сейчас возникают волнующие вопросы: является ли теория хаоса лишь соответствующей метафорой для описания этих взаимодействий или эти взаимодействия в действительности следуют скрытым законам хаоса? Эта метафизическая головоломка находится за гранью области этой ограниченной статьи; но интуиция, разум интеллекта подразумевают, что второе толкования является верным.

Родоначальники концепции, конечно же, предвидели применение в вопросах безопасности: «во всей истории, войны и мирное взаимодействие могут оставить весь мир в критическом состоянии, в котором конфликты и социальные волнения расползаются подобно лавинам». Вспомним пример, рассматриваемый ранее: конец Холодной войны сравнивался со сдвигом тектонических плит. Какие рамки устанавливают более четкий базис для стратегии? Механицистские рамки выглядят так, будто говорится, что плиты в данный момент сдвинулись и мы пребываем в неопределенном периоде стабильности, в котором мы можем однозначно перестроить новый мировой порядок. Критичность описывает динамический процесс, сомнительно стабильный, который даже сейчас связан со строительством, которое относится к следующему периоду катастрофического переустройства.

Метафизическая точка зрения слишком произвольна и упрощенна для международных дел. Мы должны начать с точки, которая начинается с беспорядка, переустройства, является свойственной и неотвратимой для комплексных интерактивных систем. Мир обречен быть хаотичным, потому что многообразие акторов человеческой политики в динамической системе в большей степени имеют разные цели и ценности.

Механицистская парадигма поощряет нас искать причины главных изменений во внешних факторах. Она постулирует базовую инерцию, заложенную в системе до тех пор, пока не начнет действовать какая-то сила извне. Критичность, наоборот, является самоорганизующей. Система работает в сторону главного изменения как результат небольших, в основном игнорируемых событий. Первая Мировая война представляет известный пример самоорганизующей критичности. Убийство эрцгерцога в неприметном балканском городишке инициировала мировую катастрофу, приведшую к гибели 15 миллионов человек и эффект от которой чувствуется и по сей день.

Ливан может являться примером постоянной критичности. Его местонахождение в центре конфликта народов на протяжении столетий, его вымученная география, ожесточенные этнические, религиозные и клановые антагонизмы дают немного надежд на стабильность и предикабельность. Работая в классических стратегических рамках США ввязались в стычку в 1982 г. перебросив туда морских пехотинцев для создания баланса в этой ситуации и разделения оппозиционных сил. Как заметил командующий морпехами: «Мы ходили по лезвию бритвы». Исходное предположение состояло в том, что США могли бы быть нейтральной, стабилизирующей силой. Система в критичности, тем не менее, не предполагает нейтральной почвы и не оставляет надежд на перманентную стабильность. Единожды попав в нее, ты находишься в ней, как мы поняли после катастрофы, в которой 241 морпех погибли от взрыва бомбы террористов.

Переформатируя стратегическое мышление

Среди беспорядка мы не лишены стратегии. Теория критичности не ограничивает стратегов, а выдает им такие основы, которые помогают им объяснить фасцинирующий мировой беспорядок. Как только мы начнем четкое описание того, что нас окружает, мы попадем в позицию, в которой можно создавать стратегии, продвигающие наши интересы. Для создания таких стратегий мы должны начать с определения факторов, которые формируют критичность. Вот ряд возможностей:

  • Изначальная форма системы
  • Лежащая в основе структура системы
  • Единство акторов
  • Энергия конфликта индивидуальных акторовРассмотрим эти факторы по порядку:

Изначальная форма, которая является контурами системы с самого начала, влияет на дальнейшее развитие системы: посткатастрофический результат закладывает основу для последующих действий. В нашей песочной куче наклоны и бугры после схода лавины влияют на формирование нового конуса. В международных отношениях изменение границ после Второй мировой войны не могут повлиять на формирование последующего курса событий.

Опять же, в песочных терминах песчинки падают на поверхность, циркулярную плоскость: это лежащая в основе структура. Эта базовая структура или матрица, помогает определить формирование песочной кучи. В международном отношении, лежащая в основе структура может являться факторами, которые представляют окружающую среду и географию. Близость Кувейта к Ираку является фундаментальным фактом, который формирует всю последующую политику в этом регионе. Поставка воды является примером лежащего в основе фактора окружающей среды.

Единство определяет уровень, с которого начинается переустройство. Влажный песок имеет иную динамику, чем сухой. То же верно и в отношении идеологических или этнических гомогенных систем, которые имеют отличную динамику от мультиэтнических или имеющих несколько идеологий обществ. На военном уровне, сдерживание и контроль над распространением вооружений служит укреплению единства между государствами. Укрепление единства не препятствует критичности; это лишь значит, что прогрессия критичности замедлена.Неэффективные договоренности создают ложное единство — иллюзию, что переустройство находится под эффективным управлением.

Лига Наций заключила договор по поддержке глобальной коллективной безопасности (1920), пакт Келлога-Бриана , направленный на отказ от ведения войны (1928), Ялтинская конференция по обустройству международного порядка после Второй мировой войны (1945) и подобная бредовая дипломатия являются случаями ложного единства.

В итоге, каждый актор в политически критических системах производит энергию конфликта, активную силу, которая провоцирует смену статус кво, участвуя, таким образом, в создании критического состояния. В нашей международной системе, эта энергия проистекает от мотиваций, ценностей и возможностей специфических акторов, будь это правительства, политические и религиозные организации, или частные лица. Эти акторы стремятся изменить статус кво мирными или насильственными методами, и любой один курс приводит состояние дел к неизбежному катаклизменному переустройству.

Теория хаоса диктует условия, что она слишком сложна для того, чтобы делать долгосрочный прогноз. Сложность увеличивается с количеством акторов в системе и продолжительностью желаемого прогноза. Находясь на стартовой позиции, мы должны проявлять подозрительность к долгосрочным прогнозам. Избежать этой порочной склонности нелегко. Мы цепляемся за веру в то, что могут быть карты, которые выведут нас из темного леса международных отношений. Но, возможно, поможет иная метафора: Мы должны вместо этого смотреть на фонарь с коротким лучом, освещающим наш путь, который поможет изменить наш мелкий ход на большие шаги.

Не противоречит ли этот аргумент успеху нашей политике сдерживания, являющейся самым крупным бриллиантом из короны долгосрочного стратегического мышления? Эта политика, с ее предписанием для «безальтернативных контрсил в любой точке где (коммунистические враги) подают сигналы вторжения», представляет собой чисто механицистскую точку зрения на вопросы национальной безопасности. Конвенциональная мудрость, если рассматривать распад Советской империи, говорит, что политика сдерживания работает. Но если просмотреть отчеты, не скажем ли мы что та же самая политика дала нам Вьетнам — с ужасно ограниченными целями и непреодолимыми ограничениями по ведению войны, а также привела нас к пораженческой поддержке авторитарных режимов от Ирана до Никарагуа и Филиппин? Не могли бы мы достичь более хороших результатов за боле низкую цену, если бы мы были более гибкими, плавая между островов порядка в глобальном море политического хаоса?

Сейчас, когда мы отошли от сдерживания, начинаются разговоры о правильной концепции полярности — является ли мир многополярным, однополярным или триполярным, он уже более не двуполярный. Эти разговоры являются примером того, как мы не замечаем очевидных вещей. В политическом плане мир имеет слишком много и различных акторов, чтобы осмыслять его в терминах полярности. Мы еще пытаемся использовать метафору из механицистского лексикона, дающего нам комфортабельно ощущение, что мы действительно понимаем новый мир.

Мы отчаиваемся в нашем желании иметь структуру, таким образом, раздувая привлекательность «нового мирового порядка», «стратегического консенсуса» и «мирных дивидендов». Будут ли партизаны нового мирового порядка подражать ошибкам политики сдерживания, заставляя нас принимать глупую политику преследования иллюзорной долгосрочной стабильности? Мы уже можем принести в жертву больше, чем мы знаем, для того, чтобы преследовать эту новую стабильность: обусловив «Бурю в пустыне» одобрением ООН мы ограничили наши будущие военные возможности. Большинство в Конгрессе, среди американцев и в международном сообществе будет ожидать от ООН разрешения в качестве легитимизирующей предпосылки для будущего применения американских военных сил. Печально, что попытка создать новый мировой порядок посредством международной легальности позволила Саддаму Хусейну сохранить неповиновение и укрепиться, в том числе, посредством репрессий против курдов.

Наш интерес к структуре также помогает объяснить Западное желание контролировать вооружения. Даже когда режим контроля над вооружениями имеет декларативную форму и не имеет военного применения, как в случае конвенции от 1972 г. по биологическому и химическому оружию, есть вера в то, что простое, декларативное существование угрозы поможет предотвратить ужасы, связанные с применением этого оружия. Американцы освящают «процесс» контроля над вооружениями как благой сам по себе, независимо от стратегической ситуации или достоинства соглашений.

Эффективные соглашения могут замедлить прогресс системы в сторону критичности, но мы индульгируем в иллюзии, если верим в то, что возможна абсолютная стабильность. В международных делах вся стабильность преходяща. Международное окружение представляет собой динамическую систему, состоящую из акторов — наций, религий, политических движений, экологий — которые сами по себе являются динамическими системами. Нас, кроме того, волнует то, что мы несем непосредственные политические расходы для того, чтобы достичь стабильности в будущем: шансы на то, чего мы не получим согласно заключенной сделке. В действительности, «стабильность» как и «присутствие», «создание государства-нации» и даже «мир» — это цель без контекста. когда подобные цели продвигаются как политические, они выдают себя как неадекватность или лицемерие — вспомним советскую семью «миролюбивых» народов — лежащие в основе стратегии. Стабильность — это не более чем последствие и ни когда не может быть целью.

Тогда как извлечь преимущества из критичности? Настоящей целью национальной стратегии является формирование широкого контекста вопросов безопасности, направленного на достижение в конце желаемого состояния с мягким сдвигом. Сейчас то время, когда мы захотим отложить создание критического состояния, это время, когда мы будем поощрять его и искать пути переустройства. Насколько известно всем, кто работает в сфере международной политики, о формирующих событиях легче мечтать, чем их делать. Мы мало что можем сделать с изначальной формой или лежащей в ее основе структурой. Здесь нужно иметь в виду историю, географию и окружающую среду. Наши политические усилия должны сфокусироваться на достижении сплоченности и смягчении конфликтной энергии. В международном плане, такие конструкты как военные блоки, экономические соглашения, торговые протоколы и другие правила в основном создают сплоченность внутри системы. Однако, более обещающий, но более пренебрегаемый путь к достижению желательных международных изменений лежит в индивидууме.

Конфликтная энергия заложена в основы человеческих свойств с того момента, когда индивидуум стал базовым блоком глобальных структур. Конфликтная энергия отражает цели, ощущения и ценности индивидуального актора — в сумме, идеологическое обеспечение каждого из нас запрограммировано. Изменение энергии конфликта людей уменьшит или направит их по пути, желательному для наших целей национальной безопасности, поэтому нам нужно изменить программное обеспечение. Как показывают хакеры, наиболее агрессивный метод подмены программ связан с «вирусом», но не есть ли идеология другим названием для программного человеческого вируса?

С этим идеологическим вирусом в качестве нашего оружия, США смогут вести самую мощную биологическую войну и выбирать, исходя из стратегии национальной безопасности, какие цели-народы нужно заразить идеологиями демократического плюрализма и уважения индивидуальный прав человека. С сильными американскими обязательствами, расширенными преимуществами в коммуникациях и увеличивающимися возможностями глобального перемещения, вирус будет самовоспроизводящимся и будет распространяться хаотическим путем. Поэтому наша национальная безопасность будет иметь наилучшие гарантии, если мы посвятим наши усилия борьбе за умы стран и культуры, которые отличаются от нашей. Это единственный путь для построения мирового порядка, который будет иметь длинный период (хотя, как мы видим, никогда нельзя достичь абсолютной постоянности) и будет глобально выгодным. Если мы не сможем достичь такого идеологического изменения во всем мире, у нас останутся спорадические периоды спокойствия между катастрофическими переустройствами.

Материальное применение этого анализа резко увеличивается в поддержку Информационного агентства США, Фонда содействия демократии и других программ образовательного обмена из частного сектора. Эти программы заложены в сердце агрессивной стратегии национальной безопасности. И наоборот, мы должны реагировать настолько по-оборонному, насколько это возможно. Настоящее поле битвы в сфере национальной безопасности является, говоря, метафорически, вирусным по природе. На уровне индивидуального выбора нас атакуют определенно деструктивные напряжения, особенно, склонность к наркотикам. Что такое склонность к наркотикам, как не деструктивное поведение вируса, который распространяется в эпидемических масштабах?

Интуитивная сердцевина 

Мир открыт для самых различных опытов и если мы заявляем о примате какой-то одной научной парадигмы над всеми остальными как основании стратегического мышления, мы должны действовать нереалистично. Каждые рамки предлагают уникальные возможности для проникновения в суть вопроса и искусство стратегии выбирает наиболее известный метод для данной ситуации. Стратегия традиционно описывается как прочная железная связь причин и следствий. Сегодняшняя ситуация в национальной стратегии показывает, что этот Железный Век проходит и мы должны выработать более охватывающее определение стратегии: не просто согласование средств и целей, но согласование парадигм со специфическими стратегическими вызовами. Это дает немного смысла для определения целей и выбора наших средств до тех пор, пока мы не достигнем четкой репрезентации реальности, за которую мы боремся.

Если мы открыты для разнообразных научных установок, мы можем выработать более дееспособные принципы стратегии, чем та, которой мы пользуемся сейчас. На операционном уровне мы можем ожидать, что принципы, связанные с вооружениями будут продолжать развиваться, если мы понимаем теоретические принципы, дающие развитие этим вооружениям. На высшем уровне мы должны понимать факторы, которые диктуют условия, из-за которых такая комплексная и динамическая система как СССР будет меняться, и работать более точно над трансформацией. Мы можем многому научиться, если рассматривать хаос и перегруппировку как возможности, а не рваться к стабильности как иллюзорной цели в самой себе. Все это предполагается, если мы сможем превзойти механицистские рамки, которые все еще доминируют в стратегическом мышлении.

Стивен Манн — Теория хаоса и стратегическое мышление читать онлайн

sci_politics Стивен Манн Теория хаоса и стратегическое мышление

Классический текст современного американского стратега-геополитика и дипломата Стивена Манна, посвященный новым подходам в международных отношениях

14 December 2015 ru en Леонид Савин Filja FictionBook Editor Release 2.6.6 14 December 2015 http://konservatizm.org/konservatizm/theory/080310032055.xhtml FILJA080-D1E4-4BF4-804A-E3F887FB2724 1.0

1.0 — создание файла

Стивен Манн

Теория хаоса и стратегическое мышление

Сейчас осуществляется революция, которая может изменить стратегическое мышление. Горько-сладкая правда состоит в том, что эта революция имеет мало общего с «новым мировым порядком», установленным после окончания Холодной войны и успешной операции «Буря в пустыне». Настоящая революция происходит в науке, и ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления. Наше внимание пока еще заострено на краткосрочной международной реорганизации. Будучи захваченными этим переходным моментом, мы упускаем эпохальное.

Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. Эти новые направления научных изысканий возникли лишь в течение последних 30 лет. Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах. С тех пор, как научные революции в прошлом изменили сущность конфликта, для американских стратегов будет жизненно важным понимать происходящие изменения. С одной стороны это важно с технологической точки зрения: новые принципы производят новые виды вооружений как, например, квантовая теория и теория относительности сопровождали появление ядерного оружия.

Вторая, и более фундаментальная причина необходимости понимания изменений в науке состоит в том, что наше восприятие реальности основывается на научных парадигмах. Мир зачастую представляется нам как место, полное противоречий и беспорядка и мы ищем такие рамки, которые наполнят его смыслом. Эти рамки были полностью установлены физическими науками, подобно тому, как в 18 веке бытовало мнение, что движение небесных тел подобно работе огромного часового механизма. Научные достижения, кроме того, показывают нам новые пути понимания окружающей среды и могут подразумевать инновации по решению политических дилемм. Несмотря на желание стратегического сообщества ухватиться за технологические преимущества, которые можно извлечь из изменений, вполне возможно адаптировать эти достижения для стратегического мышления. Эта статья лишь поверхностно касается технических преимуществ, вместо этого акцентируя внимание на концептуальных аспектах.

Неприятие стратегическим сообществом новых парадигм является данью власти нынешних установок. Специфическая парадигма, которая проникла в современное Западное сознание, лучше всего описана в ньютоновском мировоззрении. Она детерминистская, линейная, связана с взаимодействием объектов и сил, и ориентирована на последовательные изменения. Эта единственная точка зрения на мир повлияла на все сферы человеческой деятельности. Один комментатор очень четко подметил: «другие науки поддерживают механицистское… видение классической физики как четкое описание реальности и моделируют свои теории в соответствии с нею. Всякий раз, когда психологи, социологи или экономисты хотят приблизиться к научности, они естественно обращаются к базовой концепции ньютоновской физики».Как одна из социальных наук, военная наука сталкивается с такими же предпосылками. Будет вполне верным сказать, что эта специфическая дисциплина механики — наука движения и действия сил и тел — захватила наше воображение.

Почему же механицистское мировоззрение настолько сильно блокирует стратегическое мышление? Часть ответа мы найдем в том факте, что военная и политическая науки напрямую развивались как науки 18 и 19 столетий, в соответствии с ростом значения классической физики и математики. Эйнштейн описывает этот дух эпохи так: «великие достижения механики во всех отраслях, ее потрясающий успех в развитии астрономии, применение ее идей к совершенно иным проблемам, нематематическим по своей сути, все это способствовало становлению убеждения в то, что возможно описать все природные феномены в терминах обычных сил между не допускающими каких-либо изменений объектами».

Кроме того, имеются и более реальные причины. Попросту говоря, бой — это механика. Ни для кого не будет удивлением то, что военная стратегия загнана в механицистские рамки. С тех пор как национальная стратегия часто заимствует метафоры сражения — мирная «агрессия», Холодная «война», кампания по строительству государства-нации — опять же, не удивительно, что национальная стратегия отражает это же предубеждение. Политика — это продолжение войны лингвистическими средствами.

Второй причиной столь длительного влияния механики является ее доступность. В предыдущем столетии физика (включая ее подраздел механику) и химия сделали большие шаги по сравнению с другими областями науки. Биология находилась в младенческом состоянии до конца 19 века, а открытия, представляющие теорию относительности Эйнштейна еще были в будущем. Ньютоновская механика, наоборот, прочно утвердилась в конце 17 века.

Наконец, это механицистское мировоззрение было обнадеживающим, так как утверждало, что в мире происходят поочередные изменения. Это давало надежду стратегам на то, что череда событий может быть предугадана, если будут открыты основополагающие принципы и будут известны те варианты, которые могут быть применимы. Поэтому не будет сюрпризом тот факт, что современные военные теоретики прочно и подсознательно следовали механицистской парадигме. На уровне военной стратегии, принимая во внимание Клаузевица, язык книги «О войне» разбивает механицистские основы: трение, массу, центры гравитации и т.д. Или взять Жомини, который потряс основы геометрии поля боя. Или, возьмем современный пример и рассмотрим выдержку из инструкции Пентагона по планированию национальной безопасности: «Окончание Холодной войны может быть описано как монументальный сдвиг тектонических плит, высвобождающий основные силы, которые безвозвратно перестраивают стратегический ландшафт».

Читать дальше

Стивен Манн | Steven Mann статистика, видео, фото, биография, бои без правил, боец MMA

Проиграл

Мэтт Делэнойт
(Matt Delanoit)

Shamrock FC
Shamrock 305

2 0:55
Сабмишном
(удушение сзади)
11 мая 2018 /
Марк Васем

Shamrock FC
Shamrock 305
Дата: 11 мая 2018

Мэтт Делэнойт
(Matt Delanoit)

Проиграл

Р: 2
Время: 0:55

Сабмишном

(удушение сзади)

Проиграл

Мэтт Вич
(Matt Veach)

Shamrock FC
Shamrock 279

3 2:10
Сабмишном
(рычаг локтя)
02 декабря 2016 /
Марк Васем

Shamrock FC
Shamrock 279
Дата: 02 декабря 2016

Мэтт Вич
(Matt Veach)

Проиграл

Р: 3
Время: 2:10

Сабмишном

(рычаг локтя)

Выиграл

Майк Эстус
(Mike Estus)

Bellator 157: Динамит 2

1 0:25
Техническим нокаутом
(удары коленями)
24 июня 2016 /
Майк Инглэнд

Bellator 157: Динамит 2

Дата: 24 июня 2016

Майк Эстус
(Mike Estus)

Выиграл

Р: 1
Время: 0:25

Техническим нокаутом

(удары коленями)

Выиграл

Кевин Браун
(Kevin Brown)

Shamrock FC — No Mercy

1 2:07
Сабмишном
(рычаг локтя)
16 апреля 2016 /
Марк Васем

Shamrock FC — No Mercy

Дата: 16 апреля 2016

Кевин Браун
(Kevin Brown)

Выиграл

Р: 1
Время: 2:07

Сабмишном

(рычаг локтя)

Проиграл

Кайл Куртц
(Kyle Kurtz)

Bellator 145: Отмщение

1 2:59
Сабмишном
(удушение треугольником)
06 ноября 2015 /
Джон Дувер

Bellator 145: Отмщение
Дата: 06 ноября 2015

Кайл Куртц
(Kyle Kurtz)

Проиграл

Р: 1
Время: 2:59

Сабмишном

(удушение треугольником)

Выиграл

Джейсон Лук
(Jason Louck)

IC — Iowa Challenge 119

1 3:16
Техническим нокаутом
(удары)
29 августа 2015 /

IC — Iowa Challenge 119

Дата: 29 августа 2015

Джейсон Лук
(Jason Louck)

Выиграл

Р: 1
Время: 3:16

Техническим нокаутом

(удары)

Проиграл

Джастин Гутри
(Justin Guthrie)

Bellator 138: Незаконченное дело

2 1:09
Сабмишном
(удушение Брабо)
19 июня 2015 /
Джон МакКарти

Bellator 138: Незаконченное дело
Дата: 19 июня 2015

Джастин Гутри
(Justin Guthrie)

Проиграл

Р: 2
Время: 1:09

Сабмишном

(удушение Брабо)

Выиграл

Шон Хафман
(Sean Huffman)

IC — Iowa Challenge 110

1 1:37
Техническим нокаутом
()
10 января 2015 /

IC — Iowa Challenge 110

Дата: 10 января 2015

Шон Хафман
(Sean Huffman)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:37

Техническим нокаутом

()

Выиграл

Ронни Бритт
(Ronnie Britt)

EC — Extreme Challenge 231

1 4:19
Сабмишном
(удушение ручным треугольником)
19 мая 2014 /
Matt White

EC — Extreme Challenge 231

Дата: 19 мая 2014

Ронни Бритт
(Ronnie Britt)

Выиграл

Р: 1
Время: 4:19

Сабмишном

(удушение ручным треугольником)

Выиграл

Demian Papagni
(Demian Papagni)

IC — Iowa Challenge 95

1 3:51
Техническим нокаутом
(удары)
11 января 2014 /
Tyrone Roberts

IC — Iowa Challenge 95

Дата: 11 января 2014

Demian Papagni
(Demian Papagni)

Выиграл

Р: 1
Время: 3:51

Техническим нокаутом

(удары)

Выиграл

Даниэль Эндрюс
(Daniel Andrews)

Shamrock Promotions — Fight Night

1 3:50
Сабмишном
(удушение сзади)
26 января 2013 /
Майк Инглэнд

Shamrock Promotions — Fight Night

Дата: 26 января 2013

Даниэль Эндрюс
(Daniel Andrews)

Выиграл

Р: 1
Время: 3:50

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Micah Allen

EC — Extreme Challenge 223

1 1:44
Сабмишном
(удушение треугольником)
12 января 2013 /
Tyrone Roberts

EC — Extreme Challenge 223

Дата: 12 января 2013

Micah Allen

Выиграл

Р: 1
Время: 1:44

Сабмишном

(удушение треугольником)

Проиграл

Лонни Скривен
(Lonnie Scriven)

IC — Iowa Challenge 71

1 3:40
Техническим нокаутом
(удары)
06 октября 2012 /

IC — Iowa Challenge 71
Дата: 06 октября 2012

Лонни Скривен
(Lonnie Scriven)

Проиграл

Р: 1
Время: 3:40

Техническим нокаутом

(удары)

Выиграл

Кеннет Шмитц
(Kenneth Schmitz)

EC — Extreme Challenge 209

1 1:20
Сабмишном
(удушение сзади)
04 мая 2012 /

EC — Extreme Challenge 209

Дата: 04 мая 2012

Кеннет Шмитц
(Kenneth Schmitz)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:20

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Воды нормы
(Norm Waters)

EC — Extreme Challenge 202

1 1:54
Сабмишном
(удушение сзади)
28 января 2012 /

EC — Extreme Challenge 202

Дата: 28 января 2012

Воды нормы
(Norm Waters)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:54

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Морис Спейрс
(Maurice Speirs)

EC — Extreme Challenge 201

1 1:11
Сабмишном
(удушение сзади)
14 января 2012 /

EC — Extreme Challenge 201

Дата: 14 января 2012

Морис Спейрс
(Maurice Speirs)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:11

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Вик Хол
(Vic Hall)

EC — Extreme Challenge 192

1 1:47
Сабмишном
(удушение сзади)
27 августа 2011 /

EC — Extreme Challenge 192

Дата: 27 августа 2011

Вик Хол
(Vic Hall)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:47

Сабмишном

(удушение сзади)

«Теория хаоса» Стивена Манна и корпоративное управление Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

УДК 005.1:334.75 DOI 10.12737/24704

Получено 22.12.2016 Одобрено 02.02.2017 Опубликовано 22.03.2017

Савченко А.В.

канд. экон. наук, доцент кафедры корпоративного управления ФГБОУ ВО «Государственный университет управления», Москва

e-mail: [email protected]

«Теория хаоса» Стивена Манна и корпоративное управление

Аннотация

В статье рассматривается проблема анализа внешней среды организации на основе взглядов Стивена Манна о «теории управляемого хаоса». Применение «теории хаоса» позволяет по новому оценить динамику внешней среды и понять природу некоторых происходящих на мировых рынках процессов. «Теория хаоса» не противопоставляется теории управления, а дополняет ее, объясняя нелинейность внешней среды и отдельные причины появления социально-экономических вирусов.

Ключевые слова:

теория хаоса, теория динамического хаоса, асимметричность и нелинейность внешней среды, конкурентоспособность, самоорганизующая критичность, латентное управление, социально-экономические вирусы.

Savchenko A.V.

Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Department of Corporate Governance, FSBEI HE State University of Management, Moscow

e-mail: [email protected]

Steven Mann’s «Chaos Theory» and Corporate Governance

Abstract

The article considers the problem of analysis of the external environment of the organization on the basis of the views of Steven Mann’s «theory of controlled chaos». The use of «chaos theory» allows us to re-evaluate the dynamics of the external environment and to understand the nature of some processes in the world market. «Chaos Theory» is not opposed to the theory of management, but complements it explaining the nonlinearity of the environment and the individual causes of socio-economic viruses.

Keywords:

chaos theory, theory of dynamical chaos, nonlinearity and asymmetry of the environment, competitiveness, self-organized criticality, latent management, socio-economic viruses.

Изначально созданная как математическая концепция «теория хаоса», «теория динамического хаоса» или «теория нелинейных математических систем» описывает законы и закономерности случайных явлений в системах, которые должны подчиняться законам детерминизма. Часто такие явления называют «динамический хаос», или «детерминированный хаос» для различия научного термина и общеупотребительного понятия хаоса как беспорядка. Например, атмосферные или разнообразные турбулентные явления в газовой и жидкостной среде, колебательные процессы в электрических и маг-нито-механических устройствах и т.п.

«Теория хаоса гласит, что сложные системы чрезвычайно зависимы от первоначальных условий, и небольшие изменения в окружающей среде могут привести к непредсказуемым последствиям. Математические системы с хаотическим поведением являются детерминированными, то есть подчиняются некоторому строгому закону, и, в некотором смысле, являются упорядоченными… Пионерами теории считаются французский физик и философ Анри Пуанкаре (доказал теорему о возвращении),

советские математики А.Н. Колмогоров и В.И. Арнольд и немецкий математик Ю.К. Мозер, построившие теорию хаоса, называемую КАМ (теория Колмогорова — Арнольда — Мозера) <…> теория основана на положении о том, что. динамическая система, которая классифицируется как хаотическая, должна иметь следующее свойство: Она должна быть чувствительна к начальным условиям… Чувствительность к начальным условиям более известна как «Эффект бабочки». Термин возник в связи со статьей «Предсказание: Взмах крыльев бабочки в Бразилии вызовет торнадо в штате Техас «, которую Эдвард Лоренц в 1972 году вручил американской «Ассоциации для продвижения науки» в Вашингтоне. Взмах крыльев бабочки символизирует мелкие изменения в первоначальном состоянии системы, которые вызывают цепочку событий, ведущих к крупномасштабным изменениям. Если бы бабочка не хлопала крыльями, то траектория системы была бы совсем другой, что в принципе доказывает определенную линейность системы. Но мелкие изменения в первоначальном состоянии системы могут и не вызывать цепочку событий» [5].

Математическая «теория хаоса» использует особое понятие — «аттрактор», особое состояние динамической системы, в которое с течением времени она переходит, приобретая некоторую устойчивость, к которому ее подталкивают имманентные (внутренне присущие) процессы.

В государственное управление на самый высокий, стратегический, уровень теорию хаоса вывел Стивен Манн своей статьей «Теория хаоса и стратегическое мышление» (см.: Steven R. Mann «Chaos theory and strategic thought» (1992): http://www.dtic.mil/cgi-bin/ GetTRDoc?AD=ADA528321). Она широко обсуждалась в военно-политической элите США, так как была напечатана в главном армейском журнале. В статье отмечалось: «Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. …Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах. …Настоящая революция происходит в науке, и ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления… Неприятие стратегическим сообществом новых парадигм является данью власти нынешних установок. Специфическая парадигма, которая проникла в современное Западное сознание, лучше всего описана в ньютоновском мировоззрении. Она детерминистская, линейная, связана с взаимодействием объектов и сил, и ориентирована на последовательные изменения. Эта единственная точка зрения на мир повлияла на все сферы человеческой деятельности. Один комментатор очень четко подметил: «другие науки поддерживают механицистское… видение классической физики как четкое описание реальности и моделируют свои теории в соответствии с нею. Всякий раз, когда психологи, социологи или экономисты хотят приблизиться к научности, они, естественно, обращаются к базовой концепции ньютоновской физики». Как одна из социальных наук, военная наука сталкивается с такими же предпосылками. Будет вполне верным сказать, что эта специфическая дисциплина механики — наука движения и действия сил и тел — захватила наше воображение» [4].

Отмечая в первую очередь консерватизм мышления на высшем управленческом уровне, Стивен Манн проводит безупречную аналогию, фиксируя фундаментальную проблему стратегического мировоззрения. Отмечая кризис стратегического мышления на геополитическом уровне, он поясняет источник этого кризиса и ориентирует на необходимость применения новых мыслетехнических при-

емов. Однако, изучая теорию менеджмента, стратегический менеджмент, мы можем увидеть все указанные недостатки в стратегическом управлении корпораций. Конечно, есть огромное отличие государственного и корпоративного управления, но между ними есть и много общего. Это позволяет применять теорию хаоса как теорию интердетерми-нированной нелинейно изменяющей свои свойства динамичной внешней среды. Теория хаоса позволяет рассматривать внешнюю среду организации не как пространство сосредоточения комплекса стабильных факторов ближнего и дальнего окружения, влияющих на существование организации, а как нелинейное динамично изменяющееся пространство, в котором любой малозначимый элемент сможет приобрести системообразующее значение.

Стивен Манн родился в Филадельфии в 1951 г. В 1973 г. стал бакалавром в Оберлинском колледже, в 1974 г. — магистром в Корнеллском университете. Карьеру на дипломатической службе начал в 1976 г. сотрудником посольства США на Ямайке. В дальнейшем переехал в Москву, затем в Вашингтон. Стивен Манн рос по служебной дипломатической лестнице, став в 1998 г. послом США в Туркменистане. По пути в 1991 г. Стивен Манн закончил Национальный военный колледж в Вашингтоне с отличием. Является советологом и координатором некоторых «цветных революций», знает русский и немецкий языки.

Поясняя свое видение о причинах консерватизма механистического мироотношения в стратегическом мышлении, Стивен Манн отмечает: «…военная и политическая науки напрямую развивались как науки 18 и 19 столетий, в соответствии с ростом значения классической физики и математики. … Попросту говоря, бой — это механика. Ни для кого не будет удивлением то, что военная стратегия загнана в механицистские рамки. С тех пор как национальная стратегия часто заимствует метафоры сражения — мирная «агрессия», Холодная «война», кампания по строительству государства-нации -опять же, не удивительно, что национальная стратегия отражает это же предубеждение. Политика — это продолжение войны лингвистическими средствами. <…> причиной столь длительного влияния механики является ее доступность. В предыдущем столетии физика (включая ее подраздел — механику) и химия сделали большие шаги по сравнению с другими областями науки. Биология находилась в младенческом состоянии до конца 19 века, а открытия, представляющие теорию относительности Эйнштейна, еще были в будущем. Ньютоновская механика, наоборот, прочно утвердилась в конце 17 века.

Наконец, это механицистское мировоззрение было обнадеживающим, так как утверждало, что в мире происходят поочередные изменения. Это давало надежду стратегам на то, что череда событий может быть предугадана, если будут открыты основополагающие принципы и будут известны те варианты, которые могут быть применимы. Поэтому не будет сюрпризом тот факт, что современные военные теоретики прочно и подсознательно следовали механицистской парадигме. <…> Так называемая революция в военном деле до 1945 г. была представлена лишь в изменениях механического преимущества. …повышение разрушительности и точности оружия сохранили классические рамки толкования войны. …так как мир становится более сложным, традиционные теории менее способны на объяснения. Разрыв между теорией и реальностью существует на уровнях и национальной и военной стратегии. <…> Можем ли мы наверняка описать во всей полноте и разнообразии наше международное окружение в традиционных терминах баланса силы..? Механицистское мировоззрение хорошо, но оно недостаточно хорошо. …оно вынуждает нас упростить сложные ситуации к нескольким основным вариантам. По традиции мы рассматриваем стратегическую мысль как взаимодействие ограниченного количества факторов, в основном военных, экономических и политических. <…> Мы приближаемся к честному пониманию международного окружения и должны признать, что оно нелинейно и, к сожалению, интерактивно. Это сильно затрудняет анализ: «нелинейность означает, что акт игры ведет к изменению правил»…» [4].

Несомненно, каждый руководитель в ситуации неопределенности и неясности ситуации в первую очередь стремится достигнуть понимания если не сущности, то хотя бы специфики происходящего. Поэтому представление о стабильном взаимодействии некоторого ограниченного количества основных факторов в причинно-следственной связке позволяет обрести уверенность и принимать управленческие решения. В ситуации стабильного функционирования организации это приводит к успешности и позволяет решить основные проблемы. Но ужесточение конкурентной борьбы, глобализация мировой экономики усложнение политических процессов и их влияния на экономическую жизнь приводит к необходимости в смене парадигмы стратегического мышления и на корпоративном уровне.

Понимание, что нелинейность и динамичность является основой любых факторов, с одной стороны, выбивает основы уверенности менеджеров в достижимости целей и реализуемости планов. Это

приводит к росту неопределенности, увеличению стресса при принятии значимых, стратегических решений, необходимости идти на больший риск.

С другой стороны, теория хаоса избавляет от иллюзорности, позволяет более объективно смотреть на вещи, понимать природу явлений, вовремя учитывать изменения обстановки, не отмахиваясь от малозначимых явлений. Например, фирма INTEL в 1994 г. не обратила должного внимания на ошибку в процессорах Pentium. По расчетам специалистов компании, у обычного пользователя она проявится один раз в 27 тыс. лет. Однако для улаживания скандала, связанного с этой ошибкой, компании пришлось потратить 475 млн долл. Трудно в это поверить, но это так и есть, абсолютно нулевая, с технической точки зрения, ошибка стоила компании полмиллиарда долларов.

Асимметричность, нелинейность внешней среды требуют от стратегического управления адекватных интеллектуальных инструментов для своего анализа и своевременного реагирования на угрозы и вызовы. Основная идея Стивена Манна о теории хаоса заключается в следующем тезисе:

«Новая наука о хаосе, лежащая в тревожной границе между физикой и математикой, определяется четкими ключевыми принципами:

• теория хаоса прилагается к динамическим системам — системам с очень большим количеством подвижных компонентов;

• внутри этих систем существует непериодический порядок, по внешнему виду беспорядочная совокупность данных может поддаваться упорядочиванию в разовые модели;

• подобные «хаотические» системы показывают тонкую зависимость от начальных условий; небольшие изменения каких-либо условий на входе приведут к дивергентным диспропорциям на выходе;

• тот факт, что существует порядок, подразумевает, что модели могут быть рассчитаны как минимум для более слабых хаотических систем. «Хаос» — это не совсем удачное выражение для

такой дисциплины. Слово вызывает ассоциации с бесформенностью и чистой случайностью, которые осложняют концептуальную задачу. «Нелинейная динамика» — менее перегруженный и более описательный термин, но хаос — это широко употребляемый научный ярлык, так что мы будем применять именно это слово.

Парадигма хаоса не противоречит классической парадигме. В действительности, теория хаоса происходит из классической физики и математики, но она превосходит их. Классический подход описы-

вает линейное поведение отдельных объектов; теория хаоса описывает статистические тенденции очень многих взаимодействующих объектов.

Как эта наука может быть применима для стратега? Как минимум ее применение может осуществляться на двух уровнях. На материальном уровне технологические инновации, которые эксплуатируют теорию хаоса, изменят основы войны. На теоретическом уровне она предлагает новые основы стратегического мышления…» [4].

Рассматривая в первую очередь государственное стратегическое управление и используя военное дело только как иллюстрацию стратегических особенностей управления, Стивен Манн формулирует принципы, применимые в корпоративном управлении. Менеджер создает деятельность объекта управления в нелинейной рыночной среде, выкристаллизовывая целенаправленные действия подчиненных из неупорядоченности общественных и экономических отношений. Деятельность, являясь очень тонким и сложным механизмом, имеющим нелинейную природу, требует адекватного отношения на любом уровне, и чем сложнее устроена деятельность, тем сложнее и требования.

Конкуренция выводит стратегическое управление корпораций на уровень, аналогичный уровню ведения военных действий, и делает справедливым применение в менеджменте термина «туман войны» или «туман неизвестности», о котором величающий теоретик военного дела Карл фон Клаузевиц в своем трактате «О войне» писал: «…война требует от своих адептов выдающихся умственных сил. Война — область недостоверного: три четверти того, на чем строится действие на войне, лежит в тумане неизвестности, и, следовательно, чтобы вскрыть истину, требуется, прежде всего, тонкий, гибкий, проницательный ум.

Иной раз заурядный ум может случайно напасть на истину, другой раз выдающаяся храбрость может загладить промах, но на общем уровне успехов недостаток ума в большинстве случаев непременно скажется.

Война — область случайности: только в ней этой незнакомке отводится такой широкий простор, потому что нигде человеческая деятельность не соприкасается так с ней всеми своими сторонами, как на войне; она увеличивает неопределенность обстановки и нарушает ход событий.

Недостоверность известий и постоянное вмешательство случайности приводят к тому, что воюющий в действительности сталкивается с совершенно иным положением вещей, чем ожидал; это не может не отражаться на его плане или, по крайней мере, на

тех представлениях об обстановке, которые легли в основу этого плана. Если влияние новых данных настолько сильно, что решительно отменяет все принятые предположения, то на место последних должны выступить другие, но для этого обычно не хватает данных, так как в потоке деятельности события обгоняют решение и не дают времени не только зрело обдумать новое положение, но даже хорошенько оглядеться. Впрочем, гораздо чаще исправление наших представлений об обстановке и ознакомление с встретившейся случайностью оказываются недостаточными, чтобы вовсе опрокинуть наши намерения, но могут все же их поколебать. Знакомство с обстановкой растет, но наша неуверенность не уменьшается, а, напротив, увеличивается. Причина этого заключается в том, что необходимые сведения получаются не сразу, а постепенно. Наши решения непрерывно подвергаются натиску новых данных, и наш дух все время должен оставаться во всеоружии» [2, гл. 3].

Конкурентоспособность как потенциальная возможность получения большего дохода базируется на конкурентных преимуществах. Жизнь организаций в рыночной среде состоит из этапов получения и потери своих конкурентных преимуществ. Развитие общества приводит к интенсификации конкурентной борьбы, поиску факторов, обеспечивающих конкурентное преимущество, и в этом процессе интеллектуальная насыщенность управленческих решений, создание и применение все более сложных методологических приемов играет первостепенную роль.

Одним из практических фокусов внимания в этом подходе является борьба с недобросовестной конкуренцией как с феноменом создания гиперконкурентных рынков. На таких рынках, с одной стороны, целенаправленно препятствуют проникновению на рынок лучших по качеству и ценам товаров и услуг. С другой стороны, целенаправленно создают искаженные представления у субъектов рыночных отношений. С третьей стороны, широко применяют административные, юридические и иные способы подавления конкурентов. На гиперконкурентных рынках «невидимая рука рынка» оснащается «кастетом» предвзятости, обеспечивающим выигрыш в конкурентной борьбе не наиболее достойным, а наиболее бесчестным.

Разработка и реализация выигрышных стратегий, «создание будущего» требует выявление или использование принципиально новых возможностей. Первопроходец всегда получает право формировать свои правила игры, стабилизировать новизну. Теория хаоса позволяет создавать методы диагностики скры-

тых воздействий, манипулирования и деструктивного латентного управления конкурентоспособностью.

Стивен Манн считает: «Настоящая ценность теории хаоса находится на высшем уровне — в сфере национальной стратегии. Хаос может изменить метод, с помощью которого мы рассматриваем весь спектр человеческих взаимодействий и в котором война занимает лишь особую часть. Международная среда является превосходным примером хаотической системы. Интригующее место теории хаоса — «самоорганизованная критичность» — превосходно соответствует ей в качестве анализа. Бэк и Чен дали следующее определение самоорганизованной критичности: «Большие интерактивные системы постоянно путем организации доводят себя до критического состояния, в котором небольшое событие может запустить цепную реакцию, которая может привести к катастрофе. Несмотря на это, композитные системы производят больше небольших событий, чем катастроф, а цепные реакции всех размеров являются интегральной частью динамики. Кроме того, композитные системы никогда не достигают равновесия, но наоборот, эволюционируют от одного метасостояния (т.е. временного состояния) к следующему».

На международной арене традиционная модель приводит нас к переоценке нашего влияния на события и обесценивает все возможности, но основные игроки продолжают иметь решающее влияние на события. Парадигмы хаоса и критичности, наоборот, освещают диспропорционные эффекты, которые могут спровоцировать небольшие акторы. Немецкий физик Герд Айленбергер отмечает:

«Самые мизерные отклонения в начале движения могут привести к огромным различиям позднее — другими словами, крохотные причины могут вызвать непропорциональный эффект спустя определенный интервал времени…».

Далее теория хаоса показывает, что эти отклонения являются самоорганизующимися; что они производятся самой динамической системой. Даже при отсутствии внешних потрясений успешная комплексная система включает в себя факторы, которые толкают систему за пределы стабильности, в турбулентность и переформатирование» [4].

Главная мысль этого высказывания заключается в следующем: необходимо перевести сложную системы в состояние «самоорганизованной критичности», а дальше цепная последовательность неизбежно приведет к кризису. Этот подход можно использовать как для конструктивных, так и для деструктивных целей на геополитическом уровне. Для нас

же важно, что подобные явления происходят и в коммерческих организациях, и использование представлений о «самоорганизованной критичности» повышает мощность аналитических процедур в управлении, в конечном счете конкурентоспособность компаний.

Ключевое требование, обеспечивающее успешность современной организации, — это высокие скорости процессов принятия и реализации управленческих решений. Темп жизни постоянно возрастает, и в менеджеры вынуждены либо упрощать процедуры разработки решений, используя шаблоны и т.п., что неизбежно приводит к потерям и неудачам, либо увеличивать интеллектуальную насыщенность управленческих процедур.

Как пишет Стивен Манн, отрицая структурный «статичный» взгляд на международные отношения: «Метафизическая точка зрения слишком произвольна и упрощенна для международных дел. Мы должны начать с точки, которая начинается с беспорядка, переустройства, является свойственной и неотвратимой для комплексных интерактивных систем. Мир обречен быть хаотичным, потому что многообразие акторов человеческой политики в динамической системе в большей степени имеют разные цели и ценности.

Механицистская парадигма поощряет нас искать причины главных изменений во внешних факторах. Она постулирует базовую инерцию, заложенную в системе до тех пор, пока не начнет действовать какая-то сила извне. Критичность, наоборот, является самоорганизующей. Система работает в сторону главного изменения как результат небольших, в основном игнорируемых событий. Первая Мировая война представляет известный пример самоорганизующей критичности. Убийство эрцгерцога в неприметном балканском городишке инициировало мировую катастрофу, приведшую к гибели 15 миллионов человек, и эффект от которой чувствуется и по сей день» [4].

Самоорганизующая критичность — это «зерно хаоса», из которого вырастают изменения, изменения развития или изменения деградации. Зарождение изменений всегда первоначально незаметно, оно незначительно по масштабам и силу своей новизны обычно маскирует за текущими мелкими неурядицами и отклонениями. Пока это вырастающее «зерно хаоса» не наберет критическую массу и не произойдет прорыв обыденности. Далее события начинают нестись вскачь, динамика изменений резко возрастает и незначительное прежде начало становится системообразующим.

Искусство управления заключается в способности использовать нелинейные, хаотичные процессы для достижения целей организации. Умение спрогнозировать, угадать направленность изменений, как можно раньше зафиксировать начало дестаби-лизационного процесса — это признак управленческого профессионализма. Теория управляемого хаоса позволяет акцентировать внимание на самор-ганизованной критичности как потенциальных точках бифуркации центрах, из которых вырастает разрушающее структурные связи начало.

Высказывания Стивена Манна содержат определенную долю циничности, тем не менее помогают понимать основу мировой политики США: «Сейчас… начинаются разговоры о правильной концепции полярности — является ли мир многополярным, однополярным или триполярным, он уже более не двухполярный. Эти разговоры служат примером того, как мы не замечаем очевидных вещей. В политическом плане мир имеет слишком много и различных акторов, чтобы осмыслять его в терминах полярности. Мы еще пытаемся использовать метафору из механицистского лексикона, дающего нам комфортабельно ощущение, что мы действительно понимаем новый мир.

…Даже когда режим контроля над вооружениями имеет декларативную форму и не имеет военного применения, как в случае конвенции от 1972 г. по биологическому и химическому оружию, есть вера в то, что простое, декларативное существование угрозы поможет предотвратить ужасы, связанные с применением этого оружия. Американцы освящают «процесс» контроля над вооружениями как благой сам по себе, независимо от стратегической ситуации или достоинства соглашений.

Эффективные соглашения могут замедлить прогресс системы в сторону критичности, но мы ин-дульгируем в иллюзии, если верим в то, что возможна абсолютная стабильность. В международных делах вся стабильность преходяща. …Стабильность — это не более чем последствие, и никогда не может быть целью» [4].

Мы должны понимать, что мыльный пузырь государственного долга США достиг предельных величин и продолжает расти. Бесконечно этот процесс продолжаться не может. Расплачиваться по своим долгам США не будет. Мыльный пузырь американской экономики лопнет. Избежать этого Соединенные Штаты могут только в случае тотальной дестабилизации. Поэтому глобальной целью Соединенных Штатов является не однополярный, двухполярный или многополярный мир, а глобальный хаос — дестабилизация по всему миру.

Соединенным Штатам не нужна стабильность — она «никогда не может быть целью», по мнению Манна. Поэтому прокатившиеся по постсоветскому пространству оранжевые революции, политические игры на Ближнем Востоке, Северной Африке, санкции против России — это не попытки стабилизировать конфликты, не попытки установить свой порядок — это всего лишь создание саморганизо-ванной критичности.

Рынок при всем своем многообразии и внешней хаотичности всегда требует порядка. Основой рыночных отношений являются гарантии сохранности имущества, которые предоставляются государством. Разрушение государственной, правовой, экономической стабильности убивает бизнес. Выход российских корпораций на международный рынок требует изменения подходов, приспособления к новым обстоятельствам, учета и управления рисками — понимание сути событий, происходящих на международной арене и на мировом рынке за счет использования теории хаоса в аналитике.

Механизм глобальных изменений, которые США сможет использовать, по мнению Стивена Манна, заключается в следующем: «Конфликтная энергия заложена в основы человеческих свойств с того момента, когда индивидуум стал базовым блоком глобальных структур. Конфликтная энергия отражает цели, ощущения и ценности индивидуального актора — в сумме, идеологическое обеспечение каждого из нас запрограммировано. Изменение энергии конфликта людей уменьшит или направит их по пути, желательному для наших целей национальной безопасности, поэтому нам нужно изменить программное обеспечение. Как показывают хакеры, наиболее агрессивный метод подмены программ связан с «вирусом», но не есть ли идеология другим названием для программного человеческого вируса?

С этим идеологическим вирусом в качестве нашего оружия США смогут вести самую мощную биологическую войну и выбирать, исходя из стратегии национальной безопасности, какие цели-народы нужно заразить идеологиями демократического плюрализма и уважения индивидуальный прав человека. С сильными американскими обязательствами, расширенными преимуществами в коммуникациях и увеличивающимися возможностями глобального перемещения, вирус будет самовоспроизводящимся и будет распространяться хаотическим путем. Поэтому наша национальная безопасность будет иметь наилучшие гарантии, если мы посвятим наши усилия борьбе за умы стран и культуры, которые отличаются от нашей. Это единственный путь для построения мирового порядка, который будет иметь

длинный период (хотя, как мы видим, никогда нельзя достичь абсолютной постоянности) и будет глобально выгодным. Если мы не сможем достичь такого идеологического изменения во всем мире, у нас останутся спорадические периоды спокойствия между катастрофическими переустройствами.

…Стратегия традиционно описывается как прочная железная связь причин и следствий. Сегодняшняя ситуация в национальной стратегии показывает, что этот Железный Век проходит и мы должны выработать более охватывающее определение стратегии: не просто согласование средств и целей, но согласование парадигм со специфическими стратегическими вызовами… Мы можем многому научиться, если рассматривать хаос и перегруппировку как возможности, а не рваться к стабильности как иллюзорной цели в самой себе» [4].

Представление о человеческих вирусах в социуме носится в воздухе и пока концептуально не оформлено, но получает все большее эмпирическое распространение. Например, Ричард Броуди в книге «Психологические вирусы. Как программируется ваше сознание» применил представление о вирусах для объяснения психологических явлений и процессов и в результате построил вполне работоспособную концепцию. Р. Броуди считает, что «Психические вирусы существовали на протяжении всей человеческой истории, постоянно эволюционируя и изменяясь. Психические вирусы — такие «инфекционные» частицы нашей культуры, которые мгновенно поражают людей, изменяя их мысли и судьбы. Иногда психические вирусы относительно безвредны. иногда они серьезно воздействуют на ход жизни людей. Когда эти «культурные частицы» нам по вкусу, все в порядке. Но не стоит забывать, что в некоторых случаях психические вирусы могут «запрограммировать» наше мышление и поведение. только при этом они будут уничтожать не данные памяти на винчестере, а наши жизни. Проблему усложняет и тот факт, что никогда не известно заранее: является ли «программа», которой инфицирует вас психический вирус, вредоносной или полезной… Психические вирусы не материальны. Они распространяются в процессе коммуникации. Психические вирусы — вовсе не какая-то отдаленная угроза. Они рядом с нами, здесь и сейчас — они живут с нами на протяжении всей известной истории. Психические вирусы постоянно развиваются, они становятся все совершеннее, и все глубже проникает их заражение» [1].

Идея использования представлений о вирусах в экономике уже работает, например, в понятиях «вирусный маркетинг» или «вирусная реклама». Это

общее название различных методов распространения рекламы, в которых главным распространителем информации являются сами получатели информации, за счет формирования яркого, необычного содержания, способного привлечь новых получателей информации. Успешная вирусная реклама приводит к распространению информации, близкой к геометрической. Экономический эффект в этом случае многократно превышает результаты от других видов рекламы.

Социально-экономические вирусы, распространяясь в нашей цивилизации, изменяют мировоззрение, мировосприятие и мироотношение. В.И. Ленин написал, что теория становится материальной силой, как только она овладевает массами. Эти слова подтверждают применимость концепции о социально-экономических вирусах на практике.

Например, многие теоретические концепции можно отнести к социально-экономическим вирусам. «Рукописи не горят». Гелиоцентрическая картина мира Николая Коперника, несмотря на запрет католической церкви, получила распространение, послужила развитию науки и подготовила распространение атеизма. Идеи Маркса о прибавочной стоимости выросли в социальные эксперименты ХХ в. Первые курсы маркетинга, которые начали читать в 1902 г. Эдвард Джонс и Саймон Литман, выросли в современные подразделения маркетинга, без которых не обходится ни одна успешная коммерческая организация.

Вместе с тем удачные примеры мошенничества воспроизводятся, распространяются и вызывают подражание, как вирусы, и при отсутствии противодействия приводят к разрушению социально-экономической системы — банкротству. 90-е гг. показали, как криминализация проникает во все сферы экономики, заражая все вокруг и дестабилизируя обстановку.

Социально-экономические вирусы, являясь в первую очередь информационными образованиями, распространяются в обществе и изменяют социальные и экономические процессы. Как и компьютерные вирусы, являясь в большинстве своем вредоносными образованиями, социально-экономические вирусы могут приносить в некоторых случаях свою пользу. Особенно когда с соблюдением законов используются в конкурентной борьбе.

В заключение можно отметить, что «теория управляемого хаоса» Стивена Манна подводит теоретическое обоснование под широко известный принцип Римской империи: «разделяй и властвуй». В современном мире этот принцип приобрел новую динамичную окраску. После отказа от коммунистических

идей и проведения рыночных реформ Россия, российские компании не перестали быть для западных стран конкурентами, против которых можно применять все возможные способы недобросовестной конкуренции и латентного управления. Наглядным примером этому служит ситуация на Украине. Раздувание противостояния с Россией, выращивание национализма, санкции против российских компаний — все это делается не для установления нового порядка, не для создания сильного свободного Украинского государства, а для развития «самовоспроизводящегося хаоса».

Российские корпорации в силу своей национальной принадлежности неизбежно будут встречаться на международных рынках не только с ожесточенной, но и недобросовестной конкуренцией, деструктивным латентным управлением, и им необходимо понимать не только источники и природу, но и методологические основы направленных против них мероприятий. «Теория хаоса» Стивена Манна, широко обсуждаемая и комментируемая в прессе и интернет-сообществе, является одним из наиболее ярких примеров концептуального обоснования политики двойных стандартов, на которых базирует свои действия политическая и экономическая элита Запада: «для своих — всё, для чужих — ничего».

Литература

1. Броуди Р. Психические вирусы. Как программируют ваше сознание [Текст] / Р. Броуди. — М.: Поколение, 2007. — 304.

2. Клаузевиц Карл фон. О войне [Текст] / Карл фон Клаузевиц. — М.: Госвоениздат, 1934.

3. Савченко А.В. Сущность латентного управления [Текст] / А.В. Савченко. — М.: ГОУВПО «ГУУ», 2014. — 146 с.

4. http://spkurdyumov.ru/what/mann/2/

5. https://ru.wikipedia.org/wiki/Теория_хаоса

References

1. Broudi R. Psikhicheskie virusy. Kakprogrammiruyut vashe soznanie [Mental viruses. How are programming your mind]. Moscow, Pokolenie Publ., 2007. 304.

2. Karl fon Klauzevits «O voyne» [«About War»]. Moscow, Gosvoenizdat Publ., 1934.

3. Savchenko A.V. Sushchnost’ latentnogo upravleniya [The essence of the latent control]. Moscow, GOUVPO «GUU» Publ., 2014. 146 p.

4. Available at: http://spkurdyumov.ru/what/mann/2/

5. Available at: https://ru.wikipedia.org/wiki/Teoriya_khaosa

Стивен Манн (Steven Mann) статистика, биография, фото, видео боев

Поражение Мэтт Делэнойт

27-14 -0

Событие: Shamrock FC Shamrock 305

Дата: 11.05.2018

Судья: Marc Wasem

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 2

Время: 0:55

Shamrock FC Shamrock 305

11.05.2018

Submission (Rear-Naked Choke) 2 0:55
Победа Кеннет Аллен

1-40 -0

Событие: IC Iowa Challenge 129

Дата: 10.02.2018

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 1:26

IC Iowa Challenge 129

10.02.2018

TKO (Punches) 1 1:26
Победа Бен Миллер

5-32 -0

Событие: IC Iowa Challenge 127

Дата: 18.02.2017

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 0:48

IC Iowa Challenge 127

18.02.2017

TKO (Punches) 1 0:48
Поражение Мэтт Вич

17-5 -1

Событие: Shamrock FC Shamrock 279

Дата: 02.12.2016

Судья: Marc Wasem

Метод: Submission (Armbar)

Раунд: 3

Время: 2:10

Shamrock FC Shamrock 279

02.12.2016

Submission (Armbar) 3 2:10
Победа Майк Эстус

7-5 -0

Событие: Bellator 157 Dynamite 2

Дата: 24.06.2016

Судья: Mike England

Метод: TKO (Knees)

Раунд: 1

Время: 0:25

Bellator 157 Dynamite 2

24.06.2016

TKO (Knees) 1 0:25
Победа Kevin Brown Jr.

0-7 -0

Событие: Shamrock FC No Mercy

Дата: 16.04.2016

Судья: Marc Wasem

Метод: Submission (Armbar)

Раунд: 1

Время: 2:07

Shamrock FC No Mercy

16.04.2016

Submission (Armbar) 1 2:07
Поражение Кайл Куртц

10-8 -0

Событие: Bellator 145 Vengeance

Дата: 06.11.2015

Судья: John Duever

Метод: Submission (Triangle Choke)

Раунд: 1

Время: 2:59

Bellator 145 Vengeance

06.11.2015

Submission (Triangle Choke) 1 2:59
Поражение Джейсон Лук

19-13 -0

Событие: IC Iowa Challenge 119

Дата: 29.08.2015

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 3:16

IC Iowa Challenge 119

29.08.2015

TKO (Punches) 1 3:16
Поражение Джастин Гутри

18-9 -0

Событие: Bellator 138 Unfinished Business

Дата: 19.06.2015

Судья: John McCarthy

Метод: Submission (Brabo Choke)

Раунд: 2

Время: 1:09

Bellator 138 Unfinished Business

19.06.2015

Submission (Brabo Choke) 2 1:09
Победа Шон Хафман

21-36 -0

Событие: IC Iowa Challenge 110

Дата: 10.01.2015

Метод: TKO

Раунд: 1

Время: 1:37

IC Iowa Challenge 110

10.01.2015

TKO 1 1:37
Победа Ронни Бритт

28-7 -0

Событие: EC Extreme Challenge 231

Дата: 19.05.2014

Судья: Matt White

Метод: Submission (Arm-Triangle Choke)

Раунд: 1

Время: 4:19

EC Extreme Challenge 231

19.05.2014

Submission (Arm-Triangle Choke) 1 4:19
Победа Demian Papagni

4-13 -0

Событие: IC Iowa Challenge 95

Дата: 11.01.2014

Судья: Tyrone Roberts

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 3:51

IC Iowa Challenge 95

11.01.2014

TKO (Punches) 1 3:51
Победа Даниэль Эндрюс

2-5 -0

Событие: Shamrock FC Fight Night

Дата: 26.01.2013

Судья: Mike England

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 3:50

Shamrock FC Fight Night

26.01.2013

Submission (Rear-Naked Choke) 1 3:50
Победа Micah Allen

0-1 -0

Событие: EC Extreme Challenge 223

Дата: 12.01.2013

Судья: Tyrone Roberts

Метод: Submission (Triangle Choke)

Раунд: 1

Время: 1:44

EC Extreme Challenge 223

12.01.2013

Submission (Triangle Choke) 1 1:44
Поражение Лонни Скривен

7-4 -0

Событие: IC Iowa Challenge 71

Дата: 06.10.2012

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 3:40

IC Iowa Challenge 71

06.10.2012

TKO (Punches) 1 3:40
Победа Эвиан Родригес

5-23 -0

Событие: EC Extreme Challenge 213

Дата: 07.07.2012

Судья: Tyrone Roberts

Метод: Submission (Armbar)

Раунд: 1

Время: 3:41

EC Extreme Challenge 213

07.07.2012

Submission (Armbar) 1 3:41
Победа Kenny Schmitz

0-7 -0

Событие: EC Extreme Challenge 209

Дата: 04.05.2012

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:20

EC Extreme Challenge 209

04.05.2012

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:20
Победа Воды нормы

2-13 -0

Событие: EC Extreme Challenge 203

Дата: 29.01.2012

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:54

EC Extreme Challenge 203

29.01.2012

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:54
Победа Морис Спейрс

1-8 -0

Событие: EC Extreme Challenge 201

Дата: 14.01.2012

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:11

EC Extreme Challenge 201

14.01.2012

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:11
Победа Вик Хол

6-21 -0

Событие: EC Extreme Challenge 192

Дата: 27.08.2011

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:47

EC Extreme Challenge 192

27.08.2011

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:47

Кавказский Узел | Стивен Манн: «Утвержденный маршрут ОЭТ Баку-Тбилиси-Джейхан является наиболее рациональным»

Президент Эдуард Шеварднадзе пообещал поддержку властей Грузии в соблюдении графика строительства Основного экспортного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан прибывшему в понедельник в Тбилиси специальному советнику президента и государственного секретаря США по вопросам энергетической дипломатии Каспийского региона Стивену Манну.

После встречи с Эдуардом Шеварднадзе Стивен Манн и президент Грузинской международной нефтяной корпорации Георгий Чантурия дали совместную пресс-конференцию. Стивен Манн заявил, что правительство США положительно оценивает заключение по экологической части ОЭТ Баку-Тбилиси-Джейхан. По его словам, при утверждении маршрута трубопровода были предусмотрены как экологические и социальные, так и другие факторы. «Этот маршрут наиболее рационален», — сказал он.

Стивен Манн заявил, что осуществление данного проекта позволит реализовать в Грузии и другие значимые проекты. Он отметил, что от успеха проекта ОЭТ зависит, пройдет ли по территории Грузии газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум, окончательное решение по которому будет принято инвесторами в феврале будущего года.

Между тем, грузинские экологи пока не видят гарантий безопасности проекта Основного экспортного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Как заявила журналистам министр охраны окружающей среды и природных ресурсов Нино Чхоббадзе, к материалам по экологической безопасности, ранее поступившим от компании British Petroleum — оператора проекта ОЭТ Баку-Тбилиси-Джейхан, возникло 32 вопроса, ответов на которые ждут в Тбилиси. По ее словам, грузинским экспертам помогают представители Агентства международного развития США — USAID, Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития и приглашенные из Германии и Голландии специалисты.

Недавно французские экологи и гидрогеологи представили грузинской стороне негативное заключение по этой проблеме. По их данным, проект транспортировки нефти может негативно сказаться на ресурсах минеральных вод в Боржомском ущелье и развитии Боржоми-Харагаульского лесопарка. Между тем, президент компании Georgian glass and mineral waters Мамука Хазарадзе заявил журналистам, что маршрут трубопровода проходит по восьми рекам Боржомского ущелья, и в силу этого ОЭТ представляет большую опасность для минеральных вод этого региона.

В свою очередь, Георгий Чантурия сказал на пресс-конференции, что оператор проекта — British Petroleum — учтет все замечания грузинских и зарубежных экспертов по экологической части проекта, которая, по его информации, начнет обсуждаться в Тбилиси уже со вторника. Грузинские и зарубежные эксперты обсудят эту проблему по телемостам Тбилиси-Лондон и Тбилиси-Вашингтон.

British Petroleum принадлежит 30,1 процента в проекте трубопровода. Другими участниками проекта являются Госнефтекомпания Азербайджана (25 процентов), Unocal (8,9 процента), Statoil (8,71 процента), TPAO (6,53 процента), Eni (5 процентов), TotalFinaElf (5 процентов), Itochu (3,4 процента), INPEX (2,5 процента), Amerada Hess (2,36 процента), а также ConocoPhillips (2,5 процента).

Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, общей протяженностью 1740 километров и пропускной способностью 50 миллионов тонн нефти в год, оценивается в 2,95 миллиарда долларов и должен быть пущен в эксплуатацию в 2005 году.

Как лучше управлять ИТ-службой поддержки в эпоху WFA – Digital Enterprise

В своей статье на портале ITSM tools Стивен Манн (Stepfen Mann) поднимает актуальные вопросы изменений, необходимых в экосистеме ИТ-службы поддержки.

За последние двенадцать месяцев было много написано о необходимости изменений методов работы Сервис Деска и команды ИТ-поддержки, чтобы лучше удовлетворять потребности сотрудников своей организации. Это началось с необходимости обеспечить работающих на дому сотрудников ИТ-услугами и поддержкой для эффективной работы. Надо признать факт, что теперь они не только работают в чужой среде (хотя, скорее всего, это их дом), но и технологии занимают гораздо более значительную часть их рабочей практики из–за их “удаленности», а также и то, что многие из их офисных механизмов поддержки ИТ-как формальных, так и неформальных – больше не доступны. Глобальная пандемия продолжает негативно влиять на бизнес-операции во многих регионах, и то, что первоначально называлось “работа из дома” (work from home, WFH), превратилось в “работу из любого места” (work from anywhere, WFA), осуществляя переход к гибридной модели. Таким образом, теперь Сервис Дески также должны перейти от поддержки WFH к поддержке на основе WFA.

Переход от WFH к поддержке WFA

Размышляя о том, как WFA влияет на ваш Сервис Деск, важно учитывать ряд ключевых факторов.

Во-первых, небезопасно предполагать, что переход от поддержки WFH к WFA основан на существовании прочной формализованной платформы для поддержки WFH. С начала 2020 года многие ИТ-отделы (и их Сервис Дески) совершили чудеса, переведя целые офисы в статус работы на дому. Что было создано — «сработало», но сколько из этого было оптимизировано? Судя по данным исследований — недостаточно. Треть удаленных сотрудников дольше ждали решения ИТ-проблем, и почти две трети чувствовали себя расстроенными из-за таких усилий. Теперь, когда ваша организация двигается вперед после пандемии, переход к ИТ-поддержке на основе WFA должен осуществляться более формально.

Во-вторых, важно не упускать из виду тот факт, что многие сотрудники ИТ-поддержки являются сотрудниками WFH и могут иметь статус WFA в будущем. С одной стороны, это здорово, потому что позволяет им лучше оценить положение людей, которых они поддерживают. Но, с другой стороны, это также означает, что больше операций по обслуживанию и поддержке будет осуществляться удаленно, а не на рабочем месте (или в центре обслуживания Сервис Деска ИТ).

Оба этих фактора необходимо учитывать при рассмотрении вопроса о том, как лучше всего управлять службой поддержки в эпоху WFA.

Рассмотрение влияния WFA на ключевые «компоненты» Сервис Деска

Хотя это не полный список, ключевые компоненты работы службы поддержки ИТ можно разбить, используя традиционную мантру ITIL «люди, процессы, технологии и партнеры». Например:

  • Люди —  от навыков и характеристик персонала, измерения производительности (и влияния на их поведение) до их эффективного управления в команде Сервис Деска.
  • Процесс —  «как делаются дела» в терминах обслуживания и поддержки, плюс это также можно рассматривать как включающее в себя измерение производительности.
  • Технологии —  от инструмента управления ИТ-услугами (ITSM), который лежит в основе операций ИТ-службы поддержки, до технологий, которые дают представление об операционных и инфраструктурных проблемах и производительности, и сторонних инструментов управления и оркестровки.
  • Партнеры —  будь то просто внешняя поддержка со стороны поставщиков технологий или использование сторонних поставщиков услуг, которые могут предоставить более выгодные услуги, чем корпоративное самообслуживание.

Это, конечно, несколько упрощенный взгляд на экосистему службы поддержки ИТ. Но, надеюсь, его достаточно, чтобы продемонстрировать множество компонентов Сервис Деска, которые необходимо учитывать при изменении служб поддержки и управлении ими в эпоху WFA.

Глядя на влияние «по компонентам» — необходимость в изменениях больше, чем вы думаете

Только рассмотрев различные «элементы» службы поддержки ИТ, вы сможете эффективно и успешно перенести ее с того места, где она есть сейчас, туда, где она должна быть для сотрудников WFA.

Например, с точки зрения людей, необходимо оценить влияние WFA на ваш персонал ИТ-поддержки. Работа в Сервис Деске может быть достаточно сложной, когда вы все находитесь в одной комнате и можете поддерживать друг друга с точки зрения конкретных задач и мотивации. Теперь, когда людей можно поощрять или даже заставлять заниматься WFA, по крайней мере, неполный рабочий день, как это влияет на них? Это все еще та работа, на которую они подписались, или теперь она кардинально изменилась на личном уровне? Есть ли у них нужные навыки? Не только с точки зрения технологий, необходимых им для удаленной помощи сотрудникам WFA, но и для их работы из любого места. Плюс, как этот персонал ИТ-поддержки управляется «на расстоянии»? Не только с точки зрения жестких показателей производительности, но и с точки зрения их мотивации и развития.

Еще одна область, в которую стоит углубиться — технологии. Каждый сотрудник WFA теперь больше зависит от технологий для работы, и в частности, для своей продуктивности. Будь то на личном уровне или как часть процесса, или цифрового workflow. Это не только поднимает планку с точки зрения ожиданий сотрудников от ИТ-поддержки и оперативности предоставления услуг и поддержки, но также относится к персоналу ИТ-поддержки, поскольку они стремятся выполнять свою работу наилучшим образом. Им также необходимо оптимизировать использование технологий. Будь то использование интеллектуальной автоматизации в рамках корпоративного инструмента ITSM — как для расширения их возможностей, так и для «отклонения» заявок от службы поддержки посредством самопомощи сотрудников. В настоящее время каналы самообслуживания используются недостаточно и только 26% сотрудников когда-либо ими пользовались.

Или использование технологий, которые обеспечивают понимание состояния бизнеса и операций сотрудников, работоспособности используемой инфраструктуры и предоставляемых услуг. Плюс, в сочетании с этим, использование интеллектуальной автоматизации для быстрого устранения проблем с инфраструктурой и устройствами. В идеале до того, как бизнес-процесс или затронутые сотрудники поймут, что существует проблема.

Конечно, для успеха ИТ-поддержки важны все четыре области службы поддержки, а не только две, указанные выше. Кроме того, необходимо рассмотреть каждую из них как в более широком, так и в более глубоком контексте, чем это сделано здесь, чтобы полностью понять влияние WFA на управление службой поддержки. Надеюсь, что эта статья заставит вас задуматься о широком спектре изменений, необходимых в экосистеме вашего Сервис Деска, которые обеспечат эффективную поддержку всех сотрудников WFA, при этом ключевую роль, определенно, будут играть аспекты людей и технологий.

Mann S | Электротехника и вычислительная техника

Биография

Стив Манн был признан «отцом носимых компьютеров» (IEEE ISSCC 2000) и «отцом носимой дополненной реальности (AR)» за его изобретение «Digital Eye Glass» (EyeTap) и опосредованной реальности (предшественник AR). ). Он также изобрел Chirplet Transform, Comparametric Equations и HDR (High Dynamic Range) изображения (патент США 5828793). Он получил докторскую степень в Массачусетском технологическом институте в 1997 году и является штатным профессором Университета Торонто.

Вместе с Марвином Мински, «отцом искусственного интеллекта», и Рэем Курцвейлом, Манн создал новую дисциплину HI (гуманистический интеллект). Манн и его ученики стали соучредителями множества компаний с капиталом более 1 миллиарда долларов. Он также создал первый в мире курс «изобретательское предпринимательство» (изобретения и предпринимательство).

Манн также является изобретателем гидроулофона, первого в мире музыкального инструмента, издающего звук из вибраций в жидкостях, что положило начало новой теории обратной кинематики и механики, основанной на временном интеграле смещения, для которого Манн ввел термин « опускание ».

Манн является автором более 200 публикаций, книг и патентов, а его работы и изобретения были показаны в Смитсоновском институте, Национальном музее американской истории, Музее науки, МоМА, Стеделийк-музее (Амстердам) и Триеннале ди Милано.

Он был показан в AP News, New York Times, Los Angeles Times, Time, Newsweek, Fortune, WiReD, NBC, ABC, CNN, Дэвид Леттерман, CBC-TV, CBS, Scientific American, Scientific American Frontiers, Discovery Channel, Byte, Reuters, New Scientist, Rolling Stone и BBC.

Членство / Награды
  • Член-основатель Совета IEEE по расширенному интеллекту, https://globalcxi.org/
  • Генеральный председатель конференции IEEE ISTAS 2013
  • Первое место в конкурсе Coram International Sustainable Design Award за интерактивную водную конструкцию
  • Лауреат премии Леонардо 2004 года за выдающиеся достижения

Mann | Отделение хирургии | Медицинский факультет

Области клинического интереса:
Артропластика, травмы взрослых

Области научных интересов:
Альтернативные опорные поверхности при артропластике тазобедренного сустава
Медицинское образование (особенно профессионализм и компетентность).

Стипендия:
• Артропластика и реконструкция нижних конечностей (руководитель г-н Роб Шарп)
декабрь 2013 г. — декабрь 2014 г., больница North Shore, Окленд, Новая Зеландия

• Травмы взрослых и детей (руководитель д-р Джефф Яч)
июль 2013 г. — ноябрь 2013 г., Кингстонская больница общего профиля, Кингстон, Онтарио, Канада

Резидентура:
• Программа ординатуры по ортопедической хирургии, 30 июня 2013 г. Королевский университет, Кингстон, Онтарио, Канада

Медицинская школа Окончание:
• Доктор медицины, 28 мая 2008 г. Королевский университет, Кингстон, Онтарио, Канада

Медицинская лицензия:
• Колледж врачей и хирургов Онтарио
• Медицинский совет Новой Зеландии

Квалификация:
• 2014 — Сертификат последипломного медицинского образования (Университет Данди, Великобритания)
• 2013 — Сертификат специалиста по ортопедической хирургии (Королевский колледж врачей и хирургов Канады)
• 2012 — Повторная сертификация ATLS
• 2010 — Принципы хирургической экспертизы (Королевский колледж врачей и хирургов Канады)
• 2009 — MCCQE Part II (Медицинский совет Канады)
• 2009 — Вводное руководство по этическому поведению TCPS для исследований с участием людей
• 2008 — ATLS (Advanced Trauma Система жизнеобеспечения)
• 2008 — MCCQE Part I (Медицинский совет Канады)
• 2007 — ACLS (Advanced Cardiac Life Support)
• 2005 — Бакалавр наук (Университет Гвельфа, Канада)
• 2001 — Диплом средней школы с OAC (Средняя школа Престона, Кембридж, штат Орегон, Канада)
• 1991 — Национальная квалификация спасателя жизни и инструктора по плаванию

Награды:
• 2013 — Награда резидента за преподавание — Фаза III клерка (Университет Королевы, Канада)
По результатам голосования студентов-медиков, лучший хирург-ординатор.
• 2012 — Премия Уильяма Эрсила (Университет Королевы, Канада)
Лучшая исследовательская работа в Клиническая наука
• 2012 — Премия резидента за выдающиеся достижения в клиническом обучении (Королевский университет, Канада)
Проголосовал за выдающийся вклад в медицинское образование студентов-медиков
• 2012 — Награда резидента за преподавание — Фаза III клерка (Королевский университет, Канада)
Проголосовало лучший хирург-ординатор среди выпускников медицинских вузов
• 2011 — Премия Вильямса Эрсила (Королевский университет, Канада)
Лучшая исследовательская работа в области фундаментальных наук
• 2011 — Резидентская преподавательская премия — Клерк Фаза III (Королевский университет, Канада)
Признан лучшим хирургом-ординатором преподаватель выпускниками медицинских вузов
• 2009 — Премия Уильяма Эрсила (Королевский университет, Канада) 9 0033 Лучшая исследовательская работа основного хирургического ординатора.
• 2007 — Премия Общества Эскулапа по легкой атлетике (Королевский университет, Канада)
Выдающееся участие в занятиях по легкой атлетике во время занятий
• 2005 — Стипендия Эдгара Форрестера (Королевский университет, Канада)
Один из четырех наивысших средних показателей поступления в докторскую степень программа
• 2004 — Список с отличием декана (Университет Гвельфа, Канада)
Совокупная средняя академическая успеваемость выше 90% за шесть семестров
• 2004 — Стипендия Лайонела Брэдли Петта (Университет Гвельфа, Канада)
Наивысшая совокупная средняя академическая успеваемость за два года в Кафедра биологии человека и диетологии
• 2001 — Стипендия для поступления (Университет Гвельфа, Канада)
Средняя академическая успеваемость при приеме более 90%

Посещенные курсы:
• 2014 — Курс Argo Hip Arthroplasty Cadaver (Брисбен, Австралия)
• 2014 — Stryker Hips and Technology Meeting (Сидней, Австралия)
• 2014 — Симпозиум по артропластике Biomet Revision (Сидней, Австралия)
• 2014 — Exeter Hip Meeting (Окленд, Новая Зеландия)
• 2014 — Клиника подготовки исследовательских грантов (Окленд, Новая Зеландия)
• 2012 — Курс травматологических ординаторов-ортопедов Канады (Кингстон, Канада)
• 2011 — Резидент Американской ассоциации хирургов тазобедренных и коленных суставов Курс артропластики (Даллас, США)
• 2011 — Кингстонский курс артроскопии плечевого сустава (Кингстон, Канада)
• 2011 — Курс ортопедов-резидентов Канады по травмам (Кингстон, Канада)
• 2011 — Базовый научный курс Канадской ортопедической ассоциации (Монреаль, Канада)
• 2011 — AO Advanced Principles and Techniques of Operative Fracture Management (Бостон, США)
• 2010 — Международная конференция по обучению в резидентуре и национальному лидерству резидентов S уммит (Оттава, Канада)
• 2010 — Канадская конференция по медицинскому образованию (Сент-Джонс, Канада)
• 2010 — Преподаватели-резиденты (Кингстон, Канада)
• 2009 — AO «Основные принципы и методы оперативного лечения переломов» (Шарлотт, США) )

Публикации:
Bow J, Rudan J, Grant H, Mann S , Kunz M.Отвечает ли шлифовка тазобедренного сустава потребностям наших пациентов? Двухлетнее последующее исследование. J Артропластика 2012; 27 (6): 984-9

Mann S , Harrison M, Borschneck D. Внедрение новой системы вызова ночного поплавка: удовлетворенность жителей и качество жизни. Can J Surg 2014; 57 (1): 15-20

Доктор Стивен Манн Семейная медицина. Bend OR

Пожалуйста, уточняйте информацию о страховании непосредственно в кабинете врача, поскольку она может часто меняться.

  • Moda Health Community Care Network
  • UHC Navigate POS
  • Providence Choice Network
  • Moda Health Summit
  • PacificSource PSN
  • CIGNA Open Access Plus
  • PacificSource SmartHealth Oregon Members
  • BCBS Blue Card 50 PPM
  • BCBS Blue Card UO
  • PacificSource SCN MRF
  • Health Net ИЛИ PPO
  • Pacificsource SmartChoice ИЛИ MRF
  • Moda Health Connexus
  • Providence PPO
  • Aetna Choice POS II
  • CIGNA PPO
  • Regence Health или Preferred Provider Network
  • Regence Health или Preferred Provider Network
  • UHC Choice Plus POS

  • Premera LifeWise Connect
  • Aetna Signature Administrators PPO
  • Moda Health Synergy Network
  • Aetna Managed Choice POS Открытый доступ
  • PacificSource SmartHealth Standard MRF
  • PacificSource SmartChoice
  • Параметры UHC PPO
  • Premera Heritage and Heritage Plus 1
  • Aexcel PPO
  • Affinity
  • First Choice
  • MEDICA CHOICE С UNITEDHEALTHC
  • Navigator
  • RealValue Network
  • Regence18 PLUS POS
  • UHC Nexus Open Access

Эпизод 181 — Стивен Манн — Завод MannCave Distillery

Положительно Западная Вирджиния

Серия 181 — Стивен Манн — Винокурня MannCave

Воспроизвести эпизод
Пауза в эпизоде

Выключить / включить эпизод
Перемотка на 10 секунд назад
1x
Быстрая перемотка вперед на 30 секунд

/

Подписывайся
Делиться


Стивен Манн, родился в Такома-Парк, штат Мэриленд, регулярно ездил в Уэстон, штат Западная Вирджиния, где его родители купили и содержали ферму площадью 450 акров, проводя там почти все лето.Летом перед поступлением в 6 -й класс его родители переехали в Западную Вирджинию, и Стивен пошел в школу в округе Льюис, где сейчас живет полный рабочий день. На уроке естествознания в средней школе он научился дистиллировать спиртные напитки во время классного проекта, в котором использовались кувшин для молока, персики и стакан. Мало ли он знал, что это была основа для дистилляции, которая привела к созданию винокурни MannCave Distillery .

На протяжении многих лет в Западной Вирджинии на его территории всегда был большой родник; это сделало район источника бесполезным, так как он затопил местность, и вы не могли даже приблизиться к нему из-за глубокой грязи.Однако вода всегда была холодной и была хорошей остановкой, чтобы выпить летом. Стивен всегда хотел использовать воду для чего-нибудь, но никогда не мог придумать ничего жизнеспособного. Оказалось, что это еще один сонный кусочек знаний, который будет использован позже…

Перенесемся в WVU и выберем случайный класс для факультатива «Динамика жидкости», взятый во время инженерной попытки, в которой продвинутая математика оказалась немного больше, чем Стивен хотел сделать в своей карьере, он решил изменить со степенью «Деловые информационные системы»; еще один критический момент, который оказался критическим знанием.Стивену понадобилось 8 лет, чтобы закончить колледж из-за того, что он не брал никаких ссуд и работал на работе с минимальной заработной платой, чтобы платить за это, что привело к тому, что Стивен встретил свою жену Венди (которая на самом деле была его наставником), а также был студентом по обмену. . Они отлично ладили, но после выпуска разошлись, по крайней мере, они думали…

После окончания университета Стивен занялся ИТ-индустрией, занимаясь системным администрированием и исследовательскими проектами, связанными с новыми технологиями. В этот момент именно здесь Стивен снова встретился с Венди в Вирджинии и женился на ней, после многих лет этого и изучения аспектов безопасности отрасли он пришел работать в Службу национальной безопасности, где он был одним из членов-основателей CISA ( CISA.DHS.gov) с Марком Бристоу и тремя другими. В то время было хобби — делать виски дома.

На 10 -й итерации родился виски MannCave . В то время оно действительно зародилось в пещере Манн, используя игру слов, но со временем оно приобрело другое значение. Он взял немного виски на новоселье своего босса, так как Марк решил переехать в Вирджинию в поддержку DHS. Во время той вечеринки он и его отец (ему за 60), который был страстным любителем односолодового виски, но очень разборчивым, попробовали виски Стивена, и он ему очень понравился.Это было ближе к концу вечеринки, когда в бутылке было около дюйма, и Стивен забирал остальных домой, по крайней мере, он так думал …

Отец Марка выбежал из двери на тротуар (длиной около 40 футов) и крикнул: «Мне нужен для дороги!». На что я ответил: «Но вы же живете здесь!» смеясь над ним, и он ответил: «Мне все равно!»; в это время я перевернул бутылку к его стакану и осчастливил его. На следующий день Марк вошел в кабинет Стивена и закрыл за собой дверь.Первой его мыслью, глядя на него, было «Вот дерьмо» … и его первые слова ничего не помогли. Марк начал: «Вы, наверное, лучший ИТ-специалист, которого я когда-либо имел, и как бы мне ни было больно это говорить, вам нужно бросить эту работу и пойти зарабатывать себе на жизнь выпивкой! У меня есть виски со всего мира, и ваш напиток лучше, чем его большая часть! Этот виски был бомбой! ». Потом они немного поговорили, и он ушел.

В ту ночь Стивен пошел домой и спросил свою жену Венди, нельзя ли им открыть винокурню; на что она сказала: «Что ж, давайте пробежимся по цифрам…».Они начали разрабатывать воду в начале 2016 года со своими 3 детьми, кирками и куликами. Источник находился на краю разводки, и там была яма с навозом, окруженная стеной из глины и угля. Единственный способ добраться до источника — это слить воду, и никакое оборудование не могло подойти достаточно близко к воде, не скрываясь из виду. Другими словами, ручной труд… Им потребовалось около года, чтобы вручную выкопать дренаж, чтобы попытаться добраться до источника, потому что нельзя было даже дойти до источника, не утонув по шею в мягкой грязи.Как только они это сделали, выяснилось, что источником была вырытая вручную угольная шахта (на самом деле 3 шахты). MannCave , таким образом, имело совершенно другое значение… поскольку вода, по сути, выходит из пещер, которые были затоплены. С этого момента история находится на веб-сайте по адресу https://www.manncave.com/our-story.

Стивен не имел формального образования в сфере производства спиртных напитков. Все его знания получены из его химии, инженерии и жизненного опыта, проведенного на ферме в Западном Вирджинии и в северной Вирджинии; которые по общему признанию уникальны.Что касается индустрии спиртных напитков, то это больше связано с чрезмерными налогами и правилами, чем в любой другой отрасли. Тем не менее, они надеются изменить это положение на Западном Вирджинии, чтобы способствовать развитию бизнеса и расширению винокуренной отрасли в Горном штате. С момента запрета в Западной Вирджинии действуют законы, запрещающие или уничтожающие производство спиртных напитков, поскольку это считается «грехом».

С появлением марихуановой индустрии ситуация медленно меняется — как и должно быть! MannCave активно работает над изменением законов штата Западная Вирджиния, которые запрещают бизнесу (а не только винокуренной отрасли) развиваться, а также не позволяют привлекать сюда крупный бизнес, не связанный с Западным Вирджинием; но выращивайте его здесь! Винокурни не являются местным бизнесом, они являются национальным или международным бизнесом

в зависимости от винокурни.Если они доживают до первых нескольких лет, они привлекают деньги из всей страны или всего мира в местные районы.

В настоящее время MannCave находится только в WV, но это планируется изменить, как только можно будет оформить документы для расширения в другие штаты. Цель MannCave — открыть округ Льюис, а также сделать WV всемирно известной столицей самогона — как и должно быть!

  • 3:06 Стивен, найдите минутку, заполните некоторые пробелы в этом кратком вступлении и дайте нам немного скрытого взгляда на ваш бизнес.
  • 3:49 Не могли бы вы рассказать нам больше о том, как вы делали духи в 2016 году в качестве хобби?
  • 4:45 Какой у вас опыт? Чем вы занимались до изготовления духов?
  • 5:15 Расскажите подробнее о том моменте, когда вы решили открыть свой собственный ликеро-водочный завод?
  • 6:32 Вам нужно было вложить много капитала, чтобы начать работу?
  • 7:24 Вы когда-нибудь представляли себя предпринимателем в винокурне?
  • 8:05 Не могли бы вы рассказать нам больше об истории фермы, на которой находится ваш ликеро-водочный завод? Сколько это гектаров?
  • 8:23 Вы родились не в Западной Вирджинии, верно?
  • 8:36 Как вы попали на эту семейную землю?
  • 9:19 Не могли бы вы рассказать нам больше о воде, которую вы используете для изготовления духов?
  • 10:33 Знаете ли вы, что в то время этот источник воды должен был стать основой винокурни MannCave Distillery?
  • 11:56 Было ли обнаружение этой воды на вашем участке в каком-то смысле золотой жилой?
  • 12:17 Сколько воды вам нужно, чтобы перегонять спиртное?
  • 12:56 Какие у вас 30 сек.смола для ликеро-водочного завода MannCave?
  • 13:49 Что вам больше всего нравится в вашей компании прямо сейчас?
  • 14:19 Откуда приходят ваши клиенты?
  • 14:58 Сколько у вас сотрудников?
  • 15:27 Не могли бы вы рассказать нам больше о том, что для вас значат ваши недавние похвалы?
  • 16:42 Не могли бы вы рассказать нам больше о своем самогоне с корицей?
  • 17:20 Ваш самогон с корицей в настоящее время доступен в WV?
  • 18:56 Какой момент в вашей деятельности был самым лучшим на данный момент?
  • 20:15 Какой момент в вашем бизнесе был наихудшим до сих пор?
  • 20:27 Не могли бы вы рассказать немного подробнее о проблемах, с которыми вы столкнулись из-за законов в Западной Вирджинии?
  • 22:35 PWV Коммерческий перерыв
  • 23:00 Каким вы видите долгосрочную перспективу в отношении ликеро-водочного завода MannCave?
  • 25:09 Как привлечь новых клиентов?
  • 26:44 Есть ли ваши продукты в барах и ресторанах?
  • 28:13 Что отличает MannCave Distillery от конкурентов?
  • 29:29 Какая одна из самых серьезных проблем, с которыми вы сталкиваетесь сейчас?
  • 30:43 Разрешено ли вам раскрывать ваши цены / налоги?
  • 32:29 Какой совет вы бы дали молодым людям, которые думают о создании собственного дела?
  • 34:32 Есть ли у вас на заводе место для дегустации?
  • 35:34 У вас есть туры?
  • 35:38 Какой у вас сайт?
  • 35:57 Является ли ваш веб-сайт хорошим способом для людей связаться с вами?
  • 36:21 Социальные сети — это для вас маркетинговая платформа?
  • 38:31 Какую книгу или подкаст вы бы порекомендовали начинающим предпринимателям?
  • 38:50 Какая у вас степень в WVU?
  • 40:21 Что еще вы хотели бы, чтобы наши слушатели знали о вашей компании или вашей истории?
  • 41:34 Какие еще товары у вас есть?
  • 43:50 Кто придумывает ваши вкусовые характеристики?
  • 45:31 Окончание

Сайт

Facebook

Instagram

Рекомендация книги:

Поле битвы Земля Л.Рона Хаббарда

Стив Манн: Моя «опосредованная» жизнь

Однажды в 2004 году я проснулся рано утром от громкого стука. Я выбежал на улицу и обнаружил, что машина врезалась в угол моего дома. Когда я пошел поговорить с водителем, он завел машину задним ходом и умчался, ударив меня и переехав мою правую ногу, когда я упал на землю. Когда его машина сбила меня, на мне была компьютерная система зрения, которую я изобрел, чтобы лучше видеть мир.Удар и падение повредили мою ногу, а также сломали мою носимую вычислительную систему, которая обычно перезаписывает свои буферы памяти и не записывает изображения постоянно. Но в результате повреждений на нем сохранились фотографии номерного знака автомобиля и водителя, который позже был идентифицирован и арестован благодаря этой записи инцидента.

Было ли это слепой удачей (простите за выражение), что я носил эту улучшающую зрение систему во время аварии? Вовсе нет: я конструировал, конструировал и носил ту или иную форму этого снаряжения более 35 лет.Я обнаружил, что эти системы невероятно расширяют возможности. Например, когда ночью фары автомобиля светят мне прямо в глаза, я все еще могу отчетливо разглядеть лицо водителя. Это потому, что компьютеризированная система объединяет несколько изображений, сделанных с разной экспозицией, прежде чем показать мне результаты.

Я построил десятки таких систем, которые улучшают мое зрение во многих отношениях. Некоторые версии могут работать даже в других спектральных диапазонах. Например, если оборудование включает камеру, чувствительную к длинноволновому инфракрасному излучению, я могу обнаруживать тонкие тепловые сигнатуры, что позволяет мне видеть, какие места в лекционном зале только что были освобождены или какие автомобили на парковке были недавно их двигатели выключились.Другие версии улучшают текст, облегчая чтение знаков, которые иначе были бы слишком далеко, чтобы их можно было различить, или которые напечатаны на языках, которых я не знаю.

Поверьте, после того, как вы какое-то время пользовались такими очками, вам не захочется отказываться от всего, что они предлагают. Однако за его ношение приходится платить. Во-первых, это делает меня ботаником. Во-вторых, первые прототипы было сложно снимать и снимать. У этих версий была алюминиевая рама, которая плотно обвивалась вокруг головы владельца, и для ее снятия требовались специальные инструменты.

Поскольку мои компьютеризированные очки могут увеличивать темные участки того, что я просматриваю, уменьшая количество света в ярких областях, я говорю, что они обеспечивают «опосредованную» версию реальности. Я начал использовать эту формулировку задолго до роста популярности более распространенного термина «
дополненная реальность », что обычно относится к чему-то менее интересному: наложению текста или графики поверх вашего обычного зрения. Это не улучшает ваше зрение. Более того, это часто ухудшает ситуацию, закрывая обзор из-за большого визуального беспорядка. .

Grand Day Out: Будучи аспирантом Массачусетского технологического института, автор экспериментировал с носимыми вычислительными системами, в том числе с этой довольно неуклюжей схемой 1996 года.
Ричард Ховард / Time Life Pictures / Getty Images

В течение долгого времени компьютерное зрение и дополненная реальность были довольно непонятными темами, интересовавшими лишь нескольких корпоративных исследователей, ученых и небольшую группу увлеченных людей. Однако в последнее время дополненная реальность захватила общественное сознание.В частности, Google в последнее время привлекает огромное внимание к своей
Project Glass, смартфон в форме очков с пригодным для носки дисплеем. Я полагаю, что это нормально. Но Google Glass гораздо менее амбициозен, чем компьютерные системы зрения, которые я построил несколько десятилетий назад. Однако участие Google обещает популяризировать этот вид технологий.

Это легко увидеть: носимое компьютерное оборудование, которое также включает в себя такие предметы, как
мониторы здоровья и камеры для шлемов, уже близки к мировой индустрии с оборотом в миллиард долларов.И если энергичная рекламная кампания Google Project Glass в средствах массовой информации является каким-либо признаком приверженности компании, носимые компьютеры с налобными камерами и дисплеями, наконец, готовы стать чем-то большим, чем просто шикарная новинка.

Итак, позвольте мне предложить некоторую мудрость, накопленную за последние 35 лет. На мой взгляд, тысячи людей вот-вот испытают те же странные ощущения, с которыми я впервые столкнулся несколько десятилетий назад. Если я смогу предотвратить несколько спотыканий, тем лучше.

Идея построить что-то для улучшения зрения впервые пришла мне в голову в детстве, вскоре после того, как дед (заядлый ремесленник) научил меня сварке. Сварщики носят специальные очки или маски, чтобы наблюдать за своей работой и защищать зрение от ослепительно яркого света, часто от электрической дуги. В старомодных сварочных шлемах для этого используется затемненное стекло. Более современные используют электронные жалюзи. В любом случае, сварщик просто получает равномерно отфильтрованный вид.Дуга по-прежнему выглядит слишком яркой, а окружающие области остаются удручающе тусклыми.

Эта давняя проблема сварщиков заставила меня задуматься: почему бы не использовать видеокамеры, дисплеи и компьютеры для изменения изображения в реальном времени? И почему бы не связать эти носимые компьютерные системы с централизованными базовыми станциями или друг с другом? Это сделало бы их намного более универсальными.

Я начал исследовать различные способы сделать это еще в юности, в 1970-е годы, когда большинство компьютеров были размером с большие комнаты, а о беспроводных сетях передачи данных никто не слышал.Первые версии, которые я построил, имели отдельные передающие и приемные антенны, включая кроличьи уши, которые, я уверен, смотрелись прямо у меня на голове нелепо. Но создание носимого универсального компьютера с возможностями беспроводной цифровой связи само по себе было подвигом. Я был горд, что мне это удалось, и мне было все равно, как я выгляжу.

Мои носимые компьютерные системы конца 1970-х годов эволюционировали из того, что я сначала разработал для помощи фотографам, в устройства, которые к началу 1980-х годов включали в себя текст, графику, видео, аудио и даже радар.Как вы понимаете, это потребовало от меня довольно много снаряжения. Почти все вокруг меня думали, что я был совершенно сумасшедшим, когда носил все это оборудование, привязанное к моей голове и телу. Когда я занимался этим, многие люди переходили улицу, чтобы избежать меня, в том числе некоторые довольно неприятно выглядящие типы, которые, вероятно, не хотели, чтобы их заметил кто-то с камерой и кучей радиоантенн!

Почему я пошел на такие крайности? Потому что я понял, что будущее компьютеров связано с общением между людьми, пользующимися компьютерами, и с выполнением колоссальных вычислений.В то время большинство инженеров, работающих с компьютерами, считали это безумием. Только после того, как я поступил в аспирантуру Массачусетского технологического института в начале 1990-х, некоторые из людей вокруг меня начали видеть достоинства
носимые компьютеры.

В то время технические проблемы были огромными. Например, беспроводным сетям передачи данных, которые сейчас стали повсеместными, еще только предстоит расцвести. Поэтому мне пришлось создать собственные радиостанции для передачи данных. Радиолинии, которые я построил в конце 1980-х, могли передавать данные со скоростью 56 килобайт в секунду.

За несколько лет до этого я вернулся к своему первоначальному вдохновению — лучшим сварочным шлемам — и построил некоторые, в которых использовалась технология улучшения зрения. При сварке в таком шлеме я могу различить кончик блестящего электрода, даже форму электрической дуги, одновременно наблюдая детали окружающих областей. Видны даже объекты на заднем плане, которые обычно поглощаются темнотой. В этих шлемах используется изобретенный мною метод обработки изображений, который сейчас обычно используется для производства
Фотографии HDR (расширенного динамического диапазона).Но эти шлемы применяют технику с высокой скоростью видео и позволяют владельцу просматривать стереоскопический результат в реальном времени.


Сварка была лишь одним из многих ранних применений моих систем компьютерного зрения, но она оказала большое влияние на то, что я всегда думал об этой технологии. Подобно тому, как сварщики называют свое затемненное стекло в единственном числе, я называю свое оборудование «цифровым стеклом для глаз», а не «цифровыми очками», даже для тех устройств, которые я встроил в то, что выглядит как обычные очки или солнечные очки.То, что Google также использует единственное число «Glass» для описания своей новой штуковины, вероятно, не случайно.

Take Me Home: Каждый из этих видов улиц показывает часть того, что видно через компьютерную систему зрения автора, когда она запускает приложение для поиска пути.
Ричард Ховард / Time Life Pictures / Getty Images

У меня смешанные чувства по поводу последних событий. С одной стороны, очень приятно видеть, что мир в целом теперь ценит носимые компьютерные технологии.С другой стороны, меня беспокоит, что Google и некоторые другие компании игнорируют некоторые важные уроки. Их проектные решения могут затруднить использование этих систем для многих людей. Хуже того, плохо сконфигурированные продукты могут даже нанести вред зрению некоторых людей и отбросить механизм на годы назад.

Меня беспокоит непосредственный опыт. Самая первая носимая компьютерная система, которую я собрал, показывала мне видео в реальном времени на установленном на шлеме дисплее. Камера располагалась близко к одному глазу, но не имела той же точки обзора.Небольшое смещение казалось неважным в то время, но привело к странным и неприятным результатам. И эти неприятные эффекты сохранялись еще долго после того, как я снял снаряжение. Это потому, что мой мозг приспособился к неестественному зрению, поэтому потребовалось время, чтобы приспособиться к нормальному зрению.

Это объясняется более чем столетними исследованиями. В 1890-х годах известный психолог
Джордж Страттон сконструировал специальные очки, которые заставляли его видеть мир вверх ногами. Примечательно то, что через несколько дней мозг Страттона адаптировался к его перевернутому мировоззрению, и он больше не видел мир вверх ногами.Вы могли догадаться, что, когда он снял инверторные очки, он снова начал видеть вещи вверх ногами. Он этого не сделал. Но его видение имело то, что он назвал с викторианским шармом, «озадачивающим видом».

Путем экспериментов я обнаружил, что требуемый период адаптации, как ни странно, короче, когда мой мозг приспособился к резкому искажению, скажем, переворачиванию вещей слева направо или переворачиванию их вверх дном. Когда искажение незначительное — например, слегка смещенная точка обзора — требуется меньше времени на адаптацию, но больше времени на восстановление.

В нынешних прототипах Google Glass камера размещается справа от правого глаза пользователя. Если бы эта система накладывала видеоизображение в реальном времени с камеры поверх поля зрения пользователя, наверняка возникли бы те же проблемы. Возможно, Google знает об этой проблеме и намеренно не передает пользователю видео в реальном времени на дисплей. Но кто знает, как будет развиваться Google Glass или какие приложения для него создадут другие?

Они могут попытаться показать пользователю видео в реальном времени, чтобы устройство могло служить видоискателем, например, для съемки фотографий или видео.Но просмотр невыровненного видео в реальном времени одним глазом в течение длительного времени вполне может испортить нейронную схему пользователя.
Исследователи виртуальной реальности долгое время пытались устранить эффекты, которые искажают нормальную обработку мозгом визуальной информации, и когда эти эффекты возникают в оборудовании, которое дополняет или опосредует реальный мир, они могут быть гораздо более тревожными. Продолжительное воздействие может даже нанести непоправимый вред, особенно подросткам, чей мозг и глазные мышцы все еще развиваются.

Google Glass и несколько аналогичных систем, находящихся в настоящее время в разработке, страдают от другой проблемы, о которой я узнал около 30 лет назад, которая возникает из-за базовой асимметрии их дизайна, когда пользователь смотрит на дисплей только одним глазом. Все эти системы содержат линзы, которые заставляют дисплей парить в пространстве, находясь дальше, чем он есть на самом деле. Это потому, что человеческий глаз не может сфокусироваться на чем-то, что находится всего в паре сантиметров, поэтому необходима оптическая коррекция.Но то, что делают Google и другие компании — используют объективы с фиксированным фокусом, чтобы дисплей казался более далеким, — нехорошо.

Использование линз таким образом заставляет один глаз оставаться сфокусированным на некотором заданном расстоянии, в то время как фокус другого глаза смещается в зависимости от того, на что смотрит пользователь, близко или далеко. Это приводит к сильному напряжению глаз, что также может быть вредным, особенно для детей.

Видя решение:
Автор носит очки поколения 4 во время одной из лекций в Университете Торонто.

Фото: Райан Энн Хьюз

Я сконструировал четырех поколений цифровых очков для глаз, пытаясь понять, как решить эту и другие проблемы. Хотя мое последнее оборудование довольно сложное, основные принципы, лежащие в его основе, довольно просты.

Многие из моих систем, например Google Glass, изменяют видимость только одним глазом. Я считаю, что это хорошо работает. Но я располагаю оптику так, чтобы камера снимала точно такую ​​же перспективу, что и этот глаз.Я также размещаю дисплей так, чтобы пользователь видел его прямо перед собой и не смотрел вверх (как это необходимо для Google Glass), вниз или в сторону, чтобы увидеть его.

Добиться хорошего совмещения ракурсов несложно — достаточно двустороннего зеркала. Одна поверхность отражает падающий свет на камеру, установленную сбоку; другой отражает свет от бокового дисплея к глазу. Добавляя
поляризационные фильтры, вы можете использовать частично прозрачное зеркало, чтобы все, что отображается на дисплее, точно перекрывало прямой вид через этот глаз.Проблема №1 решена.

Вторую проблему, утомляемость глаз от попытки сфокусировать оба глаза на разном расстоянии, я тоже преодолел — более 20 лет назад! Хитрость заключается в том, чтобы расположить объекты так, чтобы глаз за зеркалом мог сфокусироваться на любом расстоянии и при этом четко видеть изображение на экране. Такое расположение оптических компонентов я называю «
aremac. «( Aremac — это просто камера , написанная задом наперед.) В идеале вы должны использовать aremac с точечным отверстием.

Чтобы понять, почему ареал с отверстиями аккуратно решает проблему фокусировки, вам сначала нужно понять, как
камера-обскура работает.Если нет, рассмотрите этот мысленный эксперимент. Представьте, что вы хотите записать ярко освещенную сцену за окном на кусок фотопленки. Вы не можете просто поднять пленку и рассчитывать, что на ней будет четкое изображение, но почему бы и нет? Потому что световые лучи из каждой точки сцены будут попадать в каждую точку вашего фильма, создавая полное размытие. Вам нужно, чтобы свет, исходящий из каждой маленькой точки сцены, попадал в соответствующую точку на пленке.

Этого можно добиться с помощью светонепроницаемого барьера с крошечной дырочкой.Просто поместите это между сценой и фильмом. Теперь, например, из всех световых лучей, исходящих из верхнего левого угла сцены, только один проскальзывает через отверстие в барьере и в данном случае попадает в нижний правый угол пленки. Аналогичные вещи происходят в любой другой точке сцены, что приводит к хорошему четкому (хотя и перевернутому) изображению на пленке.

Конечно, некоторые камеры используют точечные отверстия. Вместо этого они используют линзы, которые выполняют ту же работу по формированию изображения, но при этом получают больше света.Но у объективов есть недостаток: объекты на разном расстоянии требуют разных настроек фокуса. Точечные отверстия не имеют этого недостатка. Они держат все в фокусе, близко или далеко. На жаргоне фотографов говорят, что у них бесконечная глубина резкости.

Моя камера-обскура — это обратная сторона камеры-обскуры: она гарантирует, что вы увидите четкое изображение через дисплей, независимо от того, как вы фокусируете глаза. Однако этот aremac сложнее, чем барьер с точечным отверстием. Требуется лазерный источник света и
пространственный модулятор света, аналогичный тому, что есть во многих цифровых проекторах.С его помощью вы можете нормально фокусировать оба глаза, используя один глаз для просмотра через систему опосредованного зрения, избегая таким образом напряжения глаз.

Для меня поразительно, что Google и другие компании, которые сейчас стремятся продавать портативные компьютеры с камерами и дисплеями, не обошли мой лучший дизайн (то, что я называю «
EyeTap Generation-4 Glass ») для создания моделей, которые становятся еще лучше. Возможно, это потому, что никто другой, работающий над подобными вещами, годами не ходил с одним глазом, который был камерой.А может, это просто еще один пример синдрома «не изобретенного здесь».

До недавнего времени большинство людей относились ко мне и моей работе с легким любопытством и смущением. Никто особо не задумывался о том, что эта технология может значить для общества в целом. Но все чаще владельцы смартфонов используют различные виды приложений с дополненной реальностью. И почти все пользователи мобильных телефонов помогли широко распространить возможности записи видео и звука. Наши законы и культура даже не догнали это.Представьте себе, что у сотен тысяч, а может быть, и у миллионов людей на головах постоянно висели видеокамеры. Если это произойдет, мой опыт приобретет новую актуальность.

Система, которую я обычно использую, выглядит немного странно, но не более громоздкой, чем Google Glass. Однако ношение его на публике часто доставляло мне горе — обычно от людей, которые возражали против того, что, по их мнению, является налобным видеомагнитофоном. Так что я с нетерпением жду того дня, когда носить такие вещи не будет казаться более странным, чем носить с собой iPhone.

Разумеется, установка камер на большое количество людей поднимает важные вопросы конфиденциальности и авторских прав. Но польза тоже будет. Когда полиция по ошибке застрелила
Жан Шарль де Менезес, бразильский электрик, на станции лондонского метро в 2005 году, четыре широко распространенных городских камеры видеонаблюдения были обучены на платформе. Тем не менее, лондонские власти утверждают, что видеозаписи инцидента не удалось восстановить. Технический сбой? Сокрытие? В любом случае, представьте, что многие из прохожих носили записывающие камеры, похожие на очки, как часть их повседневной жизни.Все будут знать, что случилось.

Но есть и более темная сторона: вместо того, чтобы действовать как противовес Большому Брату, может ли эта технология просто превратить нас в столько Маленьких братьев, как предполагают некоторые комментаторы? (Я и другие участники будем обсуждать такие вопросы в июне на
Международный симпозиум IEEE по технологиям и обществу, 2013 г., Торонто.)

Я верю, что, нравится вам это или нет, видеокамеры скоро будут повсюду: вы уже найдете их во многих телевизорах, автоматических смесителях, детекторах дыма и энергосберегающих лампочках.Несомненно, у властей будет доступ к сделанным ими записям, что расширит и без того большие возможности наблюдения. На мой взгляд, видео наблюдения не станут объектом злоупотреблений, если обычные люди регулярно носят собственное оборудование для сбора видео, чтобы они могли наблюдать за наблюдателями с помощью формы обратного наблюдения.

Конечно, я мог ошибаться. Я могу видеть множество тонких вещей с помощью своих компьютеризированных очков, но будущее остается слишком мрачным, чтобы я мог разглядеть его.

Эта статья изначально была напечатана как «Видение 2.0. «

Стив Манн; Персональная веб-страница

Стив Манн; Персональная веб-страница
Эта страница немного раздута; если у вас нет действительно быстрого подключения к Интернету,
Я предлагаю тебе, возможно, захочется
Смотреть
в более худой и средней
версия моей личной WWW-страницы.

Моя новая www-страница находится в U. Торонто, например

http://genesis.eecg.toronto.edu/

или

http://www.eecg.toronto.edu/~mann

Личные хобби / интересы:

  • Проективная геометрия.
  • перспектива
    (фотографическое освещение, перспективный рисунок и т. д.),
  • На светлой стороне, юмористический взгляд
    у камер видеонаблюдения в контексте
    тьма, отсутствие
    света, который они проливают на нас (первоапрельская исследовательская работа,
    1 апреля 1995 г.).
  • Электронные фонари (посмотреть
    за один
    непосредственно перед зажиганием, и
    в течение)
    и вспоминая
    «Док»,

    остановив время, и отметив
    Течение времени
    в месте, где кажется, что время остановилось.

  • NetCam:
    Портативная связь между киберпространством и « световым пространством ».
  • Видео
  • Любительское радио
  • Немного спортивной активности, например, бега по вечерам и
    волейбол на траве в хорошие теплые солнечные дни.

Моя новая www-страница находится в U. Торонто, например

http://genesis.eecg.toronto.edu/

или

http://www.eecg.toronto.edu/~mann

Я преподаватель Университета Торонто,
(закончил докторскую степень Массачусетского технологического института, степень присуждена в 1997 году; см.
картина из моего окна, где я когда-то жил в Кембридже, Массачусетс

вид на Бостон через реку Чарльз или
приятная атмосфера даже в подвале
е.грамм. длинный ярко освещенный
коридор с ренессансным чувством перспективы,
и прачечная с красивым
новые машины, хотя
спорный
Ключ-карта
система была недавно установлена ​​в Edgerton House, а также
другие общежития на территории кампуса).


События или достопримечательности в киберпространстве:


События или достопримечательности в физическом пространстве:


Контактная информация:
Профессор Стив Манн,
Университет Торонто,
Департамент электротехники
Engineering, Торонто, Онтарио, Канада, M5S 3G4,
(416) 946-3387
mann @ eecg.toronto.edu.

У нас должен быть
Уведомление об авторских правах
на наших веб-страницах.
Этот кружок-C — это ASCII 251 на случай, если вам интересно.

Моя почта улитки (почта Канады)
также находится на той же странице.

Эта страница не является улучшенной Netscape, за исключением других
браузеры.
Извините, нет мигающего текста или другого «свинины».
Если вам действительно нужно увидеть какой-то безвозмездный « бекон »
запустите Netscape 1.1b1 и
попробуйте немного толкать-тянуть.
Как только вы удалите это из своей системы, продолжайте читать.


Эта страница подходит для людей с ослабленным зрением.
с использованием преобразователей текста в речь, с использованием радиотелетайпа и т. д.

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.
    Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г.,
    браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.
    Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie
потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт
не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к
остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *