Эрик шмидт гугл: Google покинул ключевой руководитель — CNews

Содержание

история успеха в бизнесе, биография

Чтобы стать миллиардером, Эрику Шмидту пришлось пройти путь от технического работника до главы совета директоров известной корпорации Google.

  • ФИО: Эрик Эмерсон Шмидт (Eric Schmidt).
  • Дата рождения: 27 апреля 1955 года.
  • Образование:

    Принстонский университет.

    Калифорнийский университет в Беркли.

  • Дата начала карьеры/возраст: 25 лет, 1980 год.
  • Вид деятельности при старте: технический работник исследовательского центра Xerox Palo Alto.
  • Текущий вид деятельности: консультант по техническим вопросам и председатель совета директоров крупнейшего холдинга Alphabet, член совета по научным разработкам Национальной инженерной академии и Академии искусств и наук Соединенных Штатов Америки.
  • Текущее состояние: 11,1 млрд долларов, по состоянию на 2017 г. (по данным журнала «Форбс»).

Эрик Эмерсон Шмидт – технический консультант и председатель совета директоров крупнейшего холдинга Alphabet Inc. – материнской компании Google, находящегося в Калифорнии. Кроме того, участник совета по информационным разработкам Национальной инженерной академии, Академии искусств и наук, участник совета по информационным разработкам при президенте Соединенных Штатов Америки.

Краткая биография Эрика Шмидта

Будущий миллиардер родился 27 апреля 1955 года в семье Уилсона и Элли Шмидтов в Вашингтоне (штат Колумбия). Отец занимал должность декана экономического факультета в Политехническом институте в Виргинии.

Детство мальчика прошло в городах Блэксбурге и Болонье, его нельзя считать трудным. Семья была финансово обеспеченной. Отец зарабатывал достойные деньги, поскольку был отличным экономистом. Мать посвящала себя воспитанию сына, не работала.

Эрик окончил школу Йорктаун в Арлингтоне, что расположен в штате Виргиния в 1971 г., а затем поступил на электротехнический факультет в Принстонский университет.

В 1976 г. будущий миллиардер получил степень бакалавра по электротехническому машиностроению, а через три года стал магистром по компьютерным сетям в Калифорнийском университете в Беркли.

Рис. 1. В начале своей карьеры Эрик работал техником в исследовательском центре Xerox

«Первые шаги» Эрика Шмидта

История успеха Эрика Шмидта началась с должности техника-исследователя центра информатики (г. Пало-Альто), относящегося к знаменитой на тот момент компании Xerox. Именно благодаря этому центру обычная компьютерная мышка получила модернизацию, появился графический интерфейс и другие революционные изобретений.

Одновременно с этим будущий миллиардер занимал должности техника-исследователя еще в двух компаниях – Zillog и Bell.

Шмидт был ответственным техническим работником, отлично разбирался в программировании, электротехнике, физике и математике.

Становление карьеры Эрика Шмидта

С течением времени Эрик Шмидт стал все больше задумываться над созданием собственного бизнеса. Его отец, экономист, преуспевающий в своем деле, советовал сыну начать развивать свое дело.

В начале 80-х годов Шмидт решил поменять род своей деятельности – его стало тянуть к управленческим обязанностям.

Первой работой в этой сфере стала должность менеджера в 1983 г. в американской компании Sun Microsystems, основанной в 1982 г., производившей аппаратное и программное обеспечение. Задачей Шмидта здесь была разработка стратегий корпорации в продвижении информационных продуктов.

Это интересно! Эрик сделал большой вклад в развитие языка программирования Java, а также в его дальнейшее продвижение на рынке по всему миру.

Одновременно с работой он совмещал и деятельность по подготовке научной работы. Так, в 1983 г. Эрик защитил диссертацию на тему «Контроль за крупномасштабной разработкой программного обеспечения в распределенной среде» и получил научную степень доктора компьютерных наук.

Начиная с 1996 г., был членом совета директоров Siebel Systems. Однако членство  продлилось только в течение 10-ти лет. В 2006 году компанию поглотила Oracle, крупнейшая американская корпорация, занимающаяся производством программного обеспечения.

В скором времени получил повышение – занял должность старшего менеджера по технологиям. В 1997 году Шмидту предложили занять более высокий пост исполнительного директора в компании Novell. После чего он принял решение покинуть работу в Sun Microsystems.

Работа в Novell нравилась исследователю широкой перспективой компании, ведь уже тогда она была одним из лидеров на рынке сетевых технологий по всему миру. А также компания работала над продвижением операционной системы Linux. В обязанности Эрика входило стратегическое управление и планирование, а также развитие программных технологий.

Рис 2. Работу в Google будущий миллиардер получил благодаря знакомству с основателями известного поисковика – Ларри Пейджем и Сергеем Брином.

В ноябре 2001 года совет директоров принял решение продать компанию и дал задание Шмидту найти достойного покупателя.

Во время поиска он неоднократно встречался с основателями Google – Ларри Пейджем и Сергеем Брином. Шмидту удалось вызвать к себе интерес и уважение, а в дальнейшем получить солидную должность в ныне известной корпорации.

В 2001 году Novell была продана корпорации Cambridge Technology Partners, а Эрик занял должность в Google, цель которой была превратить стартап в крупную корпорацию.

Работа здесь ознаменовалась началом трудных времен. В то время основатели уделяли основное время разработке новых продуктов, а также поисковых механизмов и практически не обращали внимания на финансовые вопросы компании.

С течением времени Эрик наладил работу корпоративной инфраструктуры, что помогло организовать высокие темпы роста продаж и одновременно сохранение высокого качества продукции при минимальных затратах на их разработку.

Во времена руководства Шмидта корпорация использовала «Правило 20%», которое подразумевало необычный подход – сотрудники могли выбрать 1 день из 5 рабочих, чтобы полностью посвятить себя проекту, в который они верят. Именно эта политика породила создание известных проектов – Новости Google, Gmail, AdSense, а также Google Maps.

Однако впереди ждали серьезные перемены – Эрик стал владельцем крупного пакета акций компании, который купил на льготных условиях. Чуть позже, в августе 2006 года, он вошел в состав членов совета директоров компании Apple.

В том же году его выбрали участником состава американской Национальной инженерной академии, независимой научной организации, занимающейся консультацией правительства США по компетентным вопросам. Представители Академии оценили научный вклад Шмидта в разработку стратегий всемирного успеха компании, предоставляющей услуги поисковой системы в Интернете.

А чуть позже Шмидта приняли в состав Американской академии наук и искусств – одну из старейших научных организаций США, проводящих междисциплинарные исследования сложных проблем.

В 2007 году Эрик занял место председателя совета директоров фонда New America.

Рис. 3. По мнению Эрика Шмидта, чтобы добиться успеха, необходимо обладать настойчивостью и верой в свой проект

Сотрудничество между компаниями Google и Apple постоянно налаживалось. Первые выпустили большое количество приложений для продукта iPhone. Однако в последующем между компаниями произойдёт разлад. «Гугл» выпустит платформу Андроид на базе операционной системы Linux, который станет основным конкурентом Apple iPhone.

Сео Apple негативно высказался о шаге «Гугл», который испортит отношения крупнейшего поисковика с его многочисленными партнёрами, имея в виду свою компанию Apple.

Таким образом, Шмидт оказался в затруднительной ситуации, а в августе 2009 г. ему пришлось покинуть совет директоров Apple.

Вскоре Эрик стал членом состава Попечительского совета Фонда инновационного центра «Сколково», находящегося в Москве, – в июне 2010 года.

Шмидт покидает должность руководителя

К 2011 году Шмидт принял решение покинуть пост главного исполнительного директора корпорации Google. Он передал должность Ларри Пейджу. Однако остался главой совета директоров. Шмидт по-прежнему будет участвовать в принятии важных решений для компании.

Решение покинуть пост выглядело странным, ведь обороты компании постоянно росли. Однако по некоторым данным, Шмид устал, а основатели хотят еще большего стремления к развитию корпорации.

Цитата: «Сохранится «триумвират» в лице Пейдж-Брин-Шмидт, который будет принимать глобальные решения, влияющие на судьбу корпорации.»

На деле это было не совсем так, поскольку раньше Брин и Пейдж частенько принимали решения, не согласовав их с главой компании.

Например, на основе технологий компании Keyhole, купленной без ведома Шмидта, был создан сервис Google Earth. Кроме того, популярная операционная система Андроид была создана с привлечением разработчиков, о которых Шмидт ничего не знал и не участвовал в принятии данного решения.

Эрик возглавлял компанию в течение 10 лет, и именно здесь он добился наибольших высот. Говорят, что именно Шмидт сделал Google самым популярным во всем мире, привил любовь к просмотру видеороликов на YouTube, а также выпустил операционную систему Андроид, которая в дальнейшем стала самой используемой системой по всему миру.

Цитата: «Я испытываю безграничную гордость за собственное руководство в течение 10 лет.»

Действительно, Эрик сделал многое для развития корпорации. Доходы поисковика выросли на 30%. Сегодня стоимость Google на рынке составляет более 200 миллиардов долларов.

Этим поисковиком пользуется огромное количество пользователей по всему миру. Сервисы, созданные корпорацией, набирают все большую популярность. Google Mail, YouTube и Picasa являются суперуспешными приложениями, созданными разработчиками известного Google.

За время работы он сделал намного больше, чем создатели корпорации – Сергей Брин и Ларри Пейдж. Уходя с поста, Эрик сказал «теперь за ребятами не нужно наблюдать ежедневно, ведь им уже много лет, и они достойно справятся с руководящими обязанностями».

Эрик Шмидт сегодня

Сегодня миллиардер возглавляет некоммерческий фонд New America Foundation и одновременно является главой совета директоров крупнейшего холдинга Alphabet Inc. – материнской компании Google.

За годы работы  в компании Шмидт обзавёлся отличным состоянием. Так, он получил около 3% акций Google, стоимость которых на сегодняшний день составляет почти 7 миллиардов долларов.

Кроме этого, Эрик имеет почти 10% голосующих акций компании, гарантирующих ему то, что его мнение будут учитывать при принятии ключевых решений для корпорации.

По данным, в 2017 году бизнесмен занимал 119 место в рейтинге «Форбс», имея состояние, которое оценивалось в 11,1 млрд долларов.

Рис 4. Изменение состояния бизнесмена по данным журнала «Форбс» за 2007-2017 годы

Основное правило успеха Эрика гласит: сочетание настойчивости и любопытства — явно предсказывает успех сотрудников в экономике знаний.

Глава владеющей Google компании Alphabet уйдет в отставку :: Бизнес :: РБК

Исполнительный директор Alphabet Эрик Шмидт в январе следующего года покинет свой пост, заявили в компании. Однако Alphabet после этого, по информации пресс-службы, он не покинет, а станет техническим советником

Эрик Шмидт

(Фото: Johan Jeppsson / Bloomberg)

Исполнительный директор Alphabet, которая является материнской компанией Google, Эрик Шмидт в январе 2018 года уйдет со своей должности. Об этом говорится в пресс-релизе компании, размещенном на ее сайте. Шмидт, как уточнили в пресс-службе, объявил об этом на очередном собрании правления Alphabet.

«С 2001 года Эрик предоставлял нам знания в сфере бизнеса и инженерном деле», — прокомментировал случившееся генеральный директор компании Ларри Пейдж. «Продолжая свое 17-летнее служение Alphabet, он теперь будет помогать нам в качестве технического советника по вопросам науки и техники», — добавил он.

«Мы все верим, что в Alphabet настало время эволюции для такого перехода», — заявил сам Шмидт. Структура Alphabet, как добавил исполнительный директор компании, по его мнению, «работает хорошо». Успешно, как отметил Шмидт, функционируют и Google, и другие проекты компании. «В последние годы я много времени проводил, работая над вопросами науки, техники и филантропии, и я планирую расширить эту работу», — объяснил бизнесмен свое решение.

Как из компаний уходили их основатели

Теперь компания, как отмечается в пресс-релизе, ожидает, что совет директоров выберет нового исполнительного директора Alphabet.

4,2% гуглеров осудили работу Эрика Шмидта и Google на Пентагон → Roem.ru

«Мы считаем, что Google не должен вести военный бизнес», — заявили около 3,1 тысяч сотрудников Google в письме (PDF, eng.) своему гендиректору Сундару Пичаи. Инженеры предполагают, что корпорация не должна разрабатывать и продавать технологии искусственного интеллекта для военных беспилотников, передал ТАСС со ссылкой на письмо сотрудников, которое попало в распоряжение редакции The New York Times. С 2017 года структуры Google предположительно участвуют в пентагоновском проекте Maven. В декабре технологии корпорации, возможно, применялись для мониторинга и анализа видео с разведывательных беспилотников ВВС США. Следует заметить, что председатель совета директоров Google (и вышестоящей холдинговой компании Alphabet) Эрик Шмидт с марта 2016 года, параллельно с работой для Google, работает главой комитета по инновациям в Министерстве Обороны. Комитет при Минобороны занят поиском и адаптацией технологий Кремниевой Долины для военных, и подобные технологии Google уже поставляет Пентагону.

Google заключила контракт на поставку решений в области искусственного интеллекта для военных дронов через «компанию-прокладку» ECS Federal, чтобы не допустить утечки о связях Google с Пентагоном, сообщило издание Gizmodo в начале марта 2018 года.

В прошлом работа Шмидта на Минобороны никаких видимых протестов у гуглеров не вызвала. За 2 года среди членов Комитета при военном ведомстве отметились главы LinkedIn, Amazon, несколько выдающиеся учёных и авторитетных журналистов, популярнейший адмирал-спецназовец Уильям Макрейвен (разработчик операции против Усамы бин Ладена) — их военные усилия тоже не вызывали видимых возражений наёмных служащих. Эрик Шмидт возглавлял совет директоров Google, а после реорганизации и совет вышестоящей холдинговой компании Alphabet с 2001 и до декабря 2017 года. Шмид до сих пор член совета директоров и советник структур поисковика по техническим вопросам.

Бывший гендиректор Google будет работать в Пентагоне – Мир – Коммерсантъ

Министерство обороны США сообщило о создании новой структуры, которая займется изучением инновационных технологий и их внедрением в работу министерства. В Консультативный совет по инновациям войдут представители частных компаний, которые помогут военным внедрять современные технологии в работу министерства. Одним из консультантов Пентагона в этой области станет бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт.

На официальном сайте Министерства обороны США говорится, что создание нового совета направлено на «повышение уровня информационной культуры и организации процессов» в ведомстве. Консультативный совет призван внедрять в работу министерства «опыт независимых руководителей и инновационные способы организации процессов… включая использование альтернативных технологий». «Подобно тому, как совет по внедрению бизнес-процессов в оборонных технологиях берет все лучшее от бизнес-процессов в частном секторе, совет по инновациям будет внедрять передовые технологии, которые используются в частном секторе»,— отмечает официальный представитель Министерства обороны США Питер Кук. В новом совете будут работать 12 бывших и нынешних представителей высокотехнологичных компаний США. Уже объявлено, что одним из членов совета станет бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт, который в настоящее время возглавляет совет директоров холдинговой компании Alphabet. Пресс-секретарь Пентагона отметил, что господин Шмидт, имеющий богатый опыт работы в такой крупной высокотехнологичной корпорации и написавший книгу «Как работает Google», обладает «уникальным опытом в использовании и внедрении инновационных технологий в процессе управления и организации работы».

Эксперты отмечают, что в последнее время американские военные уделяют все больше внимания современным компьютерным технологиям, стараясь заимствовать все лучшее у высокотехнологичных компаний. В апреле прошлого года стало известно, что Пентагон откроет в Кремниевой долине свое представительство и будет предоставлять стартапам венчурный капитал, делая упор на инвестициях в компании, которые занимаются технологической защитой и удаленным управлением объектами и системами.

В тот же день Министерство обороны США объявило о начале проекта «Взломай Пентагон», в рамках которого согласившиеся поучаствовать в нем специалисты по компьютерным технологиям попытаются осуществить хакерскую атаку на некоторые интернет-ресурсы Министерства обороны. По замыслу руководства Пентагона, такие «киберучения» с привлечением внешних специалистов могут выявить слабые места в системе информационной безопасности этого ведомства. Для участия в программе все заинтересовавшиеся граждане США должны прислать заявку, указав в ней данные о себе и своей квалификации. После этого одобренные министерством специалисты попробуют взломать несколько специально отобранных интернет-ресурсов Пентагона. Наиболее успешным участникам программы обещано денежное вознаграждение.

Евгений Хвостик

Перевод известного видео Эрика Шмидта о росте и масштабировании Google

Интервью Эрика Шмидта с Ридом Хоффманом 2015 года набрало 144 тысячи просмотров на Youtube. До сегодня в сети не было ни одного перевода данного видео. В статье вы познакомитесь с закулисьем Google, о котором наверняка никогда раньше не слышали. Приятного чтения!

Рид Хоффман: Для меня большая честь приветствовать здесь сегодня Эрика Шмидта. На самом деле я хотел бы именно с Эриком поговорить на тему Blitzscaling (молниеносный рост бизнеса). Ведь нет никого, кто разбирался бы в этой теме так хорошо. Он буквально «сделал это». В самом прямом значении, насколько это возможно. Он размышляет об этих вещах теоретически и глубоко, и даже преподает свой собственный курс по предпринимательству.

Так что я очень рад его здесь видеть. Давайте поприветствуем Эрика и начнем нашу беседу.

Начнем с Вашего карьерного пути до Google. Сначала была работа в Sun Microsystems, где Вы занимались очень сложными техническими вещами, а затем перешли в Novell. Какой опыт, полученный на тех двух местах работы, Вы взяли с собой в Google? Было ли это что-то очень полезное и важное для Google?

Эрик Шмидт: На днях я разговаривал с Бобом Тэйлором, основателем ARPANET, который также помог разработать современный ПК. Он напомнил мне об удивительных вещах, которых мы достигли в нашей индустрии, и о том, что я работаю в области технологий уже 40 лет.

Eric Schmidt Google

Первые несколько лет в вашей карьере имеют решающее значение, в этот период вы учитесь и нарабатываете свой индивидуальный стиль управления.»

Я многое перенял от Боба Тейлора, с которым работал в Xerox PARC.

У него был особый стиль управления. Сейчас, спустя сорок 40 лет, я понимаю, что мой подход к вещам очень похож на его. Я думаю, что мои первые впечатления от работы в Sun и то, как была организована работа самой компании Sun, повлияли на следующие 30 лет моего развития. И поэтому следует помнить, что первые пять или десять лет вашей карьеры имеют решающее значение. Потому что именно в этот период вы учитесь.

В этот период важным является каждая деталь. Где вы находитесь, люди, с которыми вы общаетесь — это все влияет на ваше форматирование лидера. И это было для меня открытием. Некоторые периоды работы в Sun проходили очень бурно, иногда мы попадали под влияние политики. Было достаточно сложно. Я получил много полезного опыта, но некоторые моменты были очень негативными.

Одна из таких негативных вещей, которые я узнал, — это то, что компании могут преждевременно реорганизоваться. Компании могут стать религиозными. Они не могут реагировать на реальные факты. Самым неприятным моментом за все мое время работы в Sun была встреча, на которой мы сравнивали компьютеры Sun с PC. Мы пришли к выводу, что наша себестоимость компьютера не может сравняться с себестоимостью ПК.

Кстати, это сигнал был о том, что пора уходить. Потому что я не смог ответить на вопрос, который я всех сегодня настоятельно прошу использовать. А именно: «Что будет в следующие пять лет?» Итак, одна из вещей, о которых мы говорим в моем курсе в школе MBA, это «Задать вопрос про пять лет». И я усвоил этот трудный урок. Поскольку большую часть моей жизни я получал ответы от других, и они были достаточно узкими. Итак, теперь я спрашиваю, что произойдет в ближайшие пять лет? Что они принесут мне и моей карьере?

Так или иначе, после 14 лет работы в Sun, за которые было много политики и всего прочего, я совершил маневр, о котором мы можем поговорить, если вам интересно. Я перешел в Novell, ошибочно полагая, что хочу стать CEO. Но я не провел комплексную техническую экспертизу.

Итак, если бы я все тщательно проверил и оценил, я бы не принял это предложение о работе, а следовательно, я бы не попал в Google. Поэтому, наверное, хорошо, что я не проявил должной осмотрительности. Но в Novell была неделя, которая особенно запомнилась. Мы с моим коллегой можем сказать, что это была худшая неделя за всю историю. Тогда нашей основной целью было выйти из этой ситуацией с незапятнаной профессиональной репутацией и не попасть в тюрьму.

И вот, присоединившись к компании, вы обнаруживаете, что бухгалтерские отчеты подделываются, а люди жульничают, а клиенты не платят, и так далее. Оглядываясь назад, я понял, что действительно это все можно преодолеть. А навыки, которые я получил в Novell, можно было применить на практике в Google.

И так и произошло, когда я появился в Google. Для меня это была очень, очень интересная компания, очень инновационная. Благодаря тяжелым временам в Novell я понял роль денег. И поэтому мы сделали все возможное, чтобы при управлении компанией нацелиться на получение дохода. Остальное уже история.

Рид Хоффман: Есть ли еще ситуации, когда лишнюю осмотрительность не стоит проявлять, а когда, наоборот, лучше все проверить, чтобы, например, попасть в Google? Если Вы вернетесь к себе прежнему, которым Вы были тогда, чтобы вы себе посоветовали? до Google?

Эрик Шмидт: Я думаю, что все ответы этой категории в нашей отрасли сводятся к тому, что нужно быстрее делать то, что вы делали раньше, и при этом совершать меньше ошибок.

Поэтому, оглядываясь назад, я бы принимал правильное решение быстрее и не допускал бы ошибок. Иногда я задумываюсь, что мешает мне принимать быстрые решения? И, кстати, эта проблема у меня по-прежнему присутствует. Может быть, просто одни люди быстрее принимают решения, чем другие.

И не обязательно все решения нужно принимать одинаково быстро. Но, оглядываясь назад, вы будете судить о них именно с этой позиции.

Eric Schmidt Google

Каждый руководитель в каждом бизнес-классе и в каждом курсе по менеджменту
скажет одно и то же, а именно: «Я должен был это исправить раньше. Я должен был уволить этого человека раньше. Я должен был разобраться с этим раньше и так далее.»

И поэтому бизнес не похож на правительство, где ничего из перечисленного никогда не происходит, либо происходит редко.

Рид Хоффман: Да. Так давайте вернемся к Google. Сколько сотрудников было в Google, когда Вы туда пришли?

Эрик Шмидт: Около 150. И что я должен вам сказать, история Google началась с того, что Ларри и Сергей получили финансирование в размере 25 млн долларов от двух венчурных инвесторов. Эти венчурные вкладчики назвали этих двух молодых людей блестящими, сумасшедшими и ненадежными. И сказали, что им нужен правильный генеральный директор. Ларри и Сергей согласились, но их единственным требованием было провести выходные вместе с потенциальными кандидатами, прежде чем назначать кого-то на должность CEO.

Ларри и Сергей брали кандидатов на лыжи, лодки, останавливались на ферме, ездили в Нью-Йорк и т.д. Эти поездки гарантировали, что никто не будет нанят. Однако, мы с ними довольно хорошо поладили. Во время нашей первой сессии я дал им список вещей, которые нужно было исправить. И они это сделали.

Вопрос из зала: Что было в том списке?

Эрик Шмидт: Вообще-то у меня есть список — я все сохраняю. Помните, мы же — Google 🙂

Во время фазы запуска большинство стартапов полны энергии, но у них нет процессов. Они используют свою огромную силу, чтобы во всем разобраться. В моем списке был набор вещей, которые нужно продумать, чтобы запустить некоторые начальный процессы: план международной экспансии, план продаж, надлежащий бухгалтерский учет, инвентаризация, план разработки продукта и т.д. Ничего из этого в то время не было.

Быть в Google в самом начале было похоже на учебу в аспирантуре. Было очень много интересных проектов, но не было ни сроков, ни планов. Атмосфера была очень похожа на аспирантуру в Стэнфорде.

Однако интересным было то, что приходилось работать с очень умными, но малоопытными людьми, они были как “необработанный материал”. Фокус в том, чтобы задавать правильные вопросы и получать на них ответы. Например: Вы спрашиваете о плане производства. Они могли бы создать отличный план. Но просто не думали, что это важно.

Рид Хоффман: Какие проблемные моменты могут возникнуть при таком смешивании: команды первоначальных основателей и внешнего руководителя?

Эрик Шмидт: Все знают случай, из которого ничего не вышло: Джон Скалли и Стив Джобс.

Инвесторы Джобса думали, что ему нужен CEO. И они привели Джо. Джон и Стив не сошлись во мнениях и поругались. Совет поддержал CEO. Стив ушёл, основал NeXT, продал его обратно компании Apple, заменил весь совет и снова занял пост CEO. Кстати, это “момент Стива Джобса”.

Все видели в чем опасность привлечения внешнего исполнительного директора в стартап.

Я с самого начала понимал это. Подход, который я использовал: я знал, что это их компания, и ничего не путал. Например, я отказался общаться с прессой. Ларри и Сергей были на обложках журналов, и им это очень нравилось.

Однажды перед IPO у них было интервью с Playboy. Не было никаких обнаженных фотографий, но это было в период затишья до IPO, и эта статья поставила под угрозу все IPO.

Ларри и Сергей стояли передо мной с грустными лицами. Они были расстроены и спрашивали меня, не облажались ли они? Правильным ответом было «да, вы испортили все наше IPO». Но еще более правильно было ответить: «Да, это была ошибка, но мы можем все исправить». С этого момента Ларри и Сергей больше никогда не давали интервью.

Если основатели хотели что-то сделать, я не препятствовал им. Если они больше не хотели этого делать, я мог сделать все сам. С этого момента я сам начал общаться с прессой. Если вы перепутаете все в этот момент, отношения никогда не сработают.

Со времен Apple было несколько удачных партнерских отношений. Facebook с Шерил Сандберг, eBay с Мэг Уитман и т.д. Нет единого ответа или рекомендации.

Рид Хоффман: Когда вы присоединились к Google, у них было 150 сотрудников, сейчас в Google работает более 60 000 человек*. В некоторые периоды (2004–2005) вы удвоили количество своих сотрудников. Это классический Blitzscaling.

*на 2020 год в Google работает более 100 тысяч человек

Эрик Шмидт: У меня была поговорка:

Каждый год легко удваивать — можно представить, что в каждую команду добавляют человека, добавляют страну, добавляют продуктовую линейку и т.д.

Сложно увеличить в четыре раза. Трудно даже представить, как выглядит четырехкратное увеличение внутри организации.

Рид Хоффман: Вам, ребята, пришлось изобрести многие из техник, которыми сейчас славится Google — читать каждое резюме, 20% времени — какие ключевые техники масштабирования можно назвать, которые были эффективными и наоборот?

Эрик Шмидт: Прежде чем говорить о каких-либо конкретных примерах, я хочу рассказать поучительную историю — если вы не понимаете тонкости ситуации, вы будете думать, что нужно расти как можно быстрее и сразу во всех областях. Так это не работает. Никакого масштабирования, пока продукт не заработает.

Я снова и снова наблюдал один и тот же цикл — хорошие продукты создают небольшие команды, но с хорошими лидерами, которые устраняют все некритичные функции, работая при этом в условиях экстремального давлением, и производят продукт, который едва работает.

Посмотрите на первоначальный iPhone и на то, чем он стал. Многие люди не помнят, что у первого iPhone не было никаких приложений, не было магазина приложений. Первая версия едва работала, но благодаря правильной комбинации, она была интересной. Теперь это 70% доходов самой крупной компании в мире.

Трэвис Каланик из компании Uber (с которым Эрик Шмидт имеет хорошие отношения благодаря своим инвестициям в Uber) очень хорошо понимает принцип масштабирования. Первая версия Uber была интересной, но еще не была готова к масштабированию. Нужно очень хорошо понимать, когда что-то готово к росту.

Мы все время обсуждали это в Google, и Ларри и Сергей пытались то и дело схитрить. Однажды они сказали, что хотят встроить ОС в браузер — но я ответил, что мы не готовы соревноваться с Microsoft. Вместо этого они наняли кого-то, чтобы «улучшить Firefox». По ночам и в выходные небольшая команда создавала то, что в будущем стало Chrome. Когда я увидел первую версию, я был в шоке. Я спросил команду, знает ли Ларри и Сергей о проекте, они сказали, что ребята поощряют его. Ларри и Сергей практически сделали все в обход меня.

Я сказал, что мы не можем сделать операционную систему. Так что они купили компанию под названием Android, и сказали, да, да, это только для смартфонов. Это программное обеспечение для смартфонов. Не волнуйся, Эрик. Сегодня Android — это 1,4 миллиарда плюс операционные системы *, использующие наибольшее количество операционных систем в мире.

*на 2019 год 2,5 биллиона пользователей каждый месяц

Chrome — самый большой и самый успешный браузер. Так что, может сложиться впечатление, что урок, который я должен был усвоить в управлении, заключается в том, что я просто постоянно ошибаюсь. Но секрет в том, что нужно понимать, когда можно осуществить масштабирование.

Примером того, когда не стоит масштабировать, был Google Wave. Мы запустили этот продукт под бурные овации наших страстных пользователей. Сложность в том, что нельзя точно предугадать, будет ли что-то успешным через 6 месяцев после первоначальной волны эмоций. Хорошими продуктами сначала восхищаются, потом интерес к ним резко падает, а потом начинается постоянный рост вверх. Появление Google Wave, сначала вызвало волну волнений, а затем интерес к продукту начал стабильно снижаться.

Eric Schmidt Google

Как только у вас будет приложение и работающая бизнес-модель — вы сможете быстро масштабироваться и выйти на глобальный уровень.»

Когда я только присоединился к Google, я думал, что все это несерьезно. Они использовали Quickbooks для своего учета, а я обнаружил много несоответствий. Вместо этого я посмотрел на остаток денежных средств в банке и увидел, что на самом деле мы получали прибыль. Я спросил, откуда наш доход — реклама, и продолжил расследование.

Я обнаружил, что большую часть нашего трафика мы получаем из-за рубежа. Но мы монетизировали только США. Поэтому я первым делом отправил нашего тим лида по рекламе на все континенты, чтобы организовать наши международные рекламные операции в этих областях. Так что он уехал и вернулся через три недели, организовав эти операции. Сегодня заокеанские рекламные операции приносят 60% прибыли корпорации стоимостью 60 миллиардов долларов* (*стоимость компании Google в 2019 году составляет 1,025 триллиона долларов).

Eric Schmidt Google

Есть моменты, когда что-то должно оставаться маленьким. А затем, когда продукт достигнет пика эффективности, его можно будет масштабировать.»

 

Рид Хоффман: Происходит ли у вас какое-то озарение, когда продукт подходит для масштабирования?

Эрик Шмидт: У меня есть еще одно мнение по этому поводу.  Если подумать о величайших продуктах, то они почти всегда разрабатывались на благо людей, которые их создают.

В случае с Uber первоначальным продуктом был частный автомобиль для небольшой группы людей. Google был создан для Стэнфорда, но в основном для самих Ларри и Сергея. Первый сервер Google находился в их комнате в общежитии. Как только они переросли это, то разместили несколько серверов в своем доме, гараже, затем заняли весь дом, и т.д. Они открыли сервер для всего кампуса здесь, и его польза была феноменальной.

Инвестор Энди Бехтолшайм услышал об этом от Дэвида Черитона. Он выписал парням чек на 100.000$. У них тогда даже не было названия компании. Сергей положил в бумажник чек без имени на 100.000$ и оставил там на месяц, пока они не придумали имя Google.

Рид Хоффман: Так значит озарение — это просто видеть такой впечатляющий спрос?

Эрик ШмидтЕсть риск поверить, что у вас есть продукт, который работает до того, как он на самом деле заработает. Это ошибка, которую часто делают люди, не разбирающиеся в технологиях. Они прислушиваются к техническим специалистам, которые говорят, что это работает, и начинают масштабировать до того, как продукт заработает.

Лучше всего думать об этом процессе как об очень длинной и плотной воронке. На то, чтобы сделать продукт правильно, уходит много времени. Как только вы получите нужный продукт, вы увеличиваете команду как можно быстрее, а дальше переходите к глобальной стратегии экспансии.

Eric Schmidt Google

Еще один способ узнать, что продукт готов, — это когда вы и ваша команда не можете прекратить его использовать.»

 

В случае с Wave никто в Google не пользовался Wave, только посторонние люди.

Это были приятные люди, но они не продолжили использовать продукт, они просто купились на хайп. Google Glass, сколько людей вы видите, гуляя по Стэнфорду, используют Google Glass?

Продолжим по списку? Опять же, может быть, это просто была пилотная версия, и нам нужна была версия 1.1… может быть, нам нужно было лишь что-то изменить, а затем — бум! Так?

Это два примера. Вы можете найти сотни примеров в Google. Слава Богу, мы все их забыли.

Рид Хоффман: Расскажите про роль команды при масштабировании Google.

Эрик Шмидт: Мы написали книгу под названием «Как работает Google», и 1/3 книги посвящена рекрутингу. Шерил Сандберг многое из этого создала в Google.

Существует способ нанимать сотрудников систематически — лучших людей из лучших.

Боб Тейлор, о котором мы говорили ранее (научил Эрика многому из того, что он использует сегодня), говорил «продай мечту».

Вот как Боб Тейлор искал финансирование для ARPANET:

  • Он приглашал людей.
  • Описывал, чего он хочет.
  • Либо они понимали и вдохновлялись, либо нет.
  • Если с ними этого не происходило, он находил других.

Eric Schmidt Google

Если твоя идея довольно хороша, а люди не поймут ее с первого раза, поймут ли они ее после некоторых разъяснений? Скорее всего, нет. Тебе нужен тот, кто поймет ее сразу.»

 

У нас с Ларри и Сергеем были очень строгие правила.

И вот типичный пример:

Как-то я сказал, что нам нужен опыт в такой-то области. И нам нужны люди, которые могут программировать на Java и SQL, а также знакомы с разными другими протоколами XML, в которых я сам хорошо разбирался по опыту работы в других компаниях.

И они сказали:

— Это самая глупая вещь, которую мы когда-либо слышали! Да никто не будет использовать Java или что-то подобное!

Отчасти они так делали, чтобы раздражать меня.

И я сказал: «Так кого вы хотите нанять?»

— Мы хотим нанимать невероятно умных людей.

— И я тоже!

— Мы хотим брать на работу невероятно умных людей, которые поймут, что то, о чем ты говоришь, глупо, и посоветуют тебе работать над правильными вещами.

Их идея была в том, что вы должны нанимать людей, которые могут выполнить работу.

В индустрии в целом переоценивается опыт и недооценивается стратегическая и интеллектуальная гибкость. И я очень сильно это ощущаю.

Например, даже работая в Google я не знал, что делать большую часть времени, но я знал, что у меня самая лучшая команда в мире для решения всех наших задач.

Моя задача сегодня — изучить машинное обучение. Машинное обучения — следующий двигатель для Google в масштабировании.

Раньше нам приходилось писать программы, в которых нужно было точно определять, что мы хотим, чтобы программа выполнила. Новая команда программистов понимает, как заставить компьютер чему-то научиться, и тогда к этой проблеме применяется модель обучения.

Это гораздо более масштабируемая модель, и у нее есть потенциал получить намного больший множитель, чем все, что мы видели раньше.

Рид ХоффманЕсть что-нибудь в теме найма сотрудников, чем Вы хотели бы поделиться или во что-то углубиться?

Эрик ШмидтРасскажу про некоторые правила, которые у нас были. Мы хотели нанимать только людей с очень высоким GPA (средний балл вашего аттестата или диплома) и выпускников топовых университетов.

Постоянно возникала проблема: кто-то был хорошим сотрудником, у кого-то был знакомый, с кем он работал, кто был очень лоялен, но не из великого университета, не имел высокого GPA.

Мы не нанимали этих людей и это был спорный вопрос.

Сейчас мы немного ослабили эти правила, но дело в том, что именно они привели нас туда, где мы находимся сегодня. Они позволили нам заполучить этих умных специалистов-универсалов из лучших университетов.

Второе — когда я работал в Novell, я заметил, что существуют эти «люди-склейки». Они — хорошие люди, которые находятся между различными группами и помогают в работе. Они очень лояльны, и люди их любят, но реальность такова, что они вам не нужны — они просто замедляют процесс.

В Novell я пытался избавиться от этих склеек, потому что они мешали мне, и каждый раз, когда я избавлялся от них в одной группе, они появлялись в другой.

Я сказал об этом Ларри и Сергею и получил ответ: “Я не понимаю, в чем твоя проблема — почему бы нам просто не рассматривать лично каждую заявку и кандидата?” Они серьезно отнеслись к этому.

С этого момента мы стали просматривать каждое предложение — все, кто выглядел как люди-склейки, на работу приняты не были.

Eric Schmidt Google

Тот факт, что мы никогда никого не уволили, говорит о том, что решение вовлечься в процесс найма было критически важным. Люди, которых вы нанимаете, определяют культуру. Нравится вам это или нет.»

 

Исходя из этого, Ларри и Сергей, когда создавали компанию, говорили: «Нам нужны очень умные люди». Поэтому они наняли ученого в области ракетостроения, наняли врача и выпускника Стэнфорда.

В моем случае, я был пилотом и увлекался другими вещами, и они сказали “ладно, ты достаточно хорош”. У CEO должно быть что-то кроме того, что он CEO. Что-то, что делает его интересным.

И у каждого было что-то…Если бы я ходил по офису и спрашивал “Что в тебе особенного?”, то всегда бы услышал интересную историю в ответ.

Eric Schmidt Google

Еще один урок, который я усвоил, это то, что не нужно нанимать заурядных людей. Нанимайте людей, у которых были какие-то достижения.»

Лучшие люди для найма, кстати, это финансовые директора, которые обанкротились — они прошли через войну. Вам нужен кто-то, кто не позволит этому случиться снова.

И, кстати, обанкротиться можно только один раз.

Рид ХоффманРаньше процесс найма в Google был известен как очень вовлеченный — это было хорошо или плохо?

Эрик ШмидтЯ не уверен, было ли это хорошо или плохо, но это было точно осознанно.

Как только мы решили рассмотреть каждое предложение — мы договорились, как будем оценивать каждого. Мы решили ставить всем оценку по шкале 1-5. Сергей сказал, что проблема в том, что оценка будет предвзятой. Поэтому мы ввели статистическую меру, где смотрели на средний бал, а затем соотносили его с их будущей производительностью. Через год мы смогли посмотреть, как мы оценили конкретного сотрудника и как он на самом деле работал.

Мы выяснили, что если сотрудником была женщина, то оценка была обратно пропорциональна производительности. Это было самым убедительным доказательством предвзятости в отношении кандидатов-женщин.

Мы подумали, как такое может быть? Мы были самой либеральной компанией, какую только можно найти. Теперь для этого есть термин — это называется скрытая предвзятость. Поэтому мы изменили весь способ набора женщин-кандидатов и сумели это исправить.

Вот пример, даже в такой либеральной и аналитической компании, как наша — мы не понимали, что делаем. Прошло уже 10 с лишним лет, и хорошая новость в том, что мы это исправили.

Затем у нас появилась проблема с людьми, которые проходили собеседование. Я до сих пор помню человека, которого мы собеседовали 16 раз! Ко мне подошел менеджер по подбору персонала и сказал, что нужно принять решение — и рекомендовал не нанимать его. Я сказал “Слушайте, мы больше не можем так поступать с людьми”. Поэтому мы решили не проводить собеседования с человеком более 8 раз. Со временем мы измерили это решение — для инженеров у нас 5 собеседований, а для неинженеров — 4. Это оказалось статистически значимым. Вы можете систематизировать даже такие вещи.

Но это простые методы. Это не пришло бы в голову обычной компании, но так как мы нанимали всех этих “умных типов с отвратительными степенями из известных университетов” (какой бы стереотип мы не взяли), они применяли аналитический подход. Так что мы сделали то же самое. Мы также применяли аналитический подход к объектам в управлении финансами и так далее.

Рид ХоффманНаверное, это был кошмар, когда организация росла так быстро. Как вам это удалось? Что сработало, а что нет?

Эрик ШмидтМоя позиция была проста — Ларри, Сергей и я собираемся вместе и управляем новыми проектами как группа, и запускаем все как можно быстрее.

Была одна стратегия, которая не сработала — в понедельник у нас проводилось собрание, которое мы называли “60 минут” (но обычно это занимало 2 часа). Оно называлось 60 минут, потому что вы должны были находиться оффлайн, отключив компьютер и телефон, в течение 60 минут. В случае нарушения был штраф. Эта стратегия провалилась! Мы обнаружили, что невозможно вывести людей из-за компьютера на 1 час в неделю…

Другая стратегия, которая не сработала, — по вторникам у нас была встреча Google Product Strategy. Мы использовали ее в качестве контрольно-пропускного пункта, потому что было так много всего, мы запускали так много продуктов, что люди в компании даже не знали, что мы запускаем. Поэтому мы ввели процесс контроля запуска. Нельзя было ничего запустить, пока не прошли процесс контроля запуска.

Мы использовали это как способ улавливать проблемы на ранней стадии.

Иногда инженеры работали над проектами, о которых не говорили ни службе поддержки, ни юристам. Лучший пример — у нас был один инженер, который создал продукт, определяющий геолокацию твоих друзей и предсказывающий, где ты будешь находиться. И вот, он демонстрирует этот продукт, и я бледнею, юристы говорят “О боже!”, маркетологи тоже “О боже!”, а Ларри и Сергей — в полном восторге! Они сказали, что это отличный продукт.

Была только одна небольшая проблема — это, вероятно, было незаконно. Даже если бы это было законно, я бы не хотел иметь дело с горами судебных повесток, потому что мы не только знаем, где вы находитесь, но и где были ваши друзья — я не хотел, чтобы эта информация была в нашей базе данных.

Ларри и Сергей все равно настаивали на этом проекте, так что решением проблемы стало добавление функции, где вы могли солгать о своем местонахождении, что юридические сделало записи ненадежными. И продукт запустили. Это был Latitude.

Последний пример — после того, как я узнал, что мы работаем над Chrome, мы обсудили HTML5, эксклюзивность браузеров и рейт, по которому мы добавляем что-то в браузер.

В то время Chrome значительно отставал от всех существующих браузеров. Мы спорили на эту тему, и было совершенно ясно, что Сергей не собирается сдаваться. У нас было такое правило, что мы не будем спорить на публике, поэтому мы выгнали всех из комнаты, и выясняли все втроем.

Мы пришли к тому, что Ларри и Сергею нужно сначала договорится между собой. Если они это не сделают, я решу вместо них (это было бы худшее решение из возможных, с их точки зрения). В тот день они придумали решение, которое было лучше, чем что-либо предложенное ранее. Я в этой ситуации сыграл роль принуждения, чтобы заставить их принять решение.

Рид Хоффман: Есть истории, что однажды все работали на Ларри, а в один прекрасный день вся организация стала горизонтальной. Как вы организовали людей?

Эрик Шмидт: Я должен рассказать вам о “дезорганизации”. Однажды, еще в первый год, мы пересматривали наши технические планы. В то время у нас было 5 технических директоров и один вице-президент по инженерным разработкам.

В то же время у нас были такие вещи, как Snippets, в которых инженеры должны были записывать то, что они сделали за неделю. Ларри читал записи инженеров, и то, что делали инженеры, не сходилось с тем, что говорили менеджеры — это было нехорошо. А Ларри очень точный человек с аналитическим складом ума.

Ларри позвал всех и сказал: «Видите ли, у нас проблема». Я спросил Ларри: «Что мы будем делать?» Ларри сказал: «Мы должны избавиться от всех менеджеров». Я сказал: «Мы не можем этого сделать». Ларри сказал: «Да, мы можем».

Мы взяли 5 менеджеров и сделали их индивидуальными вкладчиками. Все они все еще в компании. Все 120 инженеров работают под 1 техническим вице-президентом. Ларри пытался добиться того, чтобы этот один менеджер не смог помешать их работе. Мы работали так 2 года, а один менеджер — Билл Кофран — теперь успешный венчурный капиталист, шутит о том, как это было. Урок здесь заключается в том, что можно делать неординарные вещи, даже в самой организационной структуре.

Рид Хоффман: Какова роль CEO в этой фазе стремительного роста?

Эрик Шмидт: Моя роль состояла в том, чтобы управлять хаосом. Есть разные виды CEO, и нет единственно правильного ответа.

В любой успешной компании у вас должен быть кто-то, кто может работать очень быстро и хорошо разбирается в продуктах. Будет интеллектуальным и эмоциональным лидером ключевых заинтересованных сторон. В этом смысле это как университет — главные инженеры мирятся с руководством. Моя работа состояла в том, чтобы организовать мир вокруг них.

Если вы спросите Ларри и Сергея, что они думали, когда наняли меня, они бы рассказали, что тогда было. Они думали: «Вы нам не нужны сейчас, но мы знаем, что вы нам понадобитесь в будущем». Они были недалеки от правды. Как для небольшой компании, у них все было в порядке, но для масштабирования нужен кто-то, кто понимает, что такое повторение, и может, по сути, внедрить систему.

Поэтому я занимался наймом несущественных руководителей, которые бы занимались всем остальным — функциями, которые внедрялись, пока основатели работали над техническими вопросами.

Существуют и другие модели, у которых есть очень технически подкованный основатель, который не откажется от управления или частично уступит контроль над бизнесом — Марк Цукерберг и Шерил Сандберг. Марк позволяет финансовому директору и Шерил самостоятельно управлять крупными отделами компании. И, конечно, они прекрасно с этим справляются.

Рид Хоффман: Еще один тезис Blizscaling — что вы не будете делать ради быстрого роста? Были ли какие-то ключевые решения о том, что не следует делать в Google?

Эрик Шмидт: На удивление нет. Поскольку амбиции были настолько большими, что единственным рычагом, который у меня был, была способность замедлять некоторые вещи и делать акцент на других. Я не согласен с тем, что вы должны сузить фокус. Я верю в то, что можно получить лучший результат, если действовать с наибольшим призывом с точки зрения лидерства и азарта.

Я бы не фокусировался только на мелких делах. Все истории успеха появились из одной очень хорошего выполненной задачи — затем масштабирования.

Eric Schmidt Google

То, что вы делаете, это продажа мечты. Если вы не можете продать мечту, то вы не добьетесь успеха.»

Рид Хоффман: Какие ключевые вещи помогли Google продолжать внедрять инновации в процессе масштабирования?

Эрик Шмидт: Две из них были опубликованы: «Не будь злом» и «20% времени».

Однажды, я сидел в конференц-зале, где обсуждали таргетинг рекламы по одному клику и один из инженеров внезапно ударил по столу и сказал: «Это будет зло!». Я думал про себя … ок, что только что произошло? Настроение всех людей изменилось, и началась горячая дискуссия о том, было ли это злом или нет. Как результат, мы решили не внедрять эти изменения.

Эрик Шмидт о будущем Google, Яндексе и социальных сетях

Председатель совета директоров Google рассказал о своем видении ситуации на интернет-рынке в России и в мире.

Эрик Шмидт в течение 10 лет занимал пост генерального директора Google и лишь в апреле 2011 года ушел с этой должности, уступив ее Ларри Пейджу. Сам Шмидт отмечает, что реорганизация руководства Google не была следствием каких-либо внутренних разногласий, а была призвана упростить процесс управления компанией. Экономический форум в Санкт-Петербурге, состоявшийся в июне, Эрик Шмидт посетил уже в должности председателя совета директоров Google.

Эрик Шмидт – человек с богатым опытом, который работает в сфере интернет-технологий уже многие годы. Его мнение о развитии в России полноценного интернет-пространства – это взгляд непредвзятого эксперта. По словам Шмидта, уровень проникновения интернета в России пока ниже, чем во многих западных странах, а его рост «пойдет на благо всем — пользователям, бизнесу, стартапам в сфере hi-tech и Google».

Как известно, в России безусловным лидером среди поисковых систем является Яндекс, и даже такому поисковому «монстру», как Google, пока не удалось его обойти. В мире можно назвать всего 3 национальных поисковых системы, каждая из которых пользуется в своей стране большей популярностью, нежели аналогичные ресурсы мирового уровня. Это российский Яндекс, китайский Baidu и чешский Seznam.

Вот как комментирует сложившуюся ситуацию Эрик Шмидт: «Яндекс» хорошо делает свою работу, и чешский Seznam тоже. Россия — очень важная страна для Google, мы бы, конечно, хотели быть здесь номером один. Мы очень довольны российскими пользователями и партнерами и активно инвестируем в развитие нашего бизнеса. Мы уверены, что Россия станет очень большим интернет-рынком и относимся к нему более чем серьезно. Возможно, мы сделали какие-то ошибки, связанные с морфологией, с особенностями русскоязычного поиска. Были какие-то различия в сервисах, благодаря которым лидером стал «Яндекс». При этом председатель совета директоров Google уверен, что успех любого из конкурентов в конечном итоге идет на пользу всем участникам рынка.

Интернет-пространство давно стало площадкой для различных социальных медиа, которые трудно контролировать официальным властям. Поэтому многие государства сознательно блокируют доступ пользователей если не ко всему интернету, то к некоторым ресурсам. Конечно, это создает определенные проблемы и для развития компании Google в ряде стран, прежде всего в Китае, Казахстане, Пакистане и Таиланде. Эрик Шмидт рассказал о политике компании в таких государствах: «Решение Google – всегда стараться объяснять правительствам, как это на самом деле работает, какие преимущества для страны и общества создает интернет». Тем не менее, такой способ конструктивного диалога не всегда срабатывает, и Google так и не удалось запустить свой поисковый сервис в Китае.

Совсем недавно Google запустил собственную социальную сеть, которую во многих СМИ заранее окрестили «убийцей Фэйсбука». По мнению Эрика Шмидта, компании на самом деле занимают разные сегменты интернет-рынка, и конкуренция между ними не является столь острой. Он отметил, что Google – это прежде всего платформа для поиска, а ресурсы, предлагаемые компанией, для социального общения сильно отличаются от прочих аналогов. «То, что мы делаем в сфере социального интернета, отличается от того, что делает Facebook. Если вы пользуетесь YouTube и разрешаете нам узнать больше о ваших предпочтениях, мы можем сделать сервис более таргетированным для вас. Для нас социальность — это возможность использовать данные, которыми с нами осознанно делятся пользователи, для улучшения наших продуктов», — отмечает Шмидт.

Эрик Шмидт не только председатель совета директоров Google, но и соучредитель фонда Tomorrow Ventures, который инвестирует новые интересные интеренет-проекты во всем мире. Эрик Шмидт уверен, что в России перспективных интернет-компаний множество, поэтому вложение средств в их развитие является оправданным.

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

Вы можете узнать подробности о наших услугах, задав интересующий вопрос менеджеру по телефону +7 (495) 104-86-69, или направить заявку на продвижение сайта.

Похожие статьи

Возврат к списку

Эрик Шмидт — это… Что такое Эрик Шмидт?

  • Шмидт Эрик — Эрик Эмерсон Шмидт Eric Emerson Schmidt Дата рождения: 27 апреля 1955 Место рождения: Вашингтон, округ Колумбия, США Гражданство: США …   Википедия

  • Шмидт Э. — Эрик Эмерсон Шмидт Eric Emerson Schmidt Дата рождения: 27 апреля 1955 Место рождения: Вашингтон, округ Колумбия, США Гражданство: США …   Википедия

  • Шмидт, Эрик — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Шмидт. Эрик Шмидт Eric Emerson Schmidt …   Википедия

  • Шмидт, Эрик — Председатель совета директоров Google Inc. Председатель совета директоров Google Inc. в 2001 2004 годах и с 2007 года по настоящее время. С 2001 по 2011 год занимал пост генерального директора компании. С 2006 до 2009 года был членом совета… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • Шмидт — или Шмид (нем. Schmidt, Schmit, Schmitt, Schmitz, Schmid, Schmied)  вторая по распространённости немецкая фамилия[1]. Произошла от названия профессии кузнец (нем. Schmied) (см. статью о фамилии Шмидт на Родоводе). Известные… …   Википедия

  • Корнелл, Эрик Аллин — Эрик Аллин Корнелл англ. Eric Allin Cornell …   Википедия

  • Хартман, Эрик — Эрих Хартманн нем. Erich Alfred Hartmann 19 апреля 1922  20 сентября 1993 Прозвище Bubi Белокурый рыцарь Черный Дьявол …   Википедия

  • Google (компания) — Эта статья  о компании. О поисковой системе см. Google. У этого термина существуют и другие значения, см. Google (значения). Координаты: 37°25′20″ с. ш. 122°05′04″ з. д …   Википедия

  • Google — (Гугл) Крупнейшая поисковая система Google, сервисы и инструменты Google История создания поиска Google, собственники и руководство Google, Google Apps, Google Maps, Google Chrome, Google Earth ,Picasa, Google Video, Google Images Google+,… …   Энциклопедия инвестора

  • Google Chrome — Для термина «Chrome» см. другие значения. Эта статья о браузере; об операционной системе см.: Google Chrome OS. Google Chrome …   Википедия

  • Об Эрике — Эрик Шмидт

    Эрик Шмидт — опытный технолог, предприниматель и филантроп. Он занимал пост генерального директора и председателя Google с 2001 по 2011 год, где он был одним из первых, кто превратил Google из стартапа из Кремниевой долины в мирового лидера в области технологий. Эрик курировал технические и бизнес-стратегии компании вместе с основателями Сергеем Брином и Ларри Пейджем. Под его руководством Google резко расширил свою инфраструктуру и диверсифицировал предложения продуктов, сохранив при этом сильную культуру инноваций.

    Кроме того, с 2018 по 2020 год Эрик работал техническим советником Alphabet, холдинговой компании Google, консультируя ее руководителей по вопросам технологий, бизнеса и политики. Он также был исполнительным председателем Alphabet с 2015 по 2018 год и оставался председателем Google до 2015 года.

    До прихода в Google Эрик был председателем и главным исполнительным директором Novell, компании, занимающейся разработкой программного обеспечения и услуг. Ранее он проработал 14 лет в Sun Microsystems, Inc., начав свою карьеру в качестве менеджера и поднявшись до их главного технического директора.Он также занимал технические должности в Xerox Palo Alto Research Center (PARC), Bell Laboratories и Zilog.

    Эрик был удостоен множества наград и поддерживает множество уважаемых организаций. Он был избран членом Национальной инженерной академии в 2006 году и введен в должность научного сотрудника Американской академии искусств и наук в 2007 году. Он входил в попечительский совет Университета Карнеги-Меллона с 2004 по 2006 год и в Принстонском университете с 2007 по 2010 год. , а также в Совете посетителей Калифорнийского университета в Беркли с 2014 по 2021 год.Эрик входил в совет директоров Apple с 2006 по 2009 год. Он также был членом президентского совета консультантов по науке и технологиям с 2009 по 2017 год. С 2008 года Эрик был попечителем Института перспективных исследований. в Принстоне, штат Нью-Джерси, и после 12 лет пребывания в должности был назван почетным членом совета директоров в 2020 году. В настоящее время он является председателем совета директоров Broad Institute, а также членом попечительского совета клиники Mayo и Технического совета Корнельского университета. надзирателей.

    Эрик стал председателем Совета по инновациям Министерства обороны в 2016 году и занимал эту должность в течение четырех лет, за что в январе 2017 года министр обороны Эштон Картер наградил его медалью Министерства обороны за выдающиеся заслуги на государственной службе. Он также был членом Консультативной группы пользователей Национального космического совета НАСА в течение двух лет под председательством вице-президента. В настоящее время он является председателем Комиссии национальной безопасности по искусственному интеллекту.

    Эрик также уделяет много времени различным программам в Массачусетском технологическом институте. Он является приглашенным научным сотрудником по инновациям Массачусетского технологического института, членом Консультативного совета MIT IQ, членом Комиссии Массачусетского технологического института по работе будущего, членом Консультативного совета генерального директора Массачусетского технологического института и членом Консультативного совета Колледжа вычислительной техники Шварцмана Массачусетского технологического института.

    Опытный автор, Эрик и Джаред Коэн в 2013 году стали соавторами бестселлера New York Times , The New Digital Age: Transforming Nations, Business, and Our Lives .В 2014 году Эрик опубликовал свой второй бестселлер New York Times , How Google Works , который он и Джонатан Розенберг создали в соавторстве с Аланом Иглом. В 2019 году Эрик опубликовал свой третий бестселлер New York Times , триллион долларов Coach: The Leadership Playbook Билла Кэмпбелла из Кремниевой долины, в соавторстве с Джонатаном Розенбергом и Аланом Иглом.

    Вдохновленный продолжением благотворительности, в 2017 году Эрик стал соучредителем компании Schmidt Futures, которая делает ставку на выдающихся людей, которые сделают мир лучше, вдумчиво применяя науку и технологии и объединяя людей из разных областей.В 2019 году он и его жена Венди объявили о новом благотворительном обязательстве на сумму 1 миллиард долларов, направленном на выявление и поддержку талантов в разных областях и по всему миру, чтобы служить другим и помогать решать самые насущные проблемы мира. В рамках этих усилий Schmidt Futures в партнерстве с Rhodes Trust запустила свою флагманскую инициативу Rise, цель которой — расширить возможности для выдающихся молодых людей во всем мире и дать им возможность служить своим сообществам. В 2020 году Эрик и Шмидт Futures были выбраны губернатором Нью-Йорка Эндрю Куомо, чтобы возглавить комиссию штата с голубой лентой из 16 членов, чтобы переосмыслить более сильный и устойчивый Нью-Йорк в разгар пандемии COVID-19, которая привела к первый в истории мандат на универсальное и доступное подключение в США.

    В августе 2020 года Эрик запустил подкаст «Переосмыслить с Эриком Шмидтом» — серию бесед с лидерами в правительстве, бизнесе, науке и технологиях, чтобы изучить, как общество может решить текущие проблемы и построить более светлое будущее после пандемии COVID-19. .

    Эрик получил степень бакалавра электротехники в Принстонском университете, а также степень магистра и доктора философии. по информатике в Калифорнийском университете в Беркли.

    Эрик Шмидт, который руководил преобразованием Google в технологического гиганта, покинул компанию

    Бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт больше не является техническим советником компании.

    Джеймс Мартин / CNET

    Эрик Шмидт, который привел к преобразованию Google из стартапа в Кремниевой долине в глобального титана, больше не является советником поискового гиганта и его материнской Alphabet, что стало еще одной вехой в недавних кадровых перестановках, которые привели к поклону старой гвардии компании. вне.

    Шмидт, занявший пост генерального директора Google в 2001 году, оставил свою роль технического советника в феврале, по словам человека, знакомого с ситуацией.Его уход завершился 19-летним сроком пребывания в Google, где он был назначен «взрослым руководителем» для молодых основателей компании, Ларри Пейджа и Сергея Брина. Уход Шмидта произошел через три года после того, как Шмидт заявил, что уходит с поста исполнительного председателя и больше не будет выполнять оперативную роль.

    Представители Schmidt и Google от комментариев отказались.

    Уход Шмидта знаменует собой еще один этап в эволюции Google, поскольку участие Шмидта в государственных проектах вызвало вопросы о конфликте интересов.В конце прошлого года Пейдж и Брин, которые основали Google, будучи аспирантами Стэнфордского университета в 1998 году, передали руководство Alphabet и его разветвленными операциями Сундару Пичаи, который руководил основным поисковым бизнесом с 2015 года. Дэвид Драммонд, 14-летний руководитель компании. начальник юридического отдела, ушел на пенсию в январе после тщательной проверки прошлых отношений.

    Когда первоначальное руководство уходит, сотрудники и отраслевые обозреватели задаются вопросом, сможет ли крупнейшая в мире поисковая система с более чем 120 000 сотрудников по всему миру сохранить свою знаменитую культуру свободного движения.За последние три года напряженность между руководством и сотрудниками усилилась из-за рассмотрения обвинений в сексуальных домогательствах, направленных на высшее руководство, проекта поисковой системы, подвергшегося цензуре в Китае, и инициатив Министерства обороны США в области искусственного интеллекта.

    Шмидт с губернатором Нью-Йорка Эндрю Куомо (в центре) в 2014 году.

    Getty

    Роль Шмидта в Google постепенно уменьшалась после того, как он ушел с поста генерального директора в 2011 году.Тем не менее, его связи с компанией вызвали отклик, поскольку Шмидт усиливает свою работу над военными инициативами США. Он возглавляет Совет по оборонным инновациям — консультативную группу, целью которой является внедрение новых технологий в Пентагон, включая достижения в области машинного обучения. Он также является председателем Комиссии национальной безопасности по искусственному интеллекту, которая консультирует Конгресс по вопросам ИИ для защиты. Однако критики опасаются, что Шмидт может несправедливо ущемить финансовые интересы Google, когда дело касается его работы с военными.

    Ранее на этой неделе губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо сказал, что Шмидт будет председателем комиссии, которой будет поручено обновлять технологическую инфраструктуру и методы штата во время и после пандемии коронавируса. По словам Шмидта, группа будет заниматься такими вопросами, как телездравоохранение, широкополосный доступ в Интернет и дистанционное обучение. Это назначение также вызвало опасения по поводу влияния крупных технологий в государственном секторе, особенно с учетом прошлых скандалов Google с конфиденциальностью данных.

    Шмидт, 65 лет, пришел в Google после того, как работал генеральным директором производителя программного обеспечения Novell.Он был представлен Пейджу и Брину двумя наиболее известными сторонниками Google в то время, венчурными капиталистами Джоном Дорром из Kleiner Perkins и Майком Морицем из Sequoia Capital. За время пребывания Шмидта компания вышла за рамки своей поисковой системы и занялась другими технологиями, включая мобильные телефоны и онлайн-видео. Он также принял корпоративную структуру, которая отразила его растущий финансовый успех. Шмидт помог сделать компанию публичной в 2004 году, дебют на фондовом рынке, который сделал его миллиардером.(Он по-прежнему владеет акциями компании на сумму около 5,3 миллиарда долларов.)

    Шмидт оставался генеральным директором Google в течение десяти лет, прежде чем он перешел на должность исполнительного председателя, а Пейдж занял высшую должность. В 2015 году компания провела реструктуризацию разорвавшейся бомбы, создав для Google материнскую компанию под названием Alphabet. Шмидт также стал исполнительным председателем новой организации.

    В 2017 году Шмидт перешел на новую должность технического консультанта — работу, которую компания никогда четко не описывала.Тем не менее, в штаб-квартире Google у него было два помощника по административным вопросам. Персонал был переведен после ухода Шмидта, сообщил источник, знакомый с ситуацией.

    Уход Шмидта означает, что он официально, хотя и символически, не входит в платежную ведомость Alphabet. Он зарабатывал 1 доллар в год на должности советника.

    «Может быть, вам вообще не стоит этого делать»

    Шмидт и Ларри Пейдж (в центре) на IPO Google в 2004 году.

    Getty Images

    Во время и после своего пребывания на посту генерального директора Шмидт заработал репутацию человека, вызывающего споры.В 2005 году Google занес в черный список репортеров CNET после того, как сайт опубликовал статью о огромном скоплении пользовательских данных Google. История включала личную информацию о тогдашнем генеральном директоре Шмидте, полученную в результате поиска в Google, в том числе его состояние и подробности о том, что он был участником Burning Man и пилотом-любителем.

    Шмидт также привлек внимание к своим взглядам на пользовательские данные и конфиденциальность. В 2009 году, когда его спросили, должны ли люди делиться информацией с Google как «верный друг», он ответил: «Если у вас есть что-то, о чем вы не хотите, чтобы кто-либо узнал, возможно, вам вообще не следует это делать. .

    Совсем недавно Шмидт отверг комментарии, касающиеся крупных технологий и пандемии. На виртуальном мероприятии с Экономическим клубом Нью-Йорка в апреле Шмидт раскритиковал реакцию США на кризис COVID-19, заявив, что правительство было медленным. Затем он рекламировал роль Кремниевой долины в помощи людям в получении информации и общении во время кризиса и сказал, что американцы должны быть «благодарны» за то, что технологические компании смогли получить финансирование и помочь людям.

    «Польза этих корпораций, которую мы любовь к злым с точки зрения способности общаться, иметь дело со здоровьем, способность получать информацию — это очень важно », — сказал он во время обсуждения.«Подумайте, какой была бы ваша жизнь в Америке без Amazon».

    Эрик Шмидт

    Доктор Эрик Шмидт — технический советник правления Alphabet, где он ранее был исполнительным председателем. В качестве исполнительного председателя он отвечал за внешние вопросы всех предприятий холдинга, включая Google Inc., консультировал их генеральных директоров и руководство по вопросам бизнеса и политики.

    До основания Alphabet Эрик в течение четырех лет был председателем правления Google Inc. С 2001 по 2011 год Эрик занимал должность главного исполнительного директора Google, отвечая за техническую и бизнес-стратегию компании вместе с основателями Сергеем Брином и Ларри Пейджем. Под его руководством Google резко расширил свою инфраструктуру и диверсифицировал предложения продуктов, сохранив при этом сильную культуру инноваций, превратившись из стартапа из Кремниевой долины в мирового лидера в области технологий.

    До прихода в Google Эрик был председателем и генеральным директором Novell и главным техническим директором Sun Microsystems, Inc. Ранее он работал в исследовательском штате Xerox Palo Alto Research Center (PARC), Bell Laboratories и Zilog. Он имеет степень бакалавра электротехники в Принстонском университете, а также степень магистра и доктора философии. по информатике в Калифорнийском университете в Беркли.

    Эрик был избран членом Национальной инженерной академии в 2006 году и принят в Американскую академию искусств и наук в качестве научного сотрудника в 2007 году.С 2008 года он был попечителем Института перспективных исследований в Принстоне, штат Нью-Джерси. С 2012 года Эрик входит в совет директоров Broad Institute и Mayo Clinic. Эрик был членом Совета советников президента по науке в 2009–2017 годах. В 2013 году Эрик и Джаред Коэн стали соавторами бестселлера New York Times «Новый цифровой век: трансформация наций, бизнеса и нашей жизни». В сентябре 2014 года Эрик опубликовал свой второй бестселлер New York Times «Как работает Google», написанным вместе с Джонатаном Розенбергом в соавторстве с Аланом Иглом.Эрик стал председателем Совета по инновациям Министерства обороны в 2016 году и был награжден медалью Министерства обороны за выдающиеся заслуги перед общественностью в январе 2017 года от министра обороны Эштона Картера.

    «Я мог бы решить большинство ваших проблем»: Наступление Пентагона Эрика Шмидта

    «Мне все это было интересно, — сказал г-н Шмидт. «Я действительно мало что знал об этом».

    Он также ездил в Северную Корею, Афганистан и Ливию, когда писал книгу о технологиях и дипломатии, и баловался политикой, оказывая техническую поддержку Хиллари Клинтон в преддверии ее президентской кампании 2016 года.

    Его фонд венчурного капитала Innovation Endeavors также был активен. Он инвестировал в стартапы, такие как Planet Labs, которая управляет спутниками и продает изображения оборонным и разведывательным агентствам, и Team8, компанию по кибербезопасности, основанную бывшими сотрудниками израильской разведки.

    На Всемирном экономическом форуме 2016 года в Давосе, Швейцария, г-н Картер попросил г-на Шмидта о встрече. У него было предложение: может ли г-н Шмидт возглавить Совет по оборонным инновациям, гражданскую консультативную группу, которой поручено предоставить Пентагону новые технологии?

    «Мы были в одном из этих унылых отелей, и вот он со своей небольшой свитой входит, и он в основном сказал мне:« Это то, чем я хочу заниматься.Вы были бы идеальным человеком для должности председателя », — сказал г-н Шмидт.

    Г-н Шмидт сказал, что отказался от этой роли, потому что был занят и не имел военного опыта. Но г-н Картер утверждал, что технический опыт г-на Шмидта был необходим, поскольку американские военные, которые когда-то были центром инноваций, отстают от таких компаний, как Google и Facebook, в области программного обеспечения и искусственного интеллекта.

    Г-н Шмидт в конечном итоге согласился. (Г-н Картер не ответил на запросы о комментариях.)

    В качестве главы Совета по оборонным инновациям г-н.Шмидт начал путешествовать по военным базам, авианосцам и оплотам плутония. Поездки, в результате которых Шмидт посетил около 100 баз в таких местах, как Фейетвилл, Северная Каролина, и Осан, Южная Корея, были явным разрывом в его богатой жизни в Кремниевой долине.

    «Вы хотите увидеть эти вещи», — сказал г-н Шмидт. «Я получил ракетно-ядерный тур. Вещи сложные. У меня была экскурсия по Шайенн-Маунтин, чтобы я мог понять, какова их реальность ».

    Бывший генеральный директор Google выделяет 150 миллионов долларов на исследования в области биологии, AI

    Бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт и его жена Венди пожертвовали 150 миллионов долларов исследовательскому институту, чтобы установить «новую эру биологии», направленную на борьбу с болезнями с помощью сочетание данных и исследований в области наук о жизни.

    Базирующийся в Массачусетсе Институт Броуд при Массачусетском технологическом институте и Гарварде будет использовать средства для строительства нового центра, который объединит академические круги и промышленность, чтобы объединить эти две дисциплины и сделать людей более здоровыми.

    «До сих пор эти месторождения в основном разрабатывались параллельно», — говорится в заявлении Института Броуда в четверг. «Их сближение создаст новую эру биологии, которая, как ожидается, приведет к глубокому пониманию биологических процессов с конечной целью улучшения здоровья человека за счет более действенной профилактики, диагностики и лечения заболеваний.

    Эксперты говорят, что эта инициатива создает прецедент для создания большего числа исследовательских центров, в которых сочетаются эти две дисциплины.

    «В области биологии существует огромная потребность в привлечении опыта в области вычислений и науки о данных», — сказал Пэн Цю, профессор Технологического института Джорджии, изучающий этот предмет, добавив, что необходимость интеграции этих двух областей «имеет получила широкое признание в исследовательском сообществе ».

    Пожертвование — самое крупное пожертвование, которое пара сделала через Schmidt Futures, свою последнюю благотворительную инициативу, направленную на науку и технологии.У Шмидтов есть другие благотворительные организации, в том числе их семейный фонд, и они считаются одним из крупнейших спонсоров в Соединенных Штатах.

    Институт заявил в четверг, что он также получил дополнительный взнос в размере 150 миллионов долларов от Broad Foundation, благотворительной организации, основанной филантропами Эли и Эдит Л. Броуд. Супруги помогли создать институт в 2003 году, и их фонд пообещал исследовательскому центру более 1 миллиарда долларов.

    «Подобно тому, как Эли и Эди Броуд увидели потенциал в создании Института Броуда, Венди и я полагаем, что этот центр обещает создать новую область науки, которая может принести пользу здоровью человека способами, которые мы даже не можем себе представить. «Эрик Шмидт, член правления института, сказал в объявлении.

    «Пандемия показала нам, что приоритетность науки, инноваций и исследований — одна из самых больших инвестиций, которые мы можем сделать в наше будущее», — добавил он.

    Центр, который будет назван в честь Шмидтов, будет сотрудничать с экспертами из различных областей в таких компаниях, как Google, Microsoft и AstraZeneca, а также с учебными заведениями, включая Оксфордский университет и клинику Мэйо.

    «Благотворительные дары такого масштаба могут изменить научные открытия», — сказал Р.Патрик Бикслер, профессор Техасского университета в Центре филантропии и общественных работ RGK в Остине. Он отмечает, что выполнение этой работы «через сеть межотраслевых партнеров, несомненно, приведет к прорыву в области внутренней медицины и общественного здравоохранения».

    Шмидт занимал пост генерального директора Google с 2001 по 2011 год, время быстрого роста калифорнийской технологической компании. Позже он стал исполнительным председателем Google, а в 2015 году и ее новой материнской компании Alphabet, прежде чем уйти с поста председателя в 2018 году.

    ——

    Ассошиэйтед Пресс получает поддержку от Фонда Лилли для освещения благотворительности и некоммерческих организаций. AP несет полную ответственность за весь контент. Чтобы узнать обо всех сообщениях AP о благотворительности, посетите https://apnews.com/hub/philanthropy.

    Сообщается, что Эрик Шмидт покинул Google в феврале

    Одно из самых известных лиц Google, возможно, тихо ушел. Источник CNET сообщает, что бывший генеральный директор Эрик Шмидт оставил свою должность технического советника в Alphabet и Google в феврале, сократив свою последнюю официальную должность в компании.Неясно, что послужило причиной ухода, но он увеличивает свою работу, возглавляя консультативные группы по военным технологиям. Мы попросили Google прокомментировать, но он отказался отвечать на вопросы CNET .

    Шмидт какое-то время не занимал руководящей должности в Google или Alphabet. Он покинул пост генерального директора Google в 2011 году и покинул пост исполнительного председателя Alphabet в 2017 году, прежде чем покинуть совет директоров компании в 2019 году. Выход, возможно, был скорее формальностью, тем более что Шмидт, как говорили, зарабатывал 1 доллар в год в качестве советника.

    Тем не менее, это конец эпохи. Шмидт руководил Google во время его быстрого роста от поискового стартапа до технического колосса, который расширился до смартфонов, электронной почты и многих других сфер. Сергей Брин и Ларри Пейдж наняли его, чтобы предложить Google серьезный деловой авторитет и лидерство, и в этом он преуспел.

    Однако он вызвал много критики. Шмидт преуменьшал озабоченность по поводу конфиденциальности во время своего пребывания в должности генерального директора, фактически утверждая, что вам нечего бояться, если вам нечего скрывать.Его положение в совете директоров Apple вызвало удивление, когда Android стал достоянием общественности. Он сделал несколько проницательных прогнозов на будущее, включая рост ИИ, но он также известен тем, что переоценивал шансы Google на успех в других категориях. Помните, как он считал, что к лету 2012 года большинство телевизоров будут использовать Google TV? При Шмидте Google стал лидером, но некоторые из его давних проблем с конфиденциальностью и продуктами начались во время его работы.

    Все продукты, рекомендованные Engadget, выбираются нашей редакционной группой, независимо от нашей материнской компании.Некоторые из наших историй содержат партнерские ссылки. Если вы покупаете что-то по одной из этих ссылок, мы можем получать партнерскую комиссию.

    Сообщается, что Эрик Шмидт больше не является советником компании

    Эрик Шмидт выступает на конференции Комиссии национальной безопасности по искусственному интеллекту 5 ноября 2019 г. в Вашингтоне

    Алекс Вонг | Getty Images

    Согласно субботнему отчету, бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт больше не является советником компании.По данным CNET со ссылкой на неназванный источник, Шмидт перестал работать в качестве технического советника в феврале.

    Уход Шмидта отразил бы структурную эволюцию Google в последние годы. В 2015 году она учредила зонтичную компанию Alphabet вместе с Other Bets, такими как Waymo. В декабре соучредители Ларри Пейдж и Сергей Брин ушли со своих должностей генерального директора и президента, а глава Google Сундар Пичаи стал генеральным директором более крупной Alphabet.

    Шмидт также является частью истории Google, он пришел в компанию в качестве генерального директора из Novell в 2001 году и возглавил компанию во время ее дебюта на Nasdaq в 2004 году.В 2011 году Пейдж сменил его на посту генерального директора Google, но он остался в совете директоров и занял должность исполнительного председателя совета директоров.

    Представитель Google не сразу ответил на запросы CNBC о комментариях.

    В декабре 2017 года Alphabet сообщила в своем заявлении, что Шмидт покидает пост исполнительного председателя Alphabet и будет выступать в качестве советника по вопросам науки и технологий.

    «Ларри, Сергей, Сундар и я все считаем, что в развитии Alphabet настало время для этого перехода.Структура Alphabet работает хорошо, Google и Other Bets процветают », — сказал Шмидт в то время. Он сказал, что хотел бы больше сосредоточиться на благотворительности, среди прочего. С 2016 года он был председателем Министерства обороны США. Совет по инновациям.

    Оставьте комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *