Немецкие снайперские винтовки – Снайперские винтовки (Германия) — Энциклопедия стрелкового оружия (1 страница)

Самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 4. Steyr HS .50

Австрийская крупнокалиберная снайперская винтовка Steyr HS .50 является не только очень известной моделью в оружейном мире, но и одной из самых точных винтовок, представленных сегодня на рынке. Производством винтовки занимается одноименная компания Steyr Mannlicher Gmbh & Co KG. Всемирно известная австрийская компания Steyr Mannlicher занимается разработкой и производством стрелкового оружия уже более 150 лет, но крупнокалиберная винтовка Steyr HS .50 под патрон 12,7х99 мм стала для компании первой в таком калибре.

Винтовке Steyr HS .50 предшествовала сравнительно неудачная антиматериальная винтовка Steyr IWS 2000/AMR 5075, которая при этом была достаточно инновационной. Данная винтовка стреляла новыми, однако нестандартными подкалиберными боеприпасами – 15,2х169 мм. Неудача заставила австрийскую компанию из города Штайр задуматься над реваншем. И этот реванш удался. Более простая, но при этом необычайно точная снайперская винтовка Steyr HS .50, сконструированная Хайнрихом Фортмайером, и ее последующие модификации пошли в производство и уже на протяжении более чем 10 лет востребованы на рынке и активно продаются на экспорт.

При этом винтовка была создана не в Австрии, она имеет немецкие корни. В 1999 году немецкий конструктор Хайнрих Фортмайер из маленького города Дельбрюк, расположенного в Северной Рейн-Вестфалии, решил заняться созданием крупнокалиберной однозарядной винтовки собственной конструкции и даже основал компанию Heinrich Fortmeier. Уже затем Фортмайеру удалось заинтересовать своим изделием специалистов крупной австрийской компании Steyr-Mannlicher и уже в 2002 году по их заказу он собрал винтовку Fortmeier M2002, которая была показана на выставке в Лас-Вегасе. Именно она затем и превратится в Steyr HS .50. Первые снайперские винтовки HS .50 Хайнрих Фортмайер выпускал самостоятельно, но затем австрийская компания наладила их серийное производство на предприятии в городе Штайр.


Любопытным представляется то, что после завершения разработки компания Steyr-Mannlicher разрешила Фортмайеру производить снайперскую винтовку HS .50 под собственным именем. Но, справедливости ради, стоит отметить, что выпускаемые в Австрии и Германии винтовки имеют некоторые отличия: если в Steyr HS .50 используются ствол собственного производства, то у немецких винтовок используются стволы фирмы Lothar Walther. При этом у винтовок есть и ряд иных менее значительных различий.

Впервые крупнокалиберная снайперская винтовка Steyr HS .50 была представлена широкой общественности в феврале 2004 года на крупной оружейной выставке ShotShow-2004, данная выставка ежегодно проходит в Лас-Вегасе. Винтовка является традиционным образцом антиматериального оружия, которое предназначено для поражения и выведения из строя небронированной и легкобронированной техники противника (БТР, БМП, бронемашины), самолетов и боевых вертолетов на стоянках, ракетных установок и РЛС противника. Также может эффективно использоваться для поражения живой силы противника в индивидуальных средствах защиты и за укрытиями, а также для антиснайперской борьбы.

Снайперская винтовка Steyr HS .50 в полной мере отвечает всем основным требованиям современного ведения боевых действий и благодаря отличному качеству изготовления, максимальной простоте конструкции и высокой точности обладает высоким спросом на международном рынке стрелкового оружия. Данная винтовка состоит на вооружении армейских и полицейских специальных подразделений 11 стран мира и входит в пятерку самых точных крупнокалиберных винтовок на планете.


Сегодня также существуют варианты винтовки Steyr HS .50 под крупнокалиберный патрон собственной австрийской разработки .460 Steyr (11,6х90 мм), который был создан на базе натовского патрона 12,7х99 мм. Он является достаточно перспективным для дальнобойного снайперского оружия, так как при сохранении большой эффективной дальности стрельбы обладает меньшим импульсом отдачи, чем патроны калибра 12,7-мм. При этом его пуля легче и обладает большей начальной скоростью, а также лучшими баллистическими показателями. Также на рынке сегодня представлена крупнокалиберная снайперская винтовка Steyr HS .50 M1. Основной особенностью данной модели является наличие коробчатого магазина на пять патронов, который вставляется в расположенный горизонтально с левой стороны винтовки приемник. Тогда как оригинальная версия винтовки Steyr HS .50 является однозарядной.

Конструкция снайперской винтовки является модульной, что позволяет достаточно быстро в случае необходимости заменить ствол и обеспечить переход с патрона .50BMG на .460 Steyr. Ствол винтовки изготавливается методом холодной ковки, при которой обеспечивается высокая соосность внутренних диаметров канала по нарезам и полям, что, в свою очередь, является одной из причин обеспечения высокой кучности и точности стрельб из данной винтовки. Этот же метод производства обеспечивает другое преимущество – высокую износостойкость ствола, так как сталь при таком методе производства значительно уплотняется. Ствол винтовки для лучшего охлаждения оснащен продольными ребрами жесткости. Он ввинчивается в стальной казенник с граненным корпусом и закрепляется на ложе, сам ствол Steyr HS .50 выполнен плавающим и свободно вывешен относительно ложа снайперской винтовки.

Механические прицельные приспособления на винтовке отсутствуют, но сверху к казеннику крепится стандартная планка типа Пикатинни длиной 270 мм, которая позволяет устанавливать различные прицельные приспособления. Для уменьшения отдачи при выстреле на задней части приклада установлена резиновая накладка – амортизатор. Также для снижения отдачи на стволе снайперской винтовки имеется дульный щелевой тормоз-компенсатор достаточно массивной формы. Для устойчивого положения при стрельбе используются складывающиеся вперед под ствол регулируемые по высоте сошки, которые расположены в начале ложа винтовки.


Steyr HS .50 – это однозарядная снайперская винтовка с продольно-скользящим затвором, запирающимся на два боевых упора. Угол поворота затвора при отпирании составляет 90 градусов. Достаточно мощная рукоятка затвора облегчает данный процесс даже при тугой экстракции и загрязнении оружия. Спусковой крючок блокируется при помощи двухпозиционного предохранителя. Ложа винтовки алюминиевая, имеется регулировка щеки под индивидуальные особенности стрелка. Передняя часть ложи винтовки в нижней части выполнена плоской, для того чтобы снайперскую винтовку можно было удобно опереть на мешок с песком при стрельбе с опоры.

Любой подготовленный стрелок быстро разберется с крупнокалиберной винтовкой Steyr HS .50, управление винтовкой очень простое, как и всеми снайперскими винтовками с продольно скользящим затвором: после открывания затвора, стрелок досылает патрон в ствол и запирает затвором канал ствола – винтовка готовка к выстрелу. Спусковой крючок винтовки блокируется предохранителем. Спуск спускового крючка – с предупреждением, после его легкого предварительного хода на 7 мм он фиксировано останавливается и лишь после преодоления усилия на уровне 1,5 кг происходит срабатывание спуска (усилие спуска не регулируется), происходит выстрел.

Так как снайперская винтовка изначально разрабатывалась для военного применения, процесс ее разборки и сборки был сделан максимально простым, а сама модель состоит из сравнительно небольшого числа деталей и отличается высокой прочностью конструкции. Главным преимуществом данной крупнокалиберной винтовки является высокая кучность стрельбы (рассеивание на 100 метрах составляет не более 0,5 МОА). Данный показатель выводит данную винтовку в число самых точных крупнокалиберных винтовок в мире.

Тактико-технические характеристики Steyr HS .50:
Калибр – 12,7 мм.
Патрон – 12,7х99 мм НАТО (.50BMG).
Длина ствола – 900 мм.
Общая длина – 1455 мм.
Масса – 12,8 кг (без патронов).
Эффективная дальность стрельбы – до 2100 м.
Емкость магазина – однозарядная.

Источники информации:
http://sniper-weapon.ru/avstriya/113-krupnokalibernaya-snajperskaya-vintovka-steyr-hs-50
http://weaponland.ru/load/snajperskaja_vintovka_steyr_hs_50/73-1-0-323
http://army-news.ru/2016/07/krupnokalibernaya-snajperskaya-vintovka-steyr-hs-50
https://www.steyr-mannlicher.com
Материалы из открытых источников

Список ручного оружия Бундесвера — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 15 августа 2016;
проверки требуют 14 правок.
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 15 августа 2016;
проверки требуют 14 правок.

Логотип вооружённых сил Германии

Список ручного оружия Бундесвера (вооружённых сил Германии)[1].

Тип Изображение Принят на
вооружение
Снят с
вооружения
Калибр Примечания Пользователь
M1 Garand Garand.jpg 1955 1957 7,62×63 мм Раннее вооружение Бундесвера; M1C назывались G52, M1D — G53. Воздушные, морские и сухопутные силы
М1 Carbine M1 Carbine.jpg 1955 1957 .30 Carbine Раннее вооружение Бундесвера. До 1965 года от США получено 46750 штук.[2] Воздушные, морские и сухопутные силы
Lee-Enfield No. 4 Mk. I 1955 1958 7,7 × 56 mm R Раннее вооружение Бундесвера, получено 18.000 винтовок. Воздушные силы
G1 (FN FAL) Un FN FAL version Para.jpg 1956 1959 7,62×51 мм НАТО Воздушные, морские и сухопутные силы
G2 (Sturmgewehr 57) Sturmgewehr 57 alias G2 7,62 × 51 mm NATO Испытывалась, но на вооружение не принималась. Оригинальный калибр 7,5 × 55 мм Шмидт-Рубин (GP11)
Mauser 98k En-Kar98k rifle.jpeg 1956 7,92×57 мм Оставлена для протокольно-церемониальных мероприятий Сухопутные силы
HK G3[3] DCB Shooting G3 pictures.jpg 1959 7,62×51 мм НАТО Воздушные, морские и сухопутные силы
G4 (AR-10) Armalite AR-10 alias G4 7,62 × 51 mm NATO Для испытаний в 1958 году закуплены 135 винтовок, на вооружение не принималась.
HK G11 Gewehr G11 sk.jpg 1990 1993 Безгильзовый патрон «Bundesamt für Wehrtechnik und Beschaffung»
AK-74 AK-74 1990 5,45 × 39 мм Получен в больших количествах от бывшей NVA после объединения Германии, для учебных целей оставлены незначительные партии, остальные проданы или уничтожены. Сухопутные войска
HK G36[4] Gewehr G36.jpg 1997 5,56×45 мм Воздушные, морские и сухопутные силы
HK 416 HK416.jpg 2005 5,56×45 мм Спецподразделения сухопутных и морских сил (только предположение, подтверждения на данный момент нет)
Тип Изображение Принят на
вооружение
Снят с
вооружения
Калибр Примечания Пользователь
lMG BAR (Браунинг M1918) BarM1918VWM.jpg 1955 1957 7,62×63 мм Сухопутные силы
MG M1919 (Браунинг M1919) Browning M1919a.png 1955 1957 7,62×63 мм Воздушные, морские и сухопутные силы
MG1 / MG2 (MG 42) MG42-1.jpg 1942 1959 7,62×51 мм НАТО Воздушные, морские и сухопутные силы
MG-3[6] BundeswehrMG3.jpg 1969 7,62×51 мм НАТО Воздушные, морские и сухопутные силы
HK MG4[7] HK MG4 01.jpg 2005 5,56×45 мм Воздушные, морские и сухопутные силы
HK21 7,62×51 мм НАТО [8] Морские и сухопутные силы
Тип Изображение Принят на
вооружение
Снят с
вооружения
Боевые припасы/Калибр Примечания Пользователь
Remington 870 M870mcs.jpg Калибр 12 (18,53мм) Морские и сухопутные силы
HK AG36 XM320.jpg 1997 Калибр 40 мм grenade Воздушные, морские и сухопутные силы
HK-69[24] HK69A1.jpg 1974 Калибр 40×46 мм Воздушные, морские и сухопутные силы
Handflammpatrone Handflammpatrone.jpg 1965 2001 Воздушные, морские и сухопутные силы
HK P2A1[25] HK69 1976 Калибр 26,5 мм Ракетница Воздушные, морские и сухопутные силы
Карманный нож старого образца 1976 82 mm Известен также как BW-stumpf. Воздушные, морские и сухопутные силы
Taschenmesser 2009 85 mm С 2009 года поставляется фирмой Victorinox на замену предыдущей модели. Воздушные, морские и сухопутные силы
Шлюпочный нож 85 mm Используется на флоте, включает свайку. морские силы
KM2000[26] Km2000.jpg Воздушные, морские и сухопутные силы
Штык AK 02 mpi.jpg С 2000 года Штык автомата Калашникова Сухопутные силы
DM41 DM41A1 1955 Учебная версия DM41 называется DM48. Heer
Luftwaffe
Marine
DM51 Splitterhandgranate DM51.png 1955 Граната Воздушные, морские и сухопутные силы
  1. ↑ Handwaffen (нем.)
  2. Walter, John. Rifles of the World (неопр.). — 3rd. — Iola, WI: Krause Publications, 2006. — С. 142. — ISBN 0-89689-241-7. (нем.)
  3. ↑ Gewehr G3 in: deutschesheer.de (нем.)
  4. ↑ Gewehr G36 in: deutschesheer.de (нем.)
  5. ↑ Gewehr G82 in: deutschesheer.de (нем.)
  6. ↑ Maschinengewehr MG3 in: deutschesheer.de (нем.)
  7. ↑ Maschinengewehr MG4 in: deutschesheer.de (нем.)
  8. ↑ Boßdorf, Peter (2008). Ausrüstung der Bundeswehr. Report Verlag. ISBN 978-3-932385-26-1.
  9. ↑ Pistole P1 in: deutschesheer.de (нем.)
  10. ↑ Straight Dope Staff Report: How far can bullets go when fired into water? (неопр.). The Straight Dope. Дата обращения 28 марта 2008. Архивировано 27 марта 2008 года.
  11. ↑ Woźniak, Ryszard: Encyklopedia najnowszej broni palnej—tom 2 G-Ł, page 112. Bellona, 2001.
  12. ↑ Pistole P8 in: deutschesheer.de (нем.)
  13. ↑ Bundesheer — TRUPPENDIENST — Ausgabe 5/2012 — Waffen der Feldjäger
  14. ↑ Maschinenpistole MP2 in: deutschesheer.de (нем.)
  15. Miller, David. The Illustrated Directory of 20th Century Guns (англ.). — London: Salamander Books, 2001. — P. 391—393. — ISBN 1-84065-245-4.
  16. ↑ Maschinenpistole MP5 in: deutschesheer.de (нем.)
  17. ↑ Maschinenpistole MP7 in: deutschesheer.de (нем.)
  18. ↑ André Deinhardt: Panzergrenadiere — eine Truppengattung im Kalten Krieg: 1960 bis 1970, Seite 130
  19. ↑ Schwere Panzerfaust 84 mm/Leuchtbüchse 84 mm in: deutschesheer.de (нем.)
  20. ↑ Panzerabwehrwaffe MILAN in: deutschesheer.de (нем.)
  21. ↑ Panzerfaust 3 in: deutschesheer.de (нем.)
  22. ↑ Fliegerfaust 2 Stinger in: deutschesheer.de (нем.)
  23. ↑ EuroSpike launcher — Ground — Vehicle Operation (неопр.) (недоступная ссылка). EuroSpike GmbH. Дата обращения 1 июля 2010. Архивировано 27 марта 2012 года.
  24. ↑ Granatpistole 40 mm AG-40-1A1 in: deutschesheer.de (нем.)
  25. ↑ Signalpistole SIG P2A1 in: deutschesheer.de (нем.)
  26. ↑ Kampfmesser KM 2000 in: deutschesheer.de (нем.)
  • Günter Wollert, Reiner Lidschun, Wilfried Kopenhagen: Schützenwaffen. (1945—1985). In: Illustrierte Enzyklopädie der Schützenwaffen aus aller Welt. 5. Auflage. Band 1+2. Brandenburgisches Verlagshaus, Berlin 1988, ISBN 3-89488-057-0.
  • Rolf Abresch, Ralph Wilhelm: Moderne Handwaffen der Bundeswehr. Report, Bonn 1999
  • Hans-Joachim Drost: Gelboliv — Die Ausstattung der Aufbauzeit 1956—1958. Militärverlag Drost, 2008
  • Lothar Schuster: Das Ausstattungssoll der Heeresangehörigen der Bundeswehr 1955—2010. Zeughaus, 2011
  • Weisswange, Jan-Phillipp: Handwaffen und Panzerabwehrhandwaffen der Bundeswehr. Geschichte — Technik — Taktik., E. S. Mittler & Sohn, Hamburg 2011

Снайперы Вермахта — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

 

Когда речь заходит о снайпинге периода Второй мировой войны, то обычно вспоминают о советских снайперах. Действительно, такого размаха снайперского движения, какое было в Советской  Армии в те годы, не было ни в одной другой армии, а общий счет уничтоженных нашими стрелками вражеских солдат и офицеров исчисляется десятками тысяч.
А что мы знаем о немецких снайперах, «оппонентах» наших стрелков с другой стороны фронта? Раньше было официально не принято объективно оценивать достоинства и недостатки противника, с которым России пришлось в течение четырех лет вести тяжелейшую войну. Сегодня времена изменились, но прошло слишком много времени после тех событий, поэтому многие сведения обрывочны и даже сомнительны. Тем не менее попробуем свести воедино немногочисленную доступную нам информацию.

Как известно, во время Первой мировой войны именно германская армия первой стала активно применять точный винтовочный огонь специально обученных еще в мирное время снайперов для уничтожения наиболее важных целей – офицеров, связных, дежурных пулеметчиков, артиллерийской прислуги. Отметим, что уже в конце войны немецкая пехота имела в своем распоряжении до шести снайперских винтовок на роту – для сравнения нужно сказать, что русская армия того времени вообще не имела ни винтовок с оптическими прицелами, ни подготовленных стрелков из этого оружия.
Германская армейская инструкция гласила, что «оружие с оптическим прицелом очень точно действует на расстоянии до 300 метров. Выдавать его нужно только обученным стрелкам, которые в состоянии ликвидировать противника в его окопах, преимущественно в сумерках и ночью. …Снайпер не приписан к определенному месту и определенной позиции. Он может и должен перемещаться и занимать позицию так, чтобы произвести выстрел по важной цели. Он должен использовать оптический прицел для наблюдения за противником, записывать в блокнот свои замечания и результаты наблюдения, расход боеприпасов и результаты своих выстрелов. Снайперы освобождены от дополнительных обязанностей.

 

Они имеют право носить специальные знаки отличия в виде скрещенных дубовых листьев над кокардой головного убора».
Немецкие снайперы сыграли особую роль именно в позиционный период войны. Даже не атакуя передний край противника, войска Антанты несли потери в живой силе. Стоило только солдату или офицеру неосторожно высунуться из-за бруствера окопа, как мгновенно со стороны немецких траншей щелкал выстрел снайпера. Моральный эффект от таких потерь был чрезвычайно велик. Настроение англо-французских частей, за день терявших несколько десятков человек убитыми и ранеными, было подавленным. Выход был один: выпустить на передний край своих «сверхметких стрелков». В период с 1915 по 1918 год снайперы активно использовались обеими воюющими сторонами, благодаря чему в основном сложилась концепция военного снайпинга, были определены боевые задачи для «сверхметких стрелков», отработаны основные тактические приемы.

Именно немецкий опыт практического применения снайпинга в условиях установившихся долговременных позиций послужил толчком для появления и развития этого вида военного искусства в войсках союзников. Кстати, когда с 1923 года тогдашняя германская армия – рейхсвер начала оснащаться новыми карабинами «Маузер» версии 98К, то каждая рота получила по 12 единиц такого оружия, оснащенных оптическими прицелами.

Тем не менее в межвоенный период о снайперах в германской армии как-то забыли. Впрочем, ничего необычного в этом факте нет: почти во всех европейских армиях (за исключением РККА) снайперское искусство посчитали просто интересным, но незначительным экспериментом позиционного периода Большой войны. Будущая война виделась военным теоретикам прежде всего войной моторов, где моторизированная пехота будет только следовать за ударными танковыми клиньями, которые при поддержке фронтовой авиации смогут проломить вражеский фронт и стремительно устремятся туда с целью выхода во фланг и оперативный тыл врага. В таких условиях для снайперов практически не оставалось реальной работы.

 

 

Эта концепция применения моторизированных войск в первых опытах вроде бы подтвердила свою правильность: германский блицкриг прокатился по Европе с устрашающей быстротой, сметая армии и укрепления. Однако с началом вторжения гитлеровских войск на территорию Советского Союза ситуация стала быстро меняться. Красная Армия хотя и отступала под натиском вермахта, но оказывала такое ожесточенное сопротивление, что немцам неоднократно приходилось переходить к обороне, чтобы отбивать контратаки. А когда уже зимой 1941-1942 гг. на русских позициях появились снайперы и стало активно развиваться снайперское движение, поддержанное политуправлениями фронтов, немецкое командование вспомнило о необходимости подготовки и своих «сверхметких стрелков». В вермахте стали организовываться снайперские школы и фронтовые курсы, постепенно стал расти «удельный вес» снайперских винтовок по отношению к другим видам легкого стрелкового оружия.

Снайперскую версию 7,92-мм карабина «Маузер» 98К испытали еще в 1939 году, но серийно эта версия начала производиться только после нападения на СССР. С 1942 года 6% всех производимых карабинов имели кронштейн для оптического прицела, однако на протяжении всей войны в немецких войсках наблюдалась нехватка снайперского оружия. Например, в апреле 1944 года вермахт получил 164525 карабинов, но оптические прицелы имели только 3276 из них, т.е. около 2%. Впрочем, согласно послевоенной оценке немецких военных специалистов, «оснащенные стандартной оптикой карабины типа 98 ни в коем случае не могли отвечать требованиям боя. По сравнению с советскими снайперскими винтовками… они существенно отличались в худшую сторону. Поэтому каждая захваченная в качестве трофея советская снайперская винтовка сразу же использовалась солдатами вермахта»

Кстати, оптический прицел ZF41 с увеличением 1,5х крепился к специально выточенной на прицельной колодке направляющей, так что расстояние от глаза стрелка до окуляра составляло около 22 см. Немецкие специалисты по оптике считали, что такой оптический прицел с небольшим увеличением, установленный на значительном расстоянии от глаза стрелка до окуляра, должен быть достаточно эффективным, поскольку позволяет наводить перекрестие на цель, не прекращая наблюдения за местностью. При этом малая кратность прицела не дает значительного расхождения в масштабе между предметами, наблюдаемыми через прицел и поверх него. Кроме того, такой вариант размещения оптики позволяет заряжать винтовку с помощью обойм, не теряя при этом из поля зрения цель и дульный срез ствола. Но естественно, что снайперская винтовка с таким маломощным прицелом не могла быть использована для стрельбы на большие дистанции. Впрочем, такое приспособление все равно не было популярно среди снайперов вермахта – зачастую подобные винтовки попросту бросали на поле боя в надежде найти себе что-нибудь получше.

 

 

Производившаяся с 1943 года 7,92-мм самозарядная винтовка G43 (или К43) также имела свою снайперскую версию с 4-кратным оптическим прицелом. Германское военное руководство требовало, чтобы все винтовки G43 имели оптический прицел, но это уже было невозможно выполнить. Тем не менее из 402703 выпущенных до марта 1945 года почти 50 тысяч имели уже установленный оптический прицел. Кроме того, все винтовки имели кронштейн для установки оптики, поэтому теоретически любую винтовку можно было использовать в качестве снайперского оружия.

Учитывая все эти недостатки оружия немецких стрелков, а также многочисленные недоработки в организации системы снайперской подготовки, вряд ли можно оспорить тот факт, что на Восточном фронте снайперскую войну германская армия проиграла. Это подтверждают слова бывшего подполковника вермахта Эйке Миддельдорфа, автора известной книги «Тактика в Русской кампании», о том, что «русские превосходили немцев в искусстве ведения ночного боя, боя в лесистой и болотистой местности и боя зимой, в подготовке снайперов, а также в оснащении пехоты автоматами и минометами».
Известный поединок русского снайпера Василия Зайцева с руководителем берлинской снайперской школы Коннингсом, имевший место во время Сталинградской битвы, стал символом полного морального превосходства наших «сверхметких стрелков», хотя до конца войны было еще очень далеко и еще очень много русских солдат унесут в могилу пули немецких стрелков.

В то же время на другой стороне Европы, в Нормандии, германские снайперы смогли добиться гораздо больших успехов, отбивая атаки высадившихся на французском побережье англо-американских войск.
После высадки союзников в Нормандии прошел почти целый месяц кровопролитных боев, прежде чем части вермахта были вынуждены начать отступление под действием все усиливающихся ударов противника. Именно в течение этого месяца немецкие снайперы показали, что они тоже на что-то способны.

Американский военный корреспондент Эрни Пайл, описывая первые дни после высадки союзных войск, писал: «Снайперы повсюду. Снайперы в деревьях, в зданиях, в грудах развалин, в траве. Но главным образом они прячутся в высоких, густых живых изгородях, которые тянутся вдоль нормандских полей, и есть на каждой обочине, в любом переулке». В первую очередь столь высокую активность и боевую эффективность немецких стрелков можно объяснить крайне малым количеством снайперов в войсках союзников, которые оказались не в состоянии оказать быстрое противодействие снайперскому террору со стороны противника. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и чисто психологический момент: англичане и особенно американцы в своей массе подсознательно до сих пор воспринимают войну как своего рода рискованный спорт, поэтому неудивительно, что многие солдаты союзников были сильнейшим образом поражены и морально подавлены самим фактом наличия на фронте какого-то невидимого врага, упорно не желающего соблюдать джентльменские «законы войны» и стреляющего из засады. Моральный эффект снайперского огня был действительно весьма значительным, поскольку, по оценке некоторых историков, в первые дни боев до пятидесяти процентов всех потерь в американских подразделениях были на счету вражеских снайперов. Естественным следствием этого стало молниеносное распространение по «солдатскому телеграфу» легенд о боевых возможностях вражеских стрелков, и вскоре панический страх солдат перед снайперами стал для офицеров союзных войск серьезной проблемой.

Задачи, которые командование вермахта ставило перед своими «сверхметкими стрелками», были стандартными для армейского снайпинга: уничтожение таких категорий военнослужащих противника, как офицерский состав, сержанты, артиллерийские наблюдатели, связисты. Кроме того, снайперы использовались в качестве разведчиков-наблюдателей.

Американский ветеран Джон Хайтон, которому в дни высадки было 19 лет, вспоминает свою встречу с немецким снайпером. Когда его подразделение смогло отойти от точки высадки и достигло вражеских укреплений, орудийный расчет попытался установить на вершине холма свое орудие. Но каждый раз, когда очередной солдат пытался встать к прицелу, вдалеке щелкал выстрел – и очередной канонир оседал с пулей в голове. Отметим, что, по словам Хайтона, дистанция до позиции немца была очень значительной – около восьмисот метров.

 

 

О количестве немецких «сверхметких стрелков» на берегах Нормандии говорит следующий факт: когда 2-й батальон «королевских стрелков Ольстера» двигался для захвата командных высот возле Перье-сюр-ле-Ден, то после короткого боя захватил семнадцать пленных, причем семеро из них оказались снайперами.

Другое подразделение британской пехоты выдвинулось от побережья к Камбрэ, небольшой деревушке, окруженной плотным лесом и каменной оградой. Поскольку наблюдение противника было невозможно, то англичане сделали поспешный вывод о том, что сопротивление должно быть незначительным. Когда одна из рот достигла края леса, то попала под сильнейший винтовочный и минометный огонь. Эффективность винтовочного огня немцев была странно высокой: санитары медицинского отделения были убиты при попытке вынести раненых с поля боя, капитан был убит наповал выстрелом в голову, один из командиров взводов получил тяжелое ранение. Танки, поддерживающие атаку подразделения, были бессильны что-либо сделать из-за высокой стены, окружающей деревню. Командование батальона было вынуждено остановить наступление, но к этому моменту командир роты и еще четырнадцать человек были убиты, один офицер и одиннадцать солдат ранены, четыре человека пропали без вести. На поверку Камбрэ оказалась отлично укрепленной немецкой позицией. Когда после обработки ее всеми видами артиллерии – от легких минометов до морских орудий – деревня была все-таки взята, то оказалась заполненной мертвыми немецкими солдатами, многие из которых имели винтовки с оптическим прицелом. Был захвачен в плен и один раненый снайпер из частей СС.

Многие из тех стрелков, с которыми союзники столкнулись в Нормандии, прошли хорошую стрелковую подготовку в «гитлерюгенде». Эта юношеская организация перед началом войны усилила военную подготовку своих членов: все они в обязательном порядке изучали устройство боевого оружия, тренировались в стрельбе из малокалиберных винтовок, а наиболее способные из них целенаправленно обучались снайперскому искусству. Когда позднее эти «дети Гитлера» попадали в армию, то получали полноценное снайперское обучение. В частности, воевавшая в Нормандии 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» комплектовалась солдатами из числа членов этой организации, а офицерами – из печально известной своими зверствами танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». В боях в районе Канна эти подростки получили боевое крещение.

Вообще, Канн был практически идеальным местом для снайперской войны. Работая вместе с артиллерийскими корректировщиками, немецкие снайперы полностью контролировали местность вокруг этого города, британские и канадские солдаты были вынуждены тщательно проверять буквально каждый метр территории, чтобы убедиться, что местность действительно очищена от вражеских «кукушек».
26 июня рядовой эсэсовец по фамилии Пельцманн с удачно выбранной и тщательно замаскированной позиции в течение нескольких часов уничтожал солдат союзников, сдерживая их продвижение на своем участке. Когда у снайпера закончились патроны, он вылез из своей «лежки», разбил о дерево винтовку и закричал англичанам: «Я прикончил достаточно ваших, но у меня закончились патроны – можете меня пристрелить!». Наверное, он мог бы этого и не говорить: британские пехотинцы с удовольствием выполнили его последнюю просьбу. Пленных немцев, присутствовавших при этой сцене, заставили собрать всех убитых в одном месте. Один из этих пленных потом утверждал, что возле позиции Пельцманна насчитал не менее тридцати мертвых англичан.

Несмотря на урок, полученный пехотой союзников в первые же дни после высадки в Нормандии, действенных средств против немецких «сверхметких стрелков» не было, они стали постоянной головной болью. Возможное присутствие невидимых стрелков, готовых каждую минуту пустить пулю в любого, выматывало нервы. Очистка местности от снайперов была очень трудным делом, иногда требовался целый день, чтобы полностью прочесать окрестности вокруг полевого лагеря, но без этого никто не мог поручиться за свою безопасность.

Солдаты союзников постепенно на практике постигали те азы мер предосторожности против снайперского огня, которые сами немцы усвоили три года назад, оказавшись в такой же ситуации под прицелом советских стрелков-истребителей. Чтобы не искушать судьбу, американцы и англичане стали передвигаться, низко пригнувшись к земле, перебежками от укрытия к укрытию; рядовые перестали приветствовать офицеров, а офицеры, в свою очередь, стали носить полевую форму, очень похожую на солдатскую – все делалось для того, чтобы максимально уменьшить риск и не спровоцировать вражеского снайпера на выстрел. Тем не менее чувство опасности стало в Нормандии постоянным спутником солдат.

Немецкие снайперы растворились в сложном ландшафте Нормандии. Дело в том, что большая часть этой местности представляет собой настоящий лабиринт из полей, огороженных живыми изгородями. Эти живые изгороди появились здесь еще во времена Римской империи и использовались для того, чтобы отмечать границы земельных участков. Земля здесь была разделена живыми изгородями из боярышника, ежевики и разных ползучих растений на небольшие поля, чем сильно напоминала лоскутное одеяло. Некоторые такие ограды были посажены на высоких насыпях, перед которыми были вырыты дренажные канавы. Когда шел дождь – а шел он часто, – грязь налипала на солдатские сапоги, автомобили застревали, и вытаскивать их приходилось с помощью танков, а вокруг был только мрак, тусклое небо и косматые стены изгородей.

 

 

Неудивительно, что такая местность представляла идеальное поле боя для ведения снайперской войны. Продвигаясь в глубь Франции, подразделения оставляли в своем тактическом тылу множество вражеских стрелков, которые потом начинали планомерный отстрел беспечных солдат-тыловиков. Живые изгороди позволяли просматривать местность всего на двести-триста метров, а с такого расстояния попасть в головную фигуру из винтовки с оптическим прицелом способен даже начинающий снайпер. Густая растительность не только ограничивала обзор, но и позволяла стрелку-«кукушке» после нескольких выстрелов легко уйти из-под ответного огня.

Бои среди живых изгородей напоминали блуждания Тесея в лабиринте Минотавра. Высокие, плотные кустарники вдоль дорог заставляли солдат союзных войск чувствовать себя в туннеле, в глубине которого устроена коварная ловушка. Местность представляла для снайперов многочисленные возможности для выбора «лежек» и обустройства стрелковых ячеек, в то время как их противник находился в прямо противоположной ситуации. Чаще всего в изгородях на путях наиболее вероятного движения противника снайперы вермахта устраивали многочисленные «лежки», с которых вели беспокоящий огонь, а также прикрывали пулеметные позиции, устанавливали мины-сюрпризы и т.д. – иначе говоря, имел место планомерный и хорошо организованный снайперский террор. Одиночные немецкие стрелки, оказавшись в глубоком тылу союзников, вели охоту на солдат и офицеров противника до тех пор, пока не заканчивались патроны и продовольствие, а затем… попросту сдавались в плен, что, учитывая отношение к ним военнослужащих врага, было достаточно рискованным делом.

Впрочем, в плен стремились сдаться не все. Именно в Нормандии появились так называемые «мальчики-самоубийцы», которые, вопреки всем канонам снайперской тактики, вовсе не стремились сменить позицию после нескольких выстрелов, а, напротив, продолжали вести непрерывный огонь, пока их не уничтожали. Такая самоубийственная для самих стрелков тактика во многих случаях позволяла им успеть нанести тяжелые потери пехотным подразделениям союзников.

Немцы устраивали засады не только среди изгородей и деревьев – перекрестки дорог, на которых часто встречались такие важные цели, как старшие офицеры, также были удобным местом для засады. Здесь немцам приходилось вести огонь с достаточно больших дистанций, поскольку именно перекрестки обычно плотно охранялись. Исключительно удобными для обстрела целями были мосты, поскольку пехота здесь скучивалась, и всего несколько выстрелов могли вызвать панику среди необстрелянного еще пополнения, следующего на фронт. Отдельно стоящие здания были слишком явными местами для выбора позиции, поэтому снайперы обычно маскировались в стороне от них, зато многочисленные развалины в деревнях стали их излюбленным местом – правда, здесь им приходилось чаще менять позицию, чем в обычных полевых условиях, когда трудно определить местонахождение стрелка.

Естественным желанием всякого снайпера было расположиться в месте, с которого будет хорошо просматриваться вся местность, поэтому водокачки, мельницы и колокольни были идеальными позициями, но именно эти объекты в первую очередь подвергались артиллерийскому и пулеметному обстрелу. Несмотря на это, некоторые германские «сверхметкие стрелки» все же размещались там. Разрушенные орудиями союзников нормандские сельские церкви стали символом снайперского террора немцев.

Как и снайперы любой армии, немецкие стрелки старались в первую очередь поражать наиболее важные цели: офицеров, сержантов, наблюдателей, орудийную прислугу, связистов, командиров танков. Один захваченный в плен немец на допросе объяснил заинтересованным англичанам, каким образом он мог отличать на большом расстоянии офицеров – ведь британские офицеры давно носили одинаковую с рядовыми полевую форму и не имели знаков различия. Он сказал: «Мы просто стреляем в людей с усами». Дело в том, что в британской армии традиционно усы носили офицеры и старшие сержанты.
В отличие от пулеметчика, снайпер при стрельбе не раскрывал своей позиции, поэтому при благоприятных обстоятельствах один грамотный «сверхметкий стрелок» мог остановить наступление пехотной роты, особенно если это была рота необстрелянных солдат: попав под обстрел, пехотинцы чаще всего залегали и даже не пытались отстреливаться. Бывший командир офицер американской армии вспоминал, что «одна из главных ошибок, которую постоянно допускали новобранцы, состояла в том, что под обстрелом они просто ложатся на землю и не двигаются. Один раз я приказал, чтобы взвод продвинулся от одной изгороди к другой. Во время движения снайпер первым же выстрелом убил одного из солдат. Все остальные солдаты тотчас же повалились на землю и были почти полностью перебиты один за другим тем же самым снайпером».

Вообще, 1944 год стал поворотным для снайперского искусства в германских войсках. Роль снайпинга наконец была по достоинству оценена высшим командованием: многочисленные приказы подчеркивали необходимость грамотного использования снайперов, желательно в парах «стрелок плюс наблюдатель», разрабатывались различные виды камуфляжа и специального снаряжения. Предполагалось, что в течение второй половины 1944 года число снайперских пар в гренадерских и народно-гренадерских частях будет удвоено. Глава «черного ордена» Генрих Гиммлер тоже заинтересовался снайпингом в войсках СС, им была утверждена программа специализированной углубленной подготовки стрелков-истребителей.

 

 

В этом же году по заказу командования люфтваффе были сняты для использования в обучении наземных частей учебные фильмы «Невидимое оружие: снайпер в бою» и «Полевая подготовка снайперов». Оба фильма сняты вполне грамотно и очень качественно, даже с высоты дня сегодняшнего: здесь даны основные моменты специальной снайперской подготовки, наиболее важные рекомендации для действий в полевых условиях, причем все это в популярной форме, с сочетанием игровых элементов.

Широко растиражированная в это время памятка под названием «Десять заповедей снайпера» гласила:
— Сражайся самоотверженно.
— Веди огонь спокойно и осмотрительно, концентрируйся на каждом выстреле. Помни, что быстрая стрельба не имеет эффекта.
— Стреляй только тогда, когда уверен, что не будешь обнаружен.
— Твой главный противник – вражеский снайпер, перехитри его.
— Не забывай, что саперная лопатка продлевает твою жизнь.
— Постоянно практикуйся в определении расстояний.
— Стань мастером в применении местности и маскировке.
— Тренируйся постоянно – на передовой и в тылу.
— Береги свою снайперскую винтовку, не давай ее никому в руки.
— Выживание для снайпера на девять частей – камуфляж и только на одну – стрельба.

В немецкой армии снайперы использовались на различных тактических уровнях. Именно опыт применения такой концепции позволил в послевоенное время Э. Миддельдорфу в своей книге предложить следующую практику: «Ни в каком другом вопросе, связанном с боевыми действиями пехоты, нет таких больших противоречий, как в вопросе использования снайперов. Одни считают необходимым иметь в каждой роте или, по крайней мере, в батальоне штатный взвод снайперов. Другие предсказывают, что наибольший успех будут иметь снайперы, действующие парами. Мы попытаемся найти решение, удовлетворяющее требованиям обеих точек зрения. Прежде всего следует различать «снайперов-любителей» и «снайперов-профессионалов». Желательно, чтобы в каждом отделении имелось по два нештатных снайпера-любителя. Им необходимо дать к штурмовой винтовке оптический прицел 4-кратного увеличения. Они останутся обычными стрелками, получившими дополнительную снайперскую подготовку. Если использование их в качестве снайперов не представится возможным, то они будут действовать как обычные солдаты. Что касается снайперов-профессионалов, то их следует иметь по два в каждой роте или шесть в группе управления роты. Они должны быть вооружены специальной снайперской винтовкой, имеющей начальную скорость пули более 1000 м/сек., с оптическим прицелом 6-кратного увеличения большой светосилы. Эти снайперы, как правило, будут вести «свободную охоту» на участке роты. Если же и возникнет в зависимости от обстановки и условий местности необходимость использования взвода снайперов, то это будет легко осуществимо, так как в роте имеется 24 снайпера (18 снайперов-любителей и 6 снайперов-профессионалов), которые в этом случае могут быть объединены вместе». Отметим, что подобная концепция снайпинга считается одной из наиболее перспективных.

Солдаты союзнических войск и офицеры низшего звена, более всего страдающие от снайперского террора, вырабатывали различные методы борьбы с вражескими невидимыми стрелками. И все же самым эффективным способом по-прежнему было использование своих снайперов.

По статистике, в течение второй мировой войны обычно требовалось 25 000 выстрелов, чтобы убить солдата. Для снайперов это же число было в среднем 1,3-1,5.

Олег РЯЗАНОВ

 

 

Что касается темы армии фашистской Германии, то могу вам напомнить историю таких ее деятелей как «Лис пустыни» и Быстрый Гейнц

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=13167

Немецкая снайперская винтовка DSR-1

Снайперская винтовка предназначалась для обеспечения полицейских и специальных подразделений для применения в антитеррористических операциях.

История создания снайперской винтовки «DSR-1»

В самом конце прошлого тысячелетия, фирма «DSR-Precision GmbH» разработала с нуля и запустила снайперскую винтовку для обеспечения антитеррористических акций. Около пяти лет винтовка продавалась на европейском рынке под названием «AMP Technical Services DSR-1». Вследствие того, что винтовка предназначалась не для военных подразделений, основное внимание было уделено достижению высокой точности при небольших компактных размерах. А такие характеристики как прочность и надежность отошли на второй план, из-за использования винтовки в боевых одиночных операциях полицейских сил.

Снайперская винтовка «Defensive Sniper Rifle 1» специально разрабатывалась под патрон «Магнум» калибра .338, но имелась возможность переделки винтовки для стрельбы патронами .300 и .308 винтовочного исполнения. Оружие выполнено по компоновке «буллпап», когда узел запирания и магазин расположены за рукояткой управления.

Ствол винтовки имеет свободное расположение, и выполнен с долами продольного расположения, оборудован дульным тормозом двухкамерного изготовления. Для повышения дальности и точности на большие расстояния дульный тормоз отсоединяют и ведут стрельбу без него.

Стопорный выступ и специальный вырез фиксируют ствол с казенной частью и ствольной коробкой, и закрепляется несколькими винтами к ствольной коробке.

Также ствол имеет защиту от перегревания в виде трубчатого кожуха с небольшими равномерными отверстиями.


Используя скользящий затвор с шестью выступами, и поворачивая его, до входа выступов в пазы расположенные на казеннике, выполняем прочное закрытие канала ствола. Затвор имеет укороченное исполнение, и дополнен укороченной рукояткой. Данный вид сцепления ствола и затвора позволил разработчикам выполнить облегченную ствольную коробку. Она изготовлена из сплавов алюминия и вверху оборудована планкой для подстыковки прицельного приспособления. Прицел к винтовке подобран из серии «12х56», имеется возможность установки перед обычным прицелом ночного «NSV-80», для использования винтовки в ночных операциях.

В торце ствольной коробки закреплен прикладной узел. Приклад имеет возможность регулировки по длине до 50 мм. Упор для плеча с амортизатором по вертикали регулируется до 50 мм. Подкладка под голову регулируется по высоте до 20 мм.

Приклад имеет выемку, которая создает удобную рукоять под левую руку – специально разработанное дополнение для ведения огня с упора, для чего винтовка собственно и предназначена.

Дополняет фиксацию для наводки специальная задняя опора расположенная внутри приклада, высота опоры 17см.

Нажатие на спусковой крючок происходит с предупреждением, и по результатам испытаний и использования обеспечивает плавность нажатия, при которой наводка остается в заданной точке и не сбрасывается. Это обеспеченно подшипником опоры спускового крючка.

Предохранитель флажкового исполнения расположен над спусковым механизмом, среднее положение – блокировка спускового механизма, при котором возможно заряжание винтовки, заднее положение – полная блокировка, как спускового механизма, так и затвора. Переднее положение – разблокировка винтовки для ведения огня.

Немецкая снайперская винтовка DSR-1

На планку для крепления оптического прицела, устанавливаемся раздвижная сошка с ножками. Ножки имеют регулируемое исполнение. В не боевом положении винтовки сошка сложена параллельно к планке.

Для выполнения стрельбы с руки или с опорой на дополнительную опору, к стволу может быть прикреплено цевье и иметь 3 зафиксированных положений.
Однорядный магазин винтовки вмещает четыре патрона калибром .338 или пять патронов калибров .308 и .300. Магазин фиксируется защелками бокового расположения.

Для облегчения замены магазина, он имеет увеличенную крышку, которая так же может быть использована для опоры руки.
Запасной магазин прикреплен немного впереди спускового механизма, чем обеспечивается мгновенная замена, да и магазин меньше страдает от внешнего воздействия.

Винтовка «DSR-1» при стрельбе на сто метров показывает очень хорошие результаты – отклонение не превышает и половины сантиметра, поперечник рассеивания составляет на этой дальности 1.5 сантиметра.

Немецкая снайперская винтовка DSR-1

Модификации снайперской винтовки

DSR-1 «Subsonic» — модифицированная винтовка с использованием патрона калибром 7.62-мм, имеющая скоростную дозвуковую характеристику.
Винтовка оборудована укороченным на 44 см стволом, глушитель интегрированного исполнения крепится к ствольной коробке.
DSR-1 «Tactical» — модифицированная винтовка тактического назначения, отличается удлиненными направляющими, и имеющая возможность установки дополнительных приспособлений.
DSR 50 модифицированная винтовка под крупнокалиберный патрон калибра 12.7-мм, отличается от «DSR-1» демпфером гидравлическим в прикладе винтовки, и съемным надульным устройством, но до полноценного заглушающего устройства конструктивно не дотягивает.

Основные характеристики:
— Патрон «8.58х69» Lapua Magnum;
— вес винтовки без боеприпасов и прицельных приспособлений 6 кг;
— длина 110 см;
— боезапас 8 патронов, в основном и дополнительном магазине по 4 патрона;
— длина ствола 75 см;
— дальность прицельного поражения до 1500 метров.

Дополнительная информация:
Снайперская винтовка DSR-1 была на вооружении:
— германской группы антитеррора «GSG-9»;
— германских подразделений спецназначения «KSK»;
— американских полицейских спецподразделений «SRT»;
— спецподразделений Испании и Люксембурга.

Аллербергер, Йозеф — Википедия

Нарукавная нашивка немецкого снайпера первой степени (чёрная голова орла с жёлтым клювом, зелеными дубовыми листьями и желудем на овале из серой ткани).
третья степень (без окантовки) — 20 уничтоженных противников;
вторая степень (с серебристым кантом) — 40;
первая степень (с золотистым кантом) — 60 и более.
Введена 20 августа 1944.

Йозеф Аллербергер (нем. Josef Allerberger; 24 декабря 1924[1], Штирия, Австрия — 2 марта 2010[2], Вальс-Зиценхайм, Зальцбург, Австрия) — непродолжительное время пулемётчик, чуть позднее снайпер 2-го батальона 144-го горнострелкового полка 3-й горнострелковой дивизии. Аллербергер являлся вторым по результативности снайпером вермахта, после Маттиаса Хетценаура[3], служившего в одной дивизии и в одном полку с Йозефом[4].

К концу войны на счету Йозефа (Зеппа, Зеппи — как его называли сослуживцы) Аллербергера было 257 подтверждённых уничтоженных солдат противника[3][4].

Йозеф Аллербергер родился в 1924 году в Штирии, в простой крестьянской семье. Его отец был плотником, по тем же стопам шёл и сын, к восемнадцати годам овладевший основами семейной профессии.

Участие во Второй мировой войне[править | править код]

Зачисление пулемётчиком, ранение[править | править код]

В декабре 1942 года, как и многие выходцы из горных регионов, был призван в альпийские части. Согласно книге Альбрехта Ваккера «Немецкий снайпер на Восточном фронте 1942—1945», Йозеф сначала прошёл шестимесячные курсы пулемётчиков. А непосредственно в бой Аллербергер вступил 18 июля 1943 года в составе 144-го полка 3-й горно-стрелковой дивизии.

Дивизия тогда находилась на линии Миус-фронта, и летом 1943 года там шли ожесточённые бои за Донбасский регион. Столкновение с отрезвляющей действительностью и животными ужасами окопной войны сильно изменили Йозефа.

« По истечении пяти дней я потерял последние остатки своей юношеской наивности. Опыт кровавых боев наложил свой отпечаток на мое лицо, так что выглядел я теперь на десять лет старше. Наша 7-я рота сократилась в численности всего до двадцати человек. Из моей группы в живых остался только я и командир нашей роты. Я потерял чувство времени и не испытывал больше ни страха, ни жалости. Я стал продуктом событий, происходивших вокруг меня, движимый примитивным инстинктом выжить среди изнурительных боев, голода и жажды.[5] »

Тогда же пришло чёткое понимание того, что шансов выжить у него не будет, если он останется пулемётчиком. По мнению Аллербергера, потери среди пулемётчиков были намного выше, чем в среднем по пехоте, так как противник стремился в первую очередь подавить пулемёт артиллерийским, стрелковым или снайперским огнём. В результате лёгкого ранения в руку под Ворошиловском (ныне Алчевск) Аллербергер попал в госпиталь. В качестве выздоравливающего был прикомандирован к штабу на лёгкие работы.

Снайпер. Курсы и обучение[править | править код]
« Именно здесь, в относительной безопасности полкового штаба, я, после размышлений над ситуацией, твердо решил попытаться при первой же возможности избежать службы в качестве пулеметчика.[5] »

Как плотник он восстанавливал разбитые приклады карабинов и сортировал оружие в качестве ассистента офицера-оружейника.

« Конечно, это было знаком судьбы, что среди оружия, которое сортировал, я нашел одну-единственную русскую снайперскую винтовку. Только увидев её, я поспешил спросить у унтер-офицера по вооружению, нельзя ли с ней попрактиковаться.[5] »

Первые же стрельбы показали, что Йозеф Аллербергер оказался прирождённым снайпером.

Известно, что почти девять месяцев Аллербергер провоевал с советской трехлинейкой[3]. При этом он подчёркивал, что поскольку он был, по сути, полевым снайпером[5], ему засчитывались лишь уничтожения, подтверждённые старшими по званию. Все противники, убитые им в составе подразделения, в том числе не только из снайперской винтовки, на его счёт не шли.

Летом 1944 года командир полка (хорошо относившийся к Йозефу[5]) в качестве заслуженного отпуска направил его, по факту уже успешного высококлассного стрелка, на курсы снайперской подготовки в Германию.

Вернувшись на фронт, Аллербергер перешёл на использование снайперской модификации винтовки Mauser 98k с 6-х кратным оптическим прицелом. Или, по обстоятельствам, на полуавтоматическую винтовку «Вальтер 43» Gewehr 43. К данному вооружению Йозеф относился весьма положительно и отмечал её эффективность в огне на дистанциях ближнего и среднего боя (от 100 до 400 метров) особенно с использованием экспансивных пуль.

Навыки снайперского боя[править | править код]

Йозеф Аллербергер подчёркивал, что главными принципами выживания снайпера являлись: выбор позиции, возможность незаметно её покинуть, наличие/подготовка запасных позиций, по возможности, работа в паре с наблюдателем, крайне желательная смена точки выстрела после одного — редко — двух выстрелов. Большое внимание он также уделял маскировке и соответствующей экипировке. Но важнейшим требованием к выживанию и боевой эффективности снайпера он считал повышенную психологическую устойчивость, вкупе с храбростью, осторожностью и наблюдательностью стрелка.

Аллербергер также находил не удовлетворяющим запросам современной войны стандартный «уставной» подход к отбору и подготовке снайперов, где основополагающими критериями являлись лишь меткость стрельбы и навыки маскировки на местности.

Уделяя должное внимание точности огня, приоритет он оставлял за особой (зачастую просто врождённой) психологической закалкой — способности индивидуума к убийству посредством снайперского оружия[3].

В подтверждение своих слов Йозеф Аллербергер указывал на тот факт, что в условиях реальных боевых действий Восточного фронта, 90 % попаданий по объектам осуществлялись на средних дистанциях огня снайперской винтовки (150—500 метров). Попадания на дистанциях более 800 метров он называл чудом и случайностью[3].

Снайперы обеих сторон массово практиковали больше стрельбу по корпусу, чем в голову. В результате, во-первых, резко возрастала вероятность попадания с первого выстрела, что увеличивало шансы стрелка не быть обнаруженным, и, во-вторых, цель всё равно гарантированно выводилась из строя.

Аллербергер приводил десятки примеров, когда огонь снайпера позволял срывать атаки превосходящих сил противника. Он использовал жестокую, но доказавшую свою эффективность тактику боя против штурмующих волн вражеской пехоты.

« Я не обращал внимания на первые три-четыре линии атакующих и старался поразить в живот как можно больше бойцов, наступавших позади них. Слыша пронзительные крики раненых у себя за спиной, наступавшие в первых рядах теряли присутствие духа, и атака начинала захлёбываться. В этот момент я переключал своё внимание на первые линии врага. Противников, которые находились ближе пятидесяти метров ко мне, я поражал точными выстрелами в голову или в сердце, стараясь таким образом мгновенно вывести из боя всех, кого только мог. Тем из русских, кто находился на расстоянии больше пятидесяти метров от меня, я, наоборот, стрелял в туловище, стремясь ранить как можно больше врагов. Когда русские обращались в бегство, особенно эффективными оказывались выстрелы, в результате которых пули попадали отступающим в область почек. В этих случаях раненые начинали буквально по-звериному кричать и выть. В результате атака нередко резко заканчивалась. Мне в подобных ситуациях порою удавалось поразить более двадцати противников за несколько минут. Правда, такие попадания не увеличивали мой снайперский счет.[5] »
Конец войны[править | править код]

Конец войны Аллербергер встретил на территории Чехословакии недалеко от границы с Австрией. К тому времени министерство пропаганды Геббельса сделало из Йозефа узнаваемую фигуру, и его фотографии несколько раз печатались в нацистской прессе. Но известность сослужила ему дурную службу: предполагая, что в советском плену он будет обречён, Аллербергер постарался сделать всё возможное, чтобы добраться до дома. После двух недель пребывания в приальпийских лесах, и уже после официального объявления об окончании войны, ему удалось попасть домой.

Остаток жизни Аллербергер проработал плотником, как и его отец. Аллербергер умер 3 марта 2010 года в городе Вальс-Зиценхайм (Австрия)[6].

Память[править | править код]

Книга Альбрехта Ваккера (нем. Albrecht Wacker) «Немецкий снайпер на Восточном фронте. 1942—1945.» (англ. «Sniper on the Eastern Front: The Memoirs of Sepp Allerberger, Knight’s Cross»), основанная на воспоминаниях Аллербергера, впервые вышла в 2000 году.

Йозеф Аллербергер был награждён Железным крестом 2-го и 1-го классов, а также серебряным нагрудным знаком «За ранение». Встречается информация, что 20 апреля 1945 года Аллербергер был награждён рыцарским крестом Железного креста по распоряжению Фердинанда Шёрнера, но документы об этом награждении отсутствуют.

  • Wacker A. Im Auge des Jägers : der Wehrmachts-Scharfschütze Franz Karner (нем.) : eine biographische Studie. — Herne: VS-Books, 2000. — S. 288. — ISBN 3-932077-12-1.
  • Wacker A. Im Auge des Jägers : der Wehrmachts-Scharfschütze Josef Allerberger (нем.). — ISBN 978-3-932077-27-2.

Gewehr 43 — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 сентября 2016;
проверки требуют 17 правок.
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 сентября 2016;
проверки требуют 17 правок.

Gewehr 43
Gewehr43.jpg
Gewehr 43
Тип Самозарядная винтовка
Страна  Германия
Годы эксплуатации 1943—1945 годы
Принят на вооружение 1943
На вооружении вермахт,
армия Чехословакии
Войны и конфликты Вторая мировая война, Война во Вьетнаме
Конструктор Walther
Разработан 1943 год
Производитель Walther
Масса, кг 4,33 (без патронов)
Длина, мм 1117
Длина ствола, мм 550
Патрон 7,92×57 мм
Калибр, мм 7,9
Принципы работы отвод пороховых газов, запирание раздвижными боевыми упорами
Скорострельность,
выстрелов/мин
30
Начальная скорость
пули, м/с
746-775
Прицельная дальность, м 500
Вид боепитания коробчатый магазин на 10 патронов
Прицел открытый, имеется крепление для оптического.
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Gewehr 43 (G 43 и Karabiner 43, K 43) — германская 7,9-мм самозарядная винтовка времён Второй мировой войны, являющаяся модификацией более ранней винтовки Gewehr 41 с изменённой газоотводной системой, схожей с таковой у советской винтовки СВТ-40. Gewehr 43 была разработана в 1943 году, а в 1944 году была переименована в Karabiner 43 (K43).

До начала Второй мировой войны Вермахт проявлял минимум интереса к самозарядным винтовкам, тактика пехоты строилась вокруг единых пулемётов, поддерживаемых пехотинцами с обычными магазинными винтовками Маузера K98k. Лишь вступление Германии в мировую войну подтолкнуло Вермахт к самозарядному оружию, и в 1941 году в войска поступили первые небольшие партии самозарядных винтовок, созданных фирмами Mauser Werke и Carl Walther Waffenfabrik. Винтовки эти получили обозначения G41(M) и G41(W) соответственно. Обе эти винтовки имели малоудачную газоотводную автоматику с отбором пороховых газов из надульника, в районе дульного среза ствола. Тем не менее, винтовка фирмы «Вальтер» показала себя несколько более перспективной, и потому в 1943 году она была модифицирована — неудачную газоотводную систему немецкой разработки сменила гораздо более удачная система, позаимствованная у советской винтовки Токарева СВТ-40.

Получившаяся винтовка получила обозначение Gewehr 43 (краткие обозначения Gew.43 или G43), а в 1944 году она была переименована в карабин K 43 (Karabiner 43), без изменения конструкции. Производство G43 / K43 продолжалось вплоть до конца войны в довольно существенных количествах (всего около 400 000 шт.). При этом винтовки имели самую простую отделку, в их конструкции широко использовались литьё и штамповка, наружная поверхность многих деталей имела весьма грубую обработку и покрытие. На базе К43 был создан целый ряд экспериментальных разработок, включающих автоматическую винтовку, имеющую возможность стрельбы очередями, а также вариант под патрон 7,92×33 мм Kurz, использовавший 30-патронные магазины от Stg.44, но в серии эти варианты не выпускались. По окончании войны производство винтовок К43 не возобновлялось, но небольшое их количество использовалось в ранний послевоенный период Чехословацкой армией в качестве снайперского оружия.

Винтовка G43 / K43 — самозарядное оружие, построенное на основе газоотводной системы автоматики. Газовый поршень с коротким рабочим ходом расположен над стволом. Запирание ствола осуществляется разведением в стороны двух боевых личинок, находящихся в теле затвора. Предохранитель расположен на тыльной части ствольной коробки, над шейкой ложи. Питание патронами осуществляется из отъемных коробчатых магазинов на 10 патронов. Магазины также могут снаряжаться прямо на оружии при помощи стандартных Маузеровских обойм на 5 патронов (для снаряжения магазина нужно 2 обоймы). Снаряжение из обойм производится при открытом затворе, через верхнее окно в ствольной коробке. Крепления штыка не предусматривалось. Прицел открытый, кроме того имеются направляющие для установки кронштейна оптического прицела.

Снайперский вариант винтовки G43 с оптическим прицелом ZF4 проходил испытания в Дёбритце в октябре 1943 г. вместе с MP43/1. Снайперский вариант получил обозначение K41 mit Gw ZF 4-fach[1], и в качестве снайперского оружия он значительно превосходил MP43 с оптическим прицелом, но серьёзно уступал штатному Kar.98k. Вплоть до конца войны германские конструкторы работали над совершенствованием винтовки, но добились лишь весьма ограниченных успехов. Не более 10 % изготовленных винтовок G43 получили оптические прицелы.

  1. ↑ K43 mit Gw ZF 4-fach, 1944.

Mauser 98 — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 января 2019;
проверки требуют 4 правки.
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 января 2019;
проверки требуют 4 правки.

Mauser 98
Mauser m98.jpg
Mauser Gewehr 98
Тип магазинная винтовка
Страна Mauser m98.jpg Германская империя
 Германия
 Германия
Годы эксплуатации 1898-н.в.
Принят на вооружение 1898
На вооружении рейхсхеер, рейхсвер, вермахт, Бельгия, Югославия, Вьетнам, Иран, Израиль,СССР (как трофей)
Войны и конфликты
Конструктор Вильгельм и Пауль Маузеры
Разработан 1898 год (Mauser 98)
1935 год (Karabiner 98 kurz)
Производитель Mauser, Sauer und Sohn и другие
Годы производства 1898—1945
Всего выпущено более 15 млн
Масса, кг 4.1
Длина, мм 1250
Длина ствола, мм 740
Патрон 7,9 mm Patrone 88, после 1904 года — S-Patrone
Калибр, мм 7,9
Принципы работы скользящий затвор
Скорострельность,
выстрелов/мин
15 (боевая)
Начальная скорость
пули, м/с
880
Прицельная дальность, м 2000
Вид боепитания неотъёмный двухрядный магазин на 5 патронов
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Mauser Gewehr 98 (Маузер 98) — магазинная винтовка образца 1898, разработанная немецкими конструкторами, братьями Вильгельмом и Паулем Маузерами.

Винтовка Маузер 98 состояла на вооружении многих армий мира вплоть до конца Второй мировой войны и получила репутацию точного и надёжного оружия.

Благодаря таким особенностям, как высокая точность, сила боя и надёжность, винтовка до сих пор широко используется в качестве охотничьего и спортивного оружия, а также в виде снайперской винтовки в локальных войнах.

Commons-logo.svg Продольно-скользящий затвор Маузера.

В 1898 году рейхсхеер принимает на вооружение новую винтовку Gewehr 98 (также обозначалась G98 или Gew.98 — винтовка образца 1898 года), созданную компанией Маузер (Gebrüder Mauser und Cie) на основе её предыдущих успешных моделей. Новая винтовка оказалась настолько удачной, что почти в неизменном виде прослужила в германской армии вплоть до конца Второй мировой войны, а также в различных вариантах поставлялась на экспорт и производилась по лицензии в различных странах (Австрия, Польша, Чехословакия, Югославия и др.).

Первым боевым применением винтовок Mauser 98 стало их использование при подавлении «восстания боксёров» в Китае в 1900—1901 годах[2].

Вплоть до настоящего времени винтовки, основанные на конструкции Gew.98, пользуются большой популярностью, производятся и продаются, правда, в основном в виде охотничьего оружия. Впрочем, многие современные снайперские винтовки также представляют собой вариации на тему системы Маузера 1898 года.

Винтовка Mauser 98, с учётом конструктивно сходных винтовок других производителей, имеющих иное официальное наименование, считается самой массовой неавтоматической винтовкой в мире. По некоторым подсчётам, выпущено около 100 миллионов винтовок, которые можно считать разновидностями Mauser 98 (то есть включая как военные (например, Vz. 24), так и охотничьи (например, Brno 98, CZ 550)[3][4].

Основным и наиболее массовым стрелковым оружием вермахта был магазинный карабин Mauser 98k (Kurz — «короткий»), официально принятый на вооружение в 1935 году.

Следует отметить, что название «карабин» для данного образца не является корректным с точки зрения русскоязычной терминологии: более корректно называть его «укороченной» или «облегчённой» винтовкой, так как немецкий термин «карабин» в его использовавшемся в те годы значении не соответствует пониманию этого слова, принятому в русском языке. По своим габаритам этот «карабин» лишь весьма незначительно уступал например русской винтовке-«трёхлинейке». Дело в том, что это слово в немецком языке в то время обозначало лишь наличие более удобных боковых, «кавалерийских» креплений для ремня — вместо «пехотных» антабок, расположенных снизу на ложе. Например, некоторые немецкие «карабины» были существенно длиннее некоторых вариантов винтовок той же модели. Такая терминологическая разница порождает определённую путаницу, усугубляемую тем, что впоследствии в немецком языке термин «карабин» приобрёл своё «обычное» значение и тоже стал обозначать сильно укороченную винтовку.

Собственно кавалерийскими карабинами были варианты винтовки 98k под индексами 98a и 98az.[5]

  1. ↑ Александр Сибирцев. Территории диких стрелков. Как и против кого работает оружие в Донбассе Архивировано 18 мая 2014 года. // «Репортёр». — № 15 (33). — 25 апреля — 1 мая 2014.
  2. ↑ Сергей Монетчиков, статья «Ваше слово, товарищ Маузер». Журнал «Братишка» за ноябрь 2005 г. [1] Архивная копия от 19 мая 2012 на Wayback Machine
  3. ↑ Джон Сандра, статья «Мистика Маузера». Журнал «Best of Guns&Ammo», русское издание, 2/1 2005 г.
  4. ↑ Винтовки Маузер — Украинский сервер охотника
  5. ↑ см. данную статью на английском и немецком языках
  6. ↑ Жук, 2002, с. 587: «Во время первой мировой войны царская Россия испытывала недостаток в стрелковом вооружении, поэтому в армии кроме винтовок русского образца были также и иностранные — японские Арисака обр. 1897[en] и 1905 гг., австро-венгерские Манлихера 1889 и 1895 гг., германские «88» и «98». Кроме этих винтовок использовались также и устаревшие образцы, стрелявшие патронами, снаряженными дымным порохом — Бердана № 2 образца 1870 г., Гра 1874 г., Гра-Кропачека[en] 1874/85 г., Веттерли 1870/87 г.».
  7. ↑ Александр Борцов. Патроны Финляндии // журнал «Мастер-ружьё», № 4 (121), апрель 2007. стр.60-65
  8. ↑ Александр Борцов. Патроны Чехословакии // журнал «Мастер-ружьё», № 11 (116), ноябрь 2006. стр.62-67
  • А. Б. Жук. Энциклопедия стрелкового оружия: револьверы, пистолеты, винтовки, пистолеты-пулеметы, автоматы. — М.: Воениздат, АСТ, 2002. — 780 с. — (Энциклопедия оружия). — 5100 экз. — ISBN 5-17-010819-2, 5-203-01849-9.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *