Стивен манн – Стивен Манн — Теория хаоса и стратегическое мышление » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Книга Теория хаоса и стратегическое мышление — читать онлайн

Стивен Манн

Теория хаоса и стратегическое мышление

Теория хаоса и стратегическое мышление - s_mann.jpg

Сейчас осуществляется революция, которая может изменить стратегическое мышление. Горько-сладкая правда состоит в том, что эта революция имеет мало общего с «новым мировым порядком», установленным после окончания Холодной войны и успешной операции «Буря в пустыне». Настоящая революция происходит в науке, и ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления. Наше внимание пока еще заострено на краткосрочной международной реорганизации. Будучи захваченными этим переходным моментом, мы упускаем эпохальное.

Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. Эти новые направления научных изысканий возникли лишь в течение последних 30 лет. Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах. С тех пор, как научные революции в прошлом изменили сущность конфликта, для американских стратегов будет жизненно важным понимать происходящие изменения. С одной стороны это важно с технологической точки зрения: новые принципы производят новые виды вооружений как, например, квантовая теория и теория относительности сопровождали появление ядерного оружия.

Вторая, и более фундаментальная причина необходимости понимания изменений в науке состоит в том, что наше восприятие реальности основывается на научных парадигмах. Мир зачастую представляется нам как место, полное противоречий и беспорядка и мы ищем такие рамки, которые наполнят его смыслом. Эти рамки были полностью установлены физическими науками, подобно тому, как в 18 веке бытовало мнение, что движение небесных тел подобно работе огромного часового механизма. Научные достижения, кроме того, показывают нам новые пути понимания окружающей среды и могут подразумевать инновации по решению политических дилемм. Несмотря на желание стратегического сообщества ухватиться за технологические преимущества, которые можно извлечь из изменений, вполне возможно адаптировать эти достижения для стратегического мышления. Эта статья лишь поверхностно касается технических преимуществ, вместо этого акцентируя внимание на концептуальных аспектах.

Неприятие стратегическим сообществом новых парадигм является данью власти нынешних установок. Специфическая парадигма, которая проникла в современное Западное сознание, лучше всего описана в ньютоновском мировоззрении. Она детерминистская, линейная, связана с взаимодействием объектов и сил, и ориентирована на последовательные изменения. Эта единственная точка зрения на мир повлияла на все сферы человеческой деятельности. Один комментатор очень четко подметил: «другие науки поддерживают механицистское… видение классической физики как четкое описание реальности и моделируют свои теории в соответствии с нею. Всякий раз, когда психологи, социологи или экономисты хотят приблизиться к научности, они естественно обращаются к базовой концепции ньютоновской физики».Как одна из социальных наук, военная наука сталкивается с такими же предпосылками. Будет вполне верным сказать, что эта специфическая дисциплина механики — наука движения и действия сил и тел — захватила наше воображение.

Почему же механицистское мировоззрение настолько сильно блокирует стратегическое мышление? Часть ответа мы найдем в том факте, что военная и политическая науки напрямую развивались как науки 18 и 19 столетий, в соответствии с ростом значения классической физики и математики. Эйнштейн описывает этот дух эпохи так: «великие достижения механики во всех отраслях, ее потрясающий успех в развитии астрономии, применение ее идей к совершенно иным проблемам, нематематическим по своей сути, все это способствовало становлению убеждения в то, что возможно описать все природные феномены в терминах обычных сил между не допускающими каких-либо изменений объектами».

Кроме того, имеются и более реальные причины. Попросту говоря, бой — это механика. Ни для кого не будет удивлением то, что военная стратегия загнана в механицистские рамки. С тех пор как национальная стратегия часто заимствует метафоры сражения — мирная «агрессия», Холодная «война», кампания по строительству государства-нации — опять же, не удивительно, что национальная стратегия отражает это же предубеждение. Политика — это продолжение войны лингвистическими средствами.

Второй причиной столь длительного влияния механики является ее доступность. В предыдущем столетии физика (включая ее подраздел механику) и химия сделали большие шаги по сравнению с другими областями науки. Биология находилась в младенческом состоянии до конца 19 века, а открытия, представляющие теорию относительности Эйнштейна еще были в будущем. Ньютоновская механика, наоборот, прочно утвердилась в конце 17 века.

Наконец, это механицистское мировоззрение было обнадеживающим, так как утверждало, что в мире происходят поочередные изменения. Это давало надежду стратегам на то, что череда событий может быть предугадана, если будут открыты основополагающие принципы и будут известны те варианты, которые могут быть применимы. Поэтому не будет сюрпризом тот факт, что современные военные теоретики прочно и подсознательно следовали механицистской парадигме. На уровне военной стратегии, принимая во внимание Клаузевица, язык книги «О войне» разбивает механицистские основы: трение, массу, центры гравитации и т.д. Или взять Жомини, который потряс основы геометрии поля боя. Или, возьмем современный пример и рассмотрим выдержку из инструкции Пентагона по планированию национальной безопасности: «Окончание Холодной войны может быть описано как монументальный сдвиг тектонических плит, высвобождающий основные силы, которые безвозвратно перестраивают стратегический ландшафт».

С тех пор как это механицистское мировоззрение получило распространение, оно никогда не ослабляло своей хватки. В результате получается застой, связанный с неопределенностью основ наших многих стратегических дилемм. Консерватизм, внутренне присущий истэблишменту национальной безопасности, комбинируется с пониманием необходимости внимательности к основным вопросам войны и мира и унылыми теоретическими новшествами. Революция в стратегии, основанная на механицистском устройстве реальности, имеет твердо фиксированное положение, а провокационные доктрины последнего столетия стали ее ограничивающими догмами.

Но в действительности ли это является проблемой? Конвенциональные войны по общему признанию были во многом утверждены Клаузевицем, Лидделом Гартом и другими людьми этого рода. Так называемая революция в военном деле до 1945 г. была представлена лишь в изменениях механического преимущества. Моторизованная война, например, увеличивала варианты выбора цели для атакующих войск, но все еще подлежала анализу в стиле Клаузевица. ВВС сместили сражение к настоящему третьему измерению, но не устранили саму парадигму. Также повышение разрушительности и точности оружия сохранили классические рамки толкования войны. На национальном стратегическом уровне мы находим их применимыми для определения стратегического «баланса» между Востоком и Западом, а также сохранения и реформирования альянсов, которые имеют аналоги в механицистских рядовых построениях прошлых столетий.

Но из этого мы можем извлечь лишь неприятный комфорт: так как мир становится более сложным, традиционные теории менее способны на объяснения. Разрыв между теорией и реальностью существует на уровнях и национальной и военной стратегии. В военном отношении, количество вооружений и разновидности войн, разработанные в прошлый век, недостаточно подходили к классической стратегии. Новые вооружения разработать относительно легко, но трудно внедрить в рамки доктрины. Биологическое и ядерное оружие являются двумя такими примерами. Конечно, и сам процесс сражения беспорядочен. В армейской доктрине сейчас открыто говорится: «Боевые действия высокой и средней интенсивности хаотичны, интенсивны и очень разрушительны… Операции в основном будут иметь линейный характер».

read-books-online.ru

Стивен Манн — Теория хаоса и стратегическое мышление » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Классический текст современного американского стратега-геополитика и дипломата Стивена Манна, посвященный новым подходам в международных отношениях

sci_politics Стивен Манн Теория хаоса и стратегическое мышление

Классический текст современного американского стратега-геополитика и дипломата Стивена Манна, посвященный новым подходам в международных отношениях

14 December 2015 ru en Леонид Савин Filja FictionBook Editor Release 2.6.6 14 December 2015 http://konservatizm.org/konservatizm/theory/080310032055.xhtml FILJA080-D1E4-4BF4-804A-E3F887FB2724 1.0

1.0 — создание файла

Стивен Манн

Теория хаоса и стратегическое мышление

Сейчас осуществляется революция, которая может изменить стратегическое мышление. Горько-сладкая правда состоит в том, что эта революция имеет мало общего с «новым мировым порядком», установленным после окончания Холодной войны и успешной операции «Буря в пустыне». Настоящая революция происходит в науке, и ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления. Наше внимание пока еще заострено на краткосрочной международной реорганизации. Будучи захваченными этим переходным моментом, мы упускаем эпохальное.

Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. Эти новые направления научных изысканий возникли лишь в течение последних 30 лет. Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах. С тех пор, как научные революции в прошлом изменили сущность конфликта, для американских стратегов будет жизненно важным понимать происходящие изменения. С одной стороны это важно с технологической точки зрения: новые принципы производят новые виды вооружений как, например, квантовая теория и теория относительности сопровождали появление ядерного оружия.

Вторая, и более фундаментальная причина необходимости понимания изменений в науке состоит в том, что наше восприятие реальности основывается на научных парадигмах. Мир зачастую представляется нам как место, полное противоречий и беспорядка и мы ищем такие рамки, которые наполнят его смыслом. Эти рамки были полностью установлены физическими науками, подобно тому, как в 18 веке бытовало мнение, что движение небесных тел подобно работе огромного часового механизма. Научные достижения, кроме того, показывают нам новые пути понимания окружающей среды и могут подразумевать инновации по решению политических дилемм. Несмотря на желание стратегического сообщества ухватиться за технологические преимущества, которые можно извлечь из изменений, вполне возможно адаптировать эти достижения для стратегического мышления. Эта статья лишь поверхностно касается технических преимуществ, вместо этого акцентируя внимание на концептуальных аспектах.

Неприятие стратегическим сообществом новых парадигм является данью власти нынешних установок. Специфическая парадигма, которая проникла в современное Западное сознание, лучше всего описана в ньютоновском мировоззрении. Она детерминистская, линейная, связана с взаимодействием объектов и сил, и ориентирована на последовательные изменения. Эта единственная точка зрения на мир повлияла на все сферы человеческой деятельности. Один комментатор очень четко подметил: «другие науки поддерживают механицистское… видение классической физики как четкое описание реальности и моделируют свои теории в соответствии с нею. Всякий раз, когда психологи, социологи или экономисты хотят приблизиться к научности, они естественно обращаются к базовой концепции ньютоновской физики».Как одна из социальных наук, военная наука сталкивается с такими же предпосылками. Будет вполне верным сказать, что эта специфическая дисциплина механики — наука движения и действия сил и тел — захватила наше воображение.

Почему же механицистское мировоззрение настолько сильно блокирует стратегическое мышление? Часть ответа мы найдем в том факте, что военная и политическая науки напрямую развивались как науки 18 и 19 столетий, в соответствии с ростом значения классической физики и математики. Эйнштейн описывает этот дух эпохи так: «великие достижения механики во всех отраслях, ее потрясающий успех в развитии астрономии, применение ее идей к совершенно иным проблемам, нематематическим по своей сути, все это способствовало становлению убеждения в то, что возможно описать все природные феномены в терминах обычных сил между не допускающими каких-либо изменений объектами».

Кроме того, имеются и более реальные причины. Попросту говоря, бой — это механика. Ни для кого не будет удивлением то, что военная стратегия загнана в механицистские рамки. С тех пор как национальная стратегия часто заимствует метафоры сражения — мирная «агрессия», Холодная «война», кампания по строительству государства-нации — опять же, не удивительно, что национальная стратегия отражает это же предубеждение. Политика — это продолжение войны лингвистическими средствами.

Второй причиной столь длительного влияния механики является ее доступность. В предыдущем столетии физика (включая ее подраздел механику) и химия сделали большие шаги по сравнению с другими областями науки. Биология находилась в младенческом состоянии до конца 19 века, а открытия, представляющие теорию относительности Эйнштейна еще были в будущем. Ньютоновская механика, наоборот, прочно утвердилась в конце 17 века.

Наконец, это механицистское мировоззрение было обнадеживающим, так как утверждало, что в мире происходят поочередные изменения. Это давало надежду стратегам на то, что череда событий может быть предугадана, если будут открыты основополагающие принципы и будут известны те варианты, которые могут быть применимы. Поэтому не будет сюрпризом тот факт, что современные военные теоретики прочно и подсознательно следовали механицистской парадигме. На уровне военной стратегии, принимая во внимание Клаузевица, язык книги «О войне» разбивает механицистские основы: трение, массу, центры гравитации и т.д. Или взять Жомини, который потряс основы геометрии поля боя. Или, возьмем современный пример и рассмотрим выдержку из инструкции Пентагона по планированию национальной безопасности: «Окончание Холодной войны может быть описано как монументальный сдвиг тектонических плит, высвобождающий основные силы, которые безвозвратно перестраивают стратегический ландшафт».

С тех пор как это механицистское мировоззрение получило распространение, оно никогда не ослабляло своей хватки. В результате получается застой, связанный с неопределенностью основ наших многих стратегических дилемм. Консерватизм, внутренне присущий истэблишменту национальной безопасности, комбинируется с пониманием необходимости внимательности к основным вопросам войны и мира и унылыми теоретическими новшествами. Революция в стратегии, основанная на механицистском устройстве реальности, имеет твердо фиксированное положение, а провокационные доктрины последнего столетия стали ее ограничивающими догмами.

Но в действительности ли это является проблемой? Конвенциональные войны по общему признанию были во многом утверждены Клаузевицем, Лидделом Гартом и другими людьми этого рода. Так называемая революция в военном деле до 1945 г. была представлена лишь в изменениях механического преимущества. Моторизованная война, например, увеличивала варианты выбора цели для атакующих войск, но все еще подлежала анализу в стиле Клаузевица. ВВС сместили сражение к настоящему третьему измерению, но не устранили саму парадигму. Также повышение разрушительности и точности оружия сохранили классические рамки толкования войны. На национальном стратегическом уровне мы находим их применимыми для определения стратегического «баланса» между Востоком и Западом, а также сохранения и реформирования альянсов, которые имеют аналоги в механицистских рядовых построениях прошлых столетий.

Но из этого мы можем извлечь лишь неприятный комфорт: так как мир становится более сложным, традиционные теории менее способны на объяснения. Разрыв между теорией и реальностью существует на уровнях и национальной и военной стратегии. В военном отношении, количество вооружений и разновидности войн, разработанные в прошлый век, недостаточно подходили к классической стратегии. Новые вооружения разработать относительно легко, но трудно внедрить в рамки доктрины. Биологическое и ядерное оружие являются двумя такими примерами. Конечно, и сам процесс сражения беспорядочен. В армейской доктрине сейчас открыто говорится: «Боевые действия высокой и средней интенсивности хаотичны, интенсивны и очень разрушительны… Операции в основном будут иметь линейный характер».

nice-books.ru

Стивен Манн (Steven Mann) статистика, биография, фото, видео боев

Поражение Мэтт Делэнойт

Событиие:
Shamrock FC Shamrock 305

Дата:
11.05.2018

Судья: Marc Wasem

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 2

Время: 0:55

Shamrock FC Shamrock 305

11.05.2018

Submission (Rear-Naked Choke) 2 0:55
Победа Кеннет Аллен

Событиие:
IC Iowa Challenge 129

Дата:
10.02.2018

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 1:26

IC Iowa Challenge 129

10.02.2018

TKO (Punches) 1 1:26
Победа Бен Миллер

Событиие:
IC Iowa Challenge 127

Дата:
18.02.2017

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 0:48

IC Iowa Challenge 127

18.02.2017

TKO (Punches) 1 0:48
Поражение Мэтт Вич

Событиие:
Shamrock FC Shamrock 279

Дата:
02.12.2016

Судья: Marc Wasem

Метод: Submission (Armbar)

Раунд: 3

Время: 2:10

Shamrock FC Shamrock 279

02.12.2016

Submission (Armbar) 3 2:10
Победа Майк Эстус

Событиие:
Bellator 157 Dynamite 2

Дата:
24.06.2016

Судья: Mike England

Метод: TKO (Knees)

Раунд: 1

Время: 0:25

Bellator 157 Dynamite 2

24.06.2016

TKO (Knees) 1 0:25
Победа Kevin Brown Jr.

Событиие:
Shamrock FC No Mercy

Дата:
16.04.2016

Судья: Marc Wasem

Метод: Submission (Armbar)

Раунд: 1

Время: 2:07

Shamrock FC No Mercy

16.04.2016

Submission (Armbar) 1 2:07
Поражение Кайл Куртц

Событиие:
Bellator 145 Vengeance

Дата:
06.11.2015

Судья: John Duever

Метод: Submission (Triangle Choke)

Раунд: 1

Время: 2:59

Bellator 145 Vengeance

06.11.2015

Submission (Triangle Choke) 1 2:59
Поражение Джейсон Лук

Событиие:
IC Iowa Challenge 119

Дата:
29.08.2015

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 3:16

IC Iowa Challenge 119

29.08.2015

TKO (Punches) 1 3:16
Поражение Джастин Гутри

Событиие:
Bellator 138 Unfinished Business

Дата:
19.06.2015

Судья: John McCarthy

Метод: Submission (Brabo Choke)

Раунд: 2

Время: 1:09

Bellator 138 Unfinished Business

19.06.2015

Submission (Brabo Choke) 2 1:09
Победа Шон Хафман

Событиие:
IC Iowa Challenge 110

Дата:
10.01.2015

Метод: TKO

Раунд: 1

Время: 1:37

IC Iowa Challenge 110

10.01.2015

TKO 1 1:37
Победа Ронни Бритт

Событиие:
EC Extreme Challenge 231

Дата:
19.05.2014

Судья: Matt White

Метод: Submission (Arm-Triangle Choke)

Раунд: 1

Время: 4:19

EC Extreme Challenge 231

19.05.2014

Submission (Arm-Triangle Choke) 1 4:19
Победа Demian Papagni

Событиие:
IC Iowa Challenge 95

Дата:
11.01.2014

Судья: Tyrone Roberts

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 3:51

IC Iowa Challenge 95

11.01.2014

TKO (Punches) 1 3:51
Победа Даниэль Эндрюс

Событиие:
Shamrock FC Fight Night

Дата:
26.01.2013

Судья: Mike England

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 3:50

Shamrock FC Fight Night

26.01.2013

Submission (Rear-Naked Choke) 1 3:50
Победа Micah Allen

Событиие:
EC Extreme Challenge 223

Дата:
12.01.2013

Судья: Tyrone Roberts

Метод: Submission (Triangle Choke)

Раунд: 1

Время: 1:44

EC Extreme Challenge 223

12.01.2013

Submission (Triangle Choke) 1 1:44
Поражение Лонни Скривен

Событиие:
IC Iowa Challenge 71

Дата:
06.10.2012

Метод: TKO (Punches)

Раунд: 1

Время: 3:40

IC Iowa Challenge 71

06.10.2012

TKO (Punches) 1 3:40
Победа Эвиан Родригес

Событиие:
EC Extreme Challenge 213

Дата:
07.07.2012

Судья: Tyrone Roberts

Метод: Submission (Armbar)

Раунд: 1

Время: 3:41

EC Extreme Challenge 213

07.07.2012

Submission (Armbar) 1 3:41
Победа Kenny Schmitz

Событиие:
EC Extreme Challenge 209

Дата:
04.05.2012

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:20

EC Extreme Challenge 209

04.05.2012

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:20
Победа Воды нормы

Событиие:
EC Extreme Challenge 203

Дата:
29.01.2012

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:54

EC Extreme Challenge 203

29.01.2012

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:54
Победа Морис Спейрс

Событиие:
EC Extreme Challenge 201

Дата:
14.01.2012

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:11

EC Extreme Challenge 201

14.01.2012

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:11
Победа Вик Хол

Событиие:
EC Extreme Challenge 192

Дата:
27.08.2011

Метод: Submission (Rear-Naked Choke)

Раунд: 1

Время: 1:47

EC Extreme Challenge 192

27.08.2011

Submission (Rear-Naked Choke) 1 1:47

fightnews.info

Теория хаоса и стратегическое мышление читать онлайн, Стивен Манн

Стивен Манн

Теория хаоса и стратегическое мышление

Сейчас осуществляется революция, которая может изменить стратегическое мышление. Горько-сладкая правда состоит в том, что эта революция имеет мало общего с «новым мировым порядком», установленным после окончания Холодной войны и успешной операции «Буря в пустыне». Настоящая революция происходит в науке, и ее влияние может изменить как характер войны, так и эталоны стратегического мышления. Наше внимание пока еще заострено на краткосрочной международной реорганизации. Будучи захваченными этим переходным моментом, мы упускаем эпохальное.

Научные достижения толкают нас за пределы ньютоновских концепций в экзотическую теорию хаоса и самоорганизованую критичность. Эти новые направления научных изысканий возникли лишь в течение последних 30 лет. Говоря в двух словах, они утверждают, что структура и стабильность находятся внутри самой видимой беспорядочности и нелинейных процессах. С тех пор, как научные революции в прошлом изменили сущность конфликта, для американских стратегов будет жизненно важным понимать происходящие изменения. С одной стороны это важно с технологической точки зрения: новые принципы производят новые виды вооружений как, например, квантовая теория и теория относительности сопровождали появление ядерного оружия.

Вторая, и более фундаментальная причина необходимости понимания изменений в науке состоит в том, что наше восприятие реальности основывается на научных парадигмах. Мир зачастую представляется нам как место, полное противоречий и беспорядка и мы ищем такие рамки, которые наполнят его смыслом. Эти рамки были полностью установлены физическими науками, подобно тому, как в 18 веке бытовало мнение, что движение небесных тел подобно работе огромного часового механизма. Научные достижения, кроме того, показывают нам новые пути понимания окружающей среды и могут подразумевать инновации по решению политических дилемм. Несмотря на желание стратегического сообщества ухватиться за технологические преимущества, которые можно извлечь из изменений, вполне возможно адаптировать эти достижения для стратегического мышления. Эта статья лишь поверхностно касается технических преимуществ, вместо этого акцентируя внимание на концептуальных аспектах.

Неприятие стратегическим сообществом новых парадигм является данью власти нынешних установок. Специфическая парадигма, которая проникла в современное Западное сознание, лучше всего описана в ньютоновском мировоззрении. Она детерминистская, линейная, связана с взаимодействием объектов и сил, и ориентирована на последовательные изменения. Эта единственная точка зрения на мир повлияла на все сферы человеческой деятельности. Один комментатор очень четко подметил: «другие науки поддерживают механицистское… видение классической физики как четкое описание реальности и моделируют свои теории в соответствии с нею. Всякий раз, когда психологи, социологи или экономисты хотят приблизиться к научности, они естественно обращаются к базовой концепции ньютоновской физики».Как одна из социальных наук, военная наука сталкивается с такими же предпосылками. Будет вполне верным сказать, что эта специфическая дисциплина механики — наука движения и действия сил и тел — захватила наше воображение.

Почему же механицистское мировоззрение настолько сильно блокирует стратегическое мышление? Часть ответа мы найдем в том факте, что военная и политическая науки напрямую развивались как науки 18 и 19 столетий, в соответствии с ростом значения классической физики и математики. Эйнштейн описывает этот дух эпохи так: «великие достижения механики во всех отраслях, ее потрясающий успех в развитии астрономии, применение ее идей к совершенно иным проблемам, нематематическим по своей сути, все это способствовало становлению убеждения в то, что возможно описать все природные феномены в терминах обычных сил между не допускающими каких-либо изменений объектами».

Кроме того, имеются и более реальные причины. Попросту говоря, бой — это механика. Ни для кого не будет удивлением то, что военная стратегия загнана в механицистские рамки. С тех пор как национальная стратегия часто заимствует метафоры сражения — мирная «агрессия», Холодная «война», кампания по строительству государства-нации — опять же, не удивительно, что национальная стратегия отражает это же предубеждение. Политика — это продолжение войны лингвистическими средствами.

Второй причиной столь длительного влияния механики является ее доступность. В предыдущем столетии физика (включая ее подраздел механику) и химия сделали большие шаги по сравнению с другими областями науки. Биология находилась в младенческом состоянии до конца 19 века, а открытия, представляющие теорию относительности Эйнштейна еще были в будущем. Ньютоновская механика, наоборот, прочно утвердилась в конце 17 века.

Наконец, это механицистское мировоззрение было обнадеживающим, так как утверждало, что в мире происходят поочередные изменения. Это давало надежду стратегам на то, что череда событий может быть предугадана, если будут открыты основополагающие принципы и будут известны те варианты, которые могут быть применимы. Поэтому не будет сюрпризом тот факт, что современные военные теоретики прочно и подсознательно следовали механицистской парадигме. На уровне военной стратегии, принимая во внимание Клаузевица, язык книги «О войне» разбивает механицистские основы: трение, массу, центры гравитации и т.д. Или взять Жомини, который потряс основы геометрии поля боя. Или, возьмем современный пример и рассмотрим выдержку из инструкции Пентагона по планированию национальной безопасности: «Окончание Холодной войны может быть описано как монументальный сдвиг тектонических плит, высвобождающий основные силы, которые безвозвратно перестраивают стратегический ландшафт».

С тех пор как это механицистское мировоззрение получило распространение, оно никогда не ослабляло своей хватки. В результате получается застой, связанный с неопределенностью основ наших многих стратегических дилемм. Консерватизм, внутренне присущий истэблишменту национальной безопасности, комбинируется с пониманием необходимости внимательности к основным вопросам войны и мира и унылыми теоретическими новшествами. Революция в стратегии, основанная на механицистском устройстве реальности, имеет твердо фиксированное положение, а провокационные доктрины последнего столетия стали ее ограничивающими догмами.

Но в действительности ли это является проблемой? Конвенциональные войны по общему признанию были во многом утверждены Клаузевицем, Лидделом Гартом и другими людьми этого рода. Так называемая революция в военном деле до 1945 г. была представлена лишь в изменениях механического преимущества. Моторизованная война, например, увеличивала варианты выбора цели для атакующих войск, но все еще подлежала анализу в стиле Клаузевица. ВВС сместили сражение к настоящему третьему измерению, но не устранили саму парадигму. Также повышение разрушительности и точности оружия сохранили классические рамки толкования войны. На национальном стратегическом уровне мы находим их применимыми для определения стратегического «баланса» между Востоком и Западом, а также сохранения и реформирования альянсов, которые имеют аналоги в механицистских рядовых построениях прошлых столетий.

Но из этого мы можем извлечь лишь неприятный комфорт: так как мир становится более сложным, традиционные теории менее способны на объяснения. Разрыв между теорией и реальностью существует на уровнях и национальной и военной стратегии. В военном отношении, количество вооружений и разновидности войн, разработанные в прошлый век, недостаточно подходили к классической стратегии. Новые вооружения разработать относительно легко, но трудно внедрить в рамки доктрины. Биологическое и ядерное оружие являются двумя такими примерами. Конечно, и сам процесс сражения беспорядочен. В армейской доктрине сейчас открыто говорится: «Боевые действия высокой и средней интенсивности хаотичны, интенсивны и очень разрушительны… Операции в основном будут иметь линейный характер».

В основной иерархии растущая сложность международных отношений урезает комфортные допущения классической стратегии. Можем ли мы наверняка описать во всей полноте и разнообразии наше международное окружение в традиционных терминах баланса силы, полярности или сдвига тектонических плит? Механицистское мировоззрение хорошо, но оно недостаточно хорошо. Ежедневные заголовки газетных статей неприятно напоминают насколько сверхупрощенными являются эти модели.

Не только классическое стратегическое мышление пытается описать конфликт в линейных, причинно-следственных терминах, оно вынуждает нас упростить сложные ситуации к нескольким основным вариантам. По традиции мы рассматриваем стратегическую мысль как взаимодействие ограниченного количества факторов, в основном военных, экономических и политических. Более удовлетворительные дискуссии расширены до факторов окружающей среды, технологического развития и социального давления. Но даже этот список пока еще не может отразить всю сложность международных дел: где место религии и идеологии, к чему отнести негосударственных акторов, таких как террористические движения, где наднациональные акторы в лице глобальных корпораций, и какую роль играют эти лица и организации? Кроме того, так как растут глобальные коммуникации, прогрессирует экономическая взаимозависимость и распространяется демократия, количество политического влияния экспоненциально возрастает. К комплексности добавляется ускоряющийся темп принятия решений. Мы приближаемся к честному пониманию международного окружения и должны признать, что оно нелинейно и, к сожалению, интерактивно. Это сильно затрудняет анализ: «нелинейность означает, что акт игры ведет к изменению правил».

Наш ежедневный опыт в качестве политиков оценивает это растущее понимание. Мы каждый день несемся сломя голову наперекор напоминаниям о несовершенстве и произвольности. Классическое мировоззрение называет это «трением» и уводит в сторону в качестве запутанности хорошо продуманных планов политиков. С другой стороны, становится ясным, что «трение» — это основное определение, а не придаток государственных дел. Чтобы сохранить наши стратегические парадигмы в рабочем состоянии, мы научились игнорировать такое положение. Жизнь все еще слишком сложна, чтобы описать или объяснить ее взаимодействием нескольких простых переменных.

Нам необходимо изменить метод, который мы используем для осмысления стратегии. Это не очень приятная задача. Стратегическое мышление прошедших столетий не предоставляет достаточно пространства для инноваций. Как мы продемонстрировали, наши стратегические рамки базируются на механицистских предположениях классической физики. Если мы начнем с других предположений, инкорпорируя другие научные парадигмы, мы сможем увидеть появление более продуктивных стратегических принципов. Сдвиг рамок не является панацеей — война и дипломатия остаются востребованными и опасными, как и ранее — но если мы хотим вырваться из текущей аналитической стагнации, мы должны признать предположения, которые пронизывают нашу стратегическую культуру и открывают нам новые рамки.

Дисциплина хаоса

Новая наука о хаосе, лежащая в тревожной границе между физикой и математикой, определяется четкими ключевыми принципами:

— Теория хаоса прилагается к динамическим системам — системам с очень большим количеством подвижных компонентов;

— внутри этих систем существует непериодический порядок, по внешнему виду беспорядочная совокупность данных может поддаваться упорядочиванию в разовые модели;

— подобные «хаотические» системы показывают тонкую зависимость от начальных условий; небольшие изменения каких-либо условий на входе приведут к дивергентным диспропорциям на выходе.

— тот факт, что существует порядок, подразумевает, что модели могут быть рассчитаны как минимум для более слабых хаотических систем.

Вращение Земли вокруг Солнца не является хаотичным. Небольшое изменение в орбитальной скорости может лишь чуть-чуть изменить путь вращения. Наоборот, столб дыма, уходящий в атмосферу хаотичен по своей …

knigogid.ru

Стивен Манн | Steven Mann статистика, видео, фото, биография, бои без правил, боец MMA

Проиграл

Мэтт Делэнойт
(Matt Delanoit)

Shamrock FC
Shamrock 305

2 0:55
Сабмишном
(удушение сзади)
11 мая 2018 /
Марк Васем

Shamrock FC
Shamrock 305
Дата: 11 мая 2018

Мэтт Делэнойт
(Matt Delanoit)

Проиграл

Р: 2
Время: 0:55

Сабмишном

(удушение сзади)

Проиграл

Мэтт Вич
(Matt Veach)

Shamrock FC
Shamrock 279

3 2:10
Сабмишном
(рычаг локтя)
02 дек 2016 /
Марк Васем

Shamrock FC
Shamrock 279
Дата: 02 дек 2016

Мэтт Вич
(Matt Veach)

Проиграл

Р: 3
Время: 2:10

Сабмишном

(рычаг локтя)

Выиграл

Майк Эстус
(Mike Estus)

Bellator 157: Динамит 2

1 0:25
Техническим нокаутом
(удары коленями)
24 июнь 2016 /
Майк Инглэнд

Bellator 157: Динамит 2

Дата: 24 июнь 2016

Майк Эстус
(Mike Estus)

Выиграл

Р: 1
Время: 0:25

Техническим нокаутом

(удары коленями)

Выиграл

Кевин Браун
(Kevin Brown)

Shamrock FC — No Mercy

1 2:07
Сабмишном
(рычаг локтя)
16 апр 2016 /
Марк Васем

Shamrock FC — No Mercy

Дата: 16 апр 2016

Кевин Браун
(Kevin Brown)

Выиграл

Р: 1
Время: 2:07

Сабмишном

(рычаг локтя)

Проиграл

Кайл Куртц
(Kyle Kurtz)

Bellator 145: Отмщение

1 2:59
Сабмишном
(удушение треугольником)
06 нояб 2015 /
Джон Дувер

Bellator 145: Отмщение
Дата: 06 нояб 2015

Кайл Куртц
(Kyle Kurtz)

Проиграл

Р: 1
Время: 2:59

Сабмишном

(удушение треугольником)

Выиграл

Джейсон Лук
(Jason Louck)

IC — Iowa Challenge 119

1 3:16
Техническим нокаутом
(удары)
29 авг 2015 /
Незвестен

IC — Iowa Challenge 119

Дата: 29 авг 2015

Джейсон Лук
(Jason Louck)

Выиграл

Р: 1
Время: 3:16

Техническим нокаутом

(удары)

Проиграл

Джастин Гутри
(Justin Guthrie)

Bellator 138: Незаконченное дело

2 1:09
Сабмишном
(удушение Брабо)
19 июнь 2015 /
Джон МакКарти

Bellator 138: Незаконченное дело
Дата: 19 июнь 2015

Джастин Гутри
(Justin Guthrie)

Проиграл

Р: 2
Время: 1:09

Сабмишном

(удушение Брабо)

Выиграл

Шон Хафман
(Sean Huffman)

IC — Iowa Challenge 110

1 1:37
Техническим нокаутом
()
10 янв 2015 /
Незвестен

IC — Iowa Challenge 110

Дата: 10 янв 2015

Шон Хафман
(Sean Huffman)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:37

Техническим нокаутом

()

Выиграл

Ронни Бритт
(Ronnie Britt)

EC — Extreme Challenge 231

1 4:19
Сабмишном
(удушение ручным треугольником)
19 мая 2014 /
Matt White

EC — Extreme Challenge 231

Дата: 19 мая 2014

Ронни Бритт
(Ronnie Britt)

Выиграл

Р: 1
Время: 4:19

Сабмишном

(удушение ручным треугольником)

Выиграл

Demian Papagni
(Demian Papagni)

IC — Iowa Challenge 95

1 3:51
Техническим нокаутом
(удары)
11 янв 2014 /
Tyrone Roberts

IC — Iowa Challenge 95

Дата: 11 янв 2014

Demian Papagni
(Demian Papagni)

Выиграл

Р: 1
Время: 3:51

Техническим нокаутом

(удары)

Выиграл

Даниэль Эндрюс
(Daniel Andrews)

Shamrock Promotions — Fight Night

1 3:50
Сабмишном
(удушение сзади)
26 янв 2013 /
Майк Инглэнд

Shamrock Promotions — Fight Night

Дата: 26 янв 2013

Даниэль Эндрюс
(Daniel Andrews)

Выиграл

Р: 1
Время: 3:50

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Micah Allen

EC — Extreme Challenge 223

1 1:44
Сабмишном
(удушение треугольником)
12 янв 2013 /
Tyrone Roberts

EC — Extreme Challenge 223

Дата: 12 янв 2013

Micah Allen

Выиграл

Р: 1
Время: 1:44

Сабмишном

(удушение треугольником)

Проиграл

Лонни Скривен
(Lonnie Scriven)

IC — Iowa Challenge 71

1 3:40
Техническим нокаутом
(удары)
06 окт 2012 /
Незвестен

IC — Iowa Challenge 71
Дата: 06 окт 2012

Лонни Скривен
(Lonnie Scriven)

Проиграл

Р: 1
Время: 3:40

Техническим нокаутом

(удары)

Выиграл

Кеннет Шмитц
(Kenneth Schmitz)

EC — Extreme Challenge 209

1 1:20
Сабмишном
(удушение сзади)
04 мая 2012 /
Незвестен

EC — Extreme Challenge 209

Дата: 04 мая 2012

Кеннет Шмитц
(Kenneth Schmitz)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:20

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Воды нормы
(Norm Waters)

EC — Extreme Challenge 202

1 1:54
Сабмишном
(удушение сзади)
28 янв 2012 /
Незвестен

EC — Extreme Challenge 202

Дата: 28 янв 2012

Воды нормы
(Norm Waters)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:54

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Морис Спейрс
(Maurice Speirs)

EC — Extreme Challenge 201

1 1:11
Сабмишном
(удушение сзади)
14 янв 2012 /
Незвестен

EC — Extreme Challenge 201

Дата: 14 янв 2012

Морис Спейрс
(Maurice Speirs)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:11

Сабмишном

(удушение сзади)

Выиграл

Вик Хол
(Vic Hall)

EC — Extreme Challenge 192

1 1:47
Сабмишном
(удушение сзади)
27 авг 2011 /
Незвестен

EC — Extreme Challenge 192

Дата: 27 авг 2011

Вик Хол
(Vic Hall)

Выиграл

Р: 1
Время: 1:47

Сабмишном

(удушение сзади)

fighttime.ru

Мочи киборга! За что страдает Стив Манн

Западная пресса обсасывает в эти дни скандальный случай, который по всем признакам должен был произойти в каком-нибудь мелком российском или американском городке — и быть удостоенным максимум одной минуты в местной «горячей хронике». Трое дюжих молодцев-охранников выставили из общепитовской забегаловки посетителя, не пожелавшего подчиниться правилам заведения и проявившим чуть большее, чем ожидается в подобных случаях, упрямство. Чистый итог завязавшейся «дискуссии» тоже вполне себе обыкновенный: пара синяков и ссадин, сломанный телефон, ещё кое-какое железо.

Вот только местом действия оказался Париж, забегаловкой один из ресторанчиков сети McDonalds, а главным действующим лицом — знаменитый учёный, канадский профессор Стив Манн. В результате новость теперь на первых полосах, королю гамбургеров и чизбургеров кое-кто уже объявил международный бойкот, а Манн пытается, но пока не может добиться возмещения ущерба.

Собственно инцидент случился ещё 1 июля, когда наш герой с супругой и детьми, путешествуя по французской столице, имели несчастье заглянуть в местный «Мак». Со слов Стива, первое замечание сотрудник заведения сделал ему, когда они стояли в очереди: снимать запрещено. Тут нужно заметить, что Манн был в своём обычном прикиде: в компьютерных очках EyeTap (по принципу действия отдалённо напоминают Google Glass). В ответ на просьбу прекратить съёмку он продемонстрировал заготовленную как раз для таких случаев справку от врача, удостоверяющую, что носит очки по необходимости. Однако это помогло лишь на время. Несколько минут спустя уже совместными усилиями несколько охранников извлекли Стива из-за стола, смяли все бумажки, которые он в очередной раз предъявил, попытались снять очки с применением силы (увы, безуспешно, поскольку они буквально прикручены к специальному каркасу на черепе учёного), а когда поняли, что сделать этого не удастся, вытолкали профессора на улицу.

Если вы не слышали о Стиве Манне раньше, то должны знать, что постоянно носит он не только компьютерные очки. На его теле (ниже пояса, закреплённое на белье) помещается куча вспомогательного электронного оборудования, преимущественно его же собственной разработки: небольшой компьютер, платы расширения, аккумуляторы и прочее. Конфликт в кафе и последующее жёсткое приземление на парижский асфальт вывели из строя значительную часть аппаратуры.

Однако запись последних минут осталась в памяти компьютера и учёный обратился в полицию. Потом в посольство. К юристам и правозащитникам. Даже в McDonalds (что не так-то просто: оказалось, компания скрывает контактную информацию). Встречали его везде по-разному, но помочь отказались везде (а всего-то и просит оплатить ремонт оборудования). Отчаявшись, Стив пару дней назад подробно рассказал об инциденте в своём блоге, проиллюстрировав его фотографиями с места событий. И разгорелся оглушительный скандал: история немедленно попала в список самых обсуждаемых на сайтах ИТ-энтузиастов (вроде Reddit.com), популярная же пресса уцепилась за неё из любви к чудакам и сенсациям.

А Стив Манн — настоящий чудак, достойный кинематографа. Он носится — уж простите за тавтологию — с носимыми компьютерами (такие, которые всегда с человеком и всегда работают, помогая ему) уже добрых тридцать лет, всегда предпочитая науку известности и коммерческому успеху. Упрямо шагая впереди индустрии, он применял носимые компьютеры для дела когда компьютеры персональные ещё делали первые шаги, транслировал живое изображение с носимой камеры в Сеть, когда не было массовой сотовой связи, а Веб только-только родилась, изучал дополненную реальность когда вычислительных мощностей мобильной электроники едва хватало на воспроизведение аудиороликов.

Его не смущает, что весит экспериментальное «железо» порой несколько килограмм, не пугают опыты вроде прямого электрического контакта устройств с кожей (так он пытается создать прямую связь между компьютером и пользователем, что — предположительно — должно помочь людям расширить свои возможности: к примеру, узнавать предметы по ощущениям на коже). Короче говоря живое воплощение доктора Брауна из киноленты «Назад в будущее».

Помимо науки, жены и детей, Манн обожает ещё одно. Он любит создавать исторические прецеденты: выдумывать новые слова, подмечать невиданные ранее культурные конфликты на стыке живого и неживого, предлагать решения таких проблем. И случай щедро делится с ним подобными находками. Ещё бы! Опутанный проводами, со своим неизменным «стеклянным глазом», Манн давно (и, кстати, с собственной подачи) заслужил прозвище Киборг. Он регулярно попадает в забавные и не слишком истории, особенно часто после памятных событий 11 сентября. Его принимают за террориста, шпиона, защитника гражданских прав (недалеко от истины) и просто безумного экспериментатора, что тоже не всегда приятно.

Так вот, помимо интересных, но пока не слишком актуальных выводов вроде наметившейся киборг-дискриминации (ненависть к человеку, часть функций тела которого возложена на электронные устройства) и несерьёзного отношения к учёным-чудакам (судя по всему, полиция проигнорировала Стива, сочтя его рассказ плодом буйной фантазии), из инцидента в парижском Макдональдсе проистекает как минимум один вывод, важный уже сегодня. Манн сформулировал его давно, но теперь предоставился уникальный шанс продемонстрировать справедливость теоретических выкладок на примере всем известной транснациональной корпорации.

Так вот: бизнесу и обществу в целом пора начать уважать право индивида на пользование вспомогательными электронными устройствами там и тогда, когда это сочтёт нужным сам индивид.

Электроника с каждым годом становится меньше и мощней, наращивает степень автономности. Пройдёт ещё какое-то время, и вместо того, чтобы прятаться под одеждой, электронные устройства станут нашей одеждой, а потом и нашим слухом, зрением, обонянием. Людям, ничем природой не обделённым, носимые компьютеры помогут эффективней воспринимать окружающую реальность: замечать мелкие детали, ориентироваться, лучше и больше запоминать и т.д. Для людей, ограниченных физически, электроника может стать частью тела, обеспечив полноценное существование. Всё это давно не фантастика, просто Манн по привычке свои проекты не рекламирует. Но в том же направлении работают Google (вспомните про очки Google Glass) и несколько других поп-брэндов.

Так что максимум через пару лет доступные по цене киберочки заполнят прилавки — и носимый компьютинг вторгнется в нашу жизнь. Но с каким отношением столкнутся их обладатели? Сегодня в цивилизованном мире законы обязывают не препятствовать людям с особыми потребностями (инвалидам, если по нашему). А ведь человек, привыкший к носимому компьютеру, без него фактически становится инвалидом: он теряет часть памяти (компьютер помогает запоминать детали), теряет зрение (компьютер может исправлять дефекты глаза, дополнять изображение полезными синтетическими деталями), способность ориентироваться на местности (компьютер служит навигатором) и даже в пространстве (компьютеры Манна способны выявлять и демонстрировать направление движения объектов и пр.).

Просьба «не снимать» легко исполнима сегодня, когда можно убрать смартфон или фотоаппарат в карман. Но та же просьба, обращённая к человеку с носимым компьютером, будет равноценна требованию слезть с инвалидного кресла страдающему параличом! Возможно бизнесу и обществу следует признать носимый компьютер неотъемлемой частью личного пространства, вторгаться в которое — по крайней мере без судебного разрешения — не вправе никто?

Богатый опыт Манна говорит, что надеяться на лучшее не приходится: общество не спешит уяснить принципиальную разницу между простым компьютером и компьютером носимым. Но Стив как всегда в первых рядах. Макдональдс уже официально заявила, что не считает действия своих сотрудников превышающими полномочия. Так что профессору остаётся только обратиться в суд, что он, вероятно, и сделает при посредничестве организаций, специализирующихся на защите гражданских прав.

Капиталов, достаточных для судебных баталий с корпорациями, сам он не скопил. Учёный, что тут ещё сказать!

www.computerra.ru

Стив Манн 35 лет носит компьютерные очки — «Хакер»

В то время как человечество только готовится к приходу «очков дополненной реальности» на массовой рынок, один человек уже 35 лет испытывает эту технологию в повседневной жизни. Речь идёт об известном канадском инженере и компьютерном энтузиасте Стиве Манне (Steve Mann), который сконструировал свой первый наголовный дисплей ещё в 1978 году. В последние годы Стив носит «компьютерные очки» практически повседневно, из-за чего иногда попадает в неприятные ситуации.

Первый наголовный дисплей Стива Манна, спроектированный в 1978 году

Модель 1994 года

Модель 1998 года

Последняя модель, которую Стив Манн носит с 1999 года по сей день

В журнале IEEE Spectrum Стив Манн рассказывает о своём многолетнем опыте использования этой технологии. Он говорит, что компьютерные очки с камерой очень полезны в реальной жизни. Например, Стив Манн преподаёт в университете Торонто, и когда на его очках включена инфракрасная камера, то он видит изменения температуры объектов. Например, замечает, какие стулья в аудитории чуть теплее остальных, то есть кто пересел на другое место или покинул аудиторию перед его лекцией. На парковке он видит, какие автомобили недавно заглушили двигатели, а какие стоят тут уже давно. Очень удобно читать надписи на большом расстоянии, благодаря зум-объективу камеры.

Стив Манн говорит, что после ношения очков в течение некоторого времени очень трудно от них отказаться, настолько привыкаешь к удобствам и новому качеству жизни. Инженер очень волнуется, что компания Google выпустит не слишком удачный продукт Google Glass, который вместо популяризации технологии будет портить людям зрение и отбросит развитие подобных гаджетов на несколько лет назад.

xakep.ru

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *