Немецкая штурмовая винтовка шмайсера – Sturmgewehr 44 (stg 44) Штурмовая Немецкая Винтовка, Технические Характеристики ТТХ и Устройство Автомата Стг и Mp-44 Штурмгевер

История первой штурмовой винтовки Sturmgewehr Stg.44

Заявляют, что именно это оружие является настоящим немецким «Шмайсером», а не разработанный Генрихом Фольмером пистолет-пулемёт МП 38/40, который нам часто показывают в кинолентах о Великой Отечественной. Именно эта винтовка стала прототипом легендарного автомата Калашникова и неменее знаменитой FN FAL, бельгийской штурмовой винтовки. Именно на нем уже имелось штатное место для оптического прицела, подствольного гранатомёта и других навесных устройств. Благодаря этому оружию в современной военной терминологии появились обозначения «промежуточный патрон» и «штурмовая винтовка». Все эти высказывания являются чистой правдой!

История создания данного оружия берет начало ещё до ІІ мировой войны, с момента разработки в 30-х годах прошлого века 7.92×33-мм «промежуточного патрона» (7.92mm Kurz). Данный патрон был средним по мощности между патроном к пистолету (9х19mm «parabellum») и патроном к винтовке (7,92х57mm).

Этот патрон разрабатывался по инициативе немецкой оружейной фирмы Полте (Polte), а не по заказу немецкого военного ведомства. В 1942 году германским управлением вооружений HWaA фирмам Вальтер и Хенель был передан заказ на разработку оружия под данный патрон.

В результате были созданы образцы автоматического оружия, которые получили название MaschinenKarabiner (с немецкого — автоматический карабин). Образец, который создала фирма Хенель, обозначался MKb.42(H), а образец фирмы Вальтер, соответственно, Mkb.42(W).

По итогам испытаний было принято решение развивать конструкцию, которую разработала фирма Хенель. Разработка велась под руководством легендарного немецкого оружейника Хуго Шмайсера. В конструкцию внесли существенные трансформации, например, конструкция УСМ была взята с модели фирмы Вальтер.

Дальнейшие работы по разработке автоматического карабина проходили уже под обозначением MP 43 (MaschinenPistole, с немецкого — пистолет-пулемёт). Изменение названия разработки произошло по причине того, что Гитлер был против массового выпуска автоматического оружия, ссылаясь на то, что тогда миллионы патронов для винтовок на складах останутся неиспользованными. Не изменила плохого отношения Гитлера к новым образцам автоматического оружия и демонстрация возможностей автоматического карабина. Дальнейшая разработка данного оружия велась под личным контролем рейсхминистра вооружений Германии Альберта Шпеера, втайне от фюрера.

И всё же новейшее оружие было крайне необходимо Германии. Огневая мощь пехоты Вермахта к середине войны уже оказывается существенно меньше огневой мощи пехоты советской армии, которая вооружена в основном пистолетом-пулемётом Шпагина. Данный факт требовал либо производства большого количества громоздких и неудобных ручных пулемётов, либо начать серийный выпуск автоматических карабинов, у которых эффективная дальность ведения огня составляла до 500 м против 150 м у ППШ. Это же привело к изменению отношения Гитлера и всей верхушки Третьего рейха к автоматическому оружию. Уже в начале 44-го года начинается серийное производство нового образца стрелкового оружия, получившего наименование MP 44. Данным оружием в первую очередь вооружались элитные части Вермахта. Одновременно модернизируется боеприпас для MP 44: «Pistolen-Part.43m. E» — патрон образца 1943 г. стал уже сильно похож на нынешний автоматный патрон, в пуле которого был стальной сердечник.

В октябре 44-го года образец получил обозначение, выбранное лично Гитлером, StG.44 (Sturmgewehr.44, с немецкого — штурмовая винтовка образца 1944 года). Обозначение «штурмовая винтовка» так прижилось к этому типу стрелкового оружия, что в настоящее время все образцы стрелкового оружия, которые имеют аналогичные показатели, называют штурмовыми винтовками.

StG.44 (Sturmgewehr.44, с немецкого — штурмовая винтовка образца 1944 года)

Автоматический карабин Sturmgewehr.44 являлся индивидуальным стрелковым оружием, которое построено по принципу автоматики верхнего отвода части пороховых газов, приводящих в движение газовый поршень. Запирание канала ствола производилось перекосом затвора вниз, за выступ в ствольной коробке. Ствольную коробку делали из штампованного стального листа. Ударно-спусковой механизм с пистолетной рукояткой присоединялся к ствольной коробке и при неполной разборке складывается вперед-вниз. Приклад делался деревянным, крепился к ствольной коробке и снимался при разборке. Внутри приклада располагалась возвратная пружина.

Ударно-спусковой механизм винтовки позволял вести автоматический и одиночный огонь. StG.44 имела секторный прицел, независимые переводчик режимов огня и предохранитель, рукоятка затвора располагалась слева и при стрельбе двигалась совместно с затворной рамой. Для присоединения винтовочного гранатомета на дульном срезе ствола сделана резьба. Кроме того, Stg.44 могла быть оборудована специальным кривоствольным устройством, которое предназначалось для стрельбы из окопов, танков или других укрытий.

Sturmgewehr.44 имела следующие ТТХ
Калибр оружия — 7,92 мм.
Длина винтовки — 940 мм.
Длина ствола — 419 мм.
Масса Sturmgewehr.44 без патронов 4,1 кг, или 5,22 кг с полным магазином на 30 патронов.
Темп стрельбы около 500 в/мин.
Емкость магазинов была на 15, 20 и 30 патронов.
Начальная скорость пули около 650 м/с.

Достоинства Sturmgewehr.44. Винтовка эффективно стреляет очередями на дальность до 300 м и одиночными выстрелами на дальность до 600 м. Это больше чем в два раза выше, чем у ППШ. Для снайперов была построена винтовка МР-43/1, которая позволяла вести прицельный огонь до 800 метров. На фрезерованное крепление можно было устанавливать четырёхкратный оптический прицел или ночной инфракрасный прицел ZG.1229 «Вампир». При стрельбе отдача была почти в 2 раза ниже, нежели у карабина Mauser-98K. Это повышало точность и комфортность стрельбы.

Ее недостатки. Во-первых, это большая масса. Винтовка почти на килограмм была тяжелее карабина Mauser-98K. Деревянный приклад нередко ломался в ходе рукопашного боя. Пламя, которое вырывалось из ствола при стрельбе, очень сильно демаскировало стрелка. Длинный магазин и высокие прицельные приспособления при стрельбе лёжа заставляли стрелка высоко поднимать голову, это существенно увеличивало его профиль. В целях уменьшения высоты оружия изготавливались магазины емкостью 15 или 20 патронов.

Всего в годы ІІ мировой войны было изготовлено более 400 тысяч автоматических карабинов Stg.44, MP43, MP 44.

Автомат был дорогим трофеем не только у советских войск, но и у союзников. Имеются документальные подтверждения применения данного оружия солдатами Советской армии в ходе штурма Берлина.

По окончании войны автоматы Sturmgewehr.44 использовались полицией ГДР и армией Чехословакии. В Югославии винтовки продержались на вооружении ВДВ до 70-х годов прошлого века.

Кроме того, штурмовая винтовка, которую создал Хуго Шмайсер, оказала большое действие на послевоенное развитие стрелкового оружия. Так, конструкция бельгийской FN FAL и автомата Калашникова были если не скопированы, то сделаны по схеме, которая очень похожа на Stg.44. Также сильно похож на Sturmgewehr.44 современный штатовский автоматический карабин M4.

Американский телеканал «Милитари», который составил рейтинг 10-ти лучших винтовок прошлого века, поставил штурмовую винтовку Sturmgewehr.44 на почётное 9-е место.

topwar.ru

Правда о создании автомата Калашникова и немецкой штурмовой винтовки Stg-44

Об АК-47 в целом

Автомат Калашникова, или как его чаще называют АК – 47, известен во всем мире. С его создания в 1947 году и до поступления на вооружение армии СССР в 1949 году, этот автомат был обязательным участником всех вооруженных конфликтов на нашей планете. Для многих африканских племен этот автомат стал чем-то большим, чем просто оружие, довольно часто его изображение можно встретить на государственных флагах стран континента. Такая популярность АК вполне объяснима, этот автомат признан самым живучим и убойным оружием в своем классе. Несмотря на свою мощь, он настолько неприхотлив, что прекрасно справляется не только с песками и пылью Африки и Восточных стран, но и с болотами и джунглями Вьетнама. Благодаря своей простоте, стоимость производства этого автомата невысока, что и обуславливает такие объемы производства. Широкое распространение АК-47 также произошло благодаря тому, что современная армия, в своем большинстве, уже довольно давно перевооружилось на модифицированный АК-74, но при этом списанные АК-47 еще в отличном состоянии и продолжают работать. Ну и конечно, всегда найдутся люди, которые с удовольствием заработают на списанном, но еще вполне пригодном для использования оружии. Сейчас вооружение армии Российской Федерации, да и большинства стран СНГ, используют различные модификации АК-47, начиная от маленьких, полицейских АКСУ и заканчивая пулеметами РПК.

Правда о создании автомата Калашникова и немецкой штурмовой винтовки Stg-44

Пулемет РПК (Ручной пулемет Калашникова)

Правда о создании автомата Калашникова и немецкой штурмовой винтовки Stg-44

АКСУ (Автомат Калашникова Складной Укороченный)

Была ли копия

Вокруг создания этого превосходного оружия витает много тайн и вопросов, но основная из них заключается в том, что Калашников не изобретал свой автомат, а просто скопировал оружие с немецкой штурмовой винтовки Stg-44. Эту винтовку изобрел известный, немецкий, оружейных дел мастер Хуго Шмайсер еще в 1942 году. Слухи о плагиате подогреваются еще и тем, что после войны в город Ижевск, где собственно и создавался АК-47, было вывезено для технической разборки более 50 образцов винтовки Stg-44. Кроме самих винтовок, на завод было отправлено, более 10,000 страниц технической документации о Stg-44. Конечно, после этого злые языки стали поговаривать о том, что Калашников просто слегка изменил Stg-44, и выпустил свой автомат АК-47. Доподлинно известно, что после оккупации войсками союзников города Зуль производство оружия в Германии было запрещено, а немного позже, в 1946 году, Хуго Шмайссеру вместе с семьей предложили поехать на уральские заводы, производившие оружие, в качестве консультанта. Также известно, что немец прожил какое-то время в Ижевске и именно после этого было завершено создание легенды — АК-47.

Если делать подобные выводы, то всё оружие мира скопировано друг у друга. По большому счету, у автомата АК-47 и немецкой штурмовой винтовки Stg-44 сходства есть только во внешнем виде и в ударно-спусковом механизме. Но и в этом вопросе Калашникова нельзя обвинять в том, что он украл идею этого механизма у Хуго Шмайсера, так как сам немец, позаимствовал его у фирмы «Холека», который еще в 20-х годах разработал первые самозарядные винтовки ZH-29.

Правда о создании автомата Калашникова и немецкой штурмовой винтовки Stg-44

Винтовка самозарядная ZH-29

Если присмотреться к средней части винтовки, то подобную конструкцию можно увидеть в любом современном автомате, но почему-то никому в голову не приходит утверждать, что все современное оружие скопировано с этой самозаряжающейся винтовки.

Калашников и в правду мог взять за основу создания своего автомата немецкую винтовку, но АК-47 — это оригинальное изобретение, которое полностью отличается от немецкого образца не только своими тактико-техническими характеристиками, но и по своему внутреннему устройству. Практически все детали и важные узлы в АК-47 полностью отличаются от STG-44. Более того, даже принцип разбора этих автоматических винтовок абсолютно разный. Разница видна везде, начиная от запорного механизма, повторного запора у АК-47 и перекоса у STG-44; переводчики режимов огня у STG и АК абсолютно разные, курковый принцип действия, несмотря на свою схожесть, также имеет разную практическую реализацию. Если рассматривать каждую деталь автоматов в отдельности, то ничего общего друг с другом вы не найдете.

Правда о создании автомата Калашникова и немецкой штурмовой винтовки Stg-44

STG-44 и АК

Если говорить о боеприпасах для этих автоматов, то внешнее сходство у них есть, впрочем, как и у многих других боеприпасов мира. Это не удивительно, ведь данная форма пули признана как самая удачная по всем баллистическим характеристикам. Далее если говорить о калибре то в АК-47, как известно, используется патрон калибра 7,62×39 мм. В STG-44 использовался патрон 7.92×33. Схожий калибр тоже можно довольно легко объяснить, ведь до создания оружия такого типа, основным оружием являлись различные винтовки с калибром 7,62.

Правда о создании автомата Калашникова и немецкой штурмовой винтовки Stg-44

Патроны для АК и для STG-44

Если говорить о «плагиате», то Калашников скорее мог уподобить свой автомат другому оружию российского производства -тульскому автомату Булкина или ТКБ-415, который, к сожалению, так и не был доработан до конца, и не пошел в серийный выпуск, несмотря на неплохую конструкцию и технические характеристики. К сожалению для любителей обвинять М. Калашникова в плагиате, у АК-47 и ТКБ-415 также нет ничего общего, кроме внешнего вида.

Правда о создании автомата Калашникова и немецкой штурмовой винтовки Stg-44

Автомат Булкина ТКБ-415

Итог

В заключении нужно сказать, что в АК-47 действительно много элементов скопировано с оружия различных образцов, но сделано это было не для того, чтоб умышленно копировать оружие, а для того чтобы собрать все самое лучшее, что было разработано в области автоматического оружия того времени. Именно благодаря своему умению оценить и выбрать лучшее, Калашникову удалось создать такое великолепное оружие, которое уже более 50 лет используется странами всего света и при этом не устаревает. Также нужно отметить, что если Калашников и скопировал винтовку STG-44 Германии, почему же потом выпуск этого оружия не был продолжен, ведь STG-44 можно встретить только в частных коллекциях или музеях, а автомат Калашникова не только продолжил свое существование, но и продолжает постоянно модифицироваться, каждый раз превращаясь во все более грозное оружие.

topwar.ru

АК-47 и Штурмгевер-44 — Исторический ликбез

Отличный обзорный материал на старую тему «Калашников украл идею АК у Гуго Шмайссера».

Это не столько для моих постоянных читателей, сколько для распространения в виде ссылки при очередных сезонных обострениях 🙂

Итак, автомат Калашникова АК и штурмгевер Шмайсера. В каких они отношениях?

обычно самые недалекие начинают рассуждение о сильном внешнем сходстве АК и Stg.44. Что. в общем то, и не удивительно — назначение у оружия одно, эпоха тоже одна, компоновка в силу принятых решений и назначения тоже схожая. Только вот началась эта компоновка отнюдь не со штурмгевера, не был Шмайсер тут пионером.


Вот вам ручной пулемет (или автоматическая винтовка) конструкции американца Льюиса, модели 1923 года. Штука хоть и малосерийная, но для своего времени хорошо известная и испытывавшаяся в самых разных странах.
если отрешиться от сошек и габаритов пулемета, определяемых обычным винтовочным патроном, то что мы видим? та же отдельная пистолетная рукоятка, тот же примыкаемый снизу рожковый магазин, то же верхнее расположение газоотвода и даже тот же длинный ход поршня и запирание поворотом затвора (привет, АК)

Далее, патрон.
Во-первых, Шмайсер к созданию промежуточного патрона никакого отношения не имел. Ему в 1940 году в рамках контракта HWaA выдали ТТТ и готовый патрон, созданный фирмой Польте. Притом работы в Германии над специальным армейским промежуточным патроном были начаты в 1935 году, а вообще в мире — в 1918 (см. картинку тут). При этом о таких работах было прекрасно известно и в СССР. Еще в середине тридцатых В.Е.Маркевич призывал делать пистолеты-пулеметы (автоматические карабины) не под пистолетные патроны, а под винтовочные уменьшенного калибра и мощности, указывая в качестве хорошей отправной точки патрон .25 Remington
Почему ни в 1918, ни в двадцатые, ни в тридцатые годы вроде бы витавшая в воздухе идея промежуточного патрона «не выстрелила»?
Разумеется, всех точных причин мы знать не можем, но построить разумные предположения нам никто не мешает. Итак.
1) Высокопоставленные армейские чины по натуре своей консервативны, и не любят рисковать карьерой во имя систем, чья полезность не очевидна. А большая часть высокопоставленных военных того периода была воспитана и обучена еще в эпоху магазинных винтовок с отсечкой магазина, стрельбы залпами и штыковых атак в плотном строю. Идея массового вооружения обычных пехотинцев скорострельным автоматическим оружием была во многом чужда большинству таких военачальников.
2) Невзирая на очевидную экономию в материалах и затратах на производство и доставку каждого промежуточного патрона, значительно увеличенный расход патронов в автоматическом оружии по сравнению с магазинными винтовками все равно означал повышение нагрузки как на производство, так и на логистику.
3) К моменту окончания Первой Мировой войны пулемет стал неотъемлемым элементом вооружения пехоты. Использование существенно ослабленных промежуточных патронов в пулеметах, особенно станковых, означало резкую потерю в эффективности их огня по всем типам целей, что, в свою очередь, означало необходимость введения нового «ослабленного» патрона параллельно с уже существующими винтовочными (а не вместо них), что также усложняло логистику
4) Вплоть до конца тридцатых годов в число типичных целей для огня индивидуального стрелкового оружия пехоты входили не только солдаты противника, но и такие цели как лошади (кавалерия во многих странах все еще считалась важным родом войск), а также бронеавтомобили и низколетящие аэропланы. Использование ослабленных «промежуточных» патронов могло резко снизить возможности пехоты по борьбе с этими целями, что считалось тоже недопустимым

так что в межвоенный период в СССР перспективным видом вооружения пехоты стала самозарядная винтовка под обычный трехлинейный патрон, а «передовые» немцы вообще оставили в качестве основного оружия пехотинца обычную магазинку Маузера, построив огневую мощь отделения на базе единого пулемета.

Вторая Мировая война с ее повышенной (по сравнению с Первой мировой) механизацией и стремительно развивавшимися операциями явно продемонстрировала, что при боевых столкновениях больших масс пехоты основное значение имеют не точность стрельбы или мощность боеприпаса, а общее количество выстрелов, произведенное в сторону противника. По собранным уже после войны данным, в среднем на одного убитого солдата приходилось от нескольких тысяч то нескольких десятков тысяч выстрелов. Более того, кавалерия стремительно сошла со сцены, а развитие бронетехники и авиации сделало их малоуязвимыми даже для самых мощных винтовочных патронов. Надо сказать, что понимание этого факта (очередной раз) пришло к германским военным экспертам еще в середине тридцатых годов, и они таки начали серьезные работы над оружием под промежуточный патрон.
При этом резкому росту популярности появившихся в 1943-44 годах серийных «штурмгеверов» более всего способствовал подкрадывавшийся к Вермахту (и всей нацистской Германии) пушной зверек — сибирский песец. Ибо логистически получалось дешевле вооружить пехоту одними штурмгеверами, ибо магазинка явно устарела, самозарядки были дороги и их было очень мало, да и пулеметов на всех тоже хватать перестало. Ну а что эффективная дальность стрельбы заметно упадет — так все равно в реальном массовом бою пехоте дальше 300 метров стрелять только патроны в пустую жечь.

Никем не отвергается тот факт, что серьезные работы в СССР в направлении создания промежуточного патрона и оружия под него начались под влиянием немецких трофеев (захваченных зимой 1942-43 года под Ленинградом MKb.42), но далее они шли вполне самостоятельно. Прямое тому доказательство — к 1945 году, когда приснопамятный Гуго ШМайсер еще сидел в КБ компании Haenel и пытался сочинить для вермахта еще более дешевый Stg.45, в СССр уже имелись прототипы целого семейства оружия под промежуточный патрон — магазинных и самозарядных карабинов, ручных пулеметов и автоматов.
Так что к тому моменту когда в гости к герру Шмайсеру таки дошла доблестная РККА и сказала ему «хендэ хох», в СССР уже имелись подготовленные к войсковым испытаниям автоматы Судаева АС-44, а также их конкуренты от Токарева, Дегтярева и еще многих конструкторов, вот такие:

Автомат Судаева АС-44, 1944 год

автомат Токарева, 1945 год

как видите, никакого Шмайсера в Ижевске было не нужно, чтобы создать такие вот машины
ну а в 1946 году в СССР уже шел очередной этап конкурса, в котором, помимо других конструкторов, принимал участие и сержант Калашников. Который к тому моменту, замечу, был сотрудником научно-исследовательского полигона стрелкового оружия в г.Щурово под Москвой. Где он имел возможность близко познакомиться и изучить не только самое разное иностранное оружие (как трофейное, так и полученное по Ленд-лизу), но и опытные отечественные системы, проходившие испытания на этом же полигоне. Кроме того, сотрудники полигона, чрезвычайно опытные и знающие офицеры, также могли делиться опытом с молодым сержантом.
далее история в принципе известна — после неудачи в первом туре конкурса 1946 года Калашников получает разрешение участвовать во втором, и отправляется переделывать свой автомат (будущий опытный АК-47) в город Ковров (вотчину прославленного конструктора Дегтярева и его школы). А Ковров, если посмотреть на карту, находится примерно в 900 километрах от Ижевска, где в это же время томился в застенках кровавой гэбни Гуго Шмайсер.
Разумеется, в советскую историю о том, как одиночка-самоучка сержант «из ничего» создал отличный автомат, поверить сложно. Естественно, ему помогали — и приданный ему в Коврове конструктор Зайцев, и сотрудники полигона. Калашников (а может и Зайцев — сейчас уже не узнаешь) смело заимствовал удачные решения у автоматов — соперников по конкурсу, в первую очередь, вероятно, у туляка Булкина. Нужно сказать, что в этом нет ничего предосудительного, и более того, в то время любое заимствование, ведущее к успеху, только приветствовалось. В самом деле, вся интеллектуальная собственность-то в СССР принадлежала всем народу (то бишь государству)…
Так что и в создании АК-47 следа руки лично Гуго Шмайсера усмотреть решительно невозможно, даже косвенно: уж очень много различий в компоновке всех основных узлов АК и Стг. Да, в АК много «заимствованных» решений. Да что там говорить — в нем практически нет оригинальных, принципиально новых узлов, равно как и в Штурмгевере (не верите? сравните устройство Стг.44 и скажем чешского пулемета ZB-26, который 1926 года…). Весь ключ — именно в технических и инженерных решениях по компоновке и объединению известных решений в одно работающее целое. И тут АК и Стг разнятся очень сильно.

mp44 akm disam 1

Ну и наконец третий этап — когда Калашников уже с готовым АК приезжает в 1947 году в Ижевск, ставить серийное производство. Конструкция АК к этому моменту уже «устаканена», и все, чем теоретически может помочь германский специалист на этом этапе — это наладкой серийного производства с широким применением штамповки. Правда, тут тоже вышел облом — Ижевский завод оказался технологически не готов выдерживать нужное качество штамповки, термообработки и клепки ствольных коробок, так что в 1950 году конструкторам Ижмаша пришлось заново создать фрезерованную ствольную коробку для АК (в чем помощь «съевшего собаку» на штамповке Шмайсера им была нужна примерно как собаке — пятая нога).
так что Шмайсер (вместе с Барнитце и другими своими коллегами) еще какое-то время продолжал без особого толку есть советский хлеб, а потом был с миром отослан на историческую родину.

[upd]
schmeisser in ussr 1
источник

засим капитан Очевидность доклад закончил.

http://mpopenker.livejournal.com/1850980.html — цинк

colonelcassad.livejournal.com

немецкая штурмовая винтовка stg 44, схема, технические характеристики (ТТХ), история создания

Вторая Мировая война серьезно подстегнула развитие вооружения и военной техники. Армии, вступавшие в войну, подчас, выходили из нее с совершенно другим лицом и более совершенным вооружением. Германские вооруженные силы так же были на острие технической мысли.

В результате поражения Германии многие идеи оказались за рубежом, продвигая новинки в других странах. Одним из первых массовых образцов, известных в мире, стала штурмовая винтовка «Штурмгевер 44», один из первых подобных экземпляров под промежуточный патрон.

История создания Штурмгевера

Еще в перерыве между мировыми войнами теоретики и военные были озабочены вопросом единообразия и принципиально новых технических характеристик огнестрельного оружия у солдат. Винтовочные патроны были излишне мощными. Они сохраняли убойную силу в среднем на пару километров, в то время как реальный бой проводился в среднем на дистанции 300 метров.

Автомат Штурмгевер 44

Однако проблема была не в силе патрона, а в его больших габаритах и сложности применения в автоматическом оружии. Пистолетный патрон хорошо показывал себя на дистанциях до 200 метров, дальше сильно уменьшалась как пробивная способность, так и точность стрельбы. В итоге вооруженные силы стран мира встретили Вторую Мировую войну, вооруженные винтовками и пистолетами-пулеметами.

Новый вид оружия и боеприпаса позволял намного эффективней использовать возможности логистики.

Увеличиваемое количество переносимых и перевозимых боеприпасов за счет единообразия, увеличение силы, дальности и плотности огня подразделением, все это и многое другое давал новый патрон.

Промежуточный боеприпас, обладающий убойностью винтовочного патрона и пригодный для автоматики, искали с начала ХХ века. Созданные еще в то время унитарные патроны не имели широкого применения и почти не влияли на вооружение солдат. Только в 1940-м году инженерам германского Polte удалось создать успешный патрон, 7,92×33 мм Kurz (короткий).

Согласно планам верховного командования, вермахт должен был быть перевооружен, вместо пистолетов-пулеметов и винтовок солдаты должны были получить универсально единое
оружие.

Два Штурмгевер 44

Еще раньше, в 1938м был заключен договор между Управлением Вооружений и компанией Шмайссера о разработке нового типа оружия под промежуточный патрон. В 1940м он передал для исследования разработанный образец, и примерно в это же время был заключен новый договор, с фирмой Вальтер с тем же техническим заданием. В начале 1942 года на совещании у Гитлера были продемонстрированы оба варианта.

Испытания показали несостоятельность модели Вальтер, она была излишне капризна и сложна в эксплуатации. Модель Шмайссера, напротив, показала себя удобной, и было принято решение устроить фронтовые испытания.

После успешного применения на Востоке и устранения мелких недочетов, в 1943 году образец принципиально нового стрелкового оружия был взят на вооружение под маркировкой MP-43A или MP- 431.

Название оружию выбирали достаточно долго. Первые годы считалось, что инженеры работают над автоматическим карабином. В 1944 году фюрер предложил название штурмовая винтовка, и это название закрепилось за всеми образцами данного вида оружия на западе. Интересный факт: первоначально Гитлер был против новой разновидности личного стрелкового оружия.

Ему был представлен вариант, опробованный в войсках, неоднократно доработанный, высоко оцененный генералитетом, пользовавшимся доверием Гитлера. Под давлением положительных отзывов фюреру пришлось уступить, и StG.44 был запущен в массовое производство.

Конструкция оружия

Автоматика основана на отводе пороховых газов из канала ствола. Они двигают затвор назад, а запирание происходит перекосом затвора. Ударный механизм курковой разновидности.

Автомат способен вести как автоматический огонь очередями разной длины, так и одиночными выстрелами.

Боепитание производится магазинным способом, из секторного двухрядного магазина на 30 патронов. Прицел позволяет стрелять на восемь сотен метров. Отдельно стоит выделить возвратную пружину, располагающуюся в деревянном прикладе. Это не дает возможности производить оружие со складным прикладом.

Штурмгевер 44 конструкция

Так как оружие пошло в войска, по сути, «сырым», у него есть множество недостатков, как, впрочем, и достоинств:

  • неудачные приспособления для прицеливания, с учётом того, что автомат ведет точный огонь на малых и средних расстояниях боя;
  • большой вес в сравнении с винтовками и пистолетами-пулеметами, но хорошая эргономика и компактность;
  • недостаточная прочность ствольной коробки,
  • слабость пружины в магазине;
  • непроработанное цевье, неудобное для стрелка;
  • отличный темп стрельбы из положительных сторон оружия.

Стоит отметить, что практически все недостатки связаны с «детскими болезнями» или условиями военного времени. Эти недоработки достаточно легко устраняются, что показал и опыт эксплуатации, так как с момента принятия на вооружение и до конца войны автоматы несколько раз модернизировались и, буквально на конвейере оружие улучшалось.

Будь у Германии больше времени и ресурсов, история могла бы сильно измениться за счет массового использования нового оружия, аналоги которого либо имели худшие характеристики, либо находились в разработке.

Штурмгевер 44 с оптикой

Интересны разработки по улучшению StG.44, проводимые германскими конструкторами до самого окончания войны. Помимо креплений для прицелов и гранатомётов, было разработано устройство для ведения огня ночью. Прицел «Вампир» позволял видеть цель на расстоянии до ста метров. Минусом был вес прицела, более 2 кг., а так же носимый за спиной 13-ти килограммовый блок питания.

Боевое применение

Первоначально новую штурмовую винтовку использовали в дивизии СС «Викинг». В дальнейшем это оружие также поступало на вооружение лишь элитных частей германской армии. Всего было изготовлено 400 тысяч образцов, что являлось не очень большим количеством, но главная проблема была не в этом.

Для автомата катастрофически не хватало боеприпасов, промышленность не справлялась с заказами для фронта.

Это, и то, что оружие попало массово в войска в 1944 году, когда вопрос поражения Германии остался вопросом времени, не позволили винтовке оказать существенный вклад на боевые действия.

Между тем, союзники внимательно присмотрелись к новому оружию. Американцам «Штурмгевер» пришелся не по вкусу, генералы считали карабины М1 намного лучшим образцом оружия. Правда, это не мешало американским пехотинцам с удовольствием пользоваться трофейными образцами в течение всей войны. Советская армия по достоинству оценила возможности штурмовой винтовки.

Штурмгевер 44

Насыщенность ППШ не повлияла на использование принципиально другого трофейного оружия, и его небольшая массовость в применении связана с главной бедой, недостаточным количеством боеприпасов. Трофейные образцы повлияли на конструируемый в Союзе промежуточный патрон 7,62×39.

Послевоенная жизнь StG.44 и интересные факты

Говоря о немецкой штурмовой винтовке нельзя не упомянуть о дискуссии, связанной с ее ролью в создании автомата Калашникова. После окончания Второй мировой, Шмайссер, не запятнавший себя как нацистский преступник, был отпущен на свободу. Ему тут же было предложено сотрудничество с советскими властями, и он долгое время провел в Ижевске, на оружейном заводе.

В это же время молодой конструктор Михаил Тимофеевич Калашников работает над созданием своего оружия в Коврове, на базе оружейного завода.

Так или иначе, можно говорить о внешнем сходстве StG.44 и АК, но если заглянуть внутрь, разница станет очевидна. Несмотря на единый принцип, отвод пороховых газов, сама конструкция существенно отличается.

Нахождение возвратной пружины, запирание, принцип разборки, множество других мелких различий дает возможность говорить о разных образцах. Провокационный вопрос, делал ли Калашников автомат, или Шмайссер, остается на совести любителей дешевых сенсаций и поисков в пустой темной комнате кошки.

Штурмгевер 44 на войне

В послевоенное время автомат использовался армией обеих Германий, ЦАХАЛом во множестве войн с арабскими странами, а так же в военных конфликтах в Корее, Вьетнаме и в некоторых странах Африки. Распространение прочих образцов оружия не дало автомату широко распространиться, но свою лепту в войны он внес.

Есть данные об использовании его в конфликте в Сирии, уже в XXI веке. Туда он попал с израильских складов, обремененных устаревшими автоматами.

Неожиданный успех StG.44 получил в советском кинематографе.

Во время съемок фильма «Пираты ХХ века» режиссер и сценаристы решили, что злодеев неплохо было бы вооружить чем-то новым. Поскольку слухи об американской М16 уже дошли до публики, но на киностудии не смогли достать бутафорские образцы, было принято решение немного «модернизировать» немецкий StG.44.

К нему приварили сверху ручку для схожести с «черной винтовкой» американских солдат. Неясно зачем, но сварили соединение приклада и ствольной коробки, исключив возможность разборки и чистки оружия. Советские граждане, особенно школьного возраста, были шокированы появление нового оружия в кино, и это сделало псевдо-М16 хорошую рекламу. Затем следовало появление еще в нескольких фильмах о «дружбе» советского и американского народа.

В итоге на склады киностудий закуплены сотни образцов реальных творений Юджина Стонера, оставив этот интересный гибрид на радость любителям киноляпов. Периодически StG.44 мелькает в фильмах о войне и разнообразных стрелялках.

Видео

warbook.club

Слышали звон… Сравнение АК и StG44

Снова о конструкциях АК и МР43/StG44

Похоже, эта тема будет вечной — совершенно непонятно, откуда берутся поколение за поколением неучи с уклоном в правдоискательство, как сахарного петушка со всех сторон обсасывающие шизофреническую, в общем-то, идею о копировании М. Т. Калашниковым конструктивных элементов «Штурмгевера» в принятом на вооружении в 1949 г. автомате АК. 

К сожалению, я говорю о совершенно реальной и усугубляющейся проблеме, которая не решается убеждением с использованием документов и «железа». По опыту общения в интернете могу сказать с уверенностью, что подавляющее часть «шмайcсерофилов» элементарно безграмотны с точки зрения оружейного дела, ничего не понимают в машиностроении и в принципе не знакомы со слесарным делом. Кроме того, многие из таких «экспертов» элементарно не в состоянии усваивать смысл длинных текстов, особенно с таблицами, цифрами и чертежами.

На этом, пожалуй, с эмоциональной частью я закончу и перейду на технический язык для тех, кто хочет слушать и слышать, кто способен анализировать и с уважением относиться к историческим фактам.

Итак, начнём с того, что, несмотря на очевидные (и не очень) недостатки, я считаю StG44 великолепным примером работы немецкой оружейной школы. Дело тут не в технических особенностях и характеристиках, а в концепции — в полном соответствии со своим названием Sturmgewehr 44/StG44 (штурмовая винтовка — нем.) стала основателем нового класса боевого стрелкового оружия, в отечественной терминологии называемого автоматами.

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Вид справа

Стоит от АК и StG44 отделить характерные секторные магазины и архитектурные различия конструкций становятся заметнее

Все оружейники, кто создал штурмовые винтовки/автоматы после Хуго Шмайссера уже не могли быть первыми…

В этом месте громкость дифирамбов «немцу» я убавлю и начну переменной глубины сравнение, пропустив полемику относительно длины ствола, наклона пистолетной рукоятки, наличия целика, мушки и даже верхнего расположения газового двигателя. Я просто не вижу ничего уникального в узлах StG44, так или иначе, имеющих более ранние аналоги и даже в некотором смысле прототипы.

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Прицельные приспособления

Оформление дульной части автоматов — ещё один «веский» повод рассуждать об некоей идентичности АК и StG44…

Давайте лучше поговорим о «сердце» любого автоматического оружия — узле запирания. Немцы выбрали перекос затвора, а советские инженеры поворот. Если они кому-то кажутся похожими, то, как говорится, медицина здесь бессильна… Кто оказался прозорливее в плане перспектив типа узла запирания, рассудило время — едва ли не 100 % современных штурмовых винтовок в мире оснащаются поворотными затворами.

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Затворы

Затворы АК и StG44.
Именно с этих, столь «одинаковых» деталей стоит начинать искать различия и сходства немецкой и советской систем

Что касается возвратного механизма, то и тут перед нами два разных подхода. В «Штурмгевере» автоматика работает по безударной схеме с очень длинной пружиной, тогда как в АК подвижные части перемещаются с жёстким отскоком от заднего вкладыша ствольной коробки. Плата за комфорт при стрельбе — снижение надёжности работы оружия в затруднённых условиях. Позже подход, подобный (лишь подобный!) немецкому, применил Юджин Стоунер в AR-15/М16, получив в придачу невозможность разработки варианта винтовки со складывающимся прикладом.

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Узлы запирания

Сердце автоматического оружия — узел запирания. Думаю, такой снимок не будет лишним для понимания устройства АК и StG44

Глупо искать сходство и в ударно-спусковых механизмах АК и StG44 — оно заканчивается где-то на уровне наличия курков и спусковых крючков. Более того, наш УСМ легко чистится и ремонтируется, тогда как немецкий собран на 8 заклёпках и внутрь его не то что добраться, но и заглянуть невозможно!

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). УСМ

Два совершенно по-разному построенных курковых УСМ — простой в уходе у АК (вверху) и неразборный, довольно плотно скомпонованный у StG44

Кстати, о грязи. Характерной внешней деталью «Штурмгевера» является защитный щиток окна ствольной коробки с правой её стороны (да — точно такой же есть у М16). Без него подвижные части оружия закрыты разве что от крупной гальки. Если сравнивать АК и StG44 в этом плане, то в первую очередь обращает на себя внимание щель, образуемая при выключении предохранителя АК. Однако, у «немца» окно на левой стороне ствольной коробки, в котором перемещается рукоятка перезаряжания, ещё большей площади и оно открыта для пыли и грязи всегда, а не только в положении «огонь». Вспомним, что прямо под ней находится непростой в обслуживании УСМ…

окне выброса стрелянной гильзы механизм Штурмгевера (StG44)

При открытой крышке на окне выброса стрелянной гильзы механизм StG44 крайне уязвим для грязи, но довольно широкий вырез слева под рукоятку затворной рамы открыт для грязи всегда

Перейдём к притче во языцех — штампованной ствольной коробке. Не уверен, но, возможно, я впервые раскрою «шмайссерофилам» и просто любителям и знатокам оружия секрет её «простоты». Не то, чтобы она сильно сложная, но серийно изготавливать с должных качеством подобную деталь на советских заводах конца 40-х годов было бы очень и очень затруднительно. Да, технологически Германия превосходила нашу страну и конструкторы были вынуждены искать простые решения, подчас рождая гениальные в этом смысле системы, к каковым я отношу и АК. Так вот, тогда как ствольная коробка АК представляет из себя простой П-образный профиль с вваренными направляющими и двумя вкладышами, коробка «Штурмгевера» изготавливается гибкой, штамповкой, динамическим опрессовыванием (т. н. зиг-машины), сваркой и клёпкой. При этом вкладыш представляет из себя довольно сложную пространственную деталь, скрепляемую с коробкой семью заклёпками четырёх типов и в трёх местах с каждой стороны опрессованную фасонным инструментом.

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Вкладыш ствольной коробки

Передний вкладыш ствольной коробки АК удерживается в ствольной коробке двумя парами одинаковых заклёпок, тогда как у StG44 вкладыш держится на семи заклёпках четырёх типов и опрессовывается в трёх местах с каждой стороны. С точки зрения простоты формы деталей, думаю, всё очевидно

Рассматривая эту деталь, становится просто смешно от рассуждений диванных экспертов о пользе пребывания Хуго Шмайссера в Ижевске. Впрочем, этот вопрос подробно рассмотрен в статье «Задерживать не имеет смысла» («КАЛАШНИКОВ», № 3/2016).

Что остаётся? Изогнутый магазин? Скос основания мушки? Верхний газовый двигатель? Давайте ещё вспомним жёстко соединённый с затворной рамой шток газового поршня, но это никак не конструкторская идея Хуго. Вспомните хотя бы дегтярёвский пулемёт ДП.

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Газовые поршни

Два газовых поршня со штоками. Оба круглые и длинные, но, становятся ли они от этого факта одинаковыми?

Неужели склонной к альтернативному мышлению публике так трудно понять, что начиная с конца XIX века ни один здравомыслящий конструктор не работает в информационном вакууме? Одна из главных задач создателя любой новой системы — не повторить ошибки предшественников и одновременно учиться на своих собственных. Это называется эволюция.

Что же до перипетий рождения АК, то эта история в нашем журнале описана практически досконально. И сделано это на основании испытательных отчётов и воспоминаний участников событий. Сделано людьми, для которых оружие десятилетиями является профессией, а не развлечением выходного дня.

Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Неполная разборка

Иногда примерно такой кадр приводят в качестве доказательства «одинаковости» АК и StG44. Я бы в таких случаях для начала звал на помощь окулиста…

Так вот, не видно в документах абсолютно никакого влияния идей Хуго Шмайссера ни на конструкцию Калашникова, ни на образцы всех остальных участников автоматных конкурсов середины 40-х годов. Пусть какие-то неучи продолжают воспевать достижения исключительно зарубежных оружейных школ, но факт остаётся фактом — лучший в мире автомат XX века был создан именно в нашей стране, в невероятно упорной конкурсной борьбе между именно отечественными конструкторами.

Полагаю, что не все любители темы Калашников/Шмайссер прочтут до конца даже этот недлинный текст. Что же — иллюстрации им в помощь. Это снимки живых изделий, а не компьютерная графика…

При оформлении материала использовались изображения образцов, хранящихся в Военно-историческом музее артиллерии инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге. Фотографии – Михаил Дегтярёв

Похожие статьи

  • Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Неполная разборка

    КОМПЛЕКТ ДЛЯ АК

    Концерн «КАЛАШНИКОВ» официально представил комплект для модернизации автоматов семейства АК74. Об особенностях новинки в видеосюжете…

  • Сравнение автомата Калашникова (АК) и Штурмгевера (StG44). Неполная разборка

    АК-12/АК-15 — «КАЛАШНИКОВ» ДЛЯ АРМЕНИИ

    Пресс-секретарь министерства обороны Армении Арцрун Ованнисян опубликовал на странице в Facebook сообщение о подписании контракта между концерном «Калашников»…

  • АК-12, ЗЛОБИН, журнал калашников, михаил дегтярёв

    КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ АК-12

    Помнится, интернет-эрудиты требовали с меня каких-то мифических подтверждений того, что «злобинский» АК-12 не смог успешно пройти независимые…

www.kalashnikov.ru

История возникновения штурмовой винтовки МР-43

Современные автоматы (штурмовые винтовки) как самостоятельный вид стрелковою оружия возникли в ходе второй мировой войны, когда для них были разработаны так называемые «промежуточные» патроны — более мощные, чем пистолетные, но менее мощные, чем винтовочные. Эти патроны увеличивали дальность эффективной стрельбы до 500 метров, что в два-три раза больше, чем у пистолетов-пулеметов. Вместе с тем патроны меньшей мощности, чем винтовочные, позволили создать под них легкие и надежные конструкции нового класса стрелкового оружия — автоматов (штурмовых винтовок). Одну из первых конструкций подобного рода предложил талантливый германский оружейник Хуго ШМАЙССЕР.

С приходом к власти нацистов началось перевооружение Вермахта. Армейское командование, проведя анализ перспектив развития вооружения и техники с учетом его тактического применения, пришло к выводу, что одной из задач создания качественно новых вооруженных сил, готовым к широкомасштабным наступательным действиям, является их оснащение оружием более совершенным, чем то, которое есть у потенциальных противников.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКОЕ задание (ТТЗ) на создание нового оружия, составленное управлением вооружения сухопутных войск вермахта (HWaA — Heereswaffenamt), начиналось с требования разработки патрона уменьшенной мощности для стрельбы на дистанции до 1004 метров.

HWaA обратило свое внимание на патронную фирму «Польте» (Polte) из Магдебурга, где в 1938 году в инициативном порядке создали проект 7,92 мм «короткого» патрона с длиной гильзы 30 мм и пулей массой 3,7 г, обладавшей высокой начальной скоростью. В результате подписания контракта этой фирмы с армейским руководством были проведены в 1938-1941 годах детальные научно-исследовательские и опытно-конструкторские эксперименты над 7,92 мм «пехотным коротким» патроном. Напряженная работа с достаточно большим количеством образцов опытных патронов закончилась в 1941 году тем, что для принятия на вооружение рекомендовали 7,92 мм «промежуточный» патрон с длиной гильзы — 33 мм, массой пули — 8,2 г и начальной скоростью — 694 м/сек.

Первоначальные тактико-технические требования, определявшие основные черты конструкции оружия под «промежуточный» патрон, после проведенных в 1935-1937 годах многочисленных исследований были переработаны, и к 1938 году сложилась концепция программы легкого автоматического стрелкового оружия, призванного заменить пистолет-пулемет, магазинную винтовку и, частично, ручной пулемет. Это позволило бы иметь в армии только две (вместо прежних трех) системы стрелкового оружия — автомат и единый пулемет для выполнения всех задач.

Наработанный опыт, учитывавший последние достижения как в научной мысли, так и в производстве сложных изделий точного машиностроения, привел к разработке достаточно жестких и точных ТТЗ, установленных HWaA для нового оружия. К его созданию привлекались лучшие конструкторские силы Германии.

Научно-исследовательское бюро 2-го отдела по испытанию и проектированию технических средств HWaA 18 апреля 1938 года заключило с владельцем зульской оружейной фирмы C.G. Haenel, известным оружейником Хуго Шмайссером, контракт на разработку автоматического карабина. Новый карабин получил официальное название Mkb (Maschinenkarabin, нем. — автоматический карабин), отличавшийся от названия МР (Maschinenpistole), которым обозначались пистолеты-пулеметы.

Конструкторскую группу по проектированию Mkb возглавил сам X. Шмайссер. В начале 1940 года он передал в распоряжение HWaA первый опытный образец автоматического карабина под «короткий» патрон фирмы «Польте». Относительно долгая проработка комплекса «боеприпас-оружие» позволила заложить принципиальные основы для решения этой проблемы, причем талантливый конструктор выбрал оптимальный вариант работы автоматики — отвод пороховых газов из канала ствола. Именно этот принцип будет впоследствии успешно реализован практически во всем автоматическом стрелковом оружии послевоенных лет, а конструкция немецкого «промежуточного» патрона послужит базой для создания аналогичных боеприпасов во многих странах мира.

Mkb системы Шмайссера, как и предусматривалось ТТЗ, состоял, в основном, из штампованных деталей. Автоматика оружия работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола, воздействующих на поршень, связанный со стеблем затвора. Запирание канала ствола осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Особенностью этой системы являлся длинный ход поршня в газовой камере, расположенной над стволом. Для уменьшения площади трущихся поверхностей поршня на нем были вырезаны поперечные бороздки. Регулировка отвода пороховых газов осуществлялась за счет изменения объема газовой камеры. Это достигалось путем движения по винтовой нарезке регулирующего стержня газовой муфты с конической головкой, входившей в камеру, что также значительно улучшало функционирование оружия в затрудненных условиях.

Ударно-спусковой механизм ударникового типа располагался в штампованной коробке и допускал возможность ведения как одиночного, так и непрерывного огня, для этого имелся переводчик кнопочного типа. Останов подвижных частей на шептало происходил в их крайнем заднем положении, как в пистолетах-пулеметах, в которых такое устройство позволяло избегать случайного выстрела во время остановки стрельбы, при перебежках и при нагревании ствола в процессе ведения огня. Рукоять перезаряжания, соединенная со штоком поршня, находилась с левой стороны ствольной коробки. Вместе с тем она служила предохранителем, для чего необходимо было утопить рукоять вправо, надавив на головку. При таком передвижении ее противоположный конец входил в фиксирующее отверстие в ствольной коробке, закрепляя поршень. Та же рукоятка удерживала подвижные части затвора в заднем положении: поворачиваясь по отношению к затворной раме, она заводилась в зигзагообразный вырез на прорези ствольной коробки. Шмайссер использовал здесь конструкцию, аналогичную предохранителю в пистолетах-пулеметах МР-38/40.

Для Mkb очень удачно был спроектирован секторный магазин с двухрядным расположением тридцати патронов. Его наполнение производилось из обойм на пять патронов с помощью переходника, надеваемого на горловину магазина. Экстракционное окно автоматически закрывалось пылезащитным щитком. Прицельные устройства состояли из мушки с намушником и открытого секторного прицела на 800 метров. Автоматический карабин Шмайссера по-настоящему заинтересовал военных, оценивших его как перспективное оружие. После довольно длительной доработки, продолжавшейся в течение всего сорок первого года, фирма C.G. Haenel в конце того же года получила заказ на изготовление пятидесяти опытных образцов для проведения войсковых испытаний.

Наряду с этой фирмой, к разработке нового типа стрелкового оружия приступили еще несколько оружейных фирм: «Карл Вальтер ГмбХ» (Carl Walther GmbH), «Эрма» (Erma) и другие. С конца сорокового года к борьбе за выгодный заказ подключилась одна из наиболее знаменитых германских оружейных фирм — «Вальтер» (Walther) под руководством Эриха Вальтера, которому удалось добиться получения контракта для своей фирмы у HWaA на проведение исследований по программе Mkb. Ему предлагалось создать систему оружия на тех же условиях, что и C.G. Haenel, но с использованием уже полностью отработанного магазина от Mkb системы Шмайссера.
Фирма «Вальтер» приступила к работе в твердой уверенности, что ей под силу производство лучшего оружия, чем у конкурентов, из-за наличия мощной производственной базы и более высокого научного и конструкторского потенциала, исторически сложившегося за многие десятилетия ее работы.

Mkb Walther, во многом, повторял предыдущие конструкции фирмы, созданные в тридцатые годы, но имел много новшеств. В газоотводной системе пороховые газы, отводившиеся из канала ствола в кожух через два отверстия, использовались для перемещения кольцеообразного поршня, размещенного вокруг ствола и втулки. Однако поступательное движение затвора осуществлялось уже не поршнем, как в предыдущих образцах, а втулкой. Запирание канала ствола также осуществлялось поворотом затвора. Боевые упоры затвора располагались в его передней части. Переводчик вида огня — двусторонний, флажкового типа. Прицельные приспособления, приподнятые для удобства стрельбы, состояли из мушки с намушником и секторного прицела на 800 метров, смонтированных на высоком основании. Для лучшей устойчивости при непрерывном огне подвижные узлы автоматики и приклад располагались на одной оси со стволом. Практически весь карабин собирался из штампованных деталей.

В сжатые сроки был изготовлен первый опытный образец, и уже в начале 1941 года фирма «Вальтер» представила его офицерам отдела артиллерийско-технического снабжения HWaA. Хотя карабин и показал удовлетворительную работу при отстреле на полигоне в Куммерсдорфе, работы по доводке этой все же несовершенной конструкции продолжались в течение всего 1941 года.

В конце января 1942 года для проведения широких конкурсных испытании HWaA потребовало от фирмы C.G. Haenel увеличить первоначальный заказ на изготовление Mkb в 1942 году до 200 штук, а от фирмы Walther к июлю 1942 года требовалось представить 200 автоматических карабинов ее конструкции. Обеим системам HWaA присвоило наименование Mkb-42, изделию C.G. Haenel с индексом «Н» — Mkb-42(Н), а автомату фирмы Walther, соответственно, «W» — Mkb-42(W).

После демонстрации опытных образцов Mkb-42(W) и Mkb-42 (Н) на официальном показе в июле того же года руководство германского Министерства вооружений и HWaA остались в твердой уверенности, что обе фирмы в ближайшее время доработают свои изделия и к концу лета их можно будет запустить в производство. Причем, предполагалось, что фирмы уже к ноябрю смогут изготовить по 500 Mkb, а к марту следующего года общее производство удастся довести до 15 тысяч ежемесячно.

Но этим планам не суждено было сбыться. В августе 1942 года после испытаний Mkb-42(W) и Mkb-42(H) HWaA внесло новые требования в первоначальные спецификации. Обобщение опыта боевых действий, как на Восточном фронте, так и в Африке, показало, что перспективная модель основного оружия пехотинца должна быть многофункциональной, то есть поражать не только огнем, но и (в ближнем бою) штыком и прикладом. С учетом установки на штатных карабинах «Маузер» 98к ружейных гранатометов, было решено и на Mkb иметь аналогичные приспособления. Фирмам предписывалось смонтировать на стволах автоматических карабинов прилив для штыка и предусмотреть возможность крепления ружейного надкалиберного гранатомета образца 1940 года. Внесение изменений ненадолго, но замедлило передачу Mkb-42 в производство. В то же время проблемы, возникшие у C.G. Haenel с субподрядчиками, а у Walther с налаживанием пресса-штамповочного оборудования, привели к тому, что к октябрю из заказанных каждой фирме Hkb ни один не был изготовлен.

Это интересно: индекс «Maschinenpistole» (пистолет-пулемет) для автомата дал министр вооружений Германии А. Шпеер. Гитлер был категорически против нового вида оружия под «единый патрон». На немецких военных складах хранились миллионы винтовочных патронов, и мысль о том, что они станут ненужными после принятия автомата Шмайсера, вызывала бурное негодование фюрера. Уловка Шпеера сработала, Гитлер узнал правду только спустя два месяца, после принятия на вооружение MP 43.

В ноябре фирма Walther при ежемесячной норме производства 500 штук поставила только 25 Mkb-42(W), а в декабре — 91 штуку. Благодаря поддержке Министерства вооружений, обе фирмы к началу 1943 года смогли решить наиболее серьезные производственные проблемы. Так, из 500 Mkb, намеченных для производства в январе того года, было недопоставаено только 200 штук, а в феврале Walther и C.G.Haenel фактически превысили уровень производства, изготовив 1217 карабинов вместо планировавшейся тысячи штук. Министр вооружений «третьего рейха» Альфред Шпеер, в целях более полного изучения служебно-эксплуатационных характеристик Mkb-42(Н) и Mkb-42(W), отдает приказ о том, чтобы некоторое количество карабинов было отправлено для прохождения войсковых испытаний на Восточный фронт.

Оба автоматических карабина, вследствие жесткости спецификаций HWaA, а также из-за широкого применения штамповки и сварки в технологиях, имели между собой большое конструктивное сходство. Испытания выявили, что, хотя Mkb-42(W) и был легче, компактнее и лучше сбалансирован, что в немалой степени сказалось на результативности стрельбы, все же не оставалось сомнений, что его усложненная автоматика не приспособлена для использования в неблагоприятных полевых условиях. Mkb-42(Н) оказался проще и надежнее своего конкурента. По результатам испытаний нового оружия, HWaA приняло решение отдать предпочтение конструкции Шмайссера, но только после внесения в нее некоторых изменений.

Основной переработке подвергся ударно-спусковой механизм. Применение заднего шептала в Mkb-42(Н) обеспечивало одиночный и непрерывный огонь, однако производство одиночных выстрелов, да еще при ударниковом спусковом механизме, вызывало обоснованные сомнения в смысле точности стрельбы из-за удара затвора в момент выстрела о пенек ствола. Для повышения кучности боя первоначальная конструкция ударно-спускового механизма была заменена на более надежную курковую систему Вальтера, с остановом подвижных частей затвора в переднем положении.

Изменилась конструкция шептала, взамен вводившейся в паз рукоятки перезаряжания был установлен флажковый предохранитель, ход поршня переделан с длинного на короткий, укорочена трубка газовой камеры.

Функционирование оружия в сложных условиях эксплуатации было улучшено за счет замены окон большого сечения для выхода остаточных пороховых газов из трубки газовой камеры на отверстия диаметром 7 мм. Технологические изменения внесены в затвор и затворную раму с газовым поршнем. Изъята направляющая втулка возвратно-боевой пружины. Вследствие пересмотра некоторых взглядов на тактическое использование автоматического карабина, был снят прилив для штыка, чему, кстати, способствовало принятие на вооружение ружейного гранатомета Gw.Gr.Ger.42 с другим способом крепления на стволе. В связи с использованием бука при производстве приклада, его конструкция также упростилась.

Большая часть деталей изготовлялась методом холодной штамповки с широким применением соединения частей точечной сваркой. Наружные поверхности ствольной коробки, цевья, магазина и других частей автомата обрабатывались зиг-машинами, которые выдавливали канавки разного профиля, значительно повышавшие жесткость этих деталей, изготовляемых из тонкого листового металла. Одним из крупных недостатков нового автомата, так и не устраненных конструкторами, осталась большая масса (более пяти килограммов), осложнявшая его использование в пехотных частях в качестве основного образца индивидуального стрелкового оружия.

Фирма C.G. Haenel, одновременно с проведением этих работ, с февраля по июнь 1943 года продолжала выпуск в небольших количествах Mkb-42. Всего до середины 1943 года, по приблизительным оценкам, было изготовлено примерно восемь тысяч автоматических карабинов, из которых — 2800 MkU-42 (W) и 5200 — Mkb-42 (Н).

Благодаря поддержке министра А. Шпеера, в июне того же года модернизированное оружие под индексом МР-43 (Maschinenpistole-43, нем. — пистолет-пулемет образца 1943 года) пошло в производство. Термин «пистолет-пулемет» употреблялся в обозначении этого оружия для маскировки, чтобы не раздражать Гитлера, который никак не мог свыкнуться с мыслью, что на складах Германии окажутся миллионы устаревших винтовочных патронов. И это происходило в то время, когда даже штабные офицеры в Берлине признавали эффективность нового оружия и его боеприпасов. Внедрением в массовое производство МР-43 занялся сам Шпеер.

В сентябре на Восточном фронте в элитной германской части — моторизованной дивизии СС «Викинг» — состоялись первые полномасштабные войсковые испытания МР-43. В отчете о боевом использовании автоматов более чем половиной стрелков отмечалось, что МР-43 является эффективной заменой пистолетам-пулеметам и винтовкам. Новое оружие существенно влияло на увеличение огневой мощи пехотных подразделений и снижало необходимость использования ими ручных пулеметов для огневой поддержки. Огонь на глубину до 400 метров велся одиночными выстрелами, затем в ходе боев на ближних подступах автоматчики переключались на стрельбу короткими очередями.

Подобная комбинация в МР-43 огневой мощи и способности ведения двух видов огня произвела такое сильное впечатление на эсэсовских генералов, что уже в своих первых докладах они просили Гитлера разрешить немедленное массовое производство автомата. По оценкам фронтовиков, МР-43 — надежное оружие. Отмечалась его простота при неполной разборке и сборке. Подкупало и то, что оружие обеспечивало хорошие показатели меткости боя при стрельбе одиночным огнем на дистанции до 600 метров (на большем расстоянии стрельбу уже вели специально обученные снайперы), а при стрельбе короткими очередями действенный огонь велся до 300 метров. При ведении непрерывного огня на 100 метров из НР-43 по мишени диаметром 11,5 сантиметра более половины попаданий укладывались в круг, равный 5,4 сантиметра. Новые патроны, будучи более легкими, менее габаритными и обладающими меньшей энергией отдачи, также зарекомендовали себя с хорошей стороны. При ведении огня из МР-43 сила отдачи была вдвое ниже по сравнению со штатным карабином «Маузер» 98к. С «коротким» 7,92 мм патроном, за счет уменьшения веса патрона, стало возможным увеличение боекомплекта каждого пехотинца. Боекомплект на 150 патронов к карабину «Маузер» 98к весил 3,9 килограмма, а 150 «коротких» патронов к МР-43 весили 2,6 килограмма, что позволило увеличить их запас до 180 патронов, размещенных в шести магазинах, которые носили в двух подсумках. Всего же общая масса автомата с полным боекомплектом не превышала 10,3 килограмма, что примерно на один килограмм тяжелее карабина «Маузер» 98к со штыком и боекомплектом. Чрезмерная тяжесть самого автомата, по сравнению с карабином или пистолетом-пулеметом, была одним из немногих недостатков, присущих МР-43 в значительной степени окупавшийся его многочисленными достоинствами. К недостаткам автомата, вызвавшим нарекания фронтовиков, относилось и то, что, помимо неудобного прицела, расположенного на высокой стойке, при стрельбе ночью из ствола оружия вырывалось сильное пламя, демаскировавшее стрелка.

Настоятельные обращения фронтовиков, поддержанные HWaA и министром вооружений А. Шпеером, а также результаты испытаний, в конечном счете, сломили упрямство Гитлера. После того, как он лично запросил мнение войск о новом автомате и получил положительные отзывы, в конце сентября 1943 года было отдано распоряжение о принятии МР-43 на вооружение пехоты и развертывании его массового производства.

Это решение ускорило дальнейшие работы ведущих конструкторов фирмы C.G. Haenel. Осенью 1943 года появляется МР-43/1, производившийся в небольших количествах фирмой Merz-Werke. От базового образца он отличался наличием нового ЗО-мм ружейного гранатомета Mkb. Gewehrgranatengerat-43 (позднее известного как MP.Gw.Gr.Ger.43), который навинчивался на дульную часть ствола с резьбой, а не крепился зажимным устройством так, как гранатомет Gw.Gr.Ger.42 на МР-43. В связи с этим, изменилась конфигурация ствола — его наружное сечение имеет один диаметр, в отличие от цилиндроступенчатого, в МР-43. Для предохранения резьбы от повреждений на ствол навинчивалась удлиненная муфта ствола. Изменилась и конфигурация приклада, причем, для уменьшения отдачи увеличились габариты затыльника.

Для снайперов был создан образец МР-43/1, на который устанавливалось фрезерованное крепление для четырехкратных оптических прицелов ZF-4, а также инфракрасных прицелов ночного видения ZG.1229 «Вампир». Для опытной эксплуатации была изготовлена партия в 300 МР- 43/1 с таким прицелом. Посадочное крепление «Вампира» монтировалось с правой стороны ствольной коробки.

1 — прицельная колодка; 2 — рукоятка перезаряжания; 3 — фиксирующий штифт; 4 — переводчик вида огня; 5 — флажковый предохранитель; 6 — спусковой крючок; 7 — кнопка защелки магазина; 8 — приемник магазина.

Верховный главнокомандующий вооруженными силами Германии 6 апреля 1944 года издал приказ, посвященный системе стрелкового вооружения вермахта, где название пистолета-пулемета МР-43 было заменено на МР-44. Кроме изменения года производства в индексе — с 1943-го на 1944-й — эту замену больше ничем нельзя объяснить, поскольку никаких новшеств в само оружие не вносилось. Осложнение военной обстановки повлияло на то, что в октябре 1944 года Гитлеру пришлось издать еще один приказ, согласно которому МР-44 получил новое (уже четвёртое за два года, и на этот раз последнее) название — Stg-44 (Sturmgewehr-44, нем. — штурмовая винтовка образца 1944 года). Это объяснялось, скорее всего, политическими и пропагандистскими соображениями, нежели чем-то другим. Изменение обозначения — «пистолет-пулемет» на «штурмовую винтовку» — стало более точно отражать роль и основное предназначение этого оружия в бою. В конструкцию автомата не внесено никаких изменений, за исключением клейма Stg.44, ставившегося прямо на старое клеймо МР-44, расположенное на ствольной коробке. По всей вероятности, это характерно только для оружия, выпущенного в конце 1944 года. Автоматами МР- 43/ МР-44 вооружались, в первую очередь, отборные войска — моторизованные части и соединения вермахта и полевых войск СС.

История немецких автоматов МР-43 / Stg-44 не закончилась с капитуляцией Германии. После войны они с 1948 по 1956 год состояли на вооружении казарменной полиции ГДР и в 1945-1950 годах — в воздушно-десантных войсках Югославской Народной армии.

Немецким конструкторам-оружейникам, по праву, принадлежит приоритет в области освоения промышленного серийного производства нового класса индивидуального автоматического огнестрельного оружия под «промежуточный» патрон. Тщательная предварительная проработка вопросов использования боеприпасов стрелкового оружия, а также изучение тактических возможностей автоматического оружия такого класса способствовали рождению концепции «штурмовых винтовок» (автоматов). Немцы раньше других сумели раскрыть большие возможности, присущие новому типу оружия, — именно германские МР- 43/Stg-44 оказали огромное влияние на все послевоенное развитие нового класса стрелкового оружия: штурмовых винтовок (автоматов), рассчитанных под «промежуточный» патрон, и не только западных, но и советских образцов. Так, все первоначальные разработки аналогичного оружия в СССР базировались на конструктивных принципах, заложенных в германских образцах, причем это, в первую очередь, относится к автомату Калашникова образца 1946 года. Однако создание советского стрелкового оружия под «промежуточный» патрон — это уже совсем иная история, которая требует отдельного разговора.

Это интересно: в конце 1944 года немецкий конструктор Людвиг Форгримлер сконструировал экспериментальный автомат Stg. 45M. Но поражение Германии во Второй мировой войне не позволило завершить конструкцию штурмовой винтовки. После войны Форгримлер перебрался в Испанию, где устроился в конструкторское бюро оружейной фирмы «СЕТМЕ». В середине 1950-х на базе своей конструкции Stg. 45 Людвиг создает штурмовую винтовку «СЕТМЕ модель А». После нескольких модернизаций появилась «модель B», и в 1957 году руководство ФРГ приобрело лицензию на выпуск данной винтовки на заводе Heckler und Koch. В Германии винтовке дали индекс G-3, и она стала родоначальником прославленной серии «Хеклер-Кох», в том числе легендарного MP5. G-3 состояла или состоит на вооружении в армиях более чем пятидесяти стран мира.

topwar.ru

Какое оружие создал Хуго Шмайссер когда работал в СССР

Что он здесь делал

В действительности, у Хуго Шмайссера не было выбора не только в материальном плане – даже если бы он захотел прозябать не у дел в послевоенной Германии, его бы все равно забрали в СССР – немецкие специалисты, считавшиеся особо ценными работниками, которые могли бы помочь Советскому Союзу своими знаниями или навыками, репатриировались сотнями, вместе с семьями, вне зависимости от их желания (доходило до курьезов – одному спецу даже разрешили взять с собой в СССР корову, к которой он прикипел душой на родине).

Хуго Шмайссер жил в Ижевске с октября 1946 года один, без семьи. Работал на ижевском заводе в составе группы немецких коллег-конструкторов, таких же, как и он сам, репатриантов. Судя по данным историков, германских специалистов к разработкам стратегически важного советского вооружения не привлекали – со временем всех репатриантов рано или поздно пришлось бы возвращать на родину, и раскрывать секреты советской конструкторской мысли им никто не собирался. Шмайссер вместе с коллегами работал по направлениям, связанным с конверсией послевоенного советского производства, они консультировали молодых конструкторов стрелкового вооружения «Ижмаша».

Судя по архивным документам, Шмайссера советские специалисты ценили невысоко – специальное техническое образование у него отсутствовало, и он этим пользовался, постоянно отказываясь от поручений. В результате его как дельного конструктора для «Ижмаша» в сентябре 1949 года признали недееспособным. Историки-конспирологи склонны полагать, что эта дата совпадает с началом работы над АК-46 Михаила Калашникова. Якобы советский конструктор под руководством немецкого коллеги взял для своего автомата все лучшее, что было у винтовки Шмайссера. Документы утверждают обратное – в конструкторские группы по созданию автоматического оружия для ВС СССР немцев принципиально не включали.

Известный советский конструктор оружия Евгений Драгунов вспоминал, что Хуго Шмайссер как специалист совсем не впечатлял – пассивный в работе, пожилой (ему было за 60), больной человек. В СССР Шмайссер пробыл почти 6 лет, потом ему разрешили уехать в Германию. Столь длительный срок пребывания репатриированного в Советском Союзе связывают вовсе не с тем, что он был особо ценен, а с обычной для того времени бессистемностью процесса: никакого определенного порядка в том, кого из немцев и когда отправлять обратно в Германию, в СССР не существовало.
В 1953 году, после непродолжительной жизни на родине, Шмайссер умер, в нищете и безвестности, – не выдержал операцию на легких.

russian7.ru

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *