Компании поставщики облачных сервисов – Облачные решения и услуги Softline для оптимизации ИТ-инфраструктуры. Инфраструктура (IaaS). Глобальные публичные облака. Аренда и размещение серверного оборудования

Тенденции развития облачных сервисов


По данным аналитического агентства Gartner, глобальный рынок облачных сервисов вырос примерно на 20% за 2017 год, причем его IaaS-сегмент увеличился почти на 40%. Аналитики ожидают, что тенденция к росту будет наблюдаться и в дальнейшем. Фактически, к 2020 году, когда по оценкам Gartner, общий рынок облачных сервисов достигнет $411 млрд, а конкретно IaaS — $72 млрд. В этом случае прирост с 2016 года составит 87% и 185% соответственно.


Более насыщенный рынок SaaS растет медленнее других. По мнению Bain&Company, к 2020 году темпы роста рынка SaaS составят порядка 18% в год.


Согласно ожиданиям KPMG, пальма первенства по части темпов роста будет принадлежать сервису предоставления платформы как услуги (PaaS). В мировых масштабах на этот сегмент приходилось 32% расходов на облака в 2017 году, и в KMPG ожидают роста до 56% уже к 2020 году.


Тем временем в Gartner уверены, что самым быстрорастущим направлением все-таки останется IaaS. Они считают, что в 2018 году совокупная емкость рынка IaaS вырастет на 35,9% и перешагнет отметку в $40 млрд, а к 2021 году на IaaS будут тратить уже $83,5 млрд. При этом рынок продолжает концентрироваться вокруг основных игроков, и в Gartner ожидают, что облачные «гиганты» займут уже 70% рынка IaaS, а не 50% — как это было в 2016 году. Впрочем, тут нечему удивляться, ведь в прошлом году Google отчиталась о вложении более 30 млрд в развитие своей сети дата-центров за последние годы. А капитализация Amazon Web Services, по мнению MKM Partners, медленно, но верно приближается к 1 триллиону долларов.


Но вернемся в Россию. Упомянутый выше отчет IDC показывает, что по итогам 2016 года доля SaaS составила 63,4%, IaaS — 28,3%, а PaaS — 8,3% облачных услуг. Как и следовало ожидать, сегмент PaaS, двигающийся от меньших значений, показывает большую динамику.


В свою очередь, аналитики J’Son & Partners, совмещая сегменты IaaS/PaaS, предрекают российскому облачному рынку рост на 23-25% в год. Они уверены, что в 2017 году эта часть рынка выросла на 25%. Для сравнения — рост в 2015 году составлял 87%, а в 2016 году — 34%. При этом в J’Son & Partners не столь оптимистичны и считают, что средний уровень проникновения IaaS/PaaS составляет 2,3% и именно здесь кроется самый большой потенциал для роста.


По опросу Forrester, проведенному совместно с SAP в прошлом году, на долю SaaS в России приходится 58,9% облачных сервисов, на IaaS — 37,2% и на PaaS — 3,9%. При этом в Forrester считают, что к 2020 году доля SaaS только увеличится и достигнет 62,4%, а доля IaaS наоборот снизится до 32,3%.

Оборудование для облачных инфраструктур (мировой рынок)

Основные статьи:

2018: Рост рынка оборудования для облаков на 37,2% до $65,2 млрд

10 января 2019 года аналитики International Data Corporation (IDC) представили результаты исследования рынка оборудования (серверы, системы хранения данных, Ethernet-коммутаторы), используемого для развертывания облачных сервисов. В 2018 году продажи таких продуктов достигли $65,2 млрд, поднявшись на 37,2% относительно предыдущего года.

С 2013 года, когда IDC начала следить за проектами развертывания ИТ-инфраструктур в различных средах, публичные облака всегда были основной областью расходов на рассматриваемом рынке. В 2018 году этот сегмент вырос на 44,7% и занял 68,8% инвестиций в облачные инфраструктуры. Продажи ИТ-оборудования для частных облачных систем подскочили на 23,3%.[1]

На долю облачного оборудования пришлось чуть менее половины (47,4%) общих расходов на ИТ-инфраструктуру в 2018 году. В третьем квартале показатель впервые перевалил за 50% и достиг 50,9%.

Все виды рассматриваемого оборудования, используемого для функционирования облачных сервисов, показали двузначный рост продаж в 2018 году. Например, объем сегмента серверных платформ поднялся на 59,1%, а реализация СХД и коммутаторов подскочила на 20,4% и 18,5% соответственно.

В IDC не приводят расстановку сил среди производителей оборудования, на базе которого работают облачные сервисы, за 2018 год. В исследовании указаны лишь данные за третий квартал (см. ниже).

Облачная индустрия является быстрорастущей, чего не скажешь про рынок оборудования, предназначенного для традиционных ИТ-инфраструктур. Правда, в 2018 году этот рынок показал 12,3-процентный подъем, хотя в первом полугодии просел на 14,8%. Оживление произошло благодаря наступлению цикла обновления технологий, который ослабнет в 2019 году. Прогнозируется, что к 2022 году на необлачные оборудование будет приходиться 42,4% глобальных расходов на ИТ-инфраструктуру против 52,6% в 2018-м.

2017: Рост продаж оборудования для облачных инфраструктур на 20,9%

В 2017 году объем мирового рынка оборудования (серверы, системы хранения данных, Ethernet-коммутаторы) для развертывания облачных инфраструктур достиг $46,5 млрд, увеличившись на 20,9% относительно 2016-го. Об этом свидетельствуют предварительные данные аналитиков International Data Corporation (IDC).

Около 65,3% указанной суммы пришлось на закупки аппаратного обеспечения для дата-центров, в которых запущены публичные облака. Этот сегмент продемонстрировал рост на 26,2%.

Продажи решений для создания частных облачных сред в ЦОДах сторонних компаний повысились на 12,7% и составили 13% в общем объеме рассматриваемого рынка. Сегмент частных облаков, разворачиваемых на объектах заказчиков, показал 11,5-процентный подъем.

Прогноз по рынку оборудования для облачных сервисов, данные IDC

По оценкам экспертов, расходы на оборудование, используемое не для облачных, а для локальных инфраструктур, в 2017 году снизились на 2,6%, но составили 57,2% от общего размера затрат компаний на серверы, СХД и коммутаторы. В 2016 году этот долевой показатель был выше — 62,4%. Падение доли оборудования для традиционных ИТ-инфраструктур оказалось самым сильным за предыдущие три года.

Спрос на облачные решения повышается во всех регионах и технологических сегментах. В 2017 году продажи коммутаторов и вычислительной техники для работы облаков возросли более чем на 22%. Чуть слабее увеличилась реализация хранилищ — на 19,2%.

По мере мирового внедрения публичных и частных облачных сервисов взамен традиционных локальных ИТ-инфраструктур общие расходы рынка на серверы, СХД и сетевое оборудование будут следовать этому тренду. Отрасль приближается к точке, когда облачные проекты займут большую часть затрат на ИТ-инфраструктур, что станет важной вехой, демонстрирующей преимущества ИТ-сервисов, — сообщила аналитик IDC Наталья Ежкова.[2]

2016

Рост рынка менее чем на 10%

6 апреля 2017 года аналитики International Data Corporation (IDC) обнародовали краткие результаты исследования мирового рынка облачной аппартной инфраструктуры. Рост продаж оборудования впервые упал ниже 10%.

В 2016 году расходы компаний и дата-центров на серверы, системы хранения данных и Ethernet-коммутаторы составили $32,6 млрд, что на 9,2% меньше относительно 2015-го.

Крупнейшие производители оборудования для облачных дата-центров, данные IDC

По словам аналитика IDC Кубы Столарски (Kuba Stolarski), рынок облачной ИТ-инфраструктуры стал расти менее чем 10-процентными темпами из-за заморозки инвестиций со стороны гипермасштабируемых дата-центров.

Модернизация сетей по-прежнему остается в центре внимания проектов по развертыванию публичных облаков, так как пропускная способность сетей стала самым слабым звеном в облачных дата-центрах. После паузы, сделанной некоторыми операторами гипермасштабируемых ЦОДов, развертывание и обновление дата-центров возобновится в течение 2017 года, и в проектах будет использоваться новое оборудование, построенное в основном на архитектуре Intel Skylake.

В докладе IDC говорится, что сетевое оборудование остается наиболее быстрорастущим сегментом рынка облачной ИТ-инфраструктуры. К примеру, в октябре-декабре 2016 года продажи сетевой техники для публичных облаков поднялись на 30%, а в сегменте частных облаков рост измерялся почти 53%.

Крупнейшим производителем оборудования для облачных дата-центров все еще является Dell Technologies, доля которой на рынке по итогам 2016 года составила 17,6% (в выручке). Неподалеку от лидера расположилась Hewlett Packard Enterprise с 16,3-процентным показателем. В тройку лучших вошла Cisco (11,6%). Наибольшие темпы роста выручки (62,3%) в 2016 году показала Huawei, доля которой измерялась 3,7%.

HPE, Cisco и Dell делят лидерство

В марте 2017 года аналитики Synergy Research Group представили результаты исследования мирового рынка облачной инфраструктуры. Лидерство делят сразу несколько компаний.

По оценкам Synergy Research, в 2016 году глобальные продажи оборудования (системы хранения данных, сетевая аппаратура, серверы) и программного обеспечения (операционные системы, средства виртуализации), используемые в дата-центрах для работы облачных сервисов, достигли $70 млрд. Больше 27% этих расходов пришлось на заключительный календарный квартал.

Динамика изменения долей компаний на рынке облачной инфраструктуры, данные Synergy Research

Темпы роста реализации ИТ-решений для запуска частных облаков снижаются, тогда как в сегменте публичных облаков наблюдается высокая динамика, измеряемая двузначными показателями.

В то время как расходы на облачные сервисы и инфраструктуру уже огромны, перевод рабочих нагрузок компаний в облака все еще остается на ранних стадиях. Это значит, что успех на рынке облачной инфраструктуры важен для ИТ-вендоров, и они будут долго и упорно бороться за увеличение долей на рынке, — отмечает аналитик Synergy Research Джон Динсдейл (John Dinsdale).

К концу 2016 года сразу три компании лидируют на мировом рынке облачной инфраструктуры: Hewlett Packard Enterprise (HPE), Cisco и Dell Technologies. Последняя вошла в группу лидеров в результате поглощения EMC.

По оценкам исследователей, HPE, Cisco и Dell имеют в активе примерно по 11,5% мировых продаж оборудования и ПО для облачных сервисов. Примерно такой же долей совместно располагают контрактные (ODM) производители благодаря сохраняющимся большим расходам операторов гипермасштабируемых дата-центров на оборудование, разрабатываемое ODM-компаниями. В число ведущих игроков на рынке также входят Microsoft и IBM. Первая из них лидирует в секторе серверных операционных систем.[3]

2015: Рост рынка оборудования для облачных инфраструктур на 22%, HPE — лидер

В апреле 2016 года аналитическая компания IDC опубликовала результаты исследования мирового рынка облачной инфраструктуры. Его объем вырос на 22%, а лидерство на нем по-прежнему сохраняет Hewlett-Packard Enterprise (HPE).

Согласно оценкам экспертов, в 2015 году расходы компаний на покупку серверов, систем хранения данных и Ethernet-коммутаторов, используемых в дата-центрах для развертывания облачных сервисов, составили почти $29 млрд против $23,8 млрд годом ранее. Доля продаж облачных решений в общем объеме затрат на оборудование для корпоративной ИТ-инфраструктуры за год увеличилась с 28,6% до 32,2%.

Объем рынка оборудования для облачных сервисов вырос на 22%

В 2015 году примерно 19% реализации облачного оборудования пришлось на решения для публичных облаков. Доля сегмента частных облаков составила 11,3%.

В 2015 году совокупная выручка вендоров от продаж серверов, используемых для запуска частных облачных решений, поднялась на 23%, а объем сегмента коммутационного оборудования для публичных облаков подскочил на 36,6%.

Для многих коммерческих и государственных организаций ИТ является не ключевым бизнесом, а средством реализации их основных задач, — говорит директор по исследованию рынка систем хранения данных IDC Наталья Ежкова. — Расширение ассортимента облачных предложений обеспечивает эти компании новыми возможностями для того, чтобы сосредоточиться на профильных компетенциях, используя преимущества гибких ИТ-сервисов.

Крупнейшие производители облачной ИТ-инфраструктуры, данные за четвертый квартал 2015 года

Аналитики прогнозируют, что в 2016 году объем глобального рынка облачной инфраструктуры вырастет на 19% в сравнении с 2015-м и достигнет $38,2 млрд. В 2020 году расходы на это оборудование будут измеряться $57,8 млрд, а среднегодовые темпы роста рынка — 12,5%.

Данные за 2015 год

В 2015 году группа лидеров рынка облачного оборудования осталась той же. HPE заняла первое место с 15,8-процентной долей, а Dell (10,2%) и Cisco (9,7%) расположились следом. [4]

2014

Доходы EMC от решений для ЦОДов взлетели на треть. HP отступает

16 апреля 2015 года аналитическая компания IDC опубликовала результаты исследования глобального рынка облачных инфраструктур. Его объем в 2014 году вырос на 18,7%, а лидерство HP ослабло.[5]

Как сообщается в регулярной сводке IDC Worldwide Quarterly Cloud IT Infrastructure Tracker, в 2014 году продажи серверов, систем хранения данных и Ethernet-коммутаторов, приобретенных для развертывания облачных инфраструктур, составили $26,4 млрд против $22,3 млрд годом ранее.

Расходы на оборудование для публичных облаков увеличились на 17,5%, достигнув $16,5 млрд. В сегменте частных облачных сервисов реализация оборудования поднялась на 20,7% до $10 млрд.

«Переход на облачные инфраструктуры и архитектуры управления данными в корпоративных ЦОДах продолжает ускоряться. При этом расширение инфраструктур публичных облаков в дата-центрах поставщиков услуг является более сильным стимулятором роста ИТ-расходов во всем мире», – сообщил аналитик IDC Ричард Вилларс (Richard Villars).

По данным экспертов, в четвертом квартале 2014 года мировые затраты на оборудования для запуска публичных и частных облачных сервисов составили 30% от суммарных инвестиций компаний в ИТ-инфраструктуры. Годом ранее этот долевой показатель измерялся 27%.

Как считает Ричард Вилларс, ключевым драйвером подъема рынка облачных инфраструктур являются сервисы «интернета вещей», требующие того уровня гибкости и масштабируемости, который обеспечивают лишь облачные решения.

В 2014 году тройка крупнейших производителей решений для облачных инфраструктур не претерпела изменений, но позиции лидера HP ослабли. Выручка компании на рассматриваемом рынке выросла на 6,3% до $3,7 млрд, что соответствует 15,7% в глобальных продажах облачного оборудования против 17,4% годом ранее.

Vendor

Выручка 2014 млрд долл.

Доля 2014

Выручка 2013 млрд долл.

Доля 2013

Рост выручки в 2014

1. HP

$3,7

15,7%

$3,5

17,4%

6,3%

2. Dell

$2,6

10,7%

$2,4

11,8%

7,2%

2. Cisco

$2,1

8,7%

$1,7

8,5%

21,2%

4. EMC

$1,9

8,0%

$1,4

7,1%

34,3%

5. IBM

$1,7

7,3%

$2,2

10,7%

-18,9%*

ODM

$6,6

27,8%

$4,8

23,9%

37,3%

Другие

$5,2

21,7%

$4,2

20,7%

4,7%

 

 

 

 

 

 

Общие

$23,9

100%

$20,2

100%

17,9%

Крупнейшие производители оборудования для облачных инфраструктур, данные IDC за 2014 г.

Снижение рыночной доли HP связано с активностью конкурентов. К примеру, Cisco и EMC в 2014 году увеличили реализацию оборудования для облачных инфраструктур на 21,2% и 34,3%. Это позволило компаниям приблизиться к Dell, занимающей второе место в списке вендоров.

Microsoft вошла в тройку крупнейших поставщиков облачных инфраструктур

12 марта 2015 года аналитическая компания Synergy Research Group опубликовала исследовательский отчет по мировому рынку решений для развертывания и обслуживания облачных инфраструктур. К этим продуктам эксперты относят серверы, сетевые и вычислительные платформы, а также ресурсы хранения данных.[6]

По оценкам аналитиков, в четвертом квартале 2014 года продажи оборудования и программного обеспечения для облачных инфраструктур в глобальном масштабе составили более $13 млрд, что на 9% больше, чем по итогам последних трех месяцев 2013 года.

Лидерство на рассматриваемом рынке сохраняют Cisco и HP, совокупная доля которых измеряется 27%. Однако в годовом исчислении данный показатель снизился, поскольку рост продаж у этих компаний оказался ниже, чем в среднем по рынку.

Microsoft вошла в тройку крупнейших поставщиков облачных инфраструктур

Cisco является крупнейшим производителем в сегменте публичных облачных инфраструктур, тогда как HP занимает первое место по поставкам решений для частных облаков.

Общее доминирование Cisco во многом связано с тем, что компании практически нет равных с точки зрения размера продаж сетевого оборудования. Кроме того, вендор стремительно укрепляет позиции на глобальном рынке серверов, где доля Cisco выросла до 5,3% в 2014 году (данные IDC).

Как сообщают в Synergy Research, корпорация HP лидирует по поставкам облачных серверов, а также является крупным поставщиком дисковых хранилищ и растущим конкурентом Cisco на рынке сетевого оборудования.

Microsoft удерживает пальму первенства среди разработчиков серверных операционных систем и входит в группу лидеров на рынке технологий виртуализации. В октябре-декабре 2014 года американская корпорация вошла в тройку крупнейших поставщиков решений для развертывания и обслуживания облачной инфраструктуры, по данным аналитиков Synergy Research, оставив позади Dell и IBM.

Последняя, стоит отметить, была лидером рынка в конце 2012 года, однако за два года растеряла свои позиции. Весомую роль в этом сыграла продажа части серверного бизнеса компании Lenovo, которая благодаря сделке взобралась на седьмое место в списке производителей оборудования для облаков.

2013: Cisco обходит HP и IBM на рынке оборудования для облачных решений

В начале 2013 года Cisco удалось обойти HP и IBM по доле выручки от реализации оборудования для облачных решений в общей структуре доходов, и это при том, что сильнейшими игроками на «облачном» рынке являются другие вендоры. Однако, как следует из отчета Synergy Research Group, опубликованного в июне 2013 года, в первом квартале 2013 года Cisco Systems заработала на cloud computing 15% из вырученных за эти три месяца $9 млрд.

Для сравнения, доля оборудования для облачных решений в объеме выручки в первом квартале 2013 года у IBM и HP составила 14% соответственно, у Dell – 9%, у EMC – 7%, у VMWare – 4%, у NetApp и Oracle – 4% и 3% соответственно, заявил аналитик Synergy Research Group Джон Динсдейл (John Dinsdale).

Рынок оборудования для cloud computing, первый квартал 2013 года

Synergy Research Group, 2013

Тем не менее, предупреждают эксперты, Cisco будет довольно сложно сохранить лидерство в этом сегменте, поскольку своим взлетом в начале 2013 года компания во многом обязана слабым результатам, которые показали серверные подразделения HP и IBM.

Впрочем, аналитики установили и еще один интересный факт: 30% расходов на «облачное» оборудование вообще минуют «карманы» мегавендоров и отправляются более мелким поставщикам. Все потому, что крупные интернет-компании, такие как Google, Facebook, Rackspace и другие предпочитают покупать не готовые серверы, а создавать свои собственные, договариваясь напрямую с производителями компонентов.

Согласно ранее опубликованным прогнозам IHS iSuppli, поставки облачных серверов достигнут 875 тыс. единиц в 2012 году, увеличившись на 35% по сравнению с 2011 годом и почти в два раза по сравнению с 2010 годом. Эксперты ожидают высокие темпы роста в пределах от 23% до 30% в течение каждого из последующих трех лет вплоть до 2015 года, когда общий объем поставок облачных серверов достигнет 1,8 млн единиц. Таким образом, облачные сервера будут составлять все большую часть от общего числа серверов, чьи поставки вырастут от чуть более 5% рынка в 2010 году до 15% в 2015 году, предполагают в IHS iSuppli.

См. также

Примечания

Как российские облачные сервисы для бизнеса тормозят собственный рынок / Habr

В момент создания, 4 года назад, наша компания понимала свое предназначение: мы упрощаем малому бизнесу использование SaaS. И хотя изначальная бизнес-модель была выбрана неверно, все это время мы находились в перманентном поиске собственной ниши. Мы застали всплеск облачных сервисов в России, видели спад и видим начинающийся второй подъем. Специфика нашего бизнеса в объединении SaaS-продуктов. И мы видим, как наши передовые SaaS-компании вставляют палки в колеса собственному рынку.
SaaS не определяет подход к построению бизнеса, а характеризует способ доставки программного обеспечения. То, что к SaaS относятся как однозначные аппы (например, Google Keep), так и сложные продукты (например, Salesforce Sales Cloud), создает некоторую путаницу. Когда SaaS стал рассматриваться в России как перспективный бизнес, укоренились две противоречивые идеи. С одной стороны, SaaS стал синонимом продукта для массовых продаж, с другой стороны, создаваемые продукты ориентировались исключительно на бизнес.

Примером для подражания считалась компания 37signals (ныне – Basecamp). В штате было 18 сотрудников, а продуктом компании – сервисом по управлению проектами – пользовались 2 миллиона клиентов. Идеальный SaaS: большое количество клиентов дает большую выручку, эффект масштаба позволяет экономить на инфраструктуре и специалистах. Этот впечатляющий пример вдохновил разработчиков концентрироваться на продукте и максимально избегать дорогой офлайн-деятельности. Выбранный подход подтверждали также Evernote, Dropbox и Gmail, которые выросли именно как массовые продукты.

При этом основатели создавали B2B-сервисы исходя из двух тезисов:

  1. ни частные лица, ни бизнес пока не привыкли к SaaS, но у последних хотя бы есть деньги;
  2. российскому бизнесу непременно нужен инструмент по автоматизации рабочих процессов.

Второй тезис подкреплялся опытом работы в ИТ-аутсорсинге, где процессные подходы западных компаний становились откровением (и вместе с тем ответом на вопрос, почему «у них там» чистые тротуары и все улыбаются).

Получается, что разработчики создавали сервисы, организующие бизнес-процессы компании, а значит, претендующие на изменение сложившихся устоев, но при этом стремились исключить офлайн-деятельность. Сложный программный продукт для бизнеса — это ценностное предложение, которое помимо сложных продаж подразумевает и сложное внедрение, и продавать его как массовый продукт — некорректно. Эта мысль до сих пор остается на заднем плане. Разработчики ждут от клиентов быстрых выводов, превратив свои сайты в подобия целевых страниц (например, «Мегаплан»), а их телефонные операторы до сих пор отрицают необходимость внедрения (например, «МойСклад»).

Когда клиентов побуждают принять импульсивное решение, которое существенно повлияет на жизнь компании, у них возникает закономерный ступор. Чтобы понять его причины, нужно мыслить шире и усомниться в истинности изначальных тезисов. Устраняли ступор оптимизацией продаж и маркетинга, концентрируя на этом усилия. Нутром чуя необходимость офлайн-работы с клиентами, «Мегаплан» взрастил отдел телефонных продаж. Изобретались разные ухищрения с подпиской: «Эльба» заменила месячный период на годовой — чтобы ценили и «подсаживались», «Деловая среда» подписывала клиентов посредством незаметных пунктов в анкетах на банковские услуги. Упрощалась функциональность регистрации и оплаты. Применялись мощные механизмы вроде автоматически оптимизируемой контекстной рекламы, ретаргетинга и A/B-тестирования. Сегодня в моде «живосайты» и «колбекхантеры», которые отлавливают скучающих и слабовольных. Базы данных старейших сервисов вроде «Битрикс24» и «Мегаплана» содержат миллионы неактивных клиентов, и это те клиенты, чьи надежды не оправдались.

Интересно, что глубокое изучение методов продаж трансформировалось у некоторых основателей в миссионерское самосознание: «Бизнесмены не покупают мою CRM, потому что не умеют продавать и делать бизнес», — заключают они и начинают самозабвенно «обучать птиц летать». Бизнесмены были, есть и будут, и отсутствие интереса к CRM является индикатором того, что для их бизнеса есть кое-что поважнее.

Сегодня, подключаясь к wi-fi, тяжело не вляпаться в чью-нибудь воронку продаж. Сценарии регистрации и оплаты в сервисах предельно оптимизированы. Эти шаги занимают не более 4 минут. Затем клиент, потыкавшись в системе, с высокой степенью вероятности становится мертвым лидом.

Сложный программный продукт для бизнеса — это ценностное предложение, которое помимо сложных продаж подразумевает и сложное внедрение, и продавать его как массовый продукт — некорректно.

Путаница с самоопределением SaaS отразилась и на работе с интеграторами. Интеграторами я называю системных интеграторов, хорошо известных корпоративному миру. В мире SaaS понятие интегратора размыто, они попроще (поскольку часто это провинциальные хипстеры веб-дизайнеры), и называть их принято партнерами.

Несмотря на то, что SaaS-компании позиционируют свои продукты как нечто не требующее ИТ-специалистов, установки и настройки, полностью игнорировать сложность внедрения удается далеко не всегда. Опыт Salesforce хорошо известен нашим игрокам, поэтому были созданы партнерские программы в попытке скинуть индивидуальную возню с клиентом на плечи кого-то другого.

Но есть некоторые особенности в том, как создатели сервисов строят свой партнерский бизнес:

  1. Разработчики сервисов преподносят свой продукт клиентам как готовое решение, не требующее внедрения, и этим вводят клиентов в заблуждение. В мировоззрении клиентов нет никаких интеграторов. И хотя мы видим раздел «Партнеры» почти на каждом сайте, и там можно оставлять заявки, компании – разработчики сервисов не дают клиентам однозначного сигнала, что эти партнеры нужны.
  2. Первым делом разработчики сервисов пытаются продать подписку от себя. Иными словами, конкурируют с теми, кто согласился вместо них делать сложную и дорогую офлайн-работу. Эти SaaS-компании похожи на молодых менеджеров, которые мечутся между желанием делегировать полномочия и боязнью потерять власть, в итоге завязывают вопросы на себя и тормозят общий процесс.
  3. Даже если разработчики сервисов осознаЮт роль партнеров, они исключают существование интеграторов как класса, подразумевая, что их партнеры — только их партнеры. Это уводит клиентов от мысли, что интеграторы могли бы подбирать клиентам оптимальные сервисы и выступать собственно интеграторами сервисов между собой.

Таким образом, SaaS-компании понимают стратегию «win-win» так, что оба «win» должны принадлежать им. Партнерам отводится роль верных псов, которым, если повезет, иногда падает заявка с хозяйского стола. И эта не совсем этически верная стратегия сегодня является нормой.

Создатели сервисов конкурируют с теми, кто согласился вместо них делать сложную и дорогую оффлайн-работу.

Я занимался интеграцией сервисов последние 8 лет. Сначала для компании Sesame Communications, где мы поддерживали интеграцию с 22 системами, называемыми Practice Management System (сокращенно PMS). В кулуарах ходила грустная шутка: «Все проблемы от PMS» — эти системы обычно обновлялись без предупреждений, поэтому ошибки часто обнаруживались самим клиентом (хуже некуда!). Затем в Startpack мы интегрировали почти двадцать российских SaaS-продуктов и сделали для себя некоторые открытия.

Начнем с того, что наличие API в большинстве случаев обусловлено заботой об архитектуре, это позволяет вынести бизнес-логику в отдельный слой, а сверху приторачивать любой пользовательский интерфейс — веб, мобильное приложение, автоматические тесты. Технари делают API прежде всего для себя (и просто потому, что это прикольно). О клиентах речи не идет.

Когда встречаются две группы технарей, в 10 случаях из 10 между ними возникает неприязнь. Феномен был описан еще в 1961 году социологом Музафером Шерифом (Muzafer Sherif), который выяснил, что для возникновения вражды достаточно разделить людей по отдельным помещениям и каждой группе дать свое гордое название. Ошибка руководителей SaaS-компаний в том, что подобные трения игнорируются, а иногда даже поощряются. Результатом становится бизнес-процесс, лишенный ответственных лиц, а исследование багов начинается со слов «Опять эти негодяи…». Клиент, столкнувшись с нетривиальной ошибкой интеграции, скорее всего, не найдет того, кто будет сопровождать его.

Интеграция требует от компании особого рабочего процесса, выходящего за рамки самой компании. Без этого интеграция между развивающимися программными продуктами хрупка и ненадежна — даже если вы блюдете законы чести, покрыли программный интерфейс автоматическими тестами и после каждой поставки проверяете корректность интеграции на боевом сервере, никто не гарантирует, что ваш партнер делает то же самое.

Кроме того, когда у сервиса появляется API, компания радуется, что теперь сложные задачи решаются размахиванием спецификацией в воздухе. Разработчики расстраиваются, когда API не совпадает с чужим, и крайне неохотно подстраиваются под «тех негодяев» (которые «настолько тупые, что используют SOAP, а не REST»). Поэтому, когда клиент просит нестандартное решение вроде интеграции со СКУД, менеджер «решает вопрос» отправкой спецификации, что не дает клиенту (производителю мебели, например) ничего, кроме противоречивых чувств. Совет обратиться к интегратору воспринимается с недоверием, ведь разработчики сделали все, чтобы интеграторов в мировоззрении клиента не было.

Несмотря на стремление сервисов к интеграционной расширяемости посредством маркетплейсов («Битрикс24») и специальных разделов (amoCRM), в целом связи между сервисами не рассматриваются как полноценные пользовательские сценарии, требующие оптимизации, ответственных лиц и поддержки. В этой сфере могла бы бурлить жизнь, рождая разнообразие экосистем и удовлетворяя любой ощутимый спрос, но сервисы пренебрегают этим пластом пользовательских потребностей.

Совет обратиться к интегратору воспринимается компанией-пользователем с недоверием, ведь разработчики сделали все, чтобы интеграторов в мировоззрении клиента не было.

Каждый день я общаюсь с кем-то из пользователей нашего сервиса по подбору облачных приложений. Подавляющее большинство историй сводится к двум типам:

  1. «Мы узнали о продукте таком-то, заплатили деньги, но не разобрались в нем и бросили»;
  2. «Я руководитель, уже месяц откладываю решение по SaaS-продукту, потому что боюсь прогадать».

Поговорим о втором типе. Если в IaaS и PaaS вопрос резервного копирования и миграции никого не беспокоит — образы систем и дампы легко сохраняются, копируются и разворачиваются в другом месте, в SaaS этот вопрос является основным опасением. В отчете компании «Мегаплан» «Потенциал рынка SaaS/B2B в России» (2013 г.), респонденты, понимающие ценность онлайн-сервисов, называли следующие причины неиспользования SaaS: 27 % — страх потерять данные, 26 % — страх потерять доступ. 53 % закономерного недоверия, которые трактуются разработчиками как «непросвещенность», «предрассудки» и «заблуждения»!

Будем откровенными: когда клиент подписывается на SaaS для бизнеса, это не то же, что платить за Интернет. Он приобретает актив, требующий вложений в виде оплаты подписки и временных затрат на изучение и внедрение. Вложения должны окупать себя, дивиденды должны расти, риск потери вложений должен быть минимальным. В переводе на житейский облачный язык, клиент готов подписаться, если уверен, что сервис принесет пользу, что польза будет максимальна (сервис станет флагманом) и что компания-разработчик не закроется. И если вклады в банке хоть как-то защищаются государством, здесь никаких гарантий никто не дает.

Предприниматели не дураки. Выбирая сервис, они интуитивно оценивают его как актив. Их не впечатляет тарабарщина о RAID и дата-центре уровня Tier III. В глубине души они хотят получить ответ на вопрос: «Я подсажу на ваш сервис свою фирму, а что будет, если ваша компания закроется?» В терминах актива характеристикой ликвидности является возможность быстро и без потерь найти замену.

И тут SaaS-компаниям ответить нечего. Нельзя быстро и без потерь скопировать проект из системы «ПланФикс», например, в WireCRM, нельзя просто так перенести бухгалтерию из «МоегоДела» в «Небо». Более того, SaaS-компании исподтишка считают это частью своей стратегии: мол, не мы такие, это SaaS такой. Freemium-модели Evernote и Google «Подсаживайся бесплатно, плати, когда уже не сможешь слезть» — идеал, к которому разработчики сервисов стремятся в различных вариациях. Единственный ответ на опасения клиента «У нас все надежно» означает попросту, что ликвидность актива нулевая.

Вспомните закон об отмене мобильного рабства. Непереносимость телефонного номера подавляла конкуренцию, оставляя клиентов заложниками оператора. Сейчас мы с вами являемся свидетелями облачного рабства: SaaS-компании отвращают клиентов, игнорируя их самый главный страх.

Сейчас мы все являемся свидетелями облачного рабства: SaaS-компании отвращают клиентов, игнорируя их самый главный страх.

Разработчики SaaS противопоставляют себя принятой в корпоративном секторе вертикали «вендор — системный интегратор — заказчик». В одном из интервью Александр Прозоров (на тот момент – директор по работе с партнерами компании «Мегаплан») даже подчеркивает, что в SaaS в таком явном виде отсутствует конфликт интересов между системным интегратором и заказчиком, полагая, что SaaS – это не просто разовое использование некоторого сервиса, а основанное на долгосрочном сотрудничестве взаимодействие между поставщиком и потребителем. На практике мы видим прямо противоположное.

Давайте посмотрим на структуру туристического бизнеса в России. Туроператор создает массовый продукт, а персональный подход к клиенту находит турагент. Туроператор решает технические задачи по созданию продукта, использует эффект массы, оптимизирует издержки. Турагент помогает клиенту выбрать подходящий продукт, берет на себя заботы по оформлению, сопровождает, снимает страхи и сомнения.

Туроператоры с уважением относятся к турагентам, называя их «наше все», они не конкурируют с ними и не внушают клиенту мысль, что тур хорош сам по себе и турагент не нужен. До 2010 г. невозможно было купить тур на сайте оператора, и даже сейчас прямая покупка тура у оператора не дает финансовых преимуществ. Туроператоры не подминают агентства под себя, они с уважением относятся к возможности выбирать любой оптимальный тур. Это дает рынку необходимое разнообразие, заполняет пустующие ниши, снимает недоверие.

Задумайтесь, все описанные проблемы SaaS могли бы решить интеграторы, если бы SaaS-компании относились к ним так, как туроператоры относятся к турагентам. Интеграторы могут подбирать оптимальные продукты, могут внедрять продукты на местах, помогая переводу бизнес-процессов, снимая загвоздки и консультируя. Они могут по требованию налаживать интеграции и сопровождать их. Интеграторы могут снимать основной страх клиентов, решая в SaaS вопрос миграции и резервных копий. В конечном итоге, в этих сферах они могут создать отлично отлаженные автоматические механизмы. Все, что нужно — перестать делать вид, что интеграторы для SaaS не нужны.

Мы создали удивительный мир, где нормой считается заплатить за заправку офисного картриджа, за сборку мебели или за вынос мусора, но при этом принято тратить сумасшедшее количество времени, чтобы выбирать SaaS-продукты, разбираться в них и пытаться проецировать их на деятельность компании.

Клиенты-новаторы уже попробовали существующие сервисы. Впечатлительные клиенты, отловленные массированным маркетингом, уже заплатили деньги. Настает время прагматиков. Наши бизнесмены доверяют людям. Бизнесменам нужны долгосрочные отношения с ответственными лицами, с теми, кто умеет и любит работать с клиентом офлайн, для кого слово «сервис» не пустой звук. И этим новым драйвером станут интеграторы. Чем быстрее разработчики SaaS это поймут, тем быстрее настанет новый облачный ренессанс в России.

Все описанные проблемы SaaS могли бы решить интеграторы, если бы SaaS-компании относились к ним так, как туроператоры относятся к турагентам.

Опубликовано в журнале В Облаке.РФ №3

Спикер: Алексей Федоров, генеральный директор компании Startpack

Третий номер журнала «В Облаке.РФ» уже доступен для бесплатного скачивания на мобильные устройства в магазинах AppStore и Google Play.

ERP-системы уходят в отрыв / ИТ-ГРАД corporate blog / Habr

/ фото Jaro Larnos CC

В нашем блоге на Хабре мы делимся с вами новостями из мира IaaS, а также рассказываем о новых технологиях и трендах. Сегодня нам бы хотелось поговорить о системах планирования ресурсов предприятий (ERP), а точнее, об их облачных реализациях. Отметим, какие тренды намечаются в сфере ERP-систем, и чем облачные системы планирования ресурсов отличаются от своих «коллег на местах».

Согласно отчету Gartner, облачные альтернативы локальным ERP-системам серьезно укрепят позиции, и к 2018 году как минимум 30% компаний, занятых в сфере предоставления услуг, переведут большинство своих ERP-приложений в облако.

ERP-решения, развёртываемые «на местах», реализуются по модели лицензирования, когда программное обеспечение приобретается и загружается на серверы компании. В этом случае организация самостоятельно следит за своей инфраструктурой и платформами: отвечает за работоспособность оборудования, катастрофоустойчивость, платит деньги за занимаемое машинами пространство.

Облачное же решение подразумевает, что используемые сервисы работают на серверах, расположенных на стороне поставщика, а это освобождает компанию от лишней «головной боли» с обслуживанием.

Почему именно облако?

Локальные системы планирования ресурсов предприятия требуют больших первоначальных денежных вливаний на приобретение оборудования и развертку ИТ-инфраструктуры. Более того, такие решения продолжают «вытягивать» средства в процессе эксплуатации: деньги уходят на управление и поддержку работоспособности аппаратной и программной частей.

А если в компании нет опытного ИТ-отдела, то руководству придется выделить бюджет на обучение персонала, чтобы сотрудники могли выполнять свои функции: обслуживать серверные стойки и залы, апгрейдить оборудование и программное обеспечение.

Для облачных ERP начальные инвестиции, как правило, гораздо меньше, поскольку в этом случае не приходится покупать свое оборудование – нужно лишь настроить программное обеспечение и начать с ним работу через интернет. Обслуживание ИТ-инфраструктуры полностью ложится на плечи поставщика – он следит за функционированием систем и отвечает за сохранность ваших данных. Такой подход позволяет высвободить ресурсы компании и направить их на развитие и рост бизнеса.

Стоит отметить, что с течением времени экономия денежных средств лишь увеличивается и становится заметнее. Согласно результатам исследования, для компаний со штатом в 100 человек совокупная стоимость владения (TCO) облачными ERP-системами за 4 года оказывается на 50% ниже стоимости владения локальными ERP-решениями.

Системы планирования ресурсов предприятия, разворачиваемые компанией на собственном оборудовании, обладают большим потенциалом в кастомизации, однако эти настройки плотно связываются с текущей реализацией, поэтому их приходится восстанавливать при обновлении системы. Эта особенность – одна из главных причин, почему компании избегают обновлений локальных ERP-систем и пользуются неактуальными технологиями. Согласно проведенному исследованию, два из трех средних бизнесов пользуются устаревшими версиями ERP-приложений.

От сложностей с актуализацией облачные ERP-решения избавлены: они регулярно обновляются поставщиком, потому вы можете быть уверены, что пользуетесь последней версией приложения. При этом все настройки автоматически мигрируют. Однако облака ускоряют не только процесс кастомизации систем планирования ресурсов предприятия, но их развертку. Развертка облачных ERP-решений занимает от 3 до 6 месяцев, в то время как на запуск локальной ERP требуется около года.

Также облачные ERP-решения предоставляют более высокую производительность по сравнению с «онпремисными». Поставщики облачных услуг разрабатывают ИТ-инфраструктуру таким образом, чтобы обеспечить максимальную сетевую производительность и высокую доступность приложений. Еще один плюс облака –возможность подстройки нагрузки согласно нуждам бизнеса: количество вычислительных ресурсов легко увеличивается и так же легко уменьшается.

Что касается сохранности данных, то и здесь облачные технологии превосходят локальные решения. IaaS-провайдеры способны предоставить уровень безопасности корпоративного уровня, соответствующий индустриальным стандартам, таким как PCI DSS и SAS 70.

Все вышесказанное подтверждают результаты исследования, проведенного Accenture, Oracle и FDMagazine среди финансовых директоров (CFO) 80 бельгийских компаний. 38% CFO отметили как ключевой фактор перехода на облачные системы ERP низкую совокупность владения, а 11% – низкие капитальные затраты на старте.

Кто использует облачные ERP-решения

Подход, при котором сервисы переносятся в облако, интересен компаниям, как уже использующим облако и желающим улучшить сервисы с помощью дополнительной функциональности, так и «молодым» стартапам, которые не могут позволить себе покупку дорогостоящего оборудования.

«Системы класса ERP уже не означают многолетних внедрений и сложную инфраструктуру, неподъёмную для малых компаний. – отмечает Юрий Шумаков, генеральный директор Awara IT Solutions. – Использование облачных инфраструктурных решений позволяет без серьезных капитальных вложений начать использовать ERP-систему, что несомненно способствует росту бизнеса, выходу на новый уровень. Таких возможностей для роста еще 5 лет назад просто не существовало».

В качестве примера компании, работающей с облачными системами планирования ресурсов предприятия, можно привести одного из лидеров российского рынка системной интеграции – компанию «КОРУС Консалтинг», которая использует IaaS-облако «ИТ-ГРАД» для решения задач собственных клиентов.

За последние 8 лет сотрудники «КОРУС Консалтинг» реализовали большое количество проектов по созданию ИТ-инфраструктуры в различных отраслях. Летом прошлого года компания поддержала новый бизнес – сеть столичных супермаркетов «БУМ». Ретейлеру было невыгодно инвестировать в оборудование, потому было выбрано решение в облаке по модели IaaS.

Сейчас в облаке «ИТ-ГРАД» располагается ERP-система Microsoft Dynamics AX, система управления магазином, учитывающая приход/расход товаров, контроллер домена (Active Directory, AD), серверы приложений, терминальные серверы и база данных SQL.

Практически вся серверная ИТ-инфраструктура клиента, необходимая для организации бизнеса, вынесена в облако хостинг-провайдера. С точки зрения серверной архитектуры «БУМ Маркет» полностью отдали эту часть на аутсорсинг.

Интегрировав IaaS-решения компании «ИТ-ГРАД», «КОРУС Консалтинг» предоставляет дополнительные услуги в виде администрирования SQL и операционных систем, включая сопровождение ERP-системы.

«Отвечая за решение целиком, стоит включать работы по администрированию и сопровождению в собственную зону ответственности», – комментируют представители компании.

С предоставлением услуг по управлению предприятием из облака связана и компания «Первый БИТ», подразделение которой занимается развитием направления на базе продукта 1С.

«Наша миссия – сделать услугу удаленного доступа к базам 1С такой же простой, как почта в каком-нибудь Gmail, – говорит Виктор Канаев, руководитель отдела облачных вычислений компании «Первый БИТ». – Сегодня кто угодно может с легкостью зарегистрироваться в онлайн-сервисах электронной почты и обмениваться письмами. Мы хотим сделать доступ к 1С таким же простым и удобным для любой компании».

Проекты организации строятся из «типовых блоков». Каждый блок состоит из Windows-сервера с базой 1С и встроенной клиентской части; для нагруженных проектов клиент и база дополнительно разделяются на разные машины. Помимо самой инфраструктуры 1С в качестве вспомогательных сервисов существуют Active Directory, Linux-машины для маршрутизации и прочих сетевых функций, терминальная ферма Windows, системы мониторинга – получается масштабируемая enterprise-инфраструктура в облаке.

Кстати, компания «ИТ-ГРАД» также предлагает решение «1С:ERP Управление предприятием 2.0» для построения комплексных информационных систем управления деятельностью многопрофильных предприятий с учетом лучших мировых практик автоматизации крупного и среднего бизнеса.

/ фото Ken Teegardin CC

Облачные технологии и рост популярности аутсорсинга в бизнес-среде окажут влияние на принимаемые руководителями компаний решения касательно использования облачных ERP-систем. Уже сейчас облачные ERP-технологии стали одним из самых быстрорастущих сегментов ИТ-индустрии. Рынок программного обеспечения, связанного с планированием ресурсов предприятия, вырос на 3,8% с $24,4 млрд в 2012 году до $25,4 млрд в 2013.

«В последнее время компании отдают предпочтение облачным ERP-решениям, поскольку вносить изменения в функциональность такого рода сервиса гораздо проще, чем работать с локальными инсталляциями», – говорит Виджай Рамакришнан (Vijay Ramakrishnan), директор по маркетингу компании Intacct.

Действительно, сегодня все больше организаций уходит от установки систем планирования ресурсов предприятия «на местах» в сторону решений, ориентированных на работу в облаке. Перенося локальную инфраструктуру на мощности IaaS-провайдера, компании получают серьезную гибкость и мобильность, а также экономят денежные средства.

Другие материалы из нашего блога:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *