Искусственный интеллект россия: Россия будет контролировать создание «сверхразума»

Содержание

Россия будет контролировать создание «сверхразума»

Церемония подписания кодекса этики в сфере искусственного интеллекта (КЭСИИ) намечена на 26 октября в рамках первого международного форума «Этика искусственного интеллекта: начало доверия». Планируется участие чиновников администрации президента РФ и федерального правительства, а также представителей компаний – участников альянса в сфере ИИ: «Газпром нефти», МТС, Российского фонда прямых инвестиций, Сбербанка, «Яндекса», интернет-холдинга VK (бывшая Mail.ru Group).

Идею составления морально-нравственного кодекса в сфере ИИ подал президент России Владимир Путин, выступая 4 декабря 2020 г. на пленарном заседании международной онлайн-конференции AI Journey. «Кроме различных административных, законодательных ограничений, мне кажется, нужно подумать о том, чтобы выработать внутренний для среды морально-нравственный кодекс работы [ИИ]. Во многих средах он применяется», – сказал Путин (цитата по ТАСС). 

В разработке кодекса участвовали компании альянса, представители Аналитического центра при правительстве РФ, Минэкономразвития России, экспертного и академического сообщества. 

В сентябре прошли обсуждения документа в Общественной палате и Совете Федерации. В результате поступило «очень много предложений и в проект кодекса вносились многочисленные правки», рассказывает один из собеседников «Ведомостей». Некоторые из них сохранились в опубликованном на сайте альянса ранее тексте. Например, исходная формулировка одного из принципов использования искусственного интеллекта гласила, что технологии ИИ необходимо внедрять там, где это принесет пользу людям, и была переформулирована «Яндексом» в следующем виде: «Технологии ИИ нужно применять по назначению и внедрять там, где это принесет пользу людям». Представитель пресс-службы «Яндекса» назвал такую правку редакторской, а не смысловой. 

Рекомендации кодекса рассчитаны на системы искусственного интеллекта, применяемые исключительно в гражданских, невоенных целях, указано в тексте. Участниками отношений в сфере искусственного интеллекта, согласно кодексу, являются отечественные и иностранные разработчики, заказчики, поставщики, операторы систем искусственного интеллекта, регуляторы, а также другие лица, которые могут повлиять на искусственный интеллект. Для реализации положений кодекса будет создана комиссия, в которую войдут представители бизнес-сообщества, науки и госорганов. Кроме того, компании, подписавшие кодекс, должны будут назначить среди своих сотрудников уполномоченных по этике искусственного интеллекта, которые будут контролировать исполнение компанией положений кодекса. А для разбора наиболее спорных вопросов компании будут собирать внутреннюю комиссию по этике в сфере искусственного интеллекта. Согласно кодексу, бизнес будет вести свод наилучших и наихудших практик решения этических вопросов, возникающих в жизненном цикле искусственного интеллекта. Доступ к этому своду будет публичным.

Кодекс также рекомендует бизнесу добросовестно информировать своих пользователей об их взаимодействии с системами искусственного интеллекта, когда это затрагивает вопросы прав человека и критических сфер его жизни, и обеспечивать возможность прекратить такое взаимодействие по желанию человека. Ответственность за последствия использования систем искусственного интеллекта должна сохраняться за человеком, а не за машиной, подчеркивается в документе. 

Кодекс содержит рекомендацию компаниям сотрудничать между собой по вопросу выявления и проверки информации о способах создания универсальных систем искусственного интеллекта и предотвращения угроз, которые они несут. Такие системы также называют «сильными» ИИ или Artificial General Intelligence (AGI). Вопрос применения технологий сильного ИИ должен находиться под контролем государства, отмечается в кодексе.

«Сильный искусственный интеллект – это концепция, которая условно предполагает создание своего рода сверхразума, – пояснил «Ведомостям» один из разработчиков кодекса. – Это универсальный искусственный интеллект, который способен решать разнообразные задачи и бесконечно самосовершенствуется без участия человека. Многие считают, что до него еще лет сто, а кто-то вообще не верит в возможность его создания». Упоминание сильного ИИ было, видимо, внесено в кодекс на случай его создания в России, предположил он. 

Александр Ханин, руководитель компании МТС AI, сообщил «Ведомостям», что подписание кодекса этики ИИ – «естественный шаг» для компании. Выработка правовых и этических норм для использования ИИ потребовалась для защиты основных прав и свобод человека после того, как в мире появилась перспектива создания супероружия с искусственным интеллектом и возможность мошенничества с применением ИИ. «[Подписание кодекса этики в сфере ИИ] никак не повлияет на бизнес, потому что у нас изначально бизнес гражданского применения и никак не нарушает права и свободы человека», – сказал Ханин.

В России подписан «Кодекс этики искусственного интеллекта» — Российская газета

Ключевым событием I международного форума «Этика искусственного интеллекта (ИИ): начало доверия», который во вторник открылся в Москве, стало подписание «Кодекса этики искусственного интеллекта». Документ дал старт добровольному саморегулированию и внедрению инструмента «мягкой силы» в достижение согласия между ИИ и человеком.

То, как кодекс поможет человеку и машинному мышлению наводить между собой мосты, дал понять вопрос генерального директора Infowatch Натальи Касперской первому заместителю председателя Сбербанка Александру Ведяхину. «Моей знакомой Сбербанк отказал в кредите за минуту. Как ей быть?» — спросила Касперская.

— Опротестовать решение, — ответил Александр Ведяхин. — Да, мы ввели в систему кредитования стратегию «посевных инвестиций», когда алгоритм ИИ оценивает шансы клиента на получение кредита. Он исходит из рационального расчета — способности клиента выдержать долговую нагрузку, но право вето у ИИ нет. Финальное решение принимает человек. Мы уже столкнулись с тем, что выравнивание этических принципов иногда ведет к отказу от них. Алгоритм ИИ не может посмотреть человеку в глаза, когда он, например, берет кредит на развитие бизнеса. И тут отказ от учета интересов сторон создает проблему этического свойства — без баланса интересов люди отказываются от работы с компаниями. Проще говоря, неустойчивая этика ведет к неустойчивому бизнесу. Когда мы это поняли, приступили к созданию кодекса этики ИИ.

Другое дело, как заметил Александр Ведяхин, «приземлить» как норму кодекс этики ИИ в сознание людей и корпораций будет как в случае со стаканом воды, когда он наполовину пуст, наполовину полон, непросто. Так, по данным ЮНЕСКО, 72% граждан пяти стран (США, ФРГ, Австралии, Великобритании и Канады) не доверяют ИИ, а 65 % граждан 26 стран полагают, что этические рамки — ключевой фактор доверия ИИ. Одна из относительно доверяющих искусственному интеллекту стран — Россия. 48% россиян, по данным ВЦИОМ, доверяют цифровым технологиям. Правда, Россия одной из первых в мире сформулировала пять рисков и угроз, которые сопровождают внедрение «цифры» в жизнь, — дискриминация, потеря приватности, потеря контроля над ИИ, причинение вреда человеку ошибками алгоритма, применение в неприемлемых целях. Все они включены в принятый «Кодекс этики искусственного интеллекта» как угрозы правам и свободам человека.

— В ответ на риски кодекс утвердил основные принципы внедрения ИИ — прозрачность, правдивость, ответственность, надежность, инклюзивность, беспристрастность, безопасность и конфиденциальность, — говорит заместитель председателя правительства России Дмитрий Чернышенко. — Принципы трансграничны и наднациональны, поскольку Россия играет активную роль в развитии наднационального этического регулирования ЮНЕСКО. Другое дело, что, приняв российский кодекс этики ИИ, мы будем требовать от иностранных IT-платформ и соцсетей соблюдения российского законодательства. У нас есть инструменты для работы с иностранными сервисами, хотя надеемся найти точки этического согласия. Поиску их алгоритмов кодекс этики ИИ, верю, поможет.

«Фильтром цифровой безопасности и устойчивого развития будущего» назвала принятый «Кодекс этики ИИ» генеральный директор «Яндекса» в России Елена Бунина. Она сравнила этичность поведения искусственного интеллекта с тем, что любая машина с водителем может совершить красивый вираж, от которого дух захватывает, а этика ИИ, беспилотников в частности, в том и состоит, чтобы снизить риски и быть полезным и безопасным для человека. Вот только человеку надо учиться строить отношения с ИИ как с высокой технологией, которой хочешь не хочешь, а учиться, надо.

— Этика людей по отношению к ИИ заключена в нашей осторожности, — убеждена соавтор и разработчик кодекса ИИ Наталья Касперская. — Вопрос доверия к цифре — это вопрос учета ошибки ИИ, или риска принятия неправильного решения. Мы же пока по всему миру наблюдаем азарт от роста использования машинного интеллекта, что ведет к массовому оглуплению. И это видно на бытовом уровне. Мы разучились считать в уме. Даже продавцы в магазинах складывают на калькуляторе медленнее покупателей. Водители Яндекс.Такси не знают городов, выросло поколение пилотов, которое не способно сажать самолет на ручном управлении. При этом важные технологии усложняются, а навыки людей снижаются. Вот еще, почему любая система ИИ — потенциальная модель рисков и угроз, которые «Кодекс этики ИИ» не снизит, если человек не будет развиваться.

Прогноз разработчиков кодекса однозначен: люди еще не на все грабли наступили, чтобы управлять ИИ как данностью. Этому человека может научить принятый «Кодекс этики ИИ» при двух условиях. Первое условие предрек еще Айзек Азимов, а люди все равно попали в эту ловушку, — «побороть зависимость» от ИИ, когда лень выйти из сетей, лень самим искать дорогу, лень даже слушать советы цифровой Алисы. Второе — саморазвитие человека и доработка «Кодекса этики ИИ» по настоянию человека и тех вызовов его интеллекту, которые еще предъявит ИИ.

«Кодекс этики искусственного интеллекта» разработан на основе «Национальной стратегии развития ИИ на период до 2030 года». Авторы кодекса — Альянс в сфере искусственного интеллекта РФ, Аналитический центр при правительстве РФ и Минэкономразвития

.

Что такое искусственный интеллект (ИИ)?

Для трансформации бизнеса требуется использование аналитического ИИ в реальном времени для проактивного контроля, профилактического обслуживания, автономизации процессов и получения аналитической информации для принятия значимых решений. ИИ в Intelligent Edge позволяет предприятиям быстрее извлекать выгоду из данных и получать безграничные возможности для инноваций и роста.

HPE сотрудничает с организациями, чтобы в полной мере использовать возможности данных с помощью новых решений ИИ, управляя аналитическими данными на периферии по необходимости.

 

Причины выбора решений HPE для ИИ
С HPE, как партнером по ИИ, заказчики получат:

 

Передовые инновационные технологические решения
Решения HPE на основе результатов специально предназначены для ИИ и разработаны экспертами для интеллектуальных вычислений.

 

Специалисты ИИ
Примеры моделей обслуживания и развертывания, основанных на глубоких знаниях и опыте работы:

 

Конкурентное преимущество ИИ
Сильные стороны HPE позволяют нашим заказчикам получить преимущества для бизнеса, обеспечивая:

  • Работу на периферии с аналитическими возможностями в реальном времени для автоматизации, прогнозирования и контроля
  • Передовые практические решения для создания ценности, бизнес-возможностей, моделей и улучшения обслуживания заказчиков
  • Партнерство в сфере ИТ и операционных технологий (ОТ), которое повышает эффективность работы и сокращает время получения аналитических данных

 

ИИ HPE охватывает несколько отраслей
Платформа ИИ от HPE помогает предприятиям во всех отраслях получать аналитические данные на периферии с помощью специально разработанных технологий. Организации используют искусственный интеллект на периферии, чтобы поддерживать связь, гарантировать автономность, управлять большими объемами данных и устанавливать события, зависящие от времени. Сценарии использования включают обработку естественного языка, видеоаналитику, обеспечение качества, видеонаблюдение, поддержание безопасности и анализ отзывов клиентов в разных организациях (от больниц и лабораторий до складов и производственных предприятий).

Организации в сфере здравоохранения и медико-биологических наук о жизни используют ИИ-решения HPE, чтобы получить доступ к медицинской информации и обеспечить новый уровень обслуживания на периферии. Эти решения могут использоваться как в портативных устройствах для мониторинга состояния здоровья и персонализированного здравоохранения, так и в практической медицине и подключенном здравоохранении. ИИ на периферии также используется в обучении для распределенных открытий и в других сферах применения для стимулирования медицинских исследований и научных открытий.

В производстве ИИ-решения HPE помогают повысить производительность и общую эффективность оборудования (OEE) на периферии. К примерам использования относятся интеллектуальные операции, прогнозная аналитика активов и процессов в цепочке поставок и моделирование с помощью ИИ.

ВЦИОМ. Новости: Искусственный интеллект: благо или угроза?

7 ИЮЛЯ 2021 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и АНО «Национальные приоритеты» представляют данные опроса россиян на тему отношения к искусственному интеллекту, проведенного в рамках реализации федерального проекта «Искусственный интеллект» нацпроекта «Цифровая экономика». Руководителем федпроекта выступает Минэкономразвития России.

Подавляющее большинство россиян (81%) знакомы с термином «искусственный интеллект»* (ИИ), при этом 32% декларируют, что могут объяснить его значение, не знакомы с этим термином 18% наших сограждан. Наиболее информированы на этот счет молодые люди (38-39%), граждане с высшим образованием (49%), а также жители Москвы и Санкт-Петербурга (48%). Чаще других не знакомы с термином граждане в возрасте 60 лет и старше (22%) и женщины (21%).

Выбирая из предложенных вариантов, респонденты чаще всего отвечали, что искусственный интеллект — это технологии, имитирующие мыслительные функции человека (30%), разумные машины или программы (27%), самообучающиеся алгоритмы (26%).

Почти половина россиян (48%) заявили о своем доверии технологиям искусственного интеллекта (69% среди молодых людей 18-24 лет), не доверяют им 42% наших соотечественников, 10% затруднились с ответом.

Треть россиян (33%, +3 п.п. по сравнению с 2019 г.) опасаются замены человека технологиями искусственного интеллекта в их профессии, сфере деятельности, не боятся этого 64%.

Две трети наших соотечественников (67%, 84% среди молодых людей 18-24 лет) воспользовались бы возможностью применять искусственный интеллект, чтобы меньше работать при сохранении уровня дохода, не воспользовались бы ей 29% (38% среди тех, кто опасается замены человека искусственным интеллектом в своей профессии).

Половина россиян (50%) хотели бы в течение ближайших двух-трех лет пройти обучение в сфере технологий искусственного интеллекта (33% сделали бы это, чтобы расширить кругозор), не имеют такого желания 49%.

Абсолютное большинство наших сограждан (94%) полагают, что искусственный интеллект в медицине должен давать варианты решения задач, но сами решения должен принимать человек, доверили бы принятие решений ИИ 3% россиян. На такой же вопрос о применении ИИ в образовании 92% ответили, что принятие решений должно оставаться за человеком, 5% передали бы принятие решений искусственному интеллекту.

Большинство россиян (79%) считают, что государство должно способствовать развитию технологий искусственного интеллекта. Топ-3 возможных направлений государственной поддержки отрасли — предоставлять финансовую поддержку компаниям, разрабатывающим технологии ИИ (37%), внедрять технологии ИИ в систему получения госуслуг (36%), создавать и финансировать программы профессионального образования (35%).

По мнению 44% наших соотечественников, использование ИИ для принятия решений в сфере государственного и городского управления приведет к более справедливым решениям (52% среди граждан 60 лет и старше), 24% полагают, что к уменьшению затрат (29% 45-59 летних), а 22% — что к оптимизации (33% среди молодых людей 18-24 лет, 31% среди людей с высшим образованием).

*Технологии искусственного интеллекта — это программы, которые могут имитировать человеческое поведение, чтобы выполнять задачи, обычно связанные с умственным трудом человека, такие как анализ информации, распознавание речи и объектов на фотографиях, прогнозирование и тому подобное, и способные постепенно обучаться, используя собираемую информацию.

Вы лично опасаетесь или не опасаетесь того, что в будущем в Вашей профессии, сфере деятельности ряд задач будет выполняться не человеком, а с использованием технологий искусственного интеллекта?

(закрытый вопрос, один ответ, в % от всех опрошенных)

 

2019*

2021

Однозначно опасаюсь

30

13

Скорее опасаюсь

20

Скорее не опасаюсь

68

29

Однозначно не опасаюсь

35

Затрудняюсь ответить

2

3

*В 2019 г. варианты ответов включали только «скорее опасаюсь», «скорее не опасаюсь» и «затрудняюсь ответить

Искусственный интеллект в бизнесе — опыт российских компаний

Роботы в рекрутинге

Разработка, внедрение и обновление чат-ботов требует вложений,
но в долгосрочной перспективе сокращает издержки, ведь роботам не нужен перерыв
на обед, они не уходят в отпуск или на больничный. По этой же причине
компании, которые часто в поиске персонала, прибегают к помощи ИИ в рекрутинге.

Стартап Stafory в 2016 году выпустил на рынок проект «Робот Вера» — помощника
HR-менеджера. Искусственный интеллект не в состоянии полностью заменить
рекрутера-человека, но «Вера» умеет подбирать резюме, обзванивать соискателей и проводить
первичные собеседования.

При этом робот-рекрутер, как утверждает компания, способен за 9 часов
провести интервью с 1 500 кандидатами. Скорость отсеивания и подбора персонала
«Верой» уже оценили такие компании, как IKEA, «Ростелеком» и PepsiCo.

И это далеко не единственная технология
ИИ для рекрутинга на рынке. На машинное обучение перешёл поисковый алгоритм
HeadHunter, SuperJob использовал в этой сфере чат-бота, а, например, стартап Sever.AI помогает
HR-менеджерам X5 Retail Group и «СИБУР».

Компьютерные системы в сложных процессах

Передать ИИ можно не только простые процессы, с которыми
самостоятельно справляется один человек. В традиционных отраслях бизнеса вроде сельского
хозяйства или тяжёлой промышленности, где копятся невообразимые массивы данных, использование
искусственного интеллекта может увеличить производительность в сотни раз. То же
касается банкинга и страхования, где ИИ применяется очень активно.

Сбербанк уже внедрил искусственный интеллект практически во все
бизнес-процессы. Раньше решения о выдаче кредита юридическому лицу принимали сотрудники,
и на это требовалось несколько недель. Теперь кредиты согласовывает искусственный
интеллект — всего за 7 минут.

А компания «Газпром нефть» поручила ИИ вопросы разработки
месторождений. Компьютер производит расчёты, которые специалисты делали вручную,
и на основе трёхмерных моделей предлагает оптимальные сценарии для новых и старых
нефтяных скважин. Как показывает анализ, варианты ИИ на 20-30 % экономически
эффективнее вариантов экспертов.

Конкурент из будущего: стоит ли бояться искусственного интеллекта

​​​​​​​Помощники или соперники?

48% ​россиян приветствуют развитие новых технологий. Среди молодежи (в возрасте от 18 до 24 лет) эта доля составляет 69%, — говорится в исследовании ВЦИОМа и «Национальных приоритетов». А 79% опрошенных считают, что государство должно способствовать развитию этого направления. Тем не менее большое количество людей волнуются относительно грядущей конкуренции с роботами. Представители целого ряда профессий считают, что уже в краткосрочной перспективе их смогут заменить искусственные соперники. Это беспокоит 33% россиян. В опросе, проведенном порталом «Зарплата.ру», доля таких работников меньше, но тоже значительная: «22% опрошенных опасаются, что вскоре они могут остаться без работы, потому что процессы на рабочем месте будут автоматизированы», — говорится в нем. Больше всего за свое трудовое будущее опасаются работники сферы обслуживания: продавцы (10%), кассиры и работники складов (по 9%), курьеры и водители (по 7%), администраторы и официанты (6% и 5% соответственно). Какие отрасли действительно в скором времени могут перейти под опеку искусственного интеллекта, а чьи страхи преувеличены? Осенью прошлого года Всемирный экономический форум (ВЭФ) выпустил собственное исследование The Future of Jobs 2020 («Будущее рабочих мест — 2020»). Новые технологии лишат к 2025 году рабочих мест примерно 85 млн человек по всему миру. Но есть и хорошая новость — появится 97 млн новых рабочих мест. В первую очередь в таких сферах, как искусственный интеллект, «зеленая» экономика и компьютерные облачные технологии. При этом «почти 50% работников, которые в ближайшие пять лет будут выполнять прежние производственные роли, потребуется переподготовка», — отмечается в докладе. 

Однако экспертов это не пугает. «Определенные профессии, безусловно, автоматизируются. Но, во-первых, давайте вспомним историю — 200 лет назад луддиты громили механизмы, считая, что они лишат их средств к существованию, — говорит руководитель департамента разработки беспилотных средств компании Cognitive Technologies Юрий Минкин. — Тем не менее всемирная безработица не наступила. Наоборот, уровень жизни с тех пор заметно вырос. Да, кого-то плоды прогресса приводят к личной катастрофе, но если рассуждать в масштабе всей цивилизации, то он, конечно, необходим». По словам эксперта, развитие технологий не только лишает людей рабочих мест, но и создает новые, причем в большем количестве: ведь разработки надо тестировать, обслуживать, настраивать. В свою очередь, руководитель молодежного направления hh.ru Ирина Святицкая, выступая на прошедшем недавно «Reforum Winning The Hearts: Человек в мире будущего», назвала список областей, где наиболее востребованны молодые специалисты: продажи, консультирование, туризм, гостиничное и ресторанное дело. При этом работодатели активнее всего ищут курьеров, продавцов-консультантов и курьеров-водителей. «В нынешнем году потребность в курьерах выросла на 140%. Аналогичная ситуация была и в прошлом году», — рассказала она. А вот пять лет назад ситуация была иная — курьеров среди лидеров не значилось, зато востребованны были официанты и консультанты. «Как видите, никакой робототехникой пока не пахнет», — резюмировала эксперт.   

Кассы самообслуживания

© Reshetnikov_art/Shutterstock/Fotodom

Тем не менее тот же hh.ru еще в 2019 году отмечал падение спроса на магазинных кассиров. Тогда оно составило более 17%. Связано это было как раз с искусственным интеллектом — именно тогда в сетевых магазинах страны начали массово появляться кассы самообслуживания. И хотя они (кассы) тоже пока не могут совсем обходиться без дежурного оператора — человека, прецедент вполне показательный.  

Наступление машин

Ниша сервисных роботов наполняется новыми проектами. В китайском Гуанчжоу активно тестируются «автобусы-беспилотники», а в США стартап Nuro придумал, как доставлять покупателям товар с помощью роботов-курьеров. Ведутся разработки и у нас: в июне на Петербургском международном экономическом форуме «Сбер» представил прототип беспилотного электротакси.

На эту тему

Более того, по данным Международной федерации роботизации (IFR), в этой области Россия занимает второе место в мире по числу компаний, работающих над созданием «домашних» роботов. Таких компаний в 2020 году в России насчитывалось 73. Впереди только США с 223 представителями.

А вот в области промышленных роботов Россия не на высоте. Согласно исследованию World Robotics 2020 IFR, в мире по итогам 2019 года на предприятиях в общей сложности работало 2,7 млн индустриальных роботов. Активнее всего механических помощников используют в автомобильной отрасли (923 тыс.), производстве электроники (672 тыс.) и металлургии (281 тыс.). В среднем в мире на 10 тыс. сотрудников приходится 113 индустриальных роботов (по данным IFR). Причем, если в странах-лидерах роботизации эти цифры доходят практически до тысячи штук на 10 тыс. работников (в Сингапуре 918 роботов, в Южной Корее — 855), Россия, увы, находится далеко — всего восемь роботов.

Кем быть?

Футурологи, принимавшие участие в Reforum, неоднократно во время своих выступлений обращались к теме «постнормальных времен». Из «знакомого будущего» человечество переходит в «будущее неопределенное». Новые понятия, новые фундаментальные принципы коммуникаций, новые источники информации, инструменты поиска истины — все это заставляет задуматься о том, какими качествами должен обладать человек будущего, если он хочет быть востребованным. В том числе и в качестве специалиста. По мнению экспертов, главным станут не конкретные компетенции в той или иной профессии, а так называемые метанавыки. «Основные метанавыки будущего — это осознанность и управление собой, саморазвитие и адаптивность, ответственность и проактивность, а также принятие решений», — говорит управляющий партнер компании Insight Group Катерина Богина. «По большому счету, метанавык я бы назвала один — самоуправление, — добавляет руководитель центра карьеры «Нетология» Татьяна Смирнова. — То есть умение самостоятельно ставить себе цели, находить ресурсы на реализацию этих целей и отвечать за свое движение по направлению к ним». Другими словами, эксперты предлагают прокачивать в первую очередь не узконаправленные профессиональные умения, а личностные характеристики. 

На эту тему

Национальная ассоциация участников рынка робототехники оценивает существующий дефицит кадров, способных обслуживать роботов, в 19–20 тыс. человек. Причем каждые пять лет эта цифра, по их прогнозам, будет расти еще на 20 тыс. специалистов, достигнув к 2030 году 66 тыс. Поэтому еще одним трендом станет освоение новых профессий, связанных со взаимодействием с искусственным интеллектом. Таких как инженер-робототехник или сценарист и архитектор чат-ботов. Чат-боты по обслуживанию клиентов вообще один из самых востребованных плодов искусственного интеллекта, и в России в том числе. Его активно используют банки, ретейлеры и телекоммуникационные операторы для улучшения обратной связи с клиентами. 

Судный день

Наряду с философскими размышлениями на тему «Способен ли человек сам решать свою судьбу или будущее предопределено заранее», одним из лейтмотивов «Терминатора-2» стал страх человечества перед возможной агрессией со стороны искусственного интеллекта. Эти опасения по-прежнему остаются предметом изучения футурологов и фантастов. По данным опроса портала, 2% россиян даже сейчас опасаются восстания машин. По мнению генерального директора АНО «Национальные приоритеты» Софии Малявиной, основные страхи перед искусственным интеллектом спровоцированы мифами и неосведомленностью о реальном применении технологий. «К счастью, многие понимают, что задача ИИ — не заменить или поработить человека, а сделать его бытовую жизнь и работу проще и эффективнее. Результаты исследования это показали», — отметила она в своих комментариях к исследованию.

На эту тему

«У искусственного интеллекта отсутствует воображение и тяга к риску. Это неотъемлемые свойства именно человеческого ума, машины так не работают. Поэтому у ИИ нет собственного целеполагания, а разрабатывать подобные концепции никто не будет — это страшно дорого и притом не нужно. Искусственный интеллект — это инструмент», — заключает Юрий Минкин из Cognitive Technologies. 

Тем временем в ряде СМИ появилась информация о том, что японский телекоммуникационно-инвестиционный гигант SoftBank сокращает свое робототехническое подразделение. И даже прекращает производство робота Pepper, которого называли первым роботом, способным подстраиваться под человеческие эмоции. В качестве аргумента приводился низкий спрос на робота — с 2014 года было продано всего 27 тыс. штук, а также его ограниченность. Однако в конце июня SoftBank заявил, что эти сообщения фейковые, производство робота не прекращено совсем, а «временно приостановлено». 

Евгений Мазин

Искусственный интеллект в России: отстаём, уже отстали, или ничего страшного

Интерес к теме «искусственный интеллект» (ИИ) на протяжении всего времени, сколько существует этот термин (60+ лет), всегда был волнообразен: поднимался, пока машина училась решать задачи, ранее доступные только человеку, и остывал, когда машина такую задачу действительно решала. Например, областью ИИ ещё не так давно было шахматное программирование. По словам русского учёного Михаила Донского, одного из разработчиков «Каиссы», чемпиона мира по шахматам среди компьютерных программ (1974), «шахматы перестали быть сферой ИИ, как только компьютер обыграл чемпиона мира». В настоящее время, судя по ряду признаков (о них ниже), интерес к ИИ ослабевает.

Понятие «ИИ» не связано с конкретной технологией. Так, упомянутое шахматное программирование представляет собой тривиальный перебор вариантов развития партии, успех в этом деле машине принесли не алгоритмы, а рост производительности процессоров; «Каисса», из-за ограниченной мощности компьютера вынужденная эвристически сокращать дерево перебора, была намного «интеллектуальнее» Deep Blue – программы, обыгравшей Каспарова. Сегодня технология ИИ – это почти исключительно нейросети.

Удовлетворительного, общепринятого определения ИИ не существует до сих пор.

Место России: точно не известно, но где-то внизу

Как следствие, оценка уровня ИИ-развития различных стран бесспорной быть не может, поскольку в отсутствие определения ИИ выбор критериев такой оценки неизбежно окажется субъективен.

Попытки предпринимаются тем не менее регулярно, и Россия в рейтингах ИИ-развития традиционно занимает невысокие места.

Так, Government Artificial Intelligence Readiness Index 2019 (рассчитан компанией Oxford Insights) поставил Россию на 29 место из 194. Одна из объективных – и, вероятно, важнейших причин – состоит в малом число публикаций по теме ИИ (и низких индексах цитируемости) отечественных учёных, а также пренебрежимо малом число патентов. См., например, данные 2020 Global Vibrancy Ranking (Стэнфордский университет).

Мнение о том, что Россия существенно (возможно, непреодолимо) отстаёт от КНР и США в разработке и использовании ИИ-систем, стало расхожим, среди экспертов в том числе.

Велик соблазн от этого мнения отмахнуться – с опорой, впрочем, на наблюдаемые факты. Крупнейшее в Восточной Европе сообщество ИИ-разработчиков возникло и координируется в России. ИИ-сервисы – машинный перевод, системы распознавания, оценка кредитоспособности клиента в банках и пр. – в России давно и широко распространены. Отечественные компании демонстрируют в области ИИ выдающиеся достижения. Страна ещё в 2019 году приняла стратегию развития ИИ.

И вообще, почему бы ситуации с ИИ в России не быть такой же, как с вооружёнными силами, которые, несмотря на сравнительно скромный военный бюджет, со своими задачами справляются.

Составители свежего странового рейтинга ИИ-развития Artificial Intelligence Index Report 2021 из Стэнфордского университета с этим отчасти согласны, они включили Россию (вместе с Южной Кореей) в анализ по одному из разделов (государственная политика в области ИИ) не на основе формальных критериев, которым Россия не удовлетворяет, а из-за её «растущего значения в глобальном ландшафте ИИ».

Волна идёт на убыль

Общий объём инвестиций в технологии ИИ с 2019 года увеличился на 40% и составил 67,9 миллиарда долларов (Artificial Intelligence Index Report 2021). Доля частных инвестиций в ИИ выросла на 9,3% до 40+ миллиардов долларов. Бо́льшая часть этих средств ушла в медицину и фармацевтику (13,8 миллиарда), там рост инвестиций составил по сравнению с 2019 годом 4,5 раза.

Количество новых стартапов в области ИИ в мире снизилось с 2199 в 2019 году до 692 в 2020-м. Частные инвестиции в стартапы увеличились относительно незначительно, с 38 до 42 миллиардов долларов США.

Для сравнения: число публикаций (критерий оценки, по которому Россия, напомним, значительно отстаёт от лидеров рейтинга), выросло за то же время на 34%, до 75 тысяч статей в 2020 году.

Отставание темпа роста частных инвестиций от интенсивности публикаций результатов исследований можно интерпретировать как несоответствие между объёмом теоретических результатов и практическими возможностями извлечения из них прибыли. Вполне вероятно, что неизбежное охлаждение веры во всемогущество очередной новой технологии уже наступает.

Суть сказанного иллюстрируют слова профессора ИТМО Анатолия Шалыто: «Огромная любовь к нейронным сетям, которые, бывает, классно работают, и «человек уже в некоторых областях сдал им свои позиции». …Если нейросети хорошо работают (в некоторых областях, возможно, пока), то какая разница, почему они так работают. Многие ссылаются на то, что и с человеческим мозгом такая же ситуация. Однако мозг создан не рукотворно, а я не могу себе представить ни одного рукотворно созданного объекта (самолёта, корабля, реактора, ракеты и т.д.), при неправильной работе которого нельзя было бы определить причину аварии, которую после этого гарантированно можно было бы устранить… Интересно, устроят ли родственников погибших и/или начальство ответы типа: «Так получилось…» или «Недообучили…» (речь об обучении нейросетей – ред.).

О том же, в сущности, писал русский поэт Владимир Соловьёв в 1872 году: «Природа с красоты своей \ Покрова снять не позволяет, \ И ты машинами не вынудишь у ней, \ Чего твой дух не угадает». Можно вспомнить также великого фон Неймана, тщетно надеявшегося, что благодаря сконструированной им первой ЭВМ можно будет решить недоступные прежде научные проблемы – например, закономерности возникновения и развития турбулентных течений.

Э – этика

Это осознаётся исследователями, которые пытаются оформить осознание в рамках подходящей научной дисциплины – этики. Увеличение числа публикаций, отмечает Artificial Intelligence Index Report 2021, произошло в значительной мере именно за счёт роста доли «этических» работ об ИИ.

D-Russia.ru об основных событиях 2020-21 гг, отмеченных в стэнфордском отчёте как важнейшие в этой связи, уже писал. Напомним, в частности, европейскую стратегию развития ИИ (февраль 2020), создание комитета по ИИ под эгидой ЮНЕСКО, отказ IBM от разработки и продаж технологии распознавания лиц и «Римский призыв к этике ИИ» Ватикана, итальянского правительства, IBM и Microsoft (вскоре после последнего события появился кандидат в католические «интернет-святые»).

Оказывается, здесь Россия, чья стратегия развития ИИ сделала соблюдение этических принципов обязательным условием создания ИИ-систем, а целью их создания объявила благосостояние народа, находится не внизу рейтинга, а выше, в приличной компании вместе с Нидерландами и Францией, которые тоже выступают за право человека управлять своими персональными данными и не терять работу из-за ИИ.

Отдельно напомним, что представитель России профессор «Сколтеха» Максим Фёдоров вошёл в рабочую группу ЮНЕСКО по искусственному интеллекту.

Резюмируя

Изложенные выше соображения, хотя и сделаны с опорой на количественные данные, носят всё же общий, недостаточно строгий, местами описательный характер, вследствие чего их сложно обобщить в выводы, небесполезные практически.

Заметим, однако, что, как мы уже указывали, любое исследование с целью ранжировать страны, компании, университеты и т.п. по уровню развития и освоения ими технологий ИИ также не может быть свободно от субъективизма.

Россия в области ИИ сейчас обеспечена скорее казачеством (упомянутое сообщество Open Data Science, в частности), нежели регулярной армией (РАН, университеты). Выправить дело с публикациями и цитированием – сфера ответственности и одновременно критерий оценки работы Минобрнауки.

Национальная стратегия развития ИИ – передовая, вероятно, одна из лучших, надо её всего-то реализовать (сарказм). И вообще: причин для пессимизма относительно судьбы России в мире с ИИ не больше, чем оснований для оптимизма.

Использованы материалы НТЦ ФГУП «ГРЧЦ»

Искусственный интеллект и автономия в России

Пока российское руководство пытается смириться с влиянием технологий на свою военную мощь и роль в мире,
искусственный интеллект и автономия выделяются как область особого роста и потенциала влияния.

дюйма »
Искусственный интеллект и автономия в России », CNA представляет собой первое крупное исследование США, в котором сформулированы основные
инициативы, достижения и достижения в области ИИ и автономии и помещает эти инициативы в более широкий круг
технологический ландшафт в России.

Исследователи работали в тесном сотрудничестве с Объединенным центром искусственного интеллекта, чтобы составить карту и оценить российский ИИ и
автономная экосистема, находка
что Россия сталкивается с серьезными проблемами в развитии своей технологической базы — с точки зрения образования,
обучение, и страна
технологическая структура, напрямую влияющая на развитие ИИ и автономии в России.

Быстрые темпы развития ИИ и автономии по всему миру и в России стимулируют новые разработки и
объявленные инициативы
почти ежедневно. Как показывает эта работа, крайне важно, чтобы политики национальной безопасности США считали, что
в то время как Россия не может быть
основной движущей силой самих инноваций в области искусственного интеллекта, он уделяет первоочередное внимание инвестированию и извлечению выгоды из разработок в области искусственного интеллекта и
автономия.

Заключительный отчет и предшествующие еженедельные информационные бюллетени предоставляют текущее понимание российского ИИ и автономии.
экосистема, а также
фундамент для оценки будущих разработок в этих областях в России.

Россия расширяет парк вооружений с искусственным интеллектом

Алгоритмическая война: Россия расширяет флот оружия с искусственным интеллектом

Иллюстрация iStock

Россия, не скрывающая своих амбиций в области искусственного интеллекта, создает группу автономных систем оружия с поддержкой ИИ, которые однажды могут угрожать Соединенным Штатам.

«Российские военные стремятся стать лидером в использовании технологий искусственного интеллекта», — сказал National Defense генерал-лейтенант Майкл Гроен, директор Объединенного центра искусственного интеллекта Пентагона.

JAIC, который с 2018 года работает над содействием внедрению ИИ в министерстве обороны, недавно заказал CNA, исследовательской организации из Арлингтона, штат Вирджиния, отчет для изучения разработок в России.

Отчет, озаглавленный «Искусственный интеллект и автономия в России», выявил более 150 военных систем с поддержкой ИИ, находящихся на разных стадиях разработки, сообщил Гроен в июньском электронном письме.Ключевые области интересов включают автономные воздушные, подводные, надводные и наземные платформы.

Страна хочет использовать ИИ для электронной войны, разведки, наблюдения, разведки и принятия стратегических решений, поскольку лидеры стремятся к информационному господству на поле боя, сказал Гроен.

Хотя Россия не является лидером в коммерческих и академических исследованиях искусственного интеллекта, как США и Китай, со стороны Пентагона было бы серьезной ошибкой не обращать внимания на угрозу, сказал он.

«Россия не была крупным лидером в развитии Интернета или компьютерных сетей, но Россия стала лидером в использовании этих технологий для современных кибератак и возможностей киберпреступности», — отметил он.

Российские военные предприняли значительные шаги по реформированию и совершенствованию своей научно-исследовательской деятельности, отметил он. Это было сделано отчасти потому, что Москва считала, что ее прежние структуры сдерживали инновации в таких технологических областях, как искусственный интеллект.

Масштаб этих реформ — таких как создание новой передовой научно-исследовательской организации по образцу Агентства перспективных оборонных исследований Пентагона — демонстрирует серьезность страны в отношении развертывания боевых сил с использованием ИИ, сказал он.

Заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов генерал Джон Хайтен отметил, что Россия вложила огромные ресурсы в развитие искусственного интеллекта, больших данных и программных технологий.

Страна быстро продвигается во многих областях, включая ядерное оружие, космос и кибернетику, сказал он во время выступления на июньском симпозиуме министерства обороны по искусственному интеллекту.В каждый из этих элементов встроено новое программное обеспечение, системы обработки и искусственного интеллекта.

«Россия представляет собой серьезную угрозу, особенно в ближайшем будущем», — сказал он. «Это вызов — не просто идти в ногу с ними, но и опережать их».

Как и США, Россия работает над оцифровкой своих вооруженных сил. Согласно отчету CNA, его министерство обороны недавно объявило о намерении создать специализированный отдел для разработки ИИ. Он даже работает над разработкой структуры обмена военной информацией, которая напоминает совместные усилия Пентагона по общедоменному командованию и контролю, или JADC2.

JADC2 стал модным словом в Министерстве обороны и предназначен для лучшего соединения датчиков вооруженных сил и стрелков на поле боя. Российская версия известна как автоматизированная система управления, или АСУ, говорится в сообщении.

«САУ не нова, но эта концепция является основой того, как российские военные концептуализируют и используют ИИ и автономию, чтобы сделать российские войска более эффективными и более смертоносными», — говорится в исследовании.

Согласно отчету, российские военные провели реальные и смоделированные события с использованием среды САУ.Например, во время учений Каспийского флота в 2019 году российские военно-воздушные, сухопутные и морские силы были объединены в единое информационное пространство.

«Данные об обнаруженных целях загружались в систему в режиме реального времени, и в зависимости от типа цели команда выбирала лучшие методы атаки», — говорится в сообщении. «Вся информация была получена в режиме реального времени и проанализирована с помощью автоматизированной системы управления с элементами ИИ».

Однако, несмотря на глубокий интерес Москвы к искусственному интеллекту, страна сталкивается с проблемами в разработке самых передовых платформ, говорят два автора отчета Джеффри Эдмондс и Сэмюэл Бендетт, которые являются экспертами по России в CNA и Центре новой американской безопасности. .

По словам Эдмондса, в российской экосистеме искусственного интеллекта ведущие компании финансируются государством. Он добавил, что в российском частном секторе отсутствует среда, которая способствовала бы принятию рисков и предпринимательству в области ИИ, автономии и инноваций.

По словам Бендетта, в Соединенных Штатах некоторые из наиболее важных технологий, такие как Интернет и системы мобильной связи, начинались как проекты правительства США. Но после того, как эти системы были разработаны, правительство отошло от дороги, чтобы позволить компаниям дорабатывать их.

«В России действительно нет высокотехнологичного частного сектора в том же смысле, что и в США», — сказал он. «Некоторые из этих частных инициатив только сейчас начинают» развиваться.

В стране нет технологического центра, эквивалентного Силиконовой долине, сказал Бендетт. Планировалось, что инновационный центр «Сколково», который был запущен в 2010 году, будет подражать этой модели, но это видение не реализовалось.

«Это имело место для некоторых компаний и частных лиц, но, вероятно, в целом этого не произошло», — отметил он.

Согласно отчету, «Сколково» включает пять «исследовательских кластеров», специализирующихся на информационных технологиях, включая искусственный интеллект, энергетику, ядерную энергетику, биомедицину и космос.

Однако Бендетт отметил, что львиная доля национальной деятельности, связанной с искусственным интеллектом, исходит от трех университетов, включая Московский государственный университет, Московский физико-технический институт и Московскую высшую школу экономики.

Темы: Кибернетика, Кибербезопасность, Робототехника и автономные системы, Робототехника

Россия продвигается быстрее, чем ожидалось, в области ИИ и боевых технологий

ВАШИНГТОН — Российские вооруженные силы более технологически развиты, чем США.С. осознал и быстро развивает возможности искусственного интеллекта для получения информационного преимущества на поле боя, предупреждает Пентагон в новом обширном отчете.

Центр военно-морского анализа, финансируемый из федерального бюджета, изучил общегосударственный подход Кремля к развитию искусственного интеллекта и обнаружил, что он в значительной степени обусловлен предполагаемой угрозой со стороны Соединенных Штатов в сочетании с уроками, извлеченными из продолжающихся конфликтов в Сирии и Украине по поводу Как будет выглядеть поле битвы в будущем, говорится в опубликованном в понедельник отчете.

Однако российское правительство сталкивается с ограничениями, потому что его усилия в области ИИ в основном финансируются государством, и у него нет сильной оборонной промышленной базы, отмечается в отчете, написанном от имени Объединенного центра искусственного интеллекта Пентагона. Тем не менее аналитики предостерегли руководство Пентагона от недооценки технологических достижений России, поскольку США переносят свое стратегическое внимание на Индо-Тихоокеанский регион. Российская армия модернизируется с 2009 года.

«Это совершенно другие вооруженные силы, особенно в качественном отношении, и они пытаются быть гибкими в том смысле, в котором мы им не доверяем», — сказал Сэм Бендетт, соавтор. автор и аналитик Центра военно-морского анализа.«Это другие вооруженные силы, чем те, которые существовали до 2009 года, и в будущем они станут более высокотехнологичными [и] более интегрированными. Он будет более гибким. Он будет использовать разные подходы, чтобы попытаться получить это преимущество ».

Ориентация на информационное преимущество

Россия в значительной степени сосредоточена на разработке инструментов управления информацией, чтобы предоставить солдатам максимальный доступ к релевантным данным во время войны и обеспечить их безопасность, говорится в отчете после анализа заявлений правительства России из открытых источников, а также российских официальных лиц. письменные и юридические документы об искусственном интеллекте.Согласно этому исследованию, российские военные стратеги уделяют особое внимание «информационному превосходству на поле боя» и рассматривают технологии с использованием ИИ как ключ к достижению этой цели.

Это другой подход, чем тактика прошлого для России, которая изо всех сил пыталась «увидеть» поле битвы и скорее полагалась на «грубую силу» с ее арсеналом танков и артиллерии, — сказал Джеффри Эдмондс, старший научный сотрудник CNA. соавтор. Среди подробных результатов 258-страничного отчета он предупредил, что стремление российских военных создать ИИ и автономию для информационного доминирования, в том числе для радиоэлектронной борьбы и средств космического базирования, должно больше всего беспокоить Пентагон.

Что касается «плана Пентагона по борьбе с русскими, это то, о чем следует подумать», — сказал Эдмондс. Он должен «отказаться от старого мышления русских, которые просто бьют вас артиллерией и танками. Они собираются сделать это, но гораздо более эффективным и более интегрированным способом ».

У российских военных есть инициативы по ИИ для улучшения командования и контроля, а также принятия решений; раннее предупреждение и противовоздушная оборона; обучение, логистика, обслуживание и закупки — от тактического уровня до уровня стратегического планирования в Москве.

Правительство России использует искусственный интеллект для анализа меняющихся геополитических событий, используя данные о предыдущих глобальных вооруженных конфликтах, говорится в отчете. В оперативном плане его военные пытаются связать платформы разных видов вооруженных сил для обмена информацией, чтобы «лучше координировать силы и быстрее принимать решения», подобно новой концепции совместной войны Пентагона, известной как совместное общедоменное командование и управление.

Россия считает, что U.С. посеет внутренние беспорядки в своей стране, пытаясь «подорвать российские власти и создать нестабильность в России, чтобы спровоцировать политические перемены, что приведет к оправданию военных действий США», — говорится в отчете. Такое представление о том, как США могут атаковать, стимулирует инвестиции в технологии во многих областях, включая глобальный анализ событий.

Воздушное нападение из Соединенных Штатов является одним из самых больших опасений Кремля с точки зрения безопасности, отсюда и его инвестиции в технологии искусственного интеллекта для систем раннего предупреждения и противовоздушной обороны.Его военные стратеги считают, что вычислительная мощность ИИ позволит системам ПВО быстрее отслеживать, обнаруживать и реагировать на любые воздушные атаки.

«Россия пытается понять, что задумали американцы или НАТО», — сказал Бендетт. «Таким образом, НАТО и США находятся в центре внимания. И многие усилия России в области ИИ и военной автономии на самом деле направлены на то, как они могут наилучшим образом противостоять восприятию угрозы США ».

Автономные системы и война будущего

Схожая история с восприятием Россией будущего автономного оружия — еще одной области, в которую она вкладывает средства.Анализ CNA выявил существенные дебаты по поводу этики и будущего автономного оружия и того, что человек находится «в петле» цикла принятия решений. Российские военные рассматривают полностью автономное оружие как «неизбежность», основываясь на своем представлении США и Китая о том, что эти системы станут полностью автономными.

«Это часть общего мышления России в отношении безопасности Соединенных Штатов… там, где у нас есть преимущество, мы просто будем продолжать настаивать», — сказал Эдмондс.

Российские военные «уделяют большое внимание» инвестициям в автономность воздушных, наземных и морских беспилотных и роботизированных платформ.Бендетт и Эдмондс заявили, что российские военные рассматривают роботов как замену солдатам и важный путь к спасению жизней своих воинов в будущем.

Конфликты России в Сирии и на Украине стали испытательной площадкой для разработки ею искусственного интеллекта и автономного оружия, потому что военные научились лучше управлять информацией. В отчете отмечается, что к июлю 2018 года россияне выполнили 23 тысячи вылетов с БЛА и продолжили 140000 часов налета, которые использовались в основном для ближней и средней дальности.Тем не менее, у России нет «настоящего боевого БПЛА, способного поражать цели». В Украине CNA обнаружило, что российские военные использовали беспилотники для разведки и обнаружения артиллерии.

Российские военные изучают возможность использования беспилотных летательных аппаратов для нескольких приложений на поле боя, включая те, которые могут атаковать вражеские корабли или передавать информацию на другие платформы в морской сфере. Разработка подводных беспилотных систем, которые могут атаковать американские корабли или подводные лодки, — еще одна область, за которой, по словам Эдмондса, Пентагон должен «пристально следить».

Силы страны также рассматривают возможность создания роя беспилотников для наземных операций, особенно для ведения боевых действий в городах, в дополнение к группам беспилотников для воздушной разведки, радиоэлектронной борьбы и наземных ударов для ведения воздушной войны. Кроме того, атаки группировок беспилотников на российские базы в Сирии заставили Кремль вкладывать средства в контрмеры. Например, ее военные использовали инструменты искусственного интеллекта для изучения местности вокруг своих баз, чтобы предсказать наиболее вероятный маршрут прибывающего беспилотника.

«Комбинация использования различных типов беспилотных и беспилотных систем вместе с противодействием этим системам — это то место, где русские будут уделять много внимания своим исследованиям, разработкам, испытаниям и оценке в будущем», — сказал Бендетт. сказал.

В российском правительстве все еще продолжаются споры о роли человека в автономном оружии. В докладе говорится, что Министерство обороны России «похоже» разрабатывает планы создания роботизированных систем с поддержкой ИИ, которые могут работать без контроля человека, в то время как президент России Владимир Путин заявил, что оружие с ИИ будет определять будущее войны, но будет контролируются людьми и рассматриваются как «верные слуги».

«Чего, кажется, не хватает в разговоре, так это способа уравновесить два взгляда.В российском военном мышлении неясно, где закончится человеческий контроль и где начнутся независимые действия с использованием ИИ », — говорится в отчете.

Эндрю Эверсден охватывает все, что касается технологий защиты для C4ISRNET. Ранее он писал о федеральных ИТ и кибербезопасности для Federal Times и Fifth Domain, а также работал научным сотрудником Конгресса в газете Texas Tribune. Он также был стажером в Вашингтоне в Durango Herald. Эндрю окончил Американский университет.

Развитие искусственного интеллекта в России: цели и реальность — Московский центр Карнеги

Даже если развитие искусственного интеллекта станет высшим приоритетом России, у Москвы нет шансов догнать Вашингтон и Пекин в этой области.Однако при благоприятных условиях Россия вполне способна стать серьезным игроком и даже местным лидером в определенных областях.

Руководители России уже несколько лет уделяют пристальное внимание технологиям искусственного интеллекта (ИИ). Президент Владимир Путин неоднократно заявлял, что лидер в области ИИ станет «хозяином мира». Однако до недавнего времени Россия оставалась практически единственной крупной страной, не имеющей собственной стратегии развития искусственного интеллекта.

Ситуация изменилась в октябре 2019 года, когда в стране была принята давно обсуждаемая Национальная стратегия развития искусственного интеллекта до 2030 года. Одной из движущих сил этой стратегии стал президент Сбербанка Герман Греф. Государственный банк также разработал дорожную карту по развитию искусственного интеллекта в России и координировал создание российской стратегии развития искусственного интеллекта, которая в основном является корпоративной, с участием интернет-гигантов Яндекс и Mail.ru Group, а также энергетической компании «Газпром нефть».

Те же компании вместе с МТС и Российским фондом прямых инвестиций, которые присоединились позже, сформировали структуру, известную как AI Russia Alliance, задачей которой является продвижение российских технологий на основе искусственного интеллекта. Альянс был создан 9 ноября 2019 года на конференции AI Journey, на которой присутствовал Путин. Предполагается, что новая организация будет лоббировать более простые процедуры внедрения технологий искусственного интеллекта, а также участие бизнеса в двух областях: развитие беспилотного транспорта и законодательство, касающееся промышленных и личных данных.

Ожидается, что альянс будет координировать усилия деловых кругов и научных кругов по достижению целей, сформулированных в национальной стратегии ИИ. Таким образом, можно сделать вывод, что движущей силой развития российских технологий искусственного интеллекта в ближайшем будущем будет коммерческий сектор, и что это будут крупные ИТ-компании, а не стартапы.

Правительство России финансирует отраслевые проекты — довольно щедро по российским меркам — что свидетельствует о том, что этой области уделяется большое внимание.Особого внимания заслуживает применение ИИ в военной промышленности, где позиции России традиционно сильны.

Тем не менее, маловероятно, что Россия станет лидером в развитии ИИ, как указано в национальной стратегии, из-за текущего отставания от ведущих технологических держав, а также некоторых других факторов, таких как небольшой рынок венчурных инвестиций. . Более вероятно успешное развитие конкретных областей искусственного интеллекта, и Россия может стать местным лидером в этих областях.

На международной арене Россия выступает против запрета летальных автономных систем оружия (АСОЛД) и использования ИИ в военных целях, но при этом поддерживает диалог с другими государствами и субъектами и поддерживает формулирование четких универсальных правил и этических норм.

Приоритеты России

В национальной стратегии подчеркиваются два определяющих временных маркера для развития ИИ в России: 2024 год, когда ожидается, что Россия значительно улучшит свои позиции в этой области, и 2030 год, когда она должна устранить свое отставание от развитых стран и достичь глобальные руководящие роли в определенных областях, связанных с ИИ.Согласно документу, ключевые приоритеты развития искусственного интеллекта в России включают увеличение на 50 процентов числа субъектов, занимающихся технологическими инновациями, и создание высокопроизводительного экспортно-ориентированного сектора, оснащенного современными технологиями в ключевых отраслях, в первую очередь в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве.

Стратегия в значительной степени ориентирована на поддержку научных исследований, спонсируемых как государством, так и частным сектором. Ожидается, что к 2024 году цитируемость российских научных публикаций в области искусственного интеллекта, а также количество патентов и прикладных технологических решений, зарегистрированных и разработанных российскими учеными, значительно возрастут.Правительство также работает над пересмотром существующих правовых норм, чтобы упростить разработку и внедрение технологий на основе искусственного интеллекта (например, беспилотный транспорт). В документе подчеркивается необходимость международного сотрудничества России по вопросам стандартизации и сертификации продукции на основе искусственного интеллекта.

Еще одно направление стратегии — важность подготовки специалистов по ИИ. Помимо набора иностранных специалистов, документ предлагает внедрить образовательные модули, связанные с ИИ, на всех уровнях образования, а также создать соответствующие программы повышения квалификации и профессиональной переподготовки.Особое внимание уделяется математике и естественным наукам и их интеграции с гуманитарными науками. Согласно стратегии, к 2024 году количество российских специалистов по ИИ существенно вырастет, а российские университеты приобретут образовательные программы мирового уровня, которые позволят восполнить кадровую нехватку.

Российская стратегия также делает упор на разработку отечественного программного обеспечения на основе искусственного интеллекта, создание библиотек с открытым исходным кодом для искусственного интеллекта, улучшение доступа и качества данных, а также улучшенное оборудование для проектов искусственного интеллекта.

Что касается военных целей, то в документе они определены исключительно с точки зрения «обеспечения национальной безопасности». Но общая стратегия явно поддерживает коммерческое использование ИИ.

Текущие оценки

В отличие от Китая и США, Россия не является мировым лидером в области технологий искусственного интеллекта. Хотя в стратегии говорится, что «Российская Федерация обладает значительным потенциалом для того, чтобы стать одним из мировых лидеров в разработке и использовании технологий искусственного интеллекта», маловероятно, что страна сможет достичь этой цели в краткосрочной и среднесрочной перспективе.Тем не менее, определенные области разработки и применения ИИ существуют; Россия занимает там сильные позиции и может добиться успеха в будущем. Место России в гонке технологий искусственного интеллекта установить сложно, поскольку в текущих международных рейтингах используются разные методологии. Многие из них вообще не указывают Россию, что неудивительно, поскольку в стране не было официальной стратегии развития ИИ до ноября 2019 года.

По отдельным показателям технологий, связанных с искусственным интеллектом, в России всего три суперкомпьютера, входящих в 500 самых мощных компьютеров в мире, например, в Китае — 228, в США — 117, а в Японии — 29.

В то же время в России неплохо обстоят дела с образованием в области информатики, включая машинное обучение. Шестнадцать российских университетов, предлагающих эту специальность, вошли в список 684 лучших учебных заведений мира по версии World University Rankings 2019. Однако только два российских вуза — МГУ и Санкт-Петербургский ИТМО (информационные технологии, механика и оптика) — вошли в первую сотню.

Количество запусков ИИ в данной стране также является ключевым показателем ее прогресса в этой области.Согласно статистике TRAXCN, в России в настоящее время насчитывается 168 стартапов в области искусственного интеллекта, по сравнению с 6 903 в США и 1013 в Китае. Эти оценки кажутся несколько преувеличенными, поскольку в список входят «стартапы» двадцатилетней и тридцатилетней давности, но тем не менее они позволяют оценить более широкую картину состояния рынков венчурных инвестиций в отношении ИИ. . Отчасти небольшое количество российских стартапов в области ИИ можно объяснить доминированием в этой сфере устоявшихся компаний.Это то, что отличает Россию от большинства других развитых технологических держав. Согласно предложенной Россией дорожной карте искусственного интеллекта, в стране в общей сложности 400 компаний работают над разработкой искусственного интеллекта.

Военное применение

Международные рейтинги явно не включают военные программы, но военная наука и оборонная промышленность на протяжении многих лет были локомотивами развития российских технологий. Трудно оценить степень использования ИИ в военном секторе из-за засекреченного характера таких проектов.Тем не менее публичные заявления официальных лиц российского правительства позволяют сделать определенные выводы. Представители Минобороны и другие правительственные чиновники неоднократно заявляли, что Вооруженные силы России могут похвастаться полным набором вооружений на основе искусственного интеллекта, включая беспилотные летательные аппараты, истребители и подводные роботы.

В своем обращении к Федеральному собранию 1 марта 2018 года Путин заявил, что Россия разработала беспилотный глубоководный аппарат, способный путешествовать по всему миру и нести ядерное оружие.Эти автономные аппараты, получившие название «Посейдон», должны поступить в российский военно-морской арсенал к 2027 году.

В том же месяце министр обороны Сергей Шойгу призвал военнослужащих и гражданских ученых объединить свои усилия в работе над технологиями искусственного интеллекта, «разработка которых необходима для отражения возможных угроз технологической и экономической безопасности России». Шойгу выступил на первой конференции «Искусственный интеллект: проблемы и перспективы решения», проходившей в Минобороны.Трудно оценить российские инвестиции в военные применения ИИ, но можно перечислить некоторые структуры, аффилированные с Минобороны, которые работают над этими вопросами.

Государственная корпорация Ростех признала, что ряд ее дочерних компаний — концерны Калашникова и Tecmash, холдинг High Precision Systems и компания ЦНИИТочМаш — работали над созданием оружия, связанного с искусственным интеллектом. Компания Tecmash, например, уже несколько лет внедряет ИИ в производимые ею системы залпового огня.Выступая в декабре 2019 года на заседании коллегии Минобороны, Путин сказал: «Робототехнические системы и беспилотные летательные аппараты активно внедряются и используются в боевой подготовке, что резко повышает возможности вооруженных частей и подразделений».

Новые образцы вооружения и техники активно проходят испытания в Сирии. Еще в 2016 году Минобороны России упомянуло об использовании беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) для наблюдения за соблюдением режима прекращения огня. В течение следующих нескольких лет серийные модели БПЛА, такие как «Орлан-10» и «Форпост», и испытательные модели, такие как средневысотный БПЛА большой продолжительности действия «Орион», потенциально способный нести оружие, поднялись в небо Сирии.Автономные летательные аппараты — одно из самых многообещающих направлений внедрения ИИ и его использования в военных целях. Точное количество БПЛА в арсенале российской армии неизвестно, но начальник управления разработки БПЛА Генштаба России генерал-майор Александр Новиков оценил его в 2018 году более чем в 1900 единиц, и с тех пор их количество, вероятно, увеличилось. . В августе 2019 года Минобороны опубликовало видео первого полета тяжелого боевого БПЛА С-70 Охотник-Б разработки ОКБ Сухого.Охотник (чье имя переводится как «охотник»), вероятно, способен носить оружие и поражать как воздушные, так и наземные цели.

В апреле 2020 года Минобороны объявило закрытый тендер на сумму до 387 751 000 рублей (5,3 миллиона долларов) на выполнение научного проекта «Исследования по созданию экспериментальной модели разработки, обучения и внедрения нейронной сети для нового поколения искусственного интеллекта. военные системы »(кодовое название« Каштан »). Кроме того, в четвертом квартале 2020 года в южном городе Анапа должно быть завершено строительство военно-инновационного технополиса «Эра».Он будет специализироваться на робототехнике, искусственном интеллекте, информационной безопасности и суперкомпьютерах.

Таким образом, военный сектор является одним из самых сильных с точки зрения развития российских технологий искусственного интеллекта. Роджер Макдермотт из Jamestown Foundation считает, что с точки зрения скорости принятия решений новые российские информационные системы боевого управления на основе искусственного интеллекта, которые были продемонстрированы во время стратегических учений « Центр-2019 », дают российским военным стратегическое преимущество над вооруженными силами НАТО.

Вспомогательные инструменты

Согласно предложенной дорожной карте ИИ, подготовленной Сбербанком в рамках государственного контракта, Россия планирует потратить 244 млрд рублей на развитие ИИ до 2024 года.Сам Сбербанк планирует вложить почти половину из них: 112 млрд рублей, еще 91 млрд рублей поступит из федерального бюджета. Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) также хочет принять участие в предприятии.

Также есть предложение о создании нового федерального проекта ИИ стоимостью 120 млрд руб. В рамках национальной программы «Цифровая экономика» («дорожная карта» также была выполнена в рамках этой программы, но в рамках проекта «Цифровые технологии»). Проект искусственного интеллекта также был разработан Сбербанком, и предполагается, что его курирует Минэкономразвития.Другими словами, сейчас есть некоторая путаница с инструментами развития ИИ в России.

В ноябре 2019 года РФПИ сообщил, что привлек 2 млрд долларов внутренних и международных инвестиций в российские компании, использующие ИИ. РФПИ также возьмется за вывод этих компаний на международные рынки. По сообщениям некоторых СМИ, фонд вложит часть своих средств в создание Института искусственного интеллекта при МГУ.

Такие объемы инвестиций уникальны для российской науки.Но насколько они важны в мировом масштабе? Это, безусловно, намного меньше, чем тратят лидеры технической гонки на ИИ. Китай ежегодно инвестирует в ИИ десятки миллиардов долларов, в том числе на региональном уровне. Только Пекин планирует инвестировать 2,1 миллиарда долларов в индустриальный парк ИИ, а Тяньцзинь рассматривает возможность создания фонда развития ИИ в размере 16 миллиардов долларов. В свою очередь, правительство США выделило 4,9 миллиарда долларов на исследования ИИ в 2020 году. Венчурные инвесторы внесли еще больше, вложив более 8 миллиардов долларов в стартапы в области ИИ только в 2018 году.

Тем не менее, бюджет дорожной карты России вполне сопоставим с тем, что другие технологически развитые страны тратят на разработку ИИ. Например, Великобритания объявила о планах в 2018 году инвестировать 1 миллиард фунтов (1,3 миллиарда долларов) в разработку ИИ, а Германия планирует инвестировать 3 миллиарда евро (3,3 миллиарда долларов) до 2025 года. Предполагается, что частные инвесторы внесут аналогичные суммы.

Российское правительство и российские технологические гиганты прилагают значительные усилия для преодоления разрыва между Россией и ведущими странами, когда речь идет о разработке искусственного интеллекта.В феврале 2020 года Путин поддержал идею создания сети суперкомпьютеров и вычислительных центров второго уровня в крупных городах по всей стране.

России уже удалось добиться значительных успехов в этой области. В конце 2018 года в Сколковском институте науки и технологий (Сколтех) был запущен первый энергоэффективный суперкомпьютер Zhores в петафлопсах. Он специально разработан для решения задач машинного обучения и моделирования на основе данных. В ближайшем будущем ожидается увеличение его пропускной способности до 2–3 петафлопс в секунду, что поставит его в один ряд с 500 ведущими суперкомпьютерами мира.Через год Сбербанк запустил суперкомпьютер Christofari. Специально разработанный для работы с алгоритмами искусственного интеллекта, Christofari имеет эффективную производительность около 6,7 петафлопс в секунду, что делает его самым мощным в России и двадцать девятым по мощности в мире на момент запуска.

Сбербанк и РФПИ также намерены инвестировать значительные средства в развитие российского программного обеспечения. Кроме того, есть планы государства по развитию системы грантов, внедрению новых образовательных программ в области ИИ и включению учебных курсов по ИИ в школьную программу.В результате ожидается, что количество российских публикаций на конференциях высокого уровня по ИИ увеличится с 30 в 2018 году до 500 в 2030 году, а количество специалистов по ИИ, подготовленных по программам высшего и непрерывного образования, вырастет с 650 до 6000 человек. тот же период.

Российские компании готовы применить на практике технологии искусственного интеллекта, что дает России конкурентное преимущество. Microsoft назвала Россию мировым лидером по активному внедрению ИИ в бизнес. Согласно его исследованию, 30% российских компаний активно внедряют ИИ: это самый высокий показатель среди всех исследованных стран по сравнению со средним показателем 22.3 процента.

российских компаний также активно участвуют в развитии технологий искусственного интеллекта. Например, они находятся в авангарде разработки беспилотных автомобилей. Хотя позиции России в Индексе готовности автономных транспортных средств все еще довольно слабые (в 2019 году она занимала 22 место из 25), Россия активно развивает это направление с помощью ряда компаний и организаций, в том числе интернет-гиганта Яндекс, КАМАЗ. производитель, разработчик беспилотных автомобилей StarLine, Центральный научно-исследовательский институт автомобильного и автомобильного двигателей (НАМИ) и Московский автомобильно-дорожный университет (МАДИ).

беспилотных автомобиля прошли испытания на дорогах Москвы и Республики Татарстан с 2019 года, а в марте 2020 года эксперимент был расширен еще на одиннадцать регионов. Законопроект об использовании автономных транспортных средств на дорогах общего пользования был внесен в Госдуму в конце февраля 2020 года. Кроме того, в марте этого года Некоммерческое партнерство по развитию и использованию навигационных технологий (НП ГЛОНАСС), в которое входят Яндекс, Ростелеком, МТС и другие компании направили письма в министерства иностранных дел, транспорта и юстиции с просьбой приостановить действие некоторых положений Венской конвенции о дорожном движении, препятствующих внедрению беспилотных транспортных средств.Полная легализация автономных транспортных средств станет важным стимулом для развития индустрии беспилотных транспортных средств в России.

Российские технологии искусственного интеллекта, таким образом, развиваются ускоренными темпами, во многом благодаря большему вниманию, которое российское правительство и крупные технологические корпорации теперь уделяют этому сектору. Хотя государственные инвестиции и гранты не могут адекватно заменить венчурные инвестиции, у России есть возможность значительно улучшить свои позиции в гонке ИИ.

Международное сотрудничество

Россия считает, что было бы преждевременно обсуждать ограничения на военное использование ИИ на международном уровне, ссылаясь на отсутствие общепринятой терминологии и отсутствие летальных автономных систем оружия (АСОЛД) в качестве причин своей позиции. Отчасти это связано с тем, что Россия считает себя одним из лидеров в развитии искусственного интеллекта и робототехники. Многие страны, приступившие к успешным проектам LAWS, — США, Израиль, Великобритания и другие — занимают схожие позиции.

Сегодня главным форумом, регулирующим ИИ, является ООН. С 2017 года специально созданная группа правительственных экспертов (ГПЭ) обсуждает вопросы ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА в контексте Конвенции о негуманном оружии. В прошлом аналогичные форматы обсуждения приводили к запрещению кассетных бомб, напалма, ослепляющего лазерного оружия и противопехотных мин. Россия представлена ​​в ГПЭ представителями министерств иностранных дел, обороны и экономического развития.

Тридцать стран в настоящее время настаивают на ограничениях на разработку и использование АСОЛД.Официальная позиция России заключается в том, что «работа по определению и основным функциям должна в основном руководствоваться конечной целью обсуждения АСОЛД — то есть изучать возможности наиболее адекватного использования этого типа оружия в будущем и поддерживать должный уровень контроля над ним со стороны человека. . При этом конкретные формы и методы такого контроля должны оставаться на усмотрение государств ». Российские официальные лица подчеркивают, что работа ГПЭ не должна «нарушать баланс между гуманитарными интересами и интересами безопасности государств-участников».”

Еще одна международная платформа для обсуждения проблематики ИИ — ЮНЕСКО, в которой с марта 2020 года действует специальная группа экспертов, которая занимается формулированием глобальных стандартов и рекомендаций по этике ИИ. Россию в группе представляет профессор Максим Федоров, директор Центра вычислительной науки и техники Сколтеха. Группа планирует встретиться до августа 2020 года, когда ожидается, что к этому времени будут выработаны международно применимые рекомендации по формулированию этических принципов разработки и использования ИИ.

Комитет по искусственному интеллекту при Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО призван закрепить позицию России в этом вопросе. Этот комитет возглавляет Александр Кулешов, глава Сколтеха, член Российской академии наук. На его первой сессии обсуждались различия в глобальном понимании этики ИИ, на которой Федоров сказал: «Нам нужно перейти от полярности к международному сотрудничеству».

В целом, Россия, похоже, поддерживает развитие международного сотрудничества в области искусственного интеллекта и формулирование универсальных правовых норм в этой сфере.Что касается позиции России по поводу возможного запрета ЗАКОНОВ, то она исходит из попыток лоббирования интересов отечественной оборонной промышленности и соответствует поведению большинства стран, производящих беспилотные автомобили.

На сегодняшний день Россию нельзя назвать лидером в гонке искусственного интеллекта. Даже если развитие ИИ станет наивысшим приоритетом для России, у Москвы практически нет шансов догнать Вашингтон и Пекин в этой области. Тем не менее разумное инвестирование и использование конкурентных преимуществ страны, таких как наличие высококвалифицированных компьютерных специалистов и крупных отечественных ИТ-компаний, может принести результаты в среднесрочной и долгосрочной перспективе.Российские позиции традиционно сильны в военном секторе, но возможно и успешное развитие других секторов, связанных с искусственным интеллектом. При благоприятных условиях Россия вполне способна стать серьезным игроком и даже местным лидером в определенных областях.

Автор:

  • Николай Маркоткин
  • Елена Черненко

06 Военное применение искусственного интеллекта: российский подход

Подход России к военному искусственному интеллекту отдает приоритет технологиям и возможностям, которые могут быть использованы для ослабления систем командования, управления и связи противника, а также для достижения информационного превосходства.

С момента своего назначения министром обороны в 2012 году Сергей Шойгу в тесном сотрудничестве с президентом Владимиром Путиным успешно руководил усилиями по модернизации российских вооруженных сил, добившись заметных успехов в «закупке современных радаров, оборудования связи и радиоэлектронной борьбы [EW]». системы, робототехника, беспилотные летательные аппараты [БПЛА] и высокоточные ударные средства ». Теперь, как недавно заявил Шойгу, «необходимо обеспечить внедрение технологий искусственного интеллекта [ИИ] в оружие, которое определяет будущий облик Вооруженных сил».

Российский оборонный истеблишмент с энтузиазмом оценивает потенциал ИИ. За последние несколько лет министерство обороны создало сеть научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций (НИОКР), охватывающую военно-промышленный комплекс, научные круги и частный сектор, чтобы продолжить работу над военной робототехникой и интеграцией ИИ в военные системы. Более того, более 600 единиц нового оружия и другой военной техники были испытаны в боевых условиях в Сирии, причем 200 из этих единиц относятся к «следующему поколению».

Лица, принимающие решения в области национальной безопасности на Западе, поступили бы неразумно, если бы недооценили потенциал России в использовании технологий на базе искусственного интеллекта таким образом, чтобы это подорвало интересы США и НАТО.

Однако западные наблюдатели в целом скептически относятся к потенциалу России в области новых технологий. Россия тратит на НИОКР гораздо меньше, чем США или Китай, как с точки зрения общей стоимости, так и с точки зрения доли в ВВП. Экосистема ИИ в частном секторе относительно невелика, и существуют реальные проблемы с развитием и удержанием талантов.В исследованиях, связанных с искусственным интеллектом, Россия также отстает от США и Китая. Например, в период с 2010 по 2018 год, по сравнению с российскими исследователями, американские исследователи опубликовали в 58 раз больше статей, проиндексированных с помощью машинного обучения (ML), и в 42 раза больше, чем посвящено компьютерному зрению. Российская отрасль микроэлектроники — оборудования, на котором работает весь ИИ — только зарождается, и, несмотря на недавние попытки реализовать стратегию импортозамещения, гражданский технологический сектор страны по-прежнему сильно зависит от полупроводникового оборудования из США, Тайваня и Южной Кореи.

Несмотря на эти вызовы, западным лицам, принимающим решения в области национальной безопасности, было бы неразумно недооценивать потенциал России в использовании технологий на базе искусственного интеллекта таким образом, чтобы это подорвало интересы США и НАТО. Российские стратеги считают, что дистанционно управляемые, автоматические, автономные технологии с поддержкой ИИ дополняют как традиционные, так и недавно разработанные преимущества в области разведки, наблюдения и разведки (ISR), РЭБ, кибервойны, информационных операций и наземных пожаров.Но то, как эти новые технологии могут быть использованы, не менее важно, при этом первоочередное внимание уделяется нарушению и разрушению систем командования и управления и коммуникационных возможностей противника, а также сосредоточению внимания на невоенных средствах для установления информационного превосходства в начальный период. войны, расширяющейся далеко в мирное время.

США и их союзники по НАТО предприняли некоторые шаги для противодействия более совершенным системам и возможностям России, включая усиление своих возможностей РЭБ; модернизация и укрепление инфраструктуры командования, управления и связи; и разработка технологий противодействия беспилотным воздушным системам.Но стратегическое мышление, лежащее в основе этих решений, и операционные концепции, определяющие их потенциальное использование, можно улучшить путем контекстуализации российских технологий и возможностей, основанных на искусственном интеллекте, в более широких рамках российского способа ведения войны.

Глава состоит из трех частей. В первом разделе дается обзор ключевых руководящих концепций и принципов ведения войны Россией и роли в этом новых технологий и возможностей. Второй раздел охватывает ключевые области инвестиций в искусственный интеллект и машинное обучение, уделяя особое внимание РЭБ, беспилотным системам и информационным войнам.В последнем разделе оцениваются последствия, которые российские достижения в области военного искусственного интеллекта могут иметь для США и НАТО.

Руководящие концепции и принципы

Россия считает себя одновременно великой державой и страной, вовлеченной в асимметричное соперничество с более могущественными великими державами, в частности, США и НАТО. Поэтому российский Генеральный штаб неоднократно выражал заинтересованность в разработке технологий и возможностей, которые могут служить в качестве мультипликаторов сил и использоваться в качестве асимметричных ответов против высокотехнологичных противников.

В то время как военная позиция России в первую очередь является оборонительной, в случае крупного конфликта российские силы стремятся дезориентировать и дезориентировать противника, не позволяя ему действовать желаемым образом и замедляя его способность реагировать на события на поле боя. Упор России на обман, РЭБ и удары по командованию и управлению, а также эшелонированная противовоздушная оборона и наземный огонь — все это играет роль в более широкой оперативной и тактической концепции разрозненного боя.Текущий акцент на разработке БПЛА, возможностей ISR и РЭБ, которые в совокупности делают поле боя более заметным и контролируемым, а также позволяют российским войскам быстро и эффективно проводить массовые стрельбы, соответствует этим целям.

Помимо повышения мобильности, современности и эффективности вооруженных сил, инвестиции России в новые технологии также направлены на обеспечение успешного противостояния невоенными средствами во время кризиса, установление информационного превосходства над противником в начальный период войны.Технологические разработки сделали возможным развертывание кибер и информационных инструментов в зарубежных системах и обществах в мирное время — для проведения разведки, выявления вирусов и выполнения широкомасштабных целевых информационных операций.

В этом контексте интеграция методов машинного обучения в кибероперации может потенциально усилить существующие сильные стороны России, повысив способность страны влиять на потенциальных противников и манипулировать ими, подрывать демократические институты, разрушать и выводить из строя критически важную инфраструктуру, а также сеять хаос и разногласия по всему массиву. политических и социальных векторов.Такие усилия могут значительно подорвать способность потенциальных противников России организовывать, мобилизовать, командовать и проводить военные операции и, с точки зрения России, по своей сути связаны с более традиционными аспектами войны.

Ключевые области для инвестиций в ИИ и машинное обучение

Российские руководители и военные стратеги определяют широкий спектр областей для использования ИИ, включая командование и управление, роботизированные системы, РЭБ, киберпространство и информационную войну, военную логистику, обучение и т. Д. здоровье и медицина, и прогнозирование.В то время как западная — и особенно американская — культура инноваций отличается высоким уровнем технологического оптимизма и тенденцией рассматривать и использовать передовые технологии как решение тактических и стратегических проблем, российский подход к военным приложениям ИИ является более утилитарным и утилитарным. прагматичный. Технологии искусственного интеллекта в основном обсуждаются как средства поддержки и усиления устоявшихся, хотя и постоянно развивающихся, средств и методов ведения войны, отражающие скорее эволюционный, чем революционный подход к новым технологиям.

В приведенном ниже обсуждении подробно рассматриваются три ключевые области, в которых инвестиции в ИИ вписываются в более широкие рамки российского образа войны и могут иметь последствия для США и НАТО.

Электронная война

С 2009 года Россия добилась значительных успехов в развитии своих средств РЭБ, причем инвестиции в этой области представляют собой критически важный аспект более широких усилий по реализации сетецентрической концепции ведения войны Министерства обороны с помощью C4ISR (Command, Control , Связь, Компьютеры, Разведка, Наблюдение и Разведка) интеграции.В настоящее время в арсенале России имеется ряд высокомобильных систем РЭБ, и по крайней мере одна из них публично обсуждается как имеющая возможности искусственного интеллекта.

Согласно сообщениям новостей, система РЭБ RB-109A Bylina представляет собой автоматизированную систему поддержки принятия решений, способную самостоятельно определять и выбирать цели, такие как радиостанции, системы связи, радары, спутники и другие объекты, а также решать, как их подавить. их и какие станции глушения использовать. Затем система выдает соответствующую последовательность приказов, автоматически взаимодействуя с командными пунктами батальона и рот и отдельными станциями радиоэлектронной борьбы (РЭБ), выполняя свои операции, не мешая дружественным станциям РЭБ.

Летом 2018 года «Былина», а также три других отдельных системы РЭБ были замечены в районе Донбасса на Украине, где они, как предполагалось, должны были предоставлять «ценную информацию и опыт Вооруженным силам России для будущих конфликтов». . В апреле 2020 года газета «Известия » сообщила, что министерство обороны одобрило планы по доставке систем «Былина» в воинские части к 2025 году. По мнению экспертов, цитируемых в газете, системы могут «повысить эффективность РЭБ на 40–50%».

Инвестиции России в средства РЭБ направлены на то, чтобы воспользоваться тем фактом, что большинство военных систем и вооружений США и НАТО подключены к спутниковой связи, навигации по глобальной системе позиционирования (GPS) и высокоскоростному Интернету. Интеграция ИИ в системы РЭБ может усилить и без того заметные возможности России в этой области, предоставляя возможность принимать более быстрые решения, одновременно подавляя способность оппонента принимать решения.

Например, интеграция искусственного интеллекта в системы РЭБ может повысить эффективность РЭБ за счет более точной классификации сигналов, помощи в переводе огромных объемов данных в действенный интеллект, концентрации внимания на наиболее важных сигналах и развития четкого представления об электромагнитной среде и о том, как она смотрит с дружественной, нейтральной или враждебной точки зрения.Некоторые эксперты, однако, весьма скептически относятся к способности России разрабатывать современные алгоритмы искусственного интеллекта и не предвидят «внезапного, значительного улучшения средств РЭБ с использованием искусственного интеллекта из России», которые предоставили бы ее силам подавляющее преимущество.

Беспилотные системы

В качестве интеллектуального программного обеспечения, лежащего в основе автономных физических систем, ИИ имеет потенциал для увеличения скорости, устойчивости, досягаемости и выносливости беспилотных систем в воздухе, на земле, под водой и в космосе, а также улучшить координацию как в командах человек-машина, так и между несколькими беспилотными системами.Технологические прорывы, которые позволят перейти от дистанционно управляемых беспилотных систем к автономным системам с поддержкой ИИ, также могут позволить более широкий спектр задач в неблагоприятных и враждебных условиях, при этом сводя к минимуму риск для военнослужащих. В то время как тема беспилотных систем подробно обсуждается в пятой главе этого документа, в нижеследующем разделе суммируются некоторые из российских военных идей и достижений в области искусственного интеллекта в беспилотных системах.

За исключением экспериментальных прототипов, все существующие в России БЛА и беспилотные наземные транспортные средства (БПЛА) управляются дистанционно.Однако российские стратеги ожидают, что ИИ будет играть все более важную роль в платформах воздушного боя, что может привести к разработке полностью автономных боевых систем. Некоторые даже предвидят большую роботизацию войны и будущую войну с участием большего количества машин, а не «солдат, стреляющих друг в друга на поле боя». Но в ближайшем будущем делается больший упор на взаимодействие человека и машины и «рациональное сочетание возможностей солдат и военной техники». Подход России к роботизации в основном предполагает «прививание роботизированных возможностей к существующим платформам», а не «попытки разработать совершенно новые системы».

До сих пор разработка БПЛА в России, особенно тяжелых боевых БПЛА, шла гораздо медленнее, чем хотелось бы Москве, и отставала от разработок как Китая, так и США.

Дрон дальнего радиуса действия Altius, например, находится в разработке с 2011 года, причем последний вариант обещает быть оснащен элементами ИИ для управления и контроля, а также повышенной автономностью для навигации, идентификации цели и, возможно, также цели. помолвка. Между тем, тяжелый боевой БПЛА С-70 Охотник-Б может быть поставлен российским войскам в 2024 году.Согласно отчетам Минобороны, недавно «Охотник» впервые совершил полет в автоматическом режиме и отработал взаимодействие с головным самолетом Су-57. В конечном итоге цель состоит в том, чтобы развернуть пилотов Су-57 вместе с этими боевыми дронами в стаи, поддерживаемые ИИ.

Поскольку США и НАТО вкладывают средства в способы противодействия системам и возможностям беспилотных летательных аппаратов, следует уделять внимание технологиям и навыкам обнаружения тактических дронов, которые имеют небольшие инфракрасные и электромагнитные сигнатуры и могут уклоняться от существующих систем слежения за воздушным движением.

Такие объекты, как тяжелый ударный беспилотник Охотник, особенно актуальны для крупномасштабных операций против равных противников, где им можно поручить подавление систем ПВО дальнего действия, поражение целей глубоко внутри территории противника и прикрытие пилотируемых самолетов с наземные пожары. Поэтому примечательно, что некоторые западные и российские аналитики сомневаются в способности России поставлять эти крупномасштабные боевые дроны, прогнозируя, что российские разработчики БПЛА будут продолжать уделять внимание снижению радиолокационной сигнатуры БПЛА, их дальнейшей миниатюризации, снижению цен, увеличению автономность, надежность и точность выхода на цель ».Имея это в виду, поскольку США и НАТО вкладывают средства в способы противодействия беспилотным авиационным системам (БАС) и их потенциалу, следует уделять внимание технологиям и навыкам для обнаружения тактических дронов, которые имеют небольшие инфракрасные и электромагнитные сигнатуры и могут уклоняться от текущего слежения за воздушным движением. системы.

Исследования, разработка, испытания и создание прототипов UGV поднялись выше в списке приоритетов министерства обороны за последние несколько лет, и широкий спектр систем прошел через цикл разработки технологий и использовался для ISR, разминирования и операций по взлому. , и другие задачи боевого обеспечения.Например, во время участия в Международном военно-техническом форуме «Армия-2020» министр обороны Шойгу описал, что видел «роботов, которые устанавливаются на тяжелое оборудование, роботов, которые могут разминировать», и роботов, которые «эффективно имеют нейронные сети управления, элементы искусственного интеллекта. ‘. Эта технология, по словам Шойгу, может представлять «серьезную угрозу и сегодня представляет собой серьезное оружие».

Некоторые российские проекты БПЛА, такие как беспилотная версия танка Т-14 «Армата» и средний боевой БПЛА «Соратник», в конечном итоге являются демонстрациями передовых робототехнических технологий, и хотя эти конкретные прототипы не производятся серийно, технические данные и результаты тестирования сообщают об их перестройке или даже о переустройстве в новых ролях.Другие системы, такие как «Нерехта» и «Маркер», служат в качестве испытательного стенда для приложений искусственного интеллекта. Фонд перспективных исследований, например, использовал Нерехтинский UGV для тестирования совместных действий с другими UGV или БПЛА, в то время как Marker UGV служил для тестирования компьютерного зрения, автономного движения и навигации, а также технологий роения.

Несмотря на то, что прогресс в области применения искусственного интеллекта для UGV, и особенно для более крупных боевых UGV, столкнулся с некоторыми неудачами, Россия не одинока в этом. Американским, китайским и многим другим ученым и разработчикам также пришлось столкнуться с проблемами автономной наземной навигации, мобильности в сложной местности, связи в оспариваемом электромагнитном спектре и координации с людьми и другими беспилотными системами.У вооруженных сил США, например, был ряд программ, посвященных разработке дистанционно управляемых и полуавтономных роботизированных транспортных средств, предназначенных для материально-технической или огневой поддержки спешившихся солдат, которые в конечном итоге не вышли за рамки фазы испытаний и экспериментов.

Российские военные, однако, имеют тенденцию действовать быстрее, чем вооруженные силы США, когда дело доходит до тестирования новых технологий в эксплуатационных условиях — возможно, демонстрируя более высокую терпимость к риску в случае аварий или сбоев, или, возможно, меньшее внимание к тому, что является этичным. или допустимо по законам войны.В 2018 году, например, российские военные отправили Уран-9 — бронированный UGV размером с небольшой танк — для его первого боевого задания в районе города в Сирии, где он столкнулся с некоторыми проблемами, включая неоднократные отключения связи и отказы эффективно стрелять в движении. Эти проблемы и задержки с доставкой обещанных UGV в войска привели некоторых аналитиков к выводу, что такие системы могут использоваться только в ограниченных возможностях в бою, в первую очередь для миссий ISR. Такие оценки сильно отстают от амбиций России по развертыванию этих систем в составе общевойсковых формирований, в пилотируемых и беспилотных операциях и со все более автономными функциями.

Информационное превосходство и кибервойна

Российские стратеги рассматривают информационную войну как центральный принцип современных конфликтов, и, хотя мышление и подходы к информационной войне постоянно развиваются, существует общее мнение, что информационное превосходство может сыграть ключевую роль в исходе войн. Некоторые ученые утверждают, что российские стратеги стали рассматривать информационную войну с использованием искусственного интеллекта как «стратегический актив для победы в конфликтах между государствами». Согласно этой точке зрения, поскольку военные используют ИИ для «экспоненциального увеличения мощи информационной войны», ИИ откроет «третью революцию в военном деле».Бывший заместитель министра обороны Юрий Борисов сформулировал несколько менее революционную точку зрения, заявив, что развитие ИИ позволит России более эффективно бороться с информационной средой и побеждать в кибервойнах.

Хотя хорошо известно, что Россия полагается на кибервойну для продвижения и поддержки своих военных, политических и стратегических целей, еще предстоит увидеть, как именно интеграция ИИ и, в частности, автоматизации на основе машинного обучения могла бы расширить существующие российские возможности в кибервойне.В целом, как объясняется в недавнем отчете проекта CyberAI Центра безопасности и новых технологий, «машинное обучение могло бы улучшить обнаружение уязвимостей программного обеспечения, которые позволяют кибероперации, повысить эффективность целевого фишинга, доставляющего вредоносный код, и повысить скрытность киберопераций. операций и позволяет вредоносному коду работать более независимо от операторов-людей.

В декабре 2015 года, например, российские злоумышленники осуществили первую известную кибератаку на электрическую сеть, поразив три украинские энергокомпании.Хотя злоумышленники использовали автоматизированные системы для проведения разведки в сети и удаления данных, атака была «явно ручной», и «каждая ручная атака на каждой подстанции требовала отдельного человека-оператора». Однако во время атаки 2016 года на энергосистему Украины вредоносный код CRASHOVERRIDE мог автоматически обнаруживать средства управления выключателем, включать и выключать их и создавать затемнение. Эта атака дает представление о возрастающей роли автоматизации в наступательных кибероперациях, и ее значение выходит за пределы Украины, поскольку «создатели CRASHOVERRIDE разработали автоматизированное оружие, которое они могут легко адаптировать для электрических сетей по всему миру и которое они могут использовать. Теоретически, чтобы вызвать отключение электричества при щелчке переключателя ».

Заглядывая в будущее, можно сказать, что разработки в области машинного обучения могут сделать кибероперации более эффективными, далеко идущими и широко распространенными, при этом скрывая личность преступников и затрудняя защиту от вторжений. ИИ можно использовать для автоматизации, ускорения и масштабирования синтетических учетных записей и контента или, как выразился один из старших советников российских вооруженных сил, для «дополнения информационного пространства большим объемом искусственно созданных данных» и «виртуальной правды». В этом смысле технический прогресс в области искусственного интеллекта может стать «сверхдержавой в использовании Россией дезинформации».Для США и НАТО технические решения, поддерживающие киберзащиту, необходимы, но они также вряд ли будут достаточными для противодействия более широким последствиям российской информационной войны, которая распространяется за пределы киберсферы, угрожая подорвать доверие общества к демократическим институтам и углубить социальное разделение. .

Последствия для США и НАТО

Стратегический переход от противоповстанческих операций на Ближнем Востоке к новой эре соперничества великих держав против Китая и России знаменует собой конец операций в благоприятных условиях, в которых силы США и их союзников практически неоспоримы в технологическом плане. превосходство и свобода маневра в различных областях и в электромагнитном спектре.Растущая популярность концепции объединенного общедоменного командования и управления (JADC2) в Министерстве обороны США за последние три года отражает эту реальность, равно как и инвестиции в расширение возможностей РЭБ и модернизацию сетей командования, управления и связи.

Этот многодоменный подход, стремление к обеспечению связи между датчиками и стрелками из всех военных служб, а также изменения в системе управления и контроля призваны компенсировать изощренные возможности потенциальных противников, в том числе российских передовые системы.Но более пристальное внимание к тому, как Россия планирует использовать некоторые из этих новых технологий, могло бы помочь выявить пробелы в текущем мышлении и потенциально улучшить общую стратегию борьбы с потенциальной российской угрозой.

Например, Россия рассматривает РЭБ как асимметричный способ противодействия высокотехнологичным противникам. Это говорит о том, что РЭБ можно объединить с методами обмана и рефлексивного управления не только для большего, но и для качественно другого тактического, оперативного и психологического воздействия по сравнению с тем, которое РЭБ может выполнить самостоятельно.Российский контингент РЭБ, использующий системы с поддержкой искусственного интеллекта для ослабления частотности и коммуникационных возможностей противника, дезорганизации командования и управления, также может изменить соотношение сил на поле боя. В этом смысле тактические приложения могут иметь оперативный, если не стратегический, эффект.

Россия неоднократно демонстрировала инновации в тактике беспилотных летательных аппаратов — использование тактических беспилотных летательных аппаратов для предоставления разведывательной информации и информации о наведении в режиме реального времени для поддержки артиллерийских подразделений.

США и некоторые из их союзников по НАТО также предприняли шаги для борьбы с растущей угрозой, исходящей от технологий БПЛА, включая инвестиции в средства противодействия БАС. Здесь стоит отметить, что Россия неоднократно демонстрировала инновации в тактике беспилотных летательных аппаратов — использование тактических беспилотных летательных аппаратов для предоставления разведывательной информации и информации о целях поддержки артиллерийских подразделений в режиме, близком к реальному времени. В июле 2014 года российские войска использовали эту технику для уничтожения четырех бригад украинской армии. В то время как пассивные меры противовоздушной обороны могли бы минимизировать ущерб от такой атаки, дальнейшее развитие и инновации тактических тактик дронов, включая возможности роения с помощью ИИ, потребуют равной, если не большей степени адаптивности и изобретательности со стороны США и НАТО. .

Теперь, поскольку ИИ — это новая технология, которая может дать сбой при столкновении с задачами и средами, отличными от тех, для которых он был обучен, опыт России по испытаниям своего высокотехнологичного оружия в почти боевых и боевых условиях в Сирии и Украине также имеет важное значение. . Даже находящийся в затруднительном положении Уран-9 дал ключевое понимание возможностей, ограничений и изменений, необходимых для того, чтобы эту систему можно было интегрировать в вооруженные силы. Данные, собранные в ходе экспериментов и испытаний в условиях, близких к эксплуатационным, могут оказаться необходимыми для обучения новым алгоритмам искусственного интеллекта, в то время как опыт, который сейчас имеют российские солдаты в эксплуатации и работе с этими передовыми системами, важен для будущих достижений в области взаимодействия человека и машины.

Наконец, США и некоторые союзники по НАТО также инвестируют в НИОКР, связанные с противодействием автономии и технологиям противодействия ИИ, в том числе в рамках усилий по укреплению своих мер кибербезопасности. Однако объединение технических и психологических элементов в российском подходе к информационной войне представляет собой проблему, выходящую за рамки того, что могут решить одни только технологические решения.

В целом, есть веские причины сомневаться в способности России разрабатывать современные алгоритмы искусственного интеллекта, которые питают сложные системы РЭБ, масштабировать прототипы тяжелых боевых дронов и безымянных наземных боевых машин или использовать информацию с помощью ИИ и кибервойны для вызвать стратегические эффекты.Однако России не обязательно быть сверхдержавой в области искусственного интеллекта, чтобы успешно использовать технологии и возможности на основе искусственного интеллекта против интересов США и НАТО.

Целостное понимание разработок российского военного искусственного интеллекта должно уделять пристальное внимание тому, как системы на базе искусственного интеллекта вписываются в более широкое представление российских военных о стратегических, оперативных и тактических подходах к современной войне. Таким образом, упор на то, как можно использовать новые технологии, в равной степени связан с самими технологическими достижениями.

мыслей о российской стратегии искусственного интеллекта

10 октября 2019 года Россия обнародовала национальную стратегию искусственного интеллекта. После определения ключевых терминов и отслеживания исторической эволюции и текущих событий в области искусственного интеллекта в стратегии подчеркиваются основные принципы, которыми следует руководствоваться в развитии ИИ в России. К ним относятся защита прав человека, безопасность, прозрачность, технологический суверенитет, целостность инновационного цикла, экономическая эффективность и поддержка конкуренции.

В течение следующих 10 лет стратегия предусматривает, что Россия активизирует научные исследования и разработки, инвестирует в программное и аппаратное обеспечение, а также повысит доступность и качество данных для технологий искусственного интеллекта. Кроме того, Россия стремится обучать, удерживать и привлекать высококлассных специалистов по ИИ, создавая при этом благоприятную и гибкую нормативно-правовую среду, которая будет стимулировать инвестиции, исследования, разработки, испытания и интеграцию технологий и решений на основе ИИ в различные секторы российской экономики и общество.

Нет прямого упоминания ИИ для национальной обороны

Стратегия делает упор на НИОКР в области ИИ для приложений в экономическом и финансовом секторах, промышленности, услугах и здравоохранении, не говоря уже о приложениях ИИ для национальной безопасности и обороны. Это серьезное упущение, поскольку российское оборонное ведомство стремится к достижениям в области военной робототехники, беспилотных систем, командования, управления, компьютеров, связи, разведки, наблюдения и разведки, где приложения ИИ могут иметь значимое влияние.

Государственные усилия по обеспечению лидерства в AI

Стратегия определяет доступ к высококачественным данным, необходимым для развития технологий искусственного интеллекта, как один из своих основных приоритетов. С этой целью он призывает к созданию и модернизации общедоступных платформ для хранения наборов данных и «хранения наборов данных (включая звуковые, голосовые, медицинские, метеорологические и промышленные данные, а также данные системы наблюдения) на общедоступных платформах для удовлетворения потребностей организации », развивающие ИИ. Важно отметить, что «приоритетный доступ к публичным площадкам» будет установлен для «российских государственных органов и организаций.”

Акцент на доступе к общедоступным данным для российских разработчиков ИИ перекликается с положениями, изложенными в указе президента Дональда Трампа от 2019 года «Поддержание американского лидерства в области искусственного интеллекта», который побуждает государственные учреждения делать свои данные доступными для американских разработчиков ИИ. Директива США направлена ​​на то, чтобы данные, находящиеся в ведении правительства, были открыты для промышленных и частных разработчиков ИИ, которые являются движущей силой американских и глобальных инноваций в области ИИ. Российская стратегия, с другой стороны, направлена ​​на обеспечение приоритетного доступа правительства к общедоступным данным, при этом понятие «общедоступные» имеет широкое определение и включает данные, выходящие за рамки того, что собирает правительство.Этот контраст отражает государственный подход России к разработке ИИ и усиливает исторические различия в американском и российском подходах к инновациям и технологической конкуренции.

Нет конкретных сроков, бюджета или механизмов принуждения

Национальные стратегии обладают потенциалом для концентрации усилий правительства, но для осознания этого потенциала требуется четкое распределение ответственности за реализацию между государственными учреждениями, исчерпывающий график и, конечно же, бюджет.Группой, ответственной за реализацию стратегии, будет «Правительственная комиссия по цифровому развитию и использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий для ведения бизнеса». Пока нет информации о том, кто возглавляет эту комиссию, какие агентства представлены и кому она подчиняется. Сроки реализации стратегии — до 2030 года со средними результатами к 2024 году, но показатели для оценки прогресса расплывчаты. Детали имеют значение, когда дело доходит до успешного выполнения амбициозных планов по продвижению развития ИИ в российском государстве и обществе; без механизмов подотчетности и правоприменения реализация может столкнуться с задержками.

Наконец, в стратегии отмечается, что финансовая поддержка для реализации будет обеспечиваться за счет «средств бюджета бюджетной системы Российской Федерации, средств государственных внебюджетных фондов и внебюджетных источников, включая средства институтов развития, государственных корпораций, государственных компаний и акционерные общества с государственным участием, а также частные инвестиции ». Неясно, были ли эти средства уже обеспечены или их еще нужно выделить.Учитывая ограниченные частные инвестиции в российскую экосистему искусственного интеллекта, тяжелую работу предстоит сделать государству и государственным компаниям или аффилированным с ними компаниям — трудная задача перед лицом экономической стагнации и санкций.

На Дальнем Востоке России технологические пионеры мечтают об инновационном центре на «Острове Киборгов»

ВЛАДИВОСТОК, Россия — Чтобы увидеть амбиции России в отношении собственной версии Кремниевой долины, направьтесь примерно в 5600 милях к востоку от Москвы, пройдитесь по холмам Владивостока, а затем пересеките его. мост с материка на остров Русский.Именно здесь, на плацдарме на Тихоокеанском побережье, Кремль надеется создать центр инноваций в области робототехники и искусственного интеллекта с целью повышения конкурентоспособности России с Соединенными Штатами и странами Азии.

Району уже предложено новое название: «Остров Киборгов».

«У нас есть мечта», — сказал Артур Биктимиров, нейрохирург, работающий в партнерстве с разработчиком высокотехнологичных протезов Motorica, который ведет операции на острове Русский и планирует расширить свое присутствие.Биктимиров надеется, что Motorica станет первой компанией, переживающей технический бум.

Илья Чех, руководитель компании «Моторика», производящей инновационные протезы для рук для взрослых и детей, в инновационном центре «Сколково» в Москве. (Артур Бондарь для The Washington Post)

То же делает президент России Владимир Путин. На протяжении многих лет Путин подчеркивал, что стране необходимо идти в ногу с ареной искусственного интеллекта. В 2017 году, выступая перед группой студентов, Путин сказал, что «тот, кто станет лидером в этой сфере, станет правителем мира.На конференции по искусственному интеллекту в конце прошлого года он предупредил, что «история знает много случаев, когда крупные глобальные корпорации и даже страны буквально проспали технологический прорыв и были сметены с исторической сцены в одночасье».

Но Россия боролась как наследница некогда грозного наследия Советского Союза в области инноваций во время гонки вооружений и космоса времен холодной войны. Иностранные инвесторы нервничают по поводу западных санкций. И многие молодые россияне уезжают в поисках более высокооплачиваемых возможностей за границу в технических и других областях, что усугубляет утечку мозгов из страны.

Дальний Восток России — на пороге Китая, Корейского полуострова и Японии — был задействован для исправления. Государственный фонд по заказу Путина вкладывает средства в самые разные проекты, от протезирования Motorica до Promobot, который создает пугающе реалистичных роботов. Местные школы робототехники для детей в возрасте от 4 лет стали модными — потенциальный рынок сбыта для дома.

«Вы все еще пытаетесь навязать что-то, что на Западе является более органичным, восходящим движением», — сказал Джеффри Эдмондс, старший научный сотрудник аналитического центра CNA в Арлингтоне, штат Вирджиния.«Правительству США не нужно поощрять исследования в области ИИ, потому что здешние компании хотят этим заниматься».

Рабочий собирает протез руки в офисе Motorica в Москве. (Артур Бондарь для The Washington Post)

Глаза для силиконовых головок создаются в лаборатории Promobot во Владивостоке. (Артур Бондарь для The Washington Post)

Дети получают урок робототехники в Робоцентре, частной академии робототехники во Владивостоке. (Артур Бондарь для The Washington Post)

Настоящий на ощупь

Владивосток с его крутыми холмами и широкими мостами напоминает Сан-Франциско.Это семь часовых поясов и восемь часов полета из Москвы — уголка России, где люди часто говорят, что чувствуют себя второстепенными для Кремля.

Но последние шесть лет правительство пытается убедить людей переехать на малонаселенный Восток, даже предлагая бесплатный гектар (около 2,5 акра) земли в этом районе. Некоторые иностранные посетители Владивостока могут получить упрощенную бесплатную электронную визу на срок до восьми дней — это экономический выход на близлежащие азиатские рынки.Также существуют региональные налоговые льготы для предпринимателей и инвесторов.

Вид на Золотой мост во Владивостоке. (Артур Бондарь для The Washington Post)

В 2018 году Путин создал Дальневосточный фонд высоких технологий для инвестирования в технологические компании, желающие иметь хотя бы часть своей деятельности в этом районе. Одним из бенефициаров стал Promobot, основанный в 2015 году и входящий в число крупнейших производителей автономных сервисных роботов в России. За последние три года его портфолио расширилось до человекоподобных роботов с голубыми глазами и кожей, которая кажется реальной, но не теплой на ощупь.

[Баскетбольный робот Toyota оглушает Олимпиаду в Токио движением руки]

Вот так Петр Чегодаев оказался в подвале здания в центре Владивостока, разделив пространство с пекарней, от которой его лаборатория пахнет хлебом.

Чегодаев считает себя художником, а точнее скульптором, а не инженером. Его шедевры: роботы с реалистичной кожей, волосами, глазами и даже мускулами лица.

«Мы подсознательно более открыто общаемся с тем, кто похож на нас», — сказал Чегодаев.«Так что я думаю, что все это важно для лучшего обмена информацией между людьми и искусственным интеллектом, чтобы получить от нее полную пользу».

В прошлом Чегодаев проработал десять лет в киноиндустрии, где работал над визуальными эффектами. Для непосвященных его лаборатория теперь выглядит как что-то из фильма ужасов.

Бюсты с человеческими головами разбросаны по столам. Все они идентичны — по образцу сооснователя Promobot Алексея Южакова. Цель состоит в том, чтобы в один прекрасный день Южаков встал рядом со своим клоном робота и чтобы пара была неотличима.

Благодаря небольшим магнитам, точно размещенным под силиконовой кожей, гуманоидные роботы Promobot могут имитировать почти все движения лица людей. Чегодаев сконструировал их так, чтобы они имели 38 из 42 лицевых мышц человека. Но их можно запрограммировать, чтобы они всегда улыбались.

[«Вы хотите пить?» Этот робот с искусственным интеллектом может приносить пиво на праздничные вечеринки.]

Волосы сшиваются вручную ряд за рядом в кропотливо медленном процессе — на одного робота может уйти месяц.Глаза расписаны индивидуально. На лицах даже есть ямочки.

Роботы используются в основном образовательными учреждениями, — сказал директор по развитию Promobot Олег Кивокурцев. Например, российские студенты-медики могут попрактиковаться в обследовании пациента вместе с ним. Более старые версии работают как боты по обслуживанию клиентов в музеях и государственных учреждениях Москвы и Перми, Россия, где находится штаб-квартира компании.

Кивокурцев сказал, что преимуществом открытия подразделения во Владивостоке является более дешевая рабочая сила по сравнению с Москвой — и даже в большей степени по сравнению со странами с технологическими центрами.Это также может быть новая отправная точка.

«Сейчас мы планируем активный выход в Азиатско-Тихоокеанский регион из Владивостока», — сказал он. «И мы уже начали эту работу».

«Люди будущего»

На острове Русский, в нескольких минутах езды от офиса Promobot, другая компания имеет в виду киборгов — или «людей будущего», как их называет глава Motorica Илья Чех. Пока у них есть рука. Чех сказал, что следующими могут быть искусственные органы и кости.

[Робот вас сейчас увидит: медицинские чат-боты бушуют, но все еще не могут заменить врачей]

Бионические протезы руки Motorica используют датчики, подключенные к мышечной ткани пациента, чтобы обеспечить какое-то движение, например схватить бутылку.Долгосрочная цель — запустить протез, полностью имитирующий подвижность руки с помощью искусственного интеллекта.

Ожидаемый переезд Motorica на остров Русский сделает ее одной из первых технологических компаний, которая разместит там свою базу. Остров Русский с населением менее 6000 человек остается в значительной степени неразвитым за пределами кампуса Дальневосточного федерального университета, открытого в 2013 году. В кампусе ежегодно проводится экономический форум, а в 2019 году он стал местом встречи Путина и Ким Чен Ына из Северной Кореи.В университете также есть своя программа по поддержке стартапов.

Motorica предложила превратить остров площадью 38 квадратных миль (почти вдвое больше Манхэттена) в особую зону, которая устранила бы нормативные и правовые барьеры в отношении имплантируемых устройств и датчиков, что существенно ускорило развитие таких медицинских технологий. Отсюда идея «Острова Киборгов».

«У него будут свои собственные правила, упрощенные комитеты по этике, упрощенная сертификация, возможность проводить некоторые пилотные операции без прохождения полного цикла клинических испытаний и так далее», — сказал Чех.

Вид на остров Русский с Серафимовским монастырем на переднем плане и военной базой на вершине холма. (Артур Бондарь для The Washington Post)

Библиотека в кампусе Дальневосточного федерального университета, открывшаяся на острове Русский в 2013 г. (Артур Бондарь для The Washington Post)

На острове Русский видно старое рыболовное судно (Артур). Бондарь для The Washington Post)

Текущая база Motorica — Инновационный центр Сколково в Москве, правительственная площадка для стартапов.План состоит в том, чтобы постепенно перенести больше предприятий на остров Русский и помочь создать новый технологический кластер.

«Если взять Китай и США, то, естественно, Россия намного хуже развивается, но не во всех областях», — сказал Чех. «Я считаю, что такие инициативы, связанные с инвазивными технологиями, гораздо более перспективны с точки зрения технологического лидерства, чем ИИ».

«Для AI кажется, что это немного поздно, но у нас, по крайней мере, лучшие программисты в мире», — добавил он.

Малыши с ботами

В классе Владивостокского Робоцентра, частной академии робототехники, трое пятилетних детей стоят вокруг импровизированной дорожки с пультами дистанционного управления.

Их творения — простые автоматизированные боты, сделанные из Lego — врезаются друг в друга.

Одна девочка в группе победно кричит, что ее бот «принцесса» бьет мальчиков. Тем временем ученик на главном рабочем месте обращается к учителю за помощью.

«Я не могу понять, как это запрограммировать», — говорит он ей.

За семь лет Робоцентр расширился в семи местах на Дальнем Востоке России, в нем обучается 2500 студентов. К тому времени, когда они закончат учебу, они научатся всему, от программирования до создания подводных роботов и трехмерного моделирования, и часто будут участвовать в международных соревнованиях по робототехнике.

«Раньше было модно ходить на уроки танцев или заниматься спортом», — сказал директор Сергей Мун. «А теперь это робототехника. Я знаю, что люди часто спрашивают других: «Вы водите своих детей в клубы робототехники?» Я имею в виду, что это становится почти обязательным делом для многих семей ».

Молодые люди в Робоцентре во Владивостоке, который стал популярным местом для обучения всему, от программирования до трехмерного моделирования. (Артур Бондарь для The Washington Post)

Россия давно хвастается своими роботами-инновациями, в том числе запуском в космос в 2019 году гуманоидного бота Федора в натуральную величину.Ранее в этом году министр обороны Сергей Шойгу заявил, что Россия начинает «серийное производство боевых роботов», добавив, что это «роботы, которых действительно можно показать в научно-фантастических фильмах, поскольку они способны сражаться самостоятельно».

[США заявляют, что люди всегда будут контролировать ИИ-оружие. Но эра автономных войн уже наступила.]

Но в Робоцентре Владивостока 16-летний Дмитрий Сапинский, один из лучших студентов академии, смотрит на робототехнику США с трепетом, восхищаясь, в частности, работами Boston Dynamics, такими как программирование роботов для синхронного танца.Он сказал, что мечтает поступить в Массачусетский технологический институт, но более вероятен университет в Москве или Санкт-Петербурге.

Даже с учетом видения Кремля превратить Дальний Восток в свою техническую базу, реальность такова, что ничья по-прежнему остается на Западе. И до того, как это изменится, предстоит пройти долгий путь.

Женщина с ребенком посещают мемориал Великой Отечественной войны во Владивостоке. (Артур Бондарь для The Washington Post)

Купола православного Спасо-Преображенского собора сияют на закате во Владивостоке.(Артур Бондарь для The Washington Post)

Подростки видны из окна общественного автобуса на фоне Спасо-Преображенского собора Владивостока. (Артур Бондар для The Washington Post)

«Люди должны хотеть приезжать сюда, понимаете?» — сказала Мун. «Нам нужно предложить им доступное жилье, достойную зарплату, множество компаний с выгодными условиями для ведения бизнеса».

«Нам нужно четко различать показную демонстрацию, которую транслируют наши правители, и реальную ситуацию», — добавил он.«Реальная ситуация такова, что робототехника в России развита слабо, а с точки зрения промышленной робототехники Россия не входит в первую десятку».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *