Эпигенетическая теория – Эпигенетическая теория развития личности Э.Эриксона

Содержание

Эпигенетическая теория развития личности Э.Эриксона

Введение

​Развитие личности – тема, интересующая и психолога, как исследователя человеческой жизни, и самого человека, как пользователя психологических знаний. Как и чем определяется превращение младенца в подростка, подростка — во взрослого человека? А после взросления — что? Есть ли дальнейшие этапы, есть ли вершины развития личности?

Один из вариантов ответа на эти вопросы дает эпигенетическая теория развития личности Эрика Эриксона – немца, родившегося в Франкфурте-на-Майне и основную часть своей жизни проработавшего в Бостоне и Гарварде.

Эрик Эриксон всегда считал себя психоаналитиком. Тем более интересно, как он был вынужден – и сумел – модернизировать психоанализ под требования современных ему тем психотерапевтической работы.

Психотерапевты знают, что запросы клиентов имеют свои колебания, похожие на смены увлеченности той или иной модой или музыкальным направлением. В 50-е годы актуальной была тема потери смысла жизни, в последние несколько десятилетий типовой является тема «Не знаю, что мне хочется». В то время как работал и творил Эрик Эриксон (это тридцатые-пятидесятые годы ХХ века), в десятилетия труднейших в первую очередь социальных выборов, одним из важных запросов был запрос на «Кто я? Туда ли направлена моя жизнь, не сбился ли я с пути?» Эта тема, которую Э. Эриксон назвал темой эго-идентичности, стала центральным пунктом его творчества.

Но как?

Тема эго-идентичности и психоанализ

В концепции психоанализа Я и социум, Ид и Супер-Эго, представлены как враждебные, антагонистические друг другу начала. Фрейд представляет отношения «ребенок — общество» как антагонистические, враждебные, история которых — трагическое противостояние личности и общества, борьба двух миров — мира детства и мира взрослых. Супер-Эго – это представитель требований социума, а собственно Я ребенка – это изначально асоциальные влечения: биологические потребности выживания, сексуальные влечения и влечение к смерти. Как же тогда психоаналитику отвечать на вопрос клиента, который спрашивает «Кто я?», имея в виду то, что в нем есть помимо внедренного в него социума? «Твое истинное я – это либидо и влечение к смерти? Твой настоящий путь – лишь вечный конфликт с социумом, и только?»

Такой ответ, видимо, не устраивал ни клиентов Эриксона, ни его самого. В этой ситуации Э. Эриксон решился рассматривать отношения личности и общества как отношения сотрудничества, обеспечи­вающие гармоничное развитие личности. Он стал различать ритуалы и ритуализмы. Ритуализмы – это антагонистические для личности интервенции в личность, а ритуалы – дружественные влияния общества. Ритуальные действия имеют общее значение, понятное и раз­деляемое всеми участниками. Например, выпускной вечер, когда вручение аттестата зрелости «присваивает» юноше или девушке новые права и обязанности взрослого. Такие ритуалы дают личности чувство безопасности, статус и открывают человеку новые возможности.

Более того, если Фрейд решающую роль отводил детской сексуальности, то Эриксон поставил сексуальность в один ряд с другими влечениями и интересами ребенка.

Основные положения теории Эрика Эриксона

Суммируя 15 лет практической и теоретической работы, Эрик Эриксон выдвинул три новых положения, ставшие тремя важными вкладами в изучение человеческого «Я»:

  1. Наряду с опи­санными Фрейдом фазами психосексуального развития (оральной, анальной, фаллической и генитальной), в ходе которого меняется направленность влечения (от аутоэротизма до влечения к внешнему объекту), существуют и психологичес­кие стадии развития «Я», в ходе которого индивид уста­навливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде.
  2. Становление лич­ности не заканчивается в подростковом возрасте, но рас­тягивается на весь жизненный цикл.
  3. Каждой стадии при­сущи свои собственные параметры развития, способные принимать положительные и отрицательные значения.

Основные стадии развития личности по Эрику Эриксону

1. Доверие и недоверие

Первая стадия развития чело­века соответствует оральной фазе классического психо­анализа и обычно охватывает первый год жизни. В этот период, считает Эриксон, развивается параметр социаль­ного взаимодействия, положительным полюсом которого служит доверие, а отрицательным — недоверие.

Степень доверия, которым ребенок проникается к окружающему миру, к другим людям и к самому себе, в значительной степени зависит от проявляемой к нему заботы. Младенец, который получает все, что хочет, по­требности которого быстро удовлетворяются, который никогда долго не испытывает недомогания, которого ба­юкают и ласкают, с которым играют и разговаривают, чувствует, что мир, в общем, место уютное, а люди—существа отзывчивые и услужливые. Если же ребенок не получает должного ухода, не встречает любовной заботы, то в нем вырабатывается недоверие — боязливость и подозрительность по отношению к миру вообще, к людям в частно­сти, и недоверие это он несет с собой в другие стадии его развития.

Необходимо подчеркнуть, однако, что вопрос о том, какое начало одержит верх, не решается раз и навсегда в первый год жизни, но возникает заново на каждой пос­ледующей стадии развития. Это и несет надежду и таит угрозу. Ребенок, который приходит в школу с чувством настороженности, может постепенно проникнуться до­верием к какой-нибудь учительнице, не допускающей несправедливости по отношению к детям. При этом он мо­жет преодолеть первоначальную недоверчивость. Но зато и ребенок, выработавший в младенчестве доверчивый подход к жизни, может проникнуться к ней недоверием на последующих стадиях развития, если, скажем, в слу­чае развода родителей в семье создается обстановка, пе­реполненная взаимными обвинениями и скандалами.

Благоприятное разрешение этого конфликта — надежда.

2. Самостоятельность (автономия) и нерешительность (стыд и сомнения)

Вторая ста­дия охватывает второй и третий год жизни, совпадая с анальной фазой фрейдизма. В этот период, считает Эриксон, у ребенка развивается самостоятельность на основе развития его моторных и психических способностей. На этой стадии ребенок осваивает различные движения, учит­ся не только ходить, но и лазать, открывать и закрывать, толкать и тянуть, держать, отпускать и бросать. Малыши наслаждаются и гордятся своими новыми способностями и стремятся все делать сами: разворачивать леденцы, дос­тавать витамины из пузырька, спускать в туалете воду и т.д. Если родители предоставляют ребенку делать то, на что он способен, а не торопят его, у ребенка вырабаты­вается ощущение, что он владеет своими мышцами, сво­ими побуждениями, самим собой и в значительной мере своей средой — то есть у него появляется самостоятель­ность.

Но если воспитатели проявляют нетерпение и спе­шат сделать за ребенка то, на что он и сам способен, у него развивается стыдливость и нерешительность. Конеч­но, не бывает родителей, которые ни при каких условиях не торопят ребенка, но не так уж неустойчива детская психика, чтобы реагировать на редкие события. Только в том случае, если в стремлении оградить ребенка от уси­лий родители проявляют постоянное усердие, неразумно и неустанно браня его за «несчастные случаи», будь то мокрая постель, запачканные штанишки, разбитая чашка или пролитое молоко, у ребенка закрепляется чувство стыда перед другими людьми и неуверенность в своих способностях управлять собой и окружением.

Если из этой стадии ребенок выйдет с большой до­лей неуверенности, то это неблагоприятно отзовется в дальнейшем на самостоятельности и подростка, и взрос­лого человека. И наоборот, ребенок, вынесший из этой стадии гораздо больше самостоятельности, чем стыда и нерешительности, окажется хорошо подготовлен к раз­витию самостоятельности в дальнейшем. И опять-таки соотношение между самостоятельностью, с одной сторо­ны и стыдливостью и неуверенностью — с другой, установившееся на этой стадии, может быть изменено в ту или другую сторону последующими событиями.

Благоприятное разрешение этого конфликта — воля.

3. Предприимчивость и чувство вины (в другом переводе — неадекватность).

Третья стадия обычно приходится на возраст от четырех до пяти лет. Дошкольник уже приобрел множество физических на­выков, он умеет и на трехколесном велосипеде ездить, и бегать, и резать ножом, и камни швырять. Он начинает сам придумывать себе занятия, а не просто отвечать на действия других детей или подражать им. Изобретатель­ность его проявляет себя и в речи, и в способности фан­тазировать. Социальный параметр этой стадии, говорит Эриксон, развивается между предприимчивостью на од­ном полюсе и чувством вины на другом. От того, как в этой стадии реагируют родители на затеи ребенка, во многом зависит, какое из этих качеств перевесит в его характере. Дети, которым предоставлена инициатива в выборе моторной деятельности, которые по своему же­ланию бегают, борются, возятся, катаются на велосипе­де, на санках, на коньках, вырабатывают и закрепляют предприимчивость. Закрепляет ее и готовность родите­лей отвечать на вопросы ребенка (интеллектуальная предприимчивость) и не мешать ему фантазировать и затевать игры. Но если родители показывают ребенку, что его моторная деятельность вредна и нежелательна, что воп­росы его назойливы, а игры бестолковы, он начинает чувствовать себя виноватым и уносит это чувство вины в дальнейшие стадии жизни.

Благоприятное разрешение этого конфликта — цель.

4. Умелость и неполноценность. (Творчество и комплекс неполноценности)

Четвертая стадия — возраст от шести до одиннадцати лет, годы начальной школы. Классический психоанализ называет их латент­ной фазой. В этот период любовь сына к матери и рев­ность к отцу (у девочек наоборот) еще находится в скры­том состоянии. В этот период у ребенка развивается спо­собность к дедукции, к организованным играм и регламен­тированным занятиям. Только теперь, например, дети как следует учатся играть в камешки и другие игры, где надо соблюдать очередность. Эриксон говорит, что психосоци­альный параметр этой стадии характеризуется умелостью с одной стороны и чувством неполноценности — с другой.

В этот период у ребенка обостряется интерес к тому, как вещи устроены, как их можно освоить, приспособить к чему-нибудь. Этому возрасту понятен и близок Робин­зон Крузо; в особенности отвечает пробуждающемуся интересу ребенка к трудовым навыкам энтузиазм, с ко­торым Робинзон описывает во всех подробностях свои занятия. Когда детей поощряют мастерить что угодно, строить шалаши и авиамодели, варить, готовить и руко­дельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят и награждают за результаты, тогда у ребен­ка вырабатывается умелость и способности к техничес­кому творчеству. Напротив, родители, которые видят в трудовой деятельности детей одно «баловство» и «пач­котню», способствуют развитию у них чувства неполно­ценности.

В этом возрасте, однако, окружение ребенка уже не ограничивается домом. Наряду с семьей важную роль в его возрастных кризисах начинают играть и другие об­щественные институты. Здесь Эриксон снова расширяет рамки психоанализа, до сих пор учитывавшего лишь влияние родителей на развитие ребенка. Пребывание ре­бенка в школе и отношение, которое он там встречает, оказывает большое влияние на уравновешенность его психики. Ребенок, не отличающийся сметливостью, в особенности может быть травмирован школой, даже если его усердие и поощряется дома. Он не так туп, чтобы попасть в школу для умственно отсталых детей, но он усваивает учебный материал медленнее, чем сверстники, и не может с ними соревноваться. Непрерывное отстава­ние в классе несоразмерно развивает у него чувство не­полноценности.

Зато ребенок, склонность которого мастерить что-нибудь заглохла из-за вечных насмешек дома, может ожи­вить ее в школе благодаря советам и помощи чуткого и опытного учителя. Таким образом, развитие этого пара­метра зависит не только от родителей, но и от отноше­ния других взрослых.

Благоприятное разрешение этого конфликта — уверенность.

5. Идентификация личности и путаница ролей.

При переходе в пятую стадию (12-18 лет, кризис подросткового возраста) ребенок сталкивает­ся, как утверждает классический психоанализ, с про­буждением «любви и ревности» к родителям. Успешное решение этой проблемы зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении. Эриксон не отрицает возникновения этой проблемы у подростков, но указывает, что существуют и другие. Подросток созревает физиологически и психически, и в добавление к новым ощущениям и желаниям, которые появляются в результате этого созревания, у него развиваются и новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Важное место в новых особенностях психики подростка занимает его интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают. Подростки могут создавать себе мысленный идеал семьи, религии, общества, по сравнению с которым весьма проигрывают далеко не­совершенные, но реально существующие семьи, религии и обще­ства. Подросток способен вырабатывать или перенимать теории и мировоззрения, которые сулят примирить все противоречия и создать гармоничное целое. Короче говоря, подросток — это нетерпеливый идеалист, полагающий, что создать идеал на практике не труднее, чем вообразить его в теории.

Эриксон считает, что возникающий в этот период параметр связи с окружающим колеблется между поло­жительным полюсом идентификации «Я» и отрицатель­ным полюсом путаницы ролей. Иначе говоря, перед подростком, об­ретшим способность к обобщениям, встает задача объединить все, что он знает о себе самом как о школьнике, сыне, спортсмене, друге, бойскауте, газетчике и так далее. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить его, связать с прошлым и проецировать в будущее. Если молодой человек успешно справится с этой задачей — психосоциальной идентификацией, то у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет.

В отличие от предыдущих стадий, где родители ока­зывали более или менее прямое воздействие на исход кризисов развития, влияние их теперь оказывается гораз­до более косвенным. Если благодаря родителям подрос­ток уже выработал доверие, самостоятельность, предпри­имчивость и умелость, то шансы его на идентификацию, то есть на опознание собственной индивидуальности, зна­чительно увеличиваются.

Обратное справедливо для подростка недоверчиво­го, стыдливого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. Поэтому подготовка к всесторонней психосоциальной идентификации в под­ростковом возрасте должна начинаться, по сути, с мо­мента рождения.

Если из-за неудачного детства или тяжелого быта подросток не может решить задачу идентификации и определить свое «Я», то он начинает проявлять симпто­мы путаницы ролей и неуверенность в понимании того, кто он такой и к какой среде принадлежит. Такая пута­ница нередко наблюдается у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распу­щенность, очень часто обладают фрагментарным пред­ставлением о своей личности и свои беспорядочные половые связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. В некоторых случаях молодежь стремится к «негативной идентификации», то есть отождествляет свое «Я» с образом, противополож­ным тому, который хотели бы видеть родители и друзья.

Но иногда лучше идентифицировать себя с «хиппи», с «малолетним преступником», даже с «наркоманом», чем вообще не обрести своего «Я».

Однако тот, кто в подростковом возрасте не приоб­ретает ясного представления о своей личности, еще не обречен оставаться неприкаянным до конца жизни. А тот, кто опознал свое «Я» еще подростком, обязательно будет сталкиваться на жизненном пути с фактами, противоре­чащими или даже угрожающими сложившемуся у него представлению о себе. Пожалуй, Эриксон больше всех других психологов-теоретиков подчеркивает, что жизнь представляет собой непрерывную смену всех ее аспектов и что успешное решение проблем на одной стадии еще не гарантирует человеку возникновения новых про­блем на других этапах жизни или появление новых реше­ний для старых, уже решенных, казалось, проблем.

Благоприятное разрешение этого конфликта — верность.

6. Близость и одиночество.

Шестой стадией жизнен­ного цикла является начало зрелости — иначе говоря, период ухаживания и ранние годы семейной жизни, то есть от конца юности до начала среднего возраста. Об этой стадии и следующей за ней классический психоана­лиз не говорит ничего нового или, иначе, ни­чего важного. Но Эриксон, учитывая уже совершившееся на предыдущем этапе опознание «Я» и включение чело­века в трудовую деятельность, указывает на специфичес­кий для этой стадии параметр, который заключен между положительным полюсом близости и отрицательным — одиночества.

Под близостью Эриксон понимает не только физи­ческую близость. В это понятие он включает способность заботиться о другом человеке и делиться с ним всем су­щественным без боязни потерять при этом себя. С близостью дело обстоит так же, как с идентификацией: успех или провал на этой стадии зависит не прямо от родите­лей, но лишь от того, насколько успешно человек про­шел предыдущие стадии. Так же как в случае идентифи­кации, социальные условия могут облегчать или затруд­нять достижение близости. Это понятие не обязательно связано с сексуальным влечением, но распространяется и на дружбу. Между однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых боях, очень часто образуются такие тес­ные связи, которые могут служить образчиком близости в самом широком смысле этого понятия. Но если ни в браке, ни в дружбе человек не достигает близости, тогда, по мнению Эриксона, уделом его становится одиноче­ство — состояние человека, которому не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться.

Благоприятное разрешение этого конфликта — любовь.

7. Общечеловечность и самопоглощенность (производительность и застой)

Седьмая стадия — зрелый возраст, то есть уже тот период, когда дети стали подростками, а родители прочно связали себя с определенным родом занятий. На этой стадии появля­ется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью — на другом.

Общечеловечностью Эриксон называет способность человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Такой интерес к новым поколениям не обязательно связан с наличием собственных детей — он может существовать у каждого, кто активно заботится о молодежи и о том, чтобы в будущем людям легче жилось и работалось. Тот же, у кого это чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточивается на са­мом себе и главной его заботой становится удовлетворе­ние своих потребностей и собственный комфорт.

Благоприятное разрешение этого конфликта — забота.

8. Цельность и безнадежность.

На восьмую и после­днюю стадию в классификации Эриксона приходится период, когда основная paбoта жизни закончилась и для человека наступает время размышлений и забав с внука­ми, если они есть. Психосоциальный параметр этого пе­риода заключен между цельностью и безнадежностью. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлет­ворение. Тот же, кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упу­щенного не вернуть. Такого человека охватывает отчая­ние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь.

Благоприятное разрешение этого конфликта — мудрость.

Обсуждение теории Эрика Эриксона о развитии личности

Эго-идентичность

Как мы видим, смысловым стержнем концепции Э. Эриксона является понятие личностной идентичности (эго-идентичности). Что это такое?

По формулировке Википедии, эго-идентичность — это целостность личности; тождественность и непрерывность нашего Я, несмотря на те изменения, которые происходят с нами в процессе роста и развития (Я — тот же самый).

Как пишет Роберт Бернс,

«Эриксон определяет эго-идентичность как заряжающее человека психической энергией «субъективное чувство непрерывной самотождественности» (1968). Более развернутого определения он нигде не приводит, хотя и указывает, что эго-идентичность — это не просто сумма принятых индивидом ролей, но также и определенные сочетания идентификаций и возможностей индивида, как они воспринимаются им на основе опыта взаимодействия с окружающим миром, а также знание о том, как реагируют на него другие» (Роберт Бернс Что такое Я-концепция).

По-видимому, у понятия «личностная идентичность» нет жестких рамок и внешних, научных, объективных критериев. Как пишет О.А. Карабанова:

«Идентичность понимается как самотождественность и включает три основных параметра: самотождественность как внутреннюю тож­дественность самому себе во времени и в пространстве; признание самотождественности личности значимым социальным окружени­ем; уверенность в том, что внутренняя и внешняя идентичность сохраняются и имеют стабильный характер».

Признание самотождественности личности значимым социальным окружением – при всей зыбкости, по-видимому, самое устойчивое основание этого определение. Если здравые, хорошо знающие меня люди меня узнают как меня, могут всегда сказать что «ты остаешься собой» (и им это нравится), то это как-то проверяемо и объективно.

Если же «внутренняя тождественность самому себе» понимается как чувство непрерывной тождественности человека самому себе, то эта грань понятия более трудная. Чувство – вещь лукавая. Сегодня чувствуется одно, завтра – другое, а что захочется придумать про себя завтра – не знает иногда никто, тем более если личность имеет истероидные, демонстративные черты… Тем не менее, людям обычно очень важно «себя считать собой», не выходить за рамки, которые они сами считают своими естественными границами.

«Я – женщина, а не мужчина. Я мать, а не равнодушное к своим детям существо. Я – честная и любящая…»

Однако важно учесть, что, по Э. Эриксону, отождествление себя с собой может и должен протекать в основном в сфере бессознательного. Эриксон критикует такие понятия, как «самоконцептуализация», «самооценка», «образ Я», считая их статическими, в то время как, по его мнению, главной чертой этих образований является динамизм, ибо идентичность никогда не достигает завершенности, не является чем-то неизменным, что может быть затем использовано как готовый инструмент личности (1968). Формирование идентичности Я — процесс, напоминающий скорее самоактуализацию по Роджерсу, он характеризуется динамизмом кристаллизующихся представлений о себе, которые служат основой постоянного расширения самосознания и самопознания. Внезапное осознание неадекватности существующей идентичности Я, вызванное этим замешательство и последующее исследование, направленное на поиск новой идентичности, новых условий личностного существования, — вот характерные черты динамического процесса развития эго-идентичности. Эриксон считает, что чувство эго-идентичности является оптимальным, когда человек имеет внутреннюю уверенность в направлении своего жизненного пути http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/burns3.htm

Эпигенез

Теория Эрика Эриксона — это эпигенетическая теория. Сам по себе эпигенез, это наличие целостного врожден­ного плана, определяющего основные стадии развития. О чем-то похожем пишет и Карл Роджерс, когда уподобляет развитие личности развитию яблони из семечка, но в модели Эрика Эриксона зафиксированы обязательные для каждой личности этапы.

Как к этому относиться? Думается, что, предложенное Э. Эриксоном описание ступеней в малой степени относится к действительно врожденным особенностям человека как homo sapiens, и, скорее, является культурным фактом европейской эпохи близкого Эрику Эриксона времени. Распространенность предложенной Э. Эриксоном модели говорит о том, что это работающая и адекватная схема для здоровой массовой личности, но едва ли предложенная схема как-либо адекватно описывает этапы жизни православного монаха либо индийского йога, жизнь Александра Македонского, Наполеона, матери Терезы либо академика Николая Михайловича Анохина…

Следующий пункт, о котором хочется задуматься, это представление о развитии как о последовательности психосоциальных кризисов. Да, на каком-то этапе жизни человеком оказываются альтернативные пути развития, и в зависимо­сти от его выбора личностное развитие может оказаться как позитивным и гармоничным, так и негативным, с нарушениями развития и расстройствами эмоционально-личност­ной и познавательной сфер. Позитивное разрешение кризиса способствует формированию позитивного новообразования или сильного свойства личности; не­гативное — деструктивного новообразования, препятствующего фор­мированию эго-идентичности.

Вопрос, почему наличие важной альтернативы в развитии следует называть кризисом?

Согласно Википедии, кризис – это перелом, при котором неадекватность средств достижения целей рождает непредсказуемые проблемы. Если в ситуации выбора использовать неадекватные средства достижения целей и порождать непредсказуемые проблемы, то, действительно, каждый выбор будет оказываться кризисом. Возможно, клиенты Эрика Эриксона такими людьми и оказывались. Но формулировать на этом основании, что для любого человека, в том числе умного и здорового, строительство нового этапа его жизни является кризисом – наверное, оснований недостаточно. Более того, кажется, что подобные формулировки являются патогенными, формирующими необоснованные тревоги по поводу предстоящих жизненных событий.

Теория развития личности Эрика Эриксона среди других подходов

Эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона – одна из наиболее авторитетных, зарекомендовавших себя теорий развития личности. Важно при этом понять, какой подход она реализует, на какие вопросы она отвечает, а на какие – нет.

Развитие личности интересно не только для психологов. Развитие личности важно и для педагогов, развивающих личность детей разного возраста, развитие личности важно для бизнесменов, заинтересованных в развитии личности своих сотрудников, развитие личности важно и просто для людей, которые хотят развивать свою личность.

Важно отметить, что концепция Э. Эриксона почти полностью находится в психологическом поле, в малой степени ориентируясь на педагогические запросы. Как писал А.В. Петровский -

«Следует различать собственно психологический подход к развитию личности и строящуюся на его основе периодизацию возрастных этапов и собственно педагогический подход к последовательному вычленению социально обусловленных задач формирования личности на этапах онтогенеза.
Первый из них ориентирован на то, что реально обнаруживает психологическое исследование на ступенях возрастного развития в соответствующих конкретно-исторических условиях, что есть («здесь и теперь») и что может быть в развивающейся личности в условиях целенаправленных воспитательных воздействий. Второй — на то, что и как должно быть сформировано в личности, чтобы она отвечала всем требованиям, которые на данной возрастной стадии предъявляет к ней общество» (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. ОСНОВЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ. М.: ИНФРА-М, 1998).

Тем не менее, скрытым образом модель Эрика Эриксона предлагает некоторые педагогические решения. Перечисляя общие для всех людей, естественные этапы развития личности, Эриксон по факту подсказывает своим читателям, в каком возрасте следует принимать какие решения, чтобы следующий этап его жизни прошел благополучно, а не криво. Поскольку нет никаких данных, что подобные выборы могут делаться лишь бессознательно и не могут быть сделаны сознательно (действительно, а почему бы и да?), то определенный, замаскированный педагогический смысл в модели Э. Эриксона содержится.

С другой стороны, видимо, нет смысла изучать эту теорию тому, кто хочет стать Личностью с большой буквы, кто изучает пути саморазвития и самосовершенствования личности. Развитие личности может быть результатом как естественного, пассивного, — так и активного личностного роста и развития личности, происходящего вследствие авторских инициатив самого человека.

В пассивном личностном росте интеллект и психологическая культура растут естественно, так же как растет тело человека. Вместе с телом потихоньку развивается интеллект, постепенно в процессе жизни естественно формируется общая и психологическая культура. Психологическую картину этого процесса описывают разные психологи по своему, но общая линия одна: человек проходит свой естественный путь от детства к отрочеству, от юности к зрелости, а далее к старости.

Концепция Э. Эриксона не является пособием для тех, кто хочет развивать себя, как личность – концепция развития личности Э.Эриксона описывает естественный, пассивный рост естественной психологически здоровой личности, фиксируя лишь успешное прохождение ею важных этапов и отмечая, когда возможны сбои в психологическом здоровье и человеку требуется психотерапия.

Клиенты Эриксона не читали А.Н. Леонтьева «Личностью не рождаются, личностью становятся!» и не ставили задачу «создать себя». К Эрику Эриксону приходили клиенты с переживанием «потери себя», с желанием найти себя, почувствовать собственную идентичность. Эриксону было что им предложить: созданная им концепция давала понятные для его клиентов, успокаивающие их объяснения («у вас закономерный для вашего возраста кризис, как у всех»), аккуратно подсказывая пути выхода по позитивному сценарию («Благоприятное разрешение вашего конфликта – любовь»).

Концепция Эрика Эриксона напрямую не ставит перед собой педагогических, обучающих или развивающих задач, она констатирует существующее положение как норму и отмечает неудачные, неадаптивные, нежелательные варианты развития. Концепция Эрика Эриксона – пособие скорее для психотерапевтической деятельности, а не специалистов по развитию личности. При этом эта концепция дала разумную, красивую, педагогически привлекательную картину развития личности и помогла очень многим людям.

Статус, авторитет, влияние

www.psychologos.ru

Стадии психосоциального развития

Эпигенетическая
теория Э. Эриксона

Эрик Хомбургер
Эриксон (1902-1994)

Американский
психолог, психоаналитик, автор
эпигенетической теории развития личности
(Центральная идея эпигенетической
теории состоит в том, что основополагающее
влияние на наследственность оказывает
не геном,
а эпигенетическая система (ЭС) —
совокупность факторов, воздействующих
на онтогенез).
Хотя Эриксон
всегда настаивал, что является фрейдистом,
критики считали его «Эго-психологом»,
поскольку, в то время как консервативный
фрейдизм в центр внимания ставил Ид,
Эриксон акцентировал важность Эго.

Основные
положения теории Эрика Эриксона

Наряду
с описанными Фрейдом фазами психосексуального
развития (оральной, анальной, фаллической
и генитальной), в ходе которого меняется
направленность влечения (от аутоэротизма
до влечения к внешнему объекту), существуют
и психологические стадии развития «Я»,
в ходе которого индивид устанавливает
основные ориентиры по отношению к себе
и своей социальной среде.

Становление
личности не заканчивается в подростковом
возрасте, но растягивается на весь
жизненный цикл.

Центральным
положением его теории развития явилось
то, что человек в течение жизни проходит
через несколько универсальных для всего
человечества стадий. Процесс развертывания
этих стадий регулируется в соответствии
с эпигенетическим
принципом
 созревания:

  1. личность
    развивается ступенчато, переход от
    одной ступени к другой предрешен
    готовностью личности двигаться в
    направлении дальнейшего роста, расширения
    осознаваемого социального кругозора
    и радиуса социального взаимодействия;

  2. общество,
    в принципе, устроено так, что развитие
    социальных возможностей человека
    принимается одобрительно, общество
    пытается способствовать сохранению
    этой тенденции, а также поддерживать
    как надлежащий темп, так и правильную
    последовательность развития

Каждая
стадия жизненного цикла наступает в
определенное для нее время (критический
период), полноценно функционирующая
личность формируется только путем
прохождения в своем развитии последовательно
всех стадий. Каждая стадия сопровождается
кризисом 
поворотным моментом в жизни индивидуума,
который возникает как следствие
достижения определенного уровня
психологической зрелости и социальных
требований, предъявляемых к индивидууму
на этой стадии. Каждый кризис содержит
и позитивный и негативный компоненты,
в зависимости от того, насколько
удовлетворительно он разрешается.

Центральным
понятием эпигенетической теории развития
Эриксона является модус
эго
  преимущественный
способ проявления человеческого «я» в
той или иной жизненной ситуации (план
личности).

стадия

возраст

Психо-социальный
кризис

Сильная
сторона

Орально-сенсорная

0-1 год

Базовое
доверие – недоверие к миру

Надежда

Мышечно-анальная

2-3 года

Автономия
– стыд, сомнение

Способность
к волеизъявлению

Локомоторно-генитальная

4-6 лет

Инициативность
– вина

Целеустремленность

Латентная

7-11 дет

Трудолюбие
– некомпетентность

Компетентность

Подростковая

12-18 лет

Достигнутая
(гармоничная) идентичность
— диффузная идентичность

Верность
себе

Молодость
(ранняя взрослость)

19-35 лет

Близость
– изоляция

Любовь

Взрослость

35-60 (65)
лет

Продуктивность
– застой

Забота

Зрелость
(старость)

От 65 лет

Эго-интеграция
– отчаяние

Мудрость

I стадия. Орально-сенсорная Соответствует оральной стадии классического психоанализа. Возраст: первый год жизни. Задача этапа: базисное доверие против базисного недоверия.

Модус
эго
 –
модус впитывания (вбирания) в себя.
Сначала ребенок психологически смотрит
и впечатывает все, что видит вокруг
себя, но это пока пассивное вбирание.
Затем – активное вбирание (хватает
разные предметы, исследует их).

Ценные
качества, приобретаемые на этом этапе
:
энергия и надежда. Степень
доверия младенца к миру зависит от
заботы, проявляемой к нему. Нормальное
развитие происходит, когда его потребности
быстро удовлетворяются, он долго не
испытывает недомогания, его баюкают и
ласкают, с ним играют и разговаривают.
Поведение матери уверенно и предсказуемо.
В таком случае вырабатывается доверие к
миру, в который он пришел. Если он не
получает должного ухода –
вырабатывается недоверие,
боязливость и подозрительность. Задача
этого этапа
 –
проработать необходимый баланс между
доверием и недоверием к миру. Это поможет,
уже будучи взрослым, не поддаваться на
первую же рекламу, но и не быть “человеком
в футляре”, недоверчивым и подозрительным
ко всему и ко всем. В
результате
 удачного
прохождения этой стадии вырастают люди,
которые черпают жизненную веру не только
в религии, но и в общественной деятельности
и научных занятиях. Не прошедшие удачно
эту стадию люди, даже если исповедуют
веру, фактически, каждым вздохом выражают
недоверие к людям.

II стадия. Мышечно-анальная Совпадает с анальной стадией фрейдизма. Возраст 2-й – 3-й годы жизни. Задача этапа: автономия против стыда и сомнения.

Модус
эго


возможности регуляции удержания
(выталкивания), т.е. выделительные
процессы (приучение к горшку). Но это
происходит не только на физиологическом,
но и на психологическом уровне – «могу
ли я быть автономным, самостоятельно
управлять собой.

Ценные
качества, приобретаемые на этом этапе
:
самоконтроль и сила воли. На этом
этапе на первый план выходит развитие
самостоятельности на основе моторных
и психических способностей. Ребенок
осваивает различные движения. Если
родители предоставляют ребенку делать
самому то, что он может, у него вырабатывается
ощущение, что он владеет своими мышцами,
своими побуждениями, самим собой и, в
значительной мере, средой. Появляется
самостоятельность. Если воспитатели
проявляют нетерпение и спешат сделать
за ребенка то, на что он и сам способен,
развивается стыдливость и нерешительность.
Если родители постоянно бранят ребенка
за мокрую постель, запачканные штанишки,
пролитое молоко, разбитую чашку и т.п.
– у ребенка закрепляется чувство стыда
и неуверенность в своих способностях
управлять собой и окружением. Внешний
контроль
 на
этой стадии должен твердо убеждать
ребенка в его силах и возможностях, а
также защищать от анархии. Исход этой
стадии зависит от соотношения
сотрудничества и своеволия, свободы
самовыражения и ее подавления. Из чувства
самоконтроля
,
как свободы
распоряжаться собой
 без
утраты самоуважения,
берет начало прочное чувство
доброжелательности
,
готовности
к действию и гордости своими
достижениями,
 чувство
собственного достоинства. Из ощущения утраты
свободы
распоряжаться
собой и ощущения чужого сверхконтроля происходит
устойчивая склонность
к сомнению и стыду
.

III
стадия. Локомоторно-генитальная 
Стадия инфантильной
генитальности, соответствует фаллической
стадии психоанализа. Возраст: 4
– 5 лет – дошкольный возраст. Задача
этапа
:
инициатива (предприимчивость) против
чувства вины. 

Модус
эго
 –
интрузия (проникновение куда-то).
Появляется интерес к своему полу и
половым различиям. Важно, что это возраст
игры.

Ценные
качества, приобретаемые на этом этапе
:
направление и целеустремленность. К
началу этой стадии ребенок уже приобрел
множество физических навыков, начинает
сам придумывать себе занятия, а не просто
отвечать на действия и подражать им.
Проявляет изобретательность в речи,
способность фантазировать. От того,
как реагируют взрослые на затеи ребенка,
во многом зависит перевес качеств в
характере. Дети, которым предоставлена
инициатива в
выборе деятельности (бегать, бороться,
возиться, кататься на велосипеде, санках,
коньках), вырабатывают предприимчивость.
Закрепляет ее готовность родителей
отвечать на вопросы (интеллектуальная
предприимчивость) и не мешать фантазировать
и затевать игры. Если взрослые
показывают ребенку, что его деятельность
вредна и нежелательна, вопросы назойливы,
а игры бестолковы, он начинает чувствовать
себя виноватым и уносит это чувство
вины во взрослую жизнь. Опасность этой
стадии – в возникновении чувства вины
за свои цели и поступки в ходе наслаждения
новым локомоторным и ментальным
могуществом, которые требуют энергичного
обуздания. Поражение ведет к покорности,
чувству вины и тревоги. Подавляются и
сдерживаются излишне оптимистические
надежды и дикие фантазии. На этой
стадии происходит самое важное по
последствиям разделение между
потенциальным триумфом человека и
потенциальным тотальным разрушением.
И именно здесь ребенок навсегда
становится разделившимся внутри себя
:
на детский набор, сохраняющий изобилие
потенциалов роста, и родительский набор,
поддерживающий и усиливающий самоконтроль,
самоуправление и самонаказание.
Развивается чувство моральной
ответственности. Ребенок на этой
стадии склонен учиться быстро и жадно,
стремительно взрослеть в смысле
разделения обязанностей и дел. Хочет и
может заниматься совместными делами,
вместе с другими детьми придумывает и
планирует дела. Подражает идеальным
прототипам. Эта стадия связывает мечты
раннего детства с целями активной
взрослой жизни. 

IV
стадия. Латентная 
Соответствует
латентной фазе классического
психоанализа. Возраст 6
– 11 лет. Задача
этапа:
 трудолюбие
(умелость) против чувства
неполноценности. Ценные
качества, приобретаемые на этом этапе
:
система и компетентность.

Любовь
и ревность находятся на этой стадии в
скрытом состоянии (о чем и говорит ее
название – латентная). Это годы начальной
школы. Ребенок проявляет способность
к дедукции, организованным играм,
регламентированным занятиям. Интерес
к тому, как вещи устроены, как их
приспособить, освоить. В эти годы он
напоминает Робинзона Крузо и часто
интересуется его жизнью. Когда детей
поощряют мастерить,
строить шалаши и авиамодели, варить,
готовить и рукодельничать, когда им
разрешают довести
начатое дело до конца
,
хвалят за результаты, тогда у ребенка
вырабатывается умелость, способности
к техническому творчеству. Когда
родители видят в трудовой деятельности
ребенка одно “баловство
и “пачкотню”,
это способствуют выработке у него
чувства неполноценности. Опасность этой
стадии – чувство неадекватности и
неполноценности. Если ребенок отчаивается
в своих орудиях труда и рабочих навыках
или занимаемом месте среди товарищей,
то это может отбить охоту к идентификации
с ними, ребенок считает себя обреченным
на посредственность или неадекватность.
Он учится завоевывать признание,
занимаясь полезным и нужным делом. Окружение
ребенка на этой стадии уже не
ограничивается домом
.
Влияние не только семьи, но и школы.
Отношение к нему в школе оказывает
существенное влияние на уравновешенность
психики. Отставание вызывает чувство
неполноценности. Он уже убедился на
опыте, что в лоне семьи нет осуществимого
будущего. Систематическое
обучение
 –
во всех культурах происходит на этой
стадии. Именно в этот период более
широкое общество становится важным в
отношении предоставления ребенку
возможностей для понимания значимых
ролей в технологии и экономике
общества. Фрейд называет эту стадию
латентной, т.к. неистовые влечения
находятся в спячке. Но это лишь временное
затишье перед бурей полового созревания,
когда все более ранние влечения вновь
появляются в новом сочетании, чтобы
оказаться подчиненными генитальности.

V
стадия. Подростковый возраст и ранняя
юность 
Классический
психоанализ отмечает на этой стадии
проблему “любви и ревности” к собственным
родителям. Успешное решение зависит от
того, найдет ли он предмет любви в
собственном поколении. Это продолжение
латентной стадии по Фрейду. Возраст 12
– 18 лет. Задача
этапа:
 идентичность
против смешения ролей. 

Модус
эго

– Помимо интереса подростков к межполовым
отношениям (как у Фрейда), для Эриксона
на этом этапе развития более важным
является построение гармоничной иерархии
своих ролей (сын, ученик, член компании).
Если личность умеет гибко переходить
от одной роли к другой, то
формируется гармоничная
идентичность
.

Ценные
качества, приобретаемые на этом этапе
:
посвящение и верность. Главное
затруднение на этой стадии –
идентификационная спутанность,
неспособность опознать свое “Я”. Подросток
созревает физиологически и психически,
у него развиваются новые взгляды на
вещи, новый подход к жизни. Интерес
к мыслям других людей, к тому, что они
сами о себе думают. Влияние родителей
на этой стадии – косвенное. Если подросток
благодаря родителям уже выработал
доверие, самостоятельность, предприимчивость,
и умелость, то его шансы на идентификацию,
т.е. на опознание
собственной индивидуальности
 значительно
увеличиваются. Обратное справедливо
для подростка недоверчивого, неуверенного,
исполненного чувства вины и сознания
своей неполноценности. При трудностях
самоидентификации проявляются
симптомы путаницы
ролей
.
Это часто бывает у малолетних преступников.
Девочки, проявляющие в подростковом
возрасте распущенность, очень часто
обладают фрагментарным
представлением
 о
своей личности и свои беспорядочные
связи не соотносят ни со своим
интеллектуальным уровнем, ни с системой
ценностей. Обособленность
круга и отвержение “чужаков”.
 Опознавательные
знаки “своих” – одежда, макияж, жесты,
словечки. Эта интолерантность
(нетерпимость) – защита против “помрачения”
сознания идентичности. Подростки
стереотипизируют себя, свои идеалы,
своих врагов. Часто подростки отождествляют
свое “Я” с образом, противоположным
тому, что ожидают их родители. Но иногда
лучше ассоциировать себя с “хиппи” и
т.п., чем вообще не обрести своего “Я”.
Подростки испытывают способность друг
друга хранить верность. Готовность к
такому испытанию объясняет привлекательность
для молодежи простых и жестких тоталитарных
доктрин.

VI
стадия. Ранняя взрослость 
Генитальная
стадия по Фрейду. Возраст:
период ухаживания и ранние годы семейной
жизни. От конца юности до начала среднего
возраста. Здесь и далее Эриксон уже
четко не называет возраст. Задача
этапа
:
близость против изоляции. 

Модус
эго

поиск
близких отношений, создание семьи.

Ценные
качества, приобретаемые на этом этапе
:
аффилиация и любовь. К
началу этой стадии человек уже опознал
свое “Я” и включился в трудовую
деятельность. Ему важна близость –
не только физическая, но и способность
заботиться о другом человеке, делиться
с ним всем существенным без боязни
потерять при этом себя. Новоиспеченный
взрослый готов проявлять нравственную
силу и в интимных, и товарищеских
взаимоотношениях, оставаясь верным,
даже если потребуются значительные
жертвы и компромиссы. Проявления этой
стадии – не обязательно в сексуальном
влечении, но и в дружбе. Например, между
однополчанами, сражавшимися бок о бок
в тяжелых условиях, образуются тесные
связи – образец близости в широком
смысле. Опасность
стадии
 – избегание контактов,
которые обязывают к близости. Избегание
опыта близости из-за страха утратить
эго приводит к чувству изоляции и
последующему самопоглощению.
Если ни в браке, ни в дружбе он не достигает
близости –одиночество.
Не с кем разделить свою жизнь и не о ком
заботиться. Опасность этой
стадии состоит в том, что и интимные, и
соперничающие, и враждебные отношения
человек испытывает к одним и тем же
людям. Остальные – безразличны. И только
научившись отличать схватку соперников
от сексуального объятия, человек
осваивает этическое
чувство
 –
отличительный признак взрослого
человека. Только теперь проявляется истинная
генитальность
.
Ее нельзя считать чисто сексуальной
задачей. Она есть объединение способов
подбора партнера, сотрудничества и
соперничества.

studfile.net

Эпигенетическая теория эволюции — это… Что такое Эпигенетическая теория эволюции?

Эпигенетическая теория эволюции (ЭТЭ) — современная эволюционная теория, основанная на данных эпигенетики. Основные положения эпигенетической теории эволюции были сформулированы в 1987-ом году М. А. Шишкиным на основе идей И. И. Шмальгаузена и К. Х. Уоддингтона (англ. Conrad Hal Waddington)[1]. В качестве основного субстрата естественного отбора теория рассматривает целостный фенотип, причём отбор не только фиксирует полезные изменения, но и принимает участие в их создании.

Основные положения

Основополагающее влияние на наследственность оказывает не геном, а эпигенетическая система (ЭС) — совокупность факторов, воздействующих на онтогенез. От предков к потомкам передаётся общая организация ЭС, которая и формирует организм в ходе его индивидуального развития, причём отбор ведёт к стабилизации ряда последовательных онтогенезов, устраняя отклонения от нормы (морфозы) и формируя устойчивую траекторию развития (креод). Эволюция же по ЭТЭ заключается в преобразовании одного креода в другой при возмущающем воздействии среды. В ответ на возмущение ЭС дестабилизируется, в результате чего становится возможным развитие организмов по отклоняющимся путям развития, возникают множественные морфозы. Некоторые из этих морфозов получают селективное преимущество, и в течение последующих поколений их ЭС вырабатывает новую устойчивую траекторию развития, формируется новый креод.

Проблемы, затрагиваемые эпигенетической теорией весьма близки тем, которыми занимается быстро развивающаяся ныне в западных странах эволюционная биология развития. Обе концепции во многом возникли независимо, но если Шишкин прямо указывает на работы Шмальгаузена, то в англоязычной литературе его работы известны не так хорошо, хотя концепция «Evo-Devo» во многом основана на близких принципах[2][3].

Критика теории

Поскольку область приложения эпигенетической теории совпадает с таковой в синтетической теории, то СТЭ и ЭТЭ можно рассматривать как альтернативные теории. Но в то же время методологический подход у этих теорий различен, а следовательно их можно считать дополняющими друг друга.[4]

Примечания

  1. Шишкин М. А. Индивидуальное развитие и эволюционная теория // Эволюция и биоценотические кризисы. — М.: Наука, 1987.
  2. Воробьева Э. И. Evo-devo и концепция эволюции онтогенеза И. И. Шмальгаузена // Известия РАН. Серия биологическая. — 2010. — В. 2. — С. 141-148.
  3. Vorob’eva E. I. Evo-devo and the I.I. Schmalhausen concept of the evolution of ontogeny // Biology Bulletin. — 2010. — В. 2. — Т. 37. — С. 106-113. — DOI:10.1134/S1062359010020032
  4. Поздняков А. А. Критика эпигенетической теории эволюции // Журнал общей биологии. — 2009. — В. 5. — Т. 70. — С. 383–395.

Ссылки

dic.academic.ru

Эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона

Модель развития личности по Эриксону является важной и высоко ценимой концепцией. Жизнь — серия уроков и испытаний, которые помогают человеку расти. Эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона помогает понять почему.

Основные стадии развития личности по Эрику Эриксону

стадии развития

стадии развития личности

Каждая фаза формирования стадии развития личности (по Эриксону) подразумевает, что человек будет испытывать кризис, который повлечет за собой положительный или отрицательный результат. Эти кризисы имеют психосоциальную природу, потому что они связаны с психологическими потребностями индивида, противоречащими общественным потребностям.

Согласно теории, благополучное завершение каждой стадии приводит к формированию здоровой личности и приобретению основных добродетелей. Основные добродетели — это характерные сильные стороны, которые эго может использовать для разрешения последующих кризисов.

Доверие и недоверие

доверие к человеку

В течение первого года жизни основной упор делается на воспитательные способности матери и отца, особенно в плане визуального контакта и осязания. Ребенок будет развивать оптимизм, доверие, уверенность и безопасность, если о нем будут заботиться и общаться с ним. Если ребенок не испытывает доверия, у него могут развиться такие качества, как незащищенность, бесполезность и общее недоверие к миру.

Самостоятельность (автономия) и нерешительность (стыд и сомнения)

сомнение

Второй этап происходит от 18 месяцев до 3 лет. На этом этапе ребенок развивается физически, становится более мобильным и обнаруживает, что у него много навыков и способностей, таких как надевание одежды и обуви, игра с игрушками и т. д. Такие навыки иллюстрируют растущее осознание независимости и самостоятельности ребенка.

Эриксон утверждает, что необходимо, чтобы родители позволили детям изучить свои собственные границы в благоприятной среде, терпимой к неудачам. Т. о., родители должны поощрять малютку становиться более независимым и в то же время защищать ребенка, чтобы он не испытывал постоянных неудач.

Требуется тонкий баланс от родителей. Они должны стараться не делать все за ребенка, но если дитя не справляется с какой-либо задачей, они не должны критиковать его за неудачи (особенно при приучении к туалету). Целью должен быть самоконтроль без потери самооценки. Успех на этом этапе приведет к приобретению такой добродетели, как воля.

Если дети подвергаются критике, чрезмерному контролю или не имеют возможности заявить о себе, они становятся чрезмерно зависимыми от других, испытывают чувство стыда или сомнения в своих силах, им сложно найти себя в мире.

Предприимчивость и чувство вины (в другом переводе — неадекватность)

чувство вины

Эриксон считает, что третий психосоциальный кризис происходит во время «игрового возраста», или в дошкольные годы (примерно от 3,5 до 6 лет). Во время этой фазы формирования счастливый ребенок учится:

  • представлять, расширять свои навыки посредством всевозможных активных игр, в том числе фантазий;
  • сотрудничать с другими;
  • руководить другими.

«Обездвиженный» чувством вины ребенок боится общаться с другими, продолжает чрезмерно зависеть от взрослых и ограничен как в развитии игровых навыков, так и в воображении.

При достижении баланса индивидуальной инициативы с готовностью работать с другими возникает такое качество эго, как целеустремленность.

Умелость и неполноценность (творчество и комплекс неполноценности)

неполноценность

Четвертый психосоциальный кризис по Эриксону, в котором участвуют такие качества, как умелость и неполноценность, происходит в промежутке от 6 до 12 лет.

Благодаря социальному взаимодействию, дети начинают развивать чувство гордости за свои достижения и способности. Дети, которых поощряют и одобряют родители и учителя, приобретают чувство компетентности и веры в свои навыки. Те дети, которые не получают поддержку от родителей, учителей или сверстников, будут сомневаться в своих способностях к успеху.

Благополучное нахождение баланса на этой стадии психосоциального развития приводит к такому навыку, как компетентность, благодаря которому дети учатся справляться с поставленными перед ними задачами.

Идентификация личности и путаница ролей

идентификация личности много - "Я"

Идентификация личности

В подростковом возрасте наиболее важен переход от детства к взрослой жизни. Дети становятся более независимыми и начинают смотреть в будущее с точки зрения карьеры, отношений, семьи и т. д. Человек хочет принадлежать к обществу и вписываться в него.

Пятая психосоциальная стадия приходится на бурные подростковые годы (12-18 лет). Этот этап играет важную роль в развитии чувства индивидуальности, которое будет продолжать влиять на поведение и развитие до конца жизни человека.

Те, кто получают необходимую поддержку, выйдут из этой стадии с чувством независимости и самоконтроля. Те, кто не уверен в своих убеждениях, будут ощущать себя неуверенно и растерянно в отношении себя и своего будущего.

Когда психологи рассуждают об идентичности, они имеют в виду убеждения, идеалы и ценности, которые помогают формировать и направлять поведение человека. Верность является следствием благополучного завершения этой стадии. Эриксон дал характеристику верности как способности жить по стандартам и ожиданиям общества.

Близость и одиночество

одиночество

Это шестая стадия теории психосоциального развития Эрика Эриксона. Этот этап охватывает период ранней взрослой жизни (от 18 до 40 лет). В течение этого периода главный конфликт сосредотачивается на формировании близких, любящих отношений с другими людьми.

В этот период человек начинает более тесно делиться с другими. Люди исследуют отношения, ведущие к долгосрочным обязательствам с кем-то, кроме членов семьи.

Счастливые отношения и чувство приверженности, безопасности и заботы являются благополучным завершением этой стадии. Избегание близости, боязнь обязательств и отношений может привести к изоляции, одиночеству, а иногда и депрессии. Успех на этом этапе приведет к такой добродетели, как любовь.

Общечеловечность и самопоглощенность (производительность и застой)

самопоглощенность

В зрелом возрасте (от 40 до 65 лет) человек продолжает строить свою жизнь, ориентируясь на собственную карьеру и семью.

Те, кто добился успеха на этой стадии, ощущают, что вносят свой вклад в мир, проявляя активность в своем доме и обществе. Те, кто не в состоянии добиться этого навыка, будут чувствовать себя непродуктивными и не вовлеченными в мир.

Забота — добродетель, достигнутая, когда этот этап благополучно пройден. Гордость своими достижениями, наблюдение за тем, как дети становятся взрослыми, и развитие чувства единства с вашим спутником жизни — важные достижения этого этапа.

Цельность и безнадежность

безнадежность

Последняя психосоциальная стадия наступает в пожилом возрасте и направлена ​​на размышления о жизни.

На этом этапе развития люди оглядываются назад на события своего прошлого и определяют, довольны ли они той жизнью, которой жили, или сожалеют о том, что сделали или не сделали.

Те, кто потерпел неудачу на этом этапе, почувствуют, что их жизнь была потрачена впустую, и будут испытывать множество сожалений. Человек останется с чувствами горечи и отчаяния.

Те, кто гордятся своими достижениями, будут чувствовать себя целостно и гармонично. Благополучно завершить этот этап означает оглянуться назад с небольшим сожалением и общим чувством удовлетворения. Эти люди достигнут мудрости.

Что такое интеграция эго?

Ощущение эго-интеграции представляет собой чувство целостности своего «Я». Дети до 3 лет не обладают своим «Я», они отождествляют себя с окружающим миром.

Когда человек ощущает себя комфортно в мире, когда мир становится местом для удовлетворения всех потребностей человека — это и есть интеграция. Т. е. интеграция — самая высокая степень приспособленности.

Согласно эпигенетической теории развития личности Э. Эриксона, интеграция эго проявляется в пожилом возрасте при условии, что человек узнал на собственном опыте мгновения радости и горечь поражений, воодушевлял других. Такую личность не страшит смерть, т. к. она сумела оставить след после себя (в творческих достижениях или своих потомках), тем самым обретя бессмертие.

Эго-идентичность

Эго-идентичность - осознанное ощущение себя

Эго-идентичность

Эриксон уделял особое внимание развитию эго-идентичности. Эго-идентичность — осознанное ощущение себя, которое человек развивает через социальное взаимодействие, и оно становится «центром» на стадии психосоциального развития идентификации личности и путаницы ролей.

Согласно Эриксону, эго-идентичность личности постоянно меняется из-за нового опыта и информации, которую люди получают в результате ежедневных взаимодействий с другими. Личная идентичность дает интегрированное и связное чувство себя, которое сохраняется в жизни человека. Чувство личной идентичности формируется за счет жизненного опыта и взаимодействия с другими, и эта идентичность помогает человеку направлять действия, убеждения и поведение с возрастом.

Эпигенез

Эпигенез — теория, согласно которой каждый человек развивается через последовательность этапов, возникающих в естественном, заранее установленном порядке. Стадии являются последовательными, но они не иерархичны. На каждом этапе человек сталкивается с кризисом или проблемой, которая особенно важна в то время жизни и должна быть решена. Социальное окружение человека оказывает чрезвычайно важное влияние на то, как разрешается каждый кризис, но оно также не определяет порядок появления стадий.

Стадии по Эриксону, постулированные в эпигенетической теории общественного развития, связаны с кризисом, который должен быть удовлетворительно разрешен, чтобы развить у человека такие качества, как доверие, автономию и инициативу и т. д. В то время как нездоровые или неудовлетворительные разрешения приводят к недоверию, стыду и сомнению, вине и т. д., что может сделать человека психологически обеспокоенным.

Теория развития личности Эрика Эриксона среди других подходов

фото Эриксона

Эрик Эриксон

Теория Эриксона непосредственно не стремится достичь обучающих, развивающих и педагогических целей; концепция описывает существующее положение как норму и выделяет нежелательные пути развития. Данную теорию можно рассматривать как руководство для психотерапевтической деятельности, отнюдь не для профессионалов по формированию личности.

Фрейд и Эриксон: теоретические различия

фото различия между теориями Фрейда и Эриксона

различие теорий Фрейда и Эриксона

Эриксон принял основные положения теории Фрейда. Хотя Фрейд сосредоточил внимание на сексуальных факторах как движущей силе психологического развития, Эриксон считал, что социальные факторы также играют жизненно важную роль.

В отличие от Фрейда, который утверждал, что личность формируется к 5 годам, Эриксон считал, что человек продолжает развивать свою личность и в подростковом возрасте, и даже на протяжении всей взрослой жизни.

Заключение

фото семьи Фрейд

Анна и Зигмунд Фрейды

Эриксон был фрейдистом, принимавшим основную теорию и концепции Зигмунда и Анны Фрейд. Тем не менее он был также антропологом, и поэтому был обеспокоен влиянием общества и культуры на развитие человека. В результате его эпигенетическая теория развития личности была воспринята как фрейдистами, так и не фрейдистами.

8 психосоциальных кризисов являются правдоподобным и проницательным описанием развития личности. А тот факт, что Эриксон был прекрасным писателем, способствовал росту интереса к его идеям.

lifemotivation.ru

3) Эпигенетическая теория эволюции

Согласно
основным положениям эпигенетической
теории эволюции, опубликованным в 1987
году, субстратом для эволюции является
целостный фенотип — то есть, морфозы в
развитии организма определяются
воздействием условий окружающей среды
на его онтогенез (эпигенетическая
система). При этом формируется устойчивая
траектория развития, основанная на
морфозах (креод) — формируется устойчивая
эпигенетическая система, адаптивная к
морфозам. Эта система развития основана
на генетической ассимиляции организмов
(модификационном генокопировании),
которая состоит в соответствии какой-либо
модификации определенной мутации. То
есть, это значит, что изменение активности
конкретного гена может быть вызвано и
изменением окружающей среды, и определенной
мутацией.

При
действии новой окружающей среды на
организм происходит отбор мутаций,
которые приспосабливают организм к
новым условиям, поэтому организм, вначале
приспосабливаясь к среде с помощью
модификаций, затем стает приспособленным
к нему и генетически (двигательный
отбор) — возникает новый генотип, на
основе которого возникает новый фенотип.
Например, при врожденном недоразвитии
двигательного аппарата животных
возникает перестройка опорных и
двигательных органов таким образом,
что недоразвитие окажется адаптативным.
Далее этот признак закрепляется
наследственно стабилизирующим отбором.
Впоследствии возникает новый механизм
поведения, направленный на приспособление
к адаптации. Таким образом, в эпигенетической
теории эволюции рассматривается
постэмбриональный морфоз на основе
особых условий окружающей среды как
двигательный рычаг эволюции.

Таким
образом, естественный
отбор в эпигенетической теории эволюции
состоит из следующих стадий:

1)
экстремальный фактор окружающей среды
приводит морфозам, а морфозы — к
дестабилизации онтогенеза

2)
дестабилизация онтогенеза приводит к
проявлению нестандартного (альтернативного,
аномального) фенотипа, который наиболее
отвечает сложившимся морфозам

3)
при удачном соответствии альтернативного
фенотипа происходит закрепленное
генокопирование модификаций, которое
ведет ко стабилизации онтогенеза и
обуславливает направление естественного
отбора — устанавливается новая норма
реакции

4)
далее, в ходе закрепления новых свойств
путем генокопирования модификаций,
формируются новые альтернативные пути
развития, которые проявляются при
следующей дестабилизации онтогенеза

Таким
образом, синтетическая и эпигенетическая
теории эволюции достаточно различаются.
Однако могут встречаться случаи, которые
являются синтезом данных теорий —
например, появления морфозов вследствие
накопления нейтральных мутаций в
резервах являются частью механизма как
синтетической (мутации проявляются в
фенотипе), так и эпигенетической (морфозы
могут привести к генокопированию
модификаций, если изначальные мутации
не детерминировали это) теорий.

Формы
модификационной изменчивости

В
большинстве случаев модификационная
изменчивость способствует положительной
адаптации организмов к условиям
окружающей среды — улучшается реакция
генотипа на окружающее и возникает
перестройка фенотипа (например,
увеличивается число эритроцитов у
человека, поднявшегося в горы). Однако
иногда, под влиянием неблагоприятных
факторов окружающей среды, например,
влиянием тератогенных факторов на
беременных, возникают изменения фенотипа,
похожие на мутации (не наследственные
изменения, похожие на наследственные)
— фенокопии. Также, под влиянием
экстремальных факторов окружающей
среды, у организмов могут появиться
морфозы (например, расстройство
двигательного аппарата вследствие
травмы). Морфозы имеют необратимый и
неадаптивный характер, а в лабильном
характере проявления схожи со спонтанными
мутациями. Морфозы принимаются
эпигенетической теорией эволюции как
основной фактор эволюции.

Модификационная
изменчивость в жизни человека

Практическое
использование закономерностей
модификационной изменчивости имеет
большое значение в растениеводстве и
животноводстве, так как позволяет
предвидеть и заранее планировать
максимальное использование возможностей
каждого сорта растений и породы животных
(например, индивидуальные показатели
достаточного количества света для
каждого растения). Создание заведомо
известных оптимальных условий для
реализации генотипа обеспечивает их
высокую продуктивность. Также это
позволяет целесообразно использовать
врожденные способности ребенка и
развивать их с детства — в этом состоит
задача психологов и педагогов, которые
еще в школьном возрасте пытаются
определить склонности детей и их
способности к той или иной профессиональной
деятельности, увеличивая в пределах
нормы реакции уровень реализации
генетически детерминированных
способностей детей.

Примеры
модификационной изменчивости

У
человека:

1)
увеличение уровня эритроцитов при
подъеме в горы

2)
увеличение пигментации кожи при
интенсивном воздействии ультрафиолетовых
лучей

3)
развитие костно-мышечной системы в
результате тренировок шрамы (пример
морфоза)

У
насекомых и других животных:

1)
изменение окраски у колорадского жука
вследствие длительного влияния на их
куколки высоких или низких температур

2)
смена окраски шерсти у некоторых
млекопитающих при изменении погодных
условий (например, у зайца)

3)
различная окраска бабочек-нимфалид
(например, Araschnia levana), развивавшихся при
разной температуре

У
растений:

1)
различное строение подводных и надводных
листьев у водяного лютика, стрелолиста
и др.

2)
развитие низкорослых форм из семян
равнинных растений, выращенных в горах

У
бактерий:

1)
работа генов лактозного оперона кишечной
палочки (при отсутствии глюкозы и при
присутствии лактозы они синтезируют
ферменты для переработки этого углевода)

Сравнительная
характеристика форм изменчивости

 

СвойствоНаследственная

Ненаследственная

Наследственная

Объект
изменений

Фенотип
в пределе нормы реакции

Генотип

Фактор
возникновения

Изменения
условий окружающей среды

Рекомбинация
генов вследствие слияния гамет,
кроссинговер, мутации

Наследование
свойств

Не
наследуется

Наследуется

Значения
для особи

Повышает
жизнеспособность, приспособленность
к условиям окружающей среды

Полезные
изменения приводят к выживанию, вредные
— к гибели организма

Значение
для вида

Способствует
выживанию

Приводит
к появлению новых популяций, видов в
результате дивергенции

Роль
в эволюции

Адаптация
организмов к условиям окружающей
среды

Материал
для естественного отбора

Форма
изменчивости

Групповая

Индивидуальная

Закономерность

Статистическая
закономерность вариационных рядов

Закон
гомологических рядов наследственной
изменчивости

 

Билет
3

Явление
множественного аллелизма

Множественный
аллелизм- это когда за определенный
признак отвечает не одна пара аллельных
генов, а несколько.

Примеры:
кролик ( по определению окраски), группа
крови

Явление
множественного аллелизма широко
распространено в природе. Известны
обширные серии множественных аллелей,
определяющих тип совместимости при
опылении у высших растений, при
оплодотворении у грибов, детерминирующих
окраску шерсти животных, формы цветка
львиного зева, остистости колоса у
пшеницы, глаз у дрозофилы, форму рисунка
на листьях белого клевера, наконец, у
растений, животных и микроорганизмов
известно много примеров так называемых
аллозимов или аллельных изоэнзимов —
белковых молекул, различия между которыми
определяются аллелями одного гена.

Во
многих случаях попарные взаимодействия
членов серии аллелей приводят к тому,
что исследуемый признак проявляется
иначе, чем у гомозиготных родительских
форм. Впервые множественные аллели были
открыты в локусе white, определяющем
окраску глаз у дрозофилы, Морганом и
его сотрудниками. Особенность аллельных
отношений заключается в том, что аллели
можно расположить в ряд с убывающей
степенью доминирования. Другими словами,
ген красноглазости — дикого (т. е. наиболее
распространенного в природе) типа (w+) —
будет доминировать над всеми остальными
аллелями (их около 15), тогда как последующий
член серии аллелей будет доминировать
над всеми остальными членами, кроме w+:
w+>wch:>we]> >wa>w. Символами ch, e и а
обозначены различные оттенки цвета
глаз: вишневый (от англ, cherry), эозиновый
(от англ, eosin), абрикосовый (от англ,
apricot). Мухи с аллелью w (от англ, white — белый)
— белоглазые.

У
кроликов сплошная черная окраска
обусловлена доминантным геном А,
гомозиготные рецессивные формы (аа)
белые. Но в этом же локусе есть еще два
гена — шиншилловой (ach)
и гималайской (ah)
окраски. Шиншилловые кролики имеют
сплошную серую масть. У гималайских
кроликов основная масть белая, но кончики
ушей, хвоста, ног и носа окрашены. При
скрещивании гималайских кроликов с
белыми ген гималайской окраски ведет
себя по отношению к гену белой окраски
как доминантный, следовательно, животные
с гималайской окраской могут быть двух
генотипов: ahah (гомозиготные)
и aha
(гетерозиготные). Но при скрещивании
гомозиготного гималайского кролика с
шиншилловым ген гималайской окраски
оказывается рецессивным, точно так же
ген шиншилловой окраски проявляет
доминантность в отношении не только
гималайской, но и белой окраски.
Следовательно, шиншилловый кролик может
быть трех генотипов: achach;
achah;
аСпа.
Черная окраска доминирует над всеми
другими генами по этой серии множественных
аллелей, отсюда черной окраске могут
соответствовать четыре генотипа: A A,
Aach,
Aan,
Аа. Вся серия аллелей может быть записана
в виде ряда:

черный
> шиншилла > гималайский > белый

или
в виде символов:

А
> а
ch >
a
h >
a.

По
типу множественных аллелей наследуются
группы крови О, А, В и АВ у человека. Ген
І может быть представлен тремя разными
аллелями, которые комбинируются в
зиготах только попарно. Ген IA содержит
код для синтеза в эритроцитах специфического
белка — агглютиногена А; ген IB вызывает
синтез другого белка — агглютиногена
В, ген i не продуцирует никакого
агглютиногена. Ген i рецессивен по
отношению к двум другим, но ни ген IA,
ни ген IB не
доминируют друг над другом. (Символы
IA,
IB и
i указывают на то, что все эти три гена
— аллели одного и того же локуса.) Таким
образом, генотипы IA IA и
IA i
обусловливают группу крови А, генотипы
IB IB и
IB i
— группу В, а генотип ii — группу О. Если
же у человека имеются оба нерецессивных
гена IA и
IB,
то у него образуются оба агглютиногена
и он имеет группу крови АВ. Сделано
предположение, что нулевая группа
зависит от рецессивного гена, обозначаемого
через i, над ним доминирует как ген IA,
дающий вторую группу, так и ген Iв,
дающий третью группу. Гены IA и
IB вместе
дают четвертую группу крови.

Упрощая
фактическое положение вещей, можно
сказать, что четыре группы крови человека
определяются антигенами А и В. Если ни
одного из них нет, то у человека первая
(нулевая) группа крови. Присутствие
антигена А дает вторую группу, антигена
В — третью, совместное их присутствие
обусловливает развитие четвертой
группы. Первая группа крови бывает лишь
при генотипе II, вторая — при генотипах
IАIА и
IAi,
третья — при генотипах IВIB и
IBi,
четвертая — при генотипе IАIВ.

Закон
гомологических рядов наследственной
изменчивости.

Закон
гомологических рядов Вавилова

Важным
теоретическим обобщением исследований
Н. И. Вавилова является разработанное
им учение о гомологических рядах.
Согласно сформулированному им закону
гомологических рядов наследственной
изменчивости, не только близкие в
генетическом отношении виды, но и роды
растений образуют гомологические ряды
форм, т. е. в генетической изменчивости
видов и родов существует определенный
параллелизм. Близкие виды благодаря
большому сходству их генотипов (почти
одинаковому набору генов) обладают
сходной наследственной изменчивостью.
Если все известные вариации признаков
у хорошо изученного вида расположить
в определенном порядке, то и у других
родственных видов можно обнаружить
почти все те же вариации изменчивости
признаков. Например, приблизительно
одинакова изменчивость остистости
колоса у мягкой, твердой пшеницы и
ячменя.

Трактовка
Н.И.Вавилова. Виды и роды генетически
близкие характеризуются сходными рядами
наследственной изменчивости,  с такой
правильностью, что, зная ряд форм  в
пределах одного вида можно предвидеть
нахождение параллельных форм у других
видов и родов. Чем ближе родство, тем
полнее сходство в рядах изменчивости.

Современная
трактовка закона

Родственные 
виды, роды, семейства  обладают
гомологичными генами и порядками генов
в хромосомах, сходство которых тем
полнее, чем  эволюционно ближе
сравниваемые таксоны. Гомология 
генов у родственных видов проявляется
в сходстве рядов их наследственной
изменчивости  (1987 г.).

Значение
закона

1. Закон
гомологических рядов наследственной
изменчивости позволяет находить нужные
признаки и варианты в почти бесконечном
многообразии форм различных видов как
культурных растений и домашних животных,
так и их диких родичей.

2. Он
дает возможность успешно осуществлять
поиск новых сортов культурных растений
и пород домашних животных с теми или
иными требуемыми признаками. В этом
заключается огромное практическое
значение закона для растениеводства,
животноводства и селекции.

3. Его
роль в географии культурных растений
сопоставима с ролью Периодической
системы элементов Д. И. Менделеева в
химии. Применяя закон гомологических
рядов, можно установить центр происхождения
растений по родственным видам со
сходными  признаками и формами,
которые развиваются, вероятно, в одной
и той же географической и экологической
обстановке.

Билет
4

Наследование
признаков при расхождении половых
хромосом(первичное и вторичное
нерасхождение Х-хромосом у дрозофиллы)

Как
отмечалось ранее, при скрещивании
белоглазой самки дрозофилы с красноглазым
самцом вF1 все
дочери имеют красные глаза, а у всех
сыновей, получающих свою
единственную Х-хромосому
от матери, глаза белые. Однако иногда в
таком скрещивании проявляются единичные
красноглазые самцы и белоглазые самки,
так называемые исключительные мухи с
частотой   0,1-0,001%. Бриджес предположил,
что появление таких «исключительных
особей» объясняется тем, что у их матери
во время мейоза обе Х-хромосомы  попали
в одно яйцо, т.е. произошло
нерасхождение Х-хромосом.
Каждое из таких яиц может быть оплодотворено
либо спермием с Х-хромосомой,
либо Y-хромосомой.
В результате может образоваться 4 типа
зигот: 1) с тремя Х-хромосомами
ХХХ;
2) с двумя материнскими Х-хромосомами
и Y-хромосомойХХY;
3) с одной отцовской Х-хромосомой;
4) без Х-хромосомы,
но с Y –хромосомой.
 

         ХХY являются
нормальными плодовитыми самками. ХО-самцы,
но стерильны. Это показывает, что у
дрозофилы Y-хромосома
не содержит генов, определяющих пол.
При скрещивании ХХY самок
с нормальными  красноглазыми самцами
(XY)
Бриджес обнаружил среди потомства 4%
белоглазых самок и 4% красноглазых
самцов. Остальная часть потомства
состояла из красноглазых самок и
белоглазых самцов. Появление подобных
исключительных особей автор объяснил
вторичным нерасхождением Х-хромосом
в мейозе, потому что самки, взятые в
скрещивании (XXY),
возникли вследствие первичного
нерасхождения хромосом. Вторичное
нерасхождение хромосом у таких самок
в мейозе наблюдается в 100 раз чаще, чем
первичное.

        
У
ряда других организмов, в том числе у
человека, также известно нерасхождение
половых хромосом. Из 4-х типов потомков,
получающихся при нерасхождении Х-хромосом
у женщин, особи, не имеющие ни
одной Х-хромосомы,
погибают в течение эмбрионального
развития. Зиготы ХХХ развиваются
у женщин, у которых чаще обычного
встречаются умственные дефекты и
бесплодие. Из зигот ХХY развиваются
неполноценные мужчины – синдром
Клайнфельтера – бесплодие, умственная
отсталость, евнухоидное телосложение.
Потомки с одной Х-хромосомой
чаще погибают в эмбриональном развитии,
редкие выжившие – женщины с синдромом
Шерешевского-Тернера. Они низкого роста,
инфантильны, бесплодны. У человека Y-хромосомы
содержат гены, определяющие развитие
организма мужского пола. При
отсутствии Y-хромосомы
развитие идёт по женскому типу.
Нерасхождение половых хромосом у
человека происходит чаще, чем у дрозофилы;
в среднем на каждые 600 родившихся
мальчиков приходится один с синдромом
Клайнфельтера.

Врожденные
и наследственные заболевания.Распространение
в человеческих популяциях. Примеры.

НАСЛЕ́ДСТВЕННЫЕ БОЛЕ́ЗНИ, патологические состояния организма, обусловленные изменениямигенетического материала — мутациями (см. МУТАЦИИ). В широком смысле термин «наследственныеболезни» включает не только хромосомные (см. ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ) и генные болезни, вызываемыесоответствующими мутациями, но и мультифакториальные болезни, развитие которых связано свзаимодействием нормальных полиморфных генов, формирующих предрасположенность к заболеванию, сфакторами внешней среды. Условно к наследственным болезням можно также отнести болезни, связанные сприсутствием в организме некоторых редких вариантов белков (обычно ферментов) и развивающиеся вответ на более или менее специфические внешнесредовые воздействия, например, на прием некоторыхлекарственных средств. В узком смысле под термином «наследственные болезни» понимают моногенныезаболевания, т. е. обусловленные мутациями отдельных генов. Многие наследственные болезнипроявляются как врожденные состояния. Для наследственных болезней характерно также семейноенакопление (заболевание встречается у нескольких членов семьи). Термины «наследственные болезни»,
«семейные болезни» и «врожденные болезни»
(с которыми индивид рождается на свет) не являютсясинонимами. Например, некоторые врожденные пороки развития могут вызываться различнымненаследственными факторами (виpyc краснухи, алкоголь, талидомид, ряд антидиабетических препаратов ит. д.), нарушающими эмбриогенез; семейное накопление встречается при инфекционных заболеваниях, аряд наследственных болезней, например, хорея Гентингтона, мышечные дистрофии, пигментная дистрофиясетчатки и другие, не являются врожденными, так как проявляются в зрелом возрасте. 

Распространенность
Распространенность наследственных болезней (встречаемость соответствующего заболевания в популяции)подчиняется популяционно-генетической закономерности. Встречаемость наследственных болезней вкогорте (совокупность индивидов одного возраста в пересчете на новорожденных) называется частотойнаследственных болезней. Значение частоты, как правило, оказывается выше, чем распространенности, таккак оно учитывает возрастную зависимость начала заболевания и смерти. 
Частота большинства наследственных болезней достаточно низкая, однако суммарно они составляют весьмазаметный груз в популяции. По данным разных авторов, частота аутосомно-доминантных заболеванийсоставляет от 3 до 9,5, аутосомно-рецессивных — от 2 до 2,5 и Х-сцепленных рецессивных заболеваний —от 0,5 до 2 больных на 1000 новорожденных. Аутосомно-доминантные и Х-сцепленные рецессивныезаболевания, резко снижающие приспособленность их носителей (ахондроплазия, миопатия Дюшенна и др.)встречаются с примерно одинаковой частотой с различных популяциях. Эта частота поддерживается за счетбаланса между вновь возникающими мутациями и их элиминацией отбором через одно или два поколения.Аутосомно-рецессивные наследственные болезни, напротив, нередко обнаруживают неравномерноераспределение по разным популяциям. Частота фенилкетонурии, например, которая выявляется уноворожденных во многих странах в течение 20 и более лет, варьируется от 1:6500 в Белоруссии, Чехии,Словакии и Польше до 1:210851 в Японии. Сходная вариабельность частот выявлена для галактоземии инекоторых других наследственных болезней. Хорошо известны примеры накопления отдельных аутосомно-рецессивных наследственных болезней не только в небольших изолированных популяциях, но и взначительных по численности этнических группах (накопление болезней Тея-Сакса, Нимана-Пика и Гоше идругих болезней у евреев-ашкенази; аспартилгликозаминурии, диастрофической карликовости,лизинурической непереносимости белка и других болезней у финнов; семейной средиземноморскойлихорадки у армян; синдрома холестаза-лимфатического отека у норвежцев и т. д.). 
В большинстве случаев причиной накопления наследственных болезней в популяциях является дрейфгенов, или такая его разновидность, как эффект родоначальника. В республиках Средней Азии и ряде другихпопуляций накоплению аутосомно-рецессивных наследственных болезней в значительной степениспособствуют кровнородственные браки. В некоторых случаях (- и -талассемия, серповидноклеточнаяанемия, недостаточность глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы) накопление мутантных генов в популяциях, по-видимому, обусловлено наличием регионального фактора отбора (для указанных наследственных болезней— малярии) в пользу гетерозиготных носителей мутантного гена. 
Диагностика
Диагноз ряда наследственных болезней, прежде всего тех, для которых неизвестен первичныйбиохимический или молекулярно-генетический дефект, основывается на результатах клиническогообследования, спецификой которого является синдромологическая направленность. В диагностикенаследственных болезней используется также клинико-генеалогический анализ с составлением родословнойбольного. По характеру родословной в ряде случаев можно сделать заключение о типе наследованиязаболевания. В диагностике наследственных болезней, в том числе дородовой, для которых известенпервичный дефект, используются все современные биохимические, иммунологические, биофизические идригие методы анализа. Разработаны различные методы получения плодного материала для дородовойдиагностики, в том числе амниотической жидкости с плодными клетками, ворсинок хориона и кусочковплаценты. Наследственные болезни, сопровождающиеся грубыми пороками развития, все чащедиагностируются пренатально при проведении ультразвукового обследования беременных женщин иплодов. 
Все шире в диагностике наследственных болезней (особенно пренатальной) применяются молекулярно-генетические методы. В ряде случаев (например, при недостаточности антитромбина III, гемофилии А и В,фенилкетонурии,
— и -талассемии, муковисцидозе и др.) проводят прямой анализ мутантных генов спомощью так называемых молекулярных зондов или других методов. Для молекулярной диагностикинаследственных болезней используют также непрямой подход с анализом сцепления разнообразныхмолекулярных (ДНК) маркеров с мутантной хромосомой. Некоторые наследственные болезни распознаютсяпри сочетании нескольких методов ДНК-диагностики. В целом развитие методов молекулярно-генетическогоанализа идет быстрыми темпами. 
Генетический скрининг
Особым видом помощи при наследственной патологии является скрининг новорожденных с помощьюспециальных биохимических тестов для своевременного досимптоматического выявления новорожденных снекоторыми наследственными болезнями обмена веществ, такими как фенилкетонурия, гипотиреоз игалактоземия с целью их последующего эффективного лечения. Во многих странах скрининг всехноворожденных для выявления фенилкетонурии был введен более 40 лет назад, а для гипотиреоза —несколько позже. С его помощью были выявлены многие тысячи потенциально больных новорожденных,которые получили соответствующее лечение (специальная диета без фенилаланина при фенилкетонурии,без галактозы при галактоземии и гормонотерапия при гипотиреозе), обеспечивающее их практическоевыздоровление. Задачей скрининга новорожденных и других методов генетического скрининга являетсявыявление носителей мутантных генов и последующее предупреждение рождения детей, больныхнаследственными болезнями. 

Хромосомные
болезни. Известно около 300 хромосомных
синдромов, которые могут быть обусловлены
изменением числа хромосом – аутосом
(синдром Дауна) или половых хромосом
(синдромы: Шерешевского – Тернера,
Кляйнфельтера).Если обнаруживается
одна лишняя хромосома (46+1), то это
трисомия. Например синдром Дауна
возникает при трисомии по 21 хромосоме
(обозначают 21+).

Впервые
открытие того, что синдромы врождённых
пороков развития могут быть обусловлены
отклонениями в составе хромосом,
произошло в 1959 г. на болезни Дауна,
клиническое описание которой было
сделано ещё в прошлом веке. Открытие
последовало за разработкой к концу 50-х
годов эффективных методов определения
числа и морфологии хромосом в клетках
человека и млекопитающих.

Синдром
Клайнфельтера – это группа клинически
сходных отклонений в половом, соматическом
и психическом развитии, которые
развиваются у индивидуумов мужского
пола при полных или частичных Х- или Y-
полисомиях.Его суммарная частота 2,5 на
1000 живорожденных мальчиков.

Если
одной хромосомы не хватает (46-1=45) – это
моносомия. Если моносомия у женщин по
половым хромосомам, то обозначают ХО.

Часты
синдромы Шерешевского — Тернера (частота
0,7 на 1000 новорожденных девочек) и трипло-Х
(1,4 на 1000 девочек). Клинические проявления
синдрома в виде отставания в росте,
отклонений в строении лица, шеи и др.
проявляются в ранние годы, но основная
симптоматика, выражающаяся в отсутствии
развития или недоразвития вторичных
половых признаков, в первичной аменорее,
развивается в годы полового созревания.
Взрослые пациенты бесплодны.

Наиболее
частой из них и достаточно известной
среди врачей и населения является
трисомия по хромосоме 21, или болезнь
Дауна.

На
втором месте по частоте находится
трисомия по хромосоме 18, или синдром
Эдвардса. Она встречается в 10 раз реже
болезниДауна, пороки развития тяжелее;
такие младенцы погибают в основном на
первом году жизни.

Ещё
реже, с частотой 7:100 000, рождаются живые
дети с трисомией по хромосоме 13 (синдром
Патау). Очень редки также трисомии по
аутосомам 8 и9.

Изменение
числа половых хромосом оказывают менее
вредное влияние на организм, чем аномалии
аутосом. Большинство аутосомных
хромосомных мутаций летально, в связи
с чем эмбрион погибает на ранних сроках
беременности.

Билет
5

Особенности
наследования при сцеплении генов( полное
и неполное сцепление генов)

Сцепленное
наследование

Независимое
комбинирование признаков (третий закон
Менделя) осуществляется при условии,
что гены, определяющие эти признаки,
находятся в разных парах гомологичных
хромосом. Следовательно, у каждого
организма число генов, способных
независимо комбинироваться в мейозе,
ограничено числом хромосом. Однако в
организме число генов значительно
превышает количество хромосом. Например,
у кукурузы изучено более 500 генов, у мухи
дрозофилы — более 1 тыс., а у человека —
около 2 тыс. генов, тогда как хромосом у
них 10,4 и 23 пары соответственно. Это дало
основание предположить, что в каждой
хромосоме локализовано множество генов.
Гены, локализованные в одной хромосоме,
образуют группу сцепления и наследуются
вместе. Число групп сцепления соответствует
гаплоидному набору хромосом, поскольку
группу сцепления составляют две
гомологичные хромосомы, в которых
локализованы одинаковые гены.

Закономерности
сцепленного наследования генов были
изучены Т.Х. Морганом и его учениками в
начале 20-х годов XX века. Объектом для
исследований являлась плодовая мушка
дрозофила.

У
дрозофилы гены, контролирующие окраску
тела и длину крыла, представлены
следующими парами аллелей: серое тело
– черное тело, длинные крылья – зачаточные
(короткие). Серое тело и длинные крылья
доминируют. Ожидаемое отношение фенотипов
в F2 от скрещивания между гомозиготной
с серым телом и длинными крыльями и
гомозиготой с черным телом и зачаточными
крыльями должно составить 9:3:3:1. это
указывало на обычное менделеевское
наследование при дигибридном скрещивании,
обусловленное случайным распределением
генов, находящихся в разных, негомологичных
хромосомах. Однако вместо этого в F2 были
получены в основном родительские
фенотипы в отношении примерно 3:1. это
можно объяснить, предположив, что, гены
окраски тела и длины крыла локализованы
в одной и той же хромосоме, т.е. сцеплены.

Практически,
однако, соотношение 3:1 никогда не
наблюдается, а возникают все четыре
фенотипа. Это объясняется тем, что полное
сцепление встречается редко. В большинстве
экспериментов по скрещиванию при наличии
сцепления помимо мух с родительскими
фенотипами обнаруживаются особи с
новыми сочетаниями признаков. Эти новые
фенотипы называют рекомбинантными. Все
это позволяет дать следующее определение
сцепления: два или более генов называют
сцепленными, если потомки с новыми
генными комбинациями (рекомбинантны)
встречаются реже, чем родительские
фенотипы.

studfile.net

Эпигенетическая теория личности Эриксона

Теория Эрика Эриксона возникла из практики психоанализа. Он трактует структуру личности так же, как и 3. Фрейд (как состоящую из «Оно», «Я», «Сверх-Я»), стадии развития личности, открытые Фрейдом, не отвергаются Эриксоном, а усложняются и как бы заново осмысливаются с позиции нового исторического времени. Психосоциальная концепция развития личности, разработанная Эриксоном, показывает тесную связь психики человека и характера общества, в котором он живет. Сравнение воспитания детей в индейских племенах с воспитанием белых американских детей позволило ему сделать вывод, что в каждой культуре имеется особый стиль воспитания детей — он всегда принимается матерью как единственно правильный. Этот стиль определяется тем, что ожидает от ребенка общество, в котором он живет. Каждой стадии развития человека соответствуют свои, присущие данному обществу, ожидания, которые человек может оправдать или не оправдать. Все детство человека — от рождения до юности — рассматривается Эриксоном как длительный период формирования зрелой психосоциальной идентичности, в результате которого человек приобретает объективное чувство принадлежности к своей социальной группе, понимание неповторимости своего индивидуального бытия. Ядром, вокруг которого строятся личность, является приобретение эго-идентичности.

Эриксон ввел понятие «групповой идентичности«, которая формируется с первых дней жизни. Ребенок ориентирован на включение в определенную социальную группу, начинает понимать мир так, как эта группа. Но постепенно у ребенка формируется и «эгоидентичность«, чувство устойчивости и непрерывности своего «Я», несмотря на то, что идут многие процессы изменения. Формирование эго-идентичности — длительный процесс, включает ряд стадий развития личности. Каждая стадия характеризуется задачами этого возраста, а задачи выдвигаются обществом. Но решение задач определяется уже достигнутым уровнем психомоторного развития человека и духовной атмосферой общества, в котором человек живет.

  1. На стадии младенчества (1-я стадия) главную роль в жизни ребенка играет мать, она кормит, ухаживает, дает ласку, заботу, в результате чего у ребенка формируется базовое доверие к миру. Базовое доверие проявляется в легкости кормления, хорошем сне ребенка, нормальной работе кишечника, умении ребенка спокойно ждать мать (не кричит, не зовет, ребенок уверен, что мать придет и сделает то, что нужно). Динамика развития доверия зависит от матери. Здесь важно не количество пищи, а качество ухода за ребенком, важна уверенность матери в своих действиях. Если мать тревожна, невротична, если обстановка в семье напряженная, если ребенку уделяют мало внимания (например, ребенок в доме сирот), формируется базовое недоверие к миру, устойчивый пессимизм. Сильно выраженный дефицит эмоционального общения с младенцем приводит к резкому замедлению психического развития ребенка.
  2. 2-я стадия раннего детства связана с формированием автономии и независимости, ребенок начинает ходить, обучается контролировать себя при выполнении актов дефекации; общество и родители приучают ребенка к аккуратности, опрятности, начинают стыдить за «мокрые штанишки». Социальное неодобрение открывает глаза ребенка внутрь, он чувствует возможность наказания, формируется чувство стыда. В конце стадии должно быть равновесие «автономии» и «стыда». Это соотношение будет положительно благоприятным для развития ребенка, если родители не будут подавлять желания ребенка, не будут бить за провинности.
  3. В возрасте 3-6 лет, на 3-й стадии, ребенок уже убежден, что он личность, так как он бегает, умеет говорить, расширяет область овладения миром, у ребенка формируется чувство предприимчивости, инициативы, которое закладывается в игре ребенка. Игра очень важна для развития ребенка, т. е. формирует инициативу, творчество, ребенок осваивает отношения между людьми посредством игры, развивает свои психические возможности: волю, память, мышление и пр. Но если родители сильно подавляют ребенка, не уделяют внимания его играм, это отрицательно влияет на развитие ребенка, способствует закреплению пассивности, неуверенности, чувства вины.
  4. В младшем школьном возрасте (4-я стадия) ребенок уже исчерпал возможности развития в рамках семьи, и теперь школа приобщает ребенка к знаниям о будущей деятельности, передает технологический опыт культуры. Если ребенок успешно овладевает знаниями, новыми навыками, он верит в свои силы, уверен, спокоен, но неудачи в школе приводят к появлению, а порой и к закреплению, чувства своей неполноценности, неверия в свои силы, отчаяния, потери интереса к учебе. При неполноценности ребенок как бы снова возвращается в семью, она для него убежище, если родители с пониманием стараются помочь ребенку преодолеть трудности в учебе. В случае, если родители лишь ругают и наказывают за плохие оценки, чувство неполноценности у ребенка закрепляется порой на всю его жизнь.
  5. В подростковом возрасте (5-я стадия) формируется центральная форма эгоидентичности. Бурный физиологический рост, половое созревание, озабоченность тем, как он выглядит перед другими, необходимость найти свое профессиональное призвание, способности, умения — вот вопросы, которые встают перед подростком, и это уже требования общества к подростку о самоопределении. На этой стадии заново встают все критические прошедшие моменты. Если на ранних стадиях у ребенка сформировалась автономия, инициатива, доверие к миру, уверенность в своей полноценности, значимости, то подросток успешно создает целостную форму эго-идентичности, находит свое «Я», признание себя со стороны окружающих. В противном случае происходит диффузия идентичности, подросток не может найти свое «Я», не осознает своих целей и желаний, происходит возврат, регрессия к инфантильным, детским, иждивенческим реакциям, появляется смутное, но устойчивое чувство тревоги, чувство одиночества, опустошенности, появляется постоянное ожидание чего-то такого, что может изменить жизнь, но сам человек активно ничего не предпринимает, появляется страх перед личным общением и неспособность эмоционально воздействовать на лиц противоположного пола, враждебность, презрение к окружающему обществу, чувство «непризнания себя» со стороны окружающих людей. Если человек нашел себя, то идентификация облегчается.
  6. На 6-й стадии (молодость) для человека актуальным становится поиск спутника жизни, тесное сотрудничество с людьми, укрепление связей со своей социальной группой, человек не боится обезличивания, он смешивает свою идентичность с другими людьми, появляется чувство близости, единства, сотрудничества, интимности с определенными людьми.
  7. Однако, если диффузия идентичности переходит и на этот возраст, человек замыкается, закрепляется изоляция, одиночество. 7-я — центральная стадия — взрослый этап развития личности. Развитие идентичности идет всю жизнь, идет воздействие со стороны других людей, особенно детей, они подтверждают, что ты им нужен. Положительные симптомы этой стадии: личность вкладывает себя в хороший, любимый труд и заботу о детях, удовлетворена собой и жизнью. Если не на кого излить свое «Я» (нет любимой работы, семьи, детей), то человек опустошается, намечается застой, косность, психологический и физиологический регресс. Как правило, такие отрицательные симптомы сильно выражены, если личность была подготовлена к этому всем ходом своего развития, если всегда были отрицательные выборы на этапах развития.
  8. После 50 лет (8-я стадия) происходит создание завершенной формы эго-идентичности на основе всего пути развития личности, человек переосмысливает всю свою жизнь, осознает свое «Я» в духовных раздумьях о прожитых годах. Человек должен понять, что его жизнь — это неповторимая судьба, которую не надо переделывать, человек «принимает» себя и свою жизнь, осознает необходимость в логическом завершении жизни, проявляет мудрость, отстраненный интерес к жизни перед лицом смерти. Если «принятия себя и жизни» не произошло, человек чувствует разочарование, теряет вкус к жизни, чувствует, что жизнь прошла неверно, зря.

По мнению Эриксона, человек на протяжении жизни переживает восемь психосоциальных кризисов, специфических для каждого возраста, благоприятный или неблагоприятный исход которых определяет возможность последующего расцвета личности.

  1. Первый кризис человек переживает на первом году жизни. Он связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. В первом случае у ребенка развивается чувство глубокого доверия к окружающему его миру, а во втором — недоверие к нему.
  2. Второй кризис связан с первым опытом обучения, особенно с приучением ребенка к чистоплотности. Если родители понимают ребенка и помогают ему контролировать естественные отправления, ребенок получает опыт автономии. Напротив, слишком строгий или слишком непоследовательный внешний контроль приводит к развитию у ребенка стыда или сомнений, связанных главным образом со страхом потерять контроль над собственным организмом.
  3. Третий кризис соответствует второму детству. В этом возрасте происходит самоутверждение ребенка. Планы, которые он постоянно строит и которые ему позволяют осуществить, способствуют развитию у него чувства инициативы. Наоборот, переживание повторных неудач и безответственности могут привести его к покорности и чувству вины.
  4. Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. В школе ребенок учится работать, готовясь к выполнению будущих задач. В зависимости от царящей в школе атмосферы и принятых методов воспитания у ребенка развивается вкус к работе или же, напротив, чувство неполноценности как в плане использования средств и возможностей, так и в плане собственного статуса среди товарищей.
  5. Пятый кризис переживают подростки обоего пола в поисках идентификации (усвоения образцов поведения значимых для подростка других людей). Этот процесс предполагает объединение прошлого опыта подростка, его потенциальных возможностей и выборов, которые он должен сделать. Неспособность подростка к идентификации или связанные с ней трудности могут привести к ее «распылению» или же к путанице ролей, которые подросток играет или будет играть в аффективной, социальной и профессиональной сферах.
  6. Шестой кризис свойственен молодым взрослым людям. Он связан с поиском близости с любимым человеком, вместе с которым ему предстоит совершать цикл «работа-рождение детей- отдых», чтобы обеспечить своим детям надлежащее развитие. Отсутствие подобного опыта приводит к изоляции человека и его замыканию на самом себе.
  7. Седьмой кризис переживается человеком в сорокалетнем возрасте. Он характеризуется развитием чувства сохранения рода (генеративности), выражающегося, главным образом, в «интересе к следующему поколению и его воспитанию». Этот период жизни отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных областях. Если, напротив, эволюция супружеской жизни идет иным путем, она может застыть в состоянии псевдоблизости (стагнация), что обрекает супругов на существование лишь для самих себя с риском оскудения межличностных отношений.
  8. Восьмой кризис переживается во время старения. Он знаменует собой завершение предшествующего жизненного пути, а разрешение зависит от того, как этот путь был пройден. Достижение человеком цельности основывается на подведении им итогов своей прошлой жизни и осознании ее как единого целого, в котором уже ничего нельзя изменить. Если человек не может свести свои прошлые поступки в единое целое, он завершает свою жизнь в страхе перед смертью и в отчаянии от невозможности начать жизнь заново.

psyera.ru

Эпигенетическая теория эрика эриксона

В то время как
психоанализ и по сей день

разграничивает
психосексуальное и психосоциальное,

я попытался связать
мостом эти два берега.

Э. Эриксин

Эрик
Хомбургер Эриксон (1902—
1994) по праву считается одним из выда­ющихся
последователей психоанализа и
представителей Эго-психологии. Его
родители, датчане по происхождению,
разошлись еще до рождения сына. Когда
ребенку было 3 года, его приемным отцом
стал детский док­тор Хомбургер, давший
Эрику заботу и свое имя. Детство Эрика
прошло в немецком городе Карлсруэ, где
он закончил школу и гимназию. После
непродолжительного путешествия Эриксон
учился в местной художествен­ной
школе. Другого формального образования
он больше не получал.

В 1925 году благодаря
знакомству с доктором Петером Блосом
Эрик­сон начал преподавать в Вене в
детской школе, педагогический коллек­тив
которой имел психоаналитическую
подготовку. В руководстве шко­лой
принимала участие Анна Фрейд, у которой
впоследствии Эриксон проходил личный
анализ. Эриксону представился счастливый
случай заниматься клинической работой
под руководством Аугуста Айхорпа,
Эд­варда Бибринга, Хелен Дойч, Хайнца
Гартмана, Эрнста Криса и других
психоаналитиков, которых объединил
Зигмунд Фрейд. Предметом при­стального
изучения Эриксона становится процесс
развития детей, а так­же необходимые
для этого социальные условия. В 1933 году,
после же­нитьбы на молодой американке
Джоан Серсон, Эриксон переехал в Америку,
где большую часть жизни он являлся
профессором Гарвардско­го университета.

Заслуга Эриксона
состояла в том, что он, располагая
психоаналитичес­ки ми сведения ми,
разработал целостную теорию развития
индивида, впер­вые распространив ее
далеко за пределы Эдипова комплекса.
Эриксон пред­положил , что наряду с
описанными Фрейдом стадиями
психосексуального развития (оральной,
анальной, фаллической и генитальной),
в ходе кото­рого меняется направленность
влечения (от аутоэротизма к внешнему
объекту), существуют и психологические
стадии развития «Я», в ходе ко­торого
индивид устанавливает основные ориентиры
по отношению к себе и своей социальной
среде. Формирование личности не
заканчивается в под­ростковом возрасте,
а распространяется на весь жизненный
цикл. Инди­вид развивается непрерывно
на протяжении всей жизни по некоему
«ос­новному плану», при этом относительно
стабильные фазы развития сменяются
кризисными периодами, во время которых
происходит «кон­солидация» всех
психических функций. Процесс развития
происходит в так называемой «ядерной
семье», на которую существенно влияют
соци­альные тенденции и кризисы
культуры.

Для подтверждения
собственных гипотез Эриксон использовал
богатей­ший клинический опыт, длительные
наблюдения за детьми, а также срав­нительные
исследования современной и традиционной
культуры (преиму­щественно на примере
индейских племен).

Эрик
Эриксон внес неоценимый вклад в развитие
такого важного по­нятия, как
«идентичность».
В
настоящее время данный термин широко
используется в научной-психологической
и социальной среде. В то же вре­мя
идентичность не была четко определена
Зигмундом Фрейдом и до сих пор не имеет
однозначного значения. Эриксон указывал,
что впервые это понятие было целенаправленно
применено и исследовано во время Вто­рой
мировой войны в клинике реабилитации
ветеранов на горе Сион. По­пав в
экстремальные условия войны, люди
потеряли ощущение тождествен­ности
личности и непрерывности времени. Они
утратили контроль Эго. Поэтому Эриксон
предложил обозначать данный феномен
как «идентич­ность
«Я»» или «Эго-идентичность», а
состояние утраты идентичности как
«кризис
идентичности».

«За
двадцать лет, прошедшие с тех пор, как
этот термин впервые был употреб­лен,
он приобрел столько значений, что,
казалось бы, пришло время расши­рить
границы его употребления»77.

писал
Эрик Эриксон в 1967 году. В разное время
данный термин использовался в разных
значениях. Изначально все же доминировало
понимание идентичности как «тождественности
человека самому себе». В
современ­ном психоанализе идентичность
определяется
как «относительно продол­жительное,
но не обязательно стабильное восприятие
себя как уникально­го, когерентного,
единого во времени»78.

Понятие
«идентичность» перекликается с
несколькими близкими по­нятиями. Так,
например, самость—
целостная
личностная организация; «Я»-концепция
— «самообъяснение»,
включающее преимущественно осо­знаваемые
аспекты самости; идентичность—
субъективное
переживание себя как постоянного во
времени и отличного от других индивида.
В то время как идентичность обозначает
твердо усвоенный и личностно при­нимаемый
образ
себя во
всем богатстве отношений, личности к
окружа­ющему миру, чувство адекватности
и стабильности собственного «Я»
(независимо от изменений «Я» и ситуации).
Это то, что обеспечивает спо­собность
полноценного решения задач, возникающих
перед личностью на каждом этапе ее
развития.

Чувство идентичности
возникает с осознанием ребенком того,
что он существует как индивид в мире
других объектов, но обладает и собствен­ными
желаниями, мыслями, внешним видом,
отличными от других. Чувство идентичности
достигает определенной стабильности
лишь по за­вершении подросткового
периода, когда разрешаются проблемы
бисексу­альной идентификации.
Идентичность — это показатель зрелой
(взрослой) личности, «Я» проявляется в
воззрениях индивида, идеалах, нормах,
в по­ведении и роли в обществе.

В
настоящее время понятие «идентичность»
используется в самых раз­личных
аспектах. Выделяют следующие виды
идентичности. Прежде все­го, идентичность
рассматривается в двух основных формах:
персональная
и
групповая.
Если
первая связана с ощущением себя как
целостного, отлич­ного от других
индивида, то вторая, напротив, формируется
как развиваю­щееся чувство принадлежности
к какой-либо социальной общности или
характеристике. Групповая идентичность
может иметь следующие формы: расовая,
национальная, семейная, профессиональная
и т. д.

Но
пожалуй, самой важной для развития
личности является такая ха­рактеристика,
как половая
идентичность. Последняя
формируется с момен­та рождения и на
протяжении всей жизни. Она связана с
отождествлением себя ребенком с мужским
или женским полом через
интеграцию
характе­ристик, присущих каждому из
них. Половая идентичность является не
только и не столько результатом
биологических особенностей ребенка,
сколько
результатом
совокупности социальных ожиданий.

Эрик
Эриксон считал идентичность главной
характеристикой, приме­нимой к
постепенному становлению
личности посредством
специфичес­ких для разных фаз
психосоциальных
кризисов. Он
построил оригинальную
схему
развития человека на протяжении всей
жизни, в основу которой был положен
«эпигенетический
принцип», вследствие
чего его периодизация жизненного пути
и получила одноименное название. Термин
был заим­ствован из биологического
учения о зародышевом развитии организма
Харви Уильяма Гарвея, где под эпигенезом
понимался процесс, осуществ­ляемый
путем последовательных новообразований.

В
1950 году увидел свет главный труд Эриксона
«Детство
и общество», в
котором исследователь существенно
расширил традиционное понимание стадий
психосексуального развития. По его
мнению, на каждой ступени развития
появляются новые «модусы», или способы
организации целост­ного поведения
человека. Например, на первой — оральной
— стадии это модус поглощения, на второй
— удерживания — высвобождения и т. д.
Эриксон особо подчеркивал важность для
психосексуального развития такой
характеристики как «взаимность» между
индивидуальными факто­рами и обществом
в целом, поскольку даже отношение матери
к новорож­денному ребенку во многом
определяется господствующими в культуре
социальными предписаниями.

Стадии
развития одновременно являются и
стадиями формирования психосоциальной
идентичности. Всего Эриксон выделил
восемь
ступеней
жизни.

Первая
стадия

(О-18
месяцев), которую Эриксон, так же как и
его пред­шественники, называет
орально-сенсорной
(или
ипкорпоративной, вбира­ющей), включает
в себя время, когда младенец решает
фундаментальный вопрос всей своей
последующей жизни, доверяет
он окружающему его миру или не доверяет.
Естественно,
вопрос о базовом доверии к миру решается
не в дискурсивно-логическом плане, а в
общении ребенка со взрослым и контакте
со средой своего обитания через впитывание
звуков, цветов, све­та, тепла и холода,
пищи, улыбок и жестов и т. д. Эриксон
указывает на ключевую роль матери
сформировании базового доверия к миру.
При этом критерием сформированное™
доверия к миру он считает способность
ре­бенка спокойно переносить
исчезновение матери из поля зрения.

Прогрессирующая
автономность младенца (способность
передвигать­ся, развитие речи и
манипулятивных способностей и т. п.)
позволяет ре­бенку перейти на вторую
— мышечно-анальную стадию

(18
месяцев — 4 года). На этом этапе появляются
два новых модуса — «удерживание» и
«высвобождение». Соответственно, второй
жизненно важной задачей ста­новится
обретение
автономии в противовес стыду и сомнению.
Если
взрос­лые сверхтребовательны к ребенку
или, напротив, спешат сделать за пего
то, что ему под силу сделать самому, у
него развиваются стыдливость и
не­решительность. Когда ребенка ругают
за запачканные штаны или разби­тую
чашку, это также является своеобразным
вкладом в развитие чувства
стыда и
неуверенности в себе. В этом возрасте
ребенок интериоризирует то, что Эриксон
называл «глазами мира», что определяет
его последующее отношение к принципам
правопорядка.

Третья
стадия

(4
года — 6 лет) названа локомоторно-генитальной.
В клас­сическом психоанализе эта фаза
называется Эдиповой. Теперь ребенок
стремится
проникать, завоевывать и преодолевать.
В этом возрасте рас­ширяется пространство
жизнедеятельности ребенка, он начинает
сам себе ставить цели, придумывать
занятия, проявлять изобретательность
в речи, фантазировать о собственной
грандиозности. Эта стадия проникнута
ду­хом состязания, которое может
привести к появлению чувства поражения
и кастрированности. С этого момента
ребенка уже никогда не покинет ощущение
внутреннего разлада. Результатом этого
периода жизни являет­ся одновременно
и горькое чувство вины, и сладкое чувство
обладания соб­ственной инициативой.

Четвертая
стадия

(6-11
лет) — латентная

отличается от предыду­щих, поскольку
в ней нет нового источника внутреннего
разлада. Она свя­зана с овладением
ребенком различными умениями, в том
числе умением учиться. Ребенок активно
осваивает культурные символы. Этот
возраст — оптимальное время для учения
и приобщения к дисциплине. Теперь
ребе­нок должен научиться добиваться
признания благодаря действительным
достижениям. Школа становится выразителем
требований общества в целом. Основная
опасность заключается в том, что ребенок
может приоб­рести здесь устойчивое
чувство неполноценности — некомпетентности.
Чтобы устранить последствия предыдущих
фаз и преодолеть чувство не­полноценности,
многие дети проявляют чрезмерное
прилежание, которое впоследствии может
перейти в автоматический конформизм.

Пятая
стадия
(11—20
лет) — подростковый
возраст и ранняя юность — ключевая
для приобретения чувства идентичности.
В это время подросток колеблется между
положительным полюсом идентификации
«Я» и отри­цательным полюсом путаницы
ролей. Перед подростком стоит задача
объе­динения всего, что он знает о
себе самом как сыне или дочери, школьнике,
спортсмене, друге и т. п. Все это он должен
интегрировать в единое целое, осмыслить,
связать с прошлым и спроецировать на
будущее. При удачном протекании кризиса
подросткового возраста у юношей и
девушек форми­руется чувство
идентичности, при неблагоприятном —
спутанная
(диффуз­ная) идентичность, сопряженная
с мучительными сомнениями относитель­но
себя, своего места в группе, в обществе,
с неясностью жизненной перс­пективы.

В
связи с этим Эриксон вводит термин
«психологический
мораторий», которым
обозначает кризисный период между
юностью и взрослостью, в течение которого
в личности происходят многомерные
сложные процес­сы обретения взрослой
идентичности и нового отношения к миру.
Не преодоленный кризис вызывает состояние
«диффузии идентичности», кото­рая
составляет основу специфической
патологии юношеского возраста. При
неблагоприятных условиях психический
мораторий может принимать затяжной
характер и длиться годами, что характерно
для наиболее одарен­ных людей.

Шестая
стадия

(21—25
лет) — ранняя
взрослость, — по
Эриксону, зна­менует переход к решению
уже собственно взрослых задач на базе
сфор­мировавшейся психосоциальной
идентичности. Теперь, когда у молодого
человека сформировалось достаточно
сильное чувство идентичности, он готов
соединить свою идентичность с идентичностью
других людей. Мо­лодые люди вступают
в дружеские отношения, в брак, появляются
дети. Только теперь может проявиться
истинная генитальность. Эриксон
существенно расширяет понятие
генитальности, включая в нее, помимо
обо­юдности оргазма, ряд психоссксуальных
характеристик: это отношения с любимым
партнером противоположного пола, с
которым человек хочет и может испытывать
взаимное доверие, с которым он хочет и
может приве­сти в гармонию жизненные
сферы и произвести потомство, которому
обес­печит все стадии удовлетворительного
развития.

Таким
образом, главное условие для гармоничных
половых отноше­ний — это способность
к интимности. В том случае, если она
недостаточ­но развита, человек
стремится к изоляции, в свою очередь
порождающей депрессию, психопатологию
характера или психические нарушения.
Изо­ляция не обязательно означает
одинокое проживание взрослого человека.
Она подразумевает отсутствие
психологической близости и обмена
идентичностями даже при наличии брака,
когда отношения можно охаракте­ризовать
как «одиночество вдвоем». Таким образом,
интрапсихическое со­держание данной
стадии можно обозначить как «близость
против изоляции».

Седьмая
стадия

(25—60
лет) — взрослость
— связана
с противоречием между способностью
человека к развитию и личностным застоем,
регрес­сом личности в процессе
обыденной жизни, что Эриксон обозначает
как «генеративность
против стагнации». Награда
за овладение способностью к саморазвитию
— формирование человеческой
индивидуальности, непов­торимости.
Человек обретает способность быть самим
собой. Важным но­вообразованием также
является готовность производить
потомство и от­давать себя и свою
жизнь другому человеку.

Восьмая
стадия (после
60 лет) — зрелость
— завершает
жизненны и путь. Здесь, пожиная плоды
прожитой жизни, человек либо обретает
покой и уравновешенность как следствие
целостности своей личности, либо
ока­зывается обречен на безысходное
отчаяние как итог путаной жизни. Ре­шается
вопрос: что одержит верх — «целостность
или отчаяние»? Смысл этой стадии — в
интеграции всех частей личности,
результатом которой является чувство
нравственного удовлетворения и ориентация
на мораль­ные ценности. С другой
стороны, индивид, не сумевший активно
удовлет­ворить свои потребности,
становится заложником чувства отчаяния
и бес­смысленности прожитой жизни.
Подчеркивая связь индивидуального и
социального процесса, Эриксон пишет:

«Здоровые
дети не будут бояться жизни, если
окружающие старики обладают достаточной
целостностью»79.

Таким
образом, человеческая личность развивается
по ступеням в соот­ветствии с
индивидуальными программами. Общество
старается обеспе­чить и стимулировать
надлежащую скорость и последовательность
их раскрытия.
У каждой стадии развития есть свои
сильные и слабые стороны и собственные
эмоциональные кризисы. При этом неудача
на одной стадии может негативно сказаться
на прохождении последующей ступени или
может быть исправлена последующими
удачами.

Эриксон
подчеркивает, насколько важно соотносить
механизмы взаим­ной адаптации индивида
и общества. В качестве примера он приводит
про­цесс формирования национальной
идентичности, связывая
поведение кон­кретных людей (например,
американских матерей по отношению к
своим детям) с историей народа. По мнению
Эриксона, моральная и нацио­нальная
идентичность имеет функцию коллективного
Эго. Например,
на­циональный характер американцев
связан, прежде всего, с ценностью
ин­дивидуальной инициативы, которая
стала следствием ряда обстоятельств:
протестантизм; рациональная адаптация
к опасным условиям жизни, ин­дустриализация
естественной среды, индивидуализм.

Последние
главы книги посвящены сложному, но
содержательному анализу
выдающихся личностей: политической
карьере Гитлера на мате­риале «Майн
кампф» и детству Максима Горького на
примере советского фильма «Юность
Максима». В случае с «Майн
кампф» Эриксон
обратил внимание на присущие этой книге
качества мифа и легенды, в которых
историческая правда и вымысел перемешаны
так, что все выглядит прав­доподобно.
Анализируя феномен Гитлера, Эриксон
приходит к выводу, что «коричневый
дудочник» задел «нужные струны» немцев
благодаря кризису национальной
идентичности немцев в результате
многочислен­ных исторических травм.
Нацизм предложил реальные средства
дости­жения чувства общей идентичности
с помощью идеи расового превос­ходства,
ненависти к евреям и мировой войны. Его
целью было не только заставить немцев
забыть о поражении Германии в Первой
мировой вой­не, но и полностью очистить
немецкую культуру от поразивших ее
ино­родных ценностей. Вследствие
этого стала возможной взаимная
иденти­фикация вождя с нацией и
харизматическое, буквально— до безумия,
поклонение своему фюреру:

«Самыми
жестокими эксплуататорами борьбы нации
за спасение идентичности были Адольф
Гитлер и его сообщники, на протяжении
десятилетия оказавшие­ся бесспорными
политическими и военными хозяевами
великого, трудолюби­вого и старательного
народа»80.

По
мнению Эриксона, страх утратить
идентичность доминирует в ир­рациональной
мотивации любого человека, мобилизуя
весь арсенал тре­воги, выходящей из
детства. В этом критическом состоянии
массы склон­ны искать спасение в
«псевдоидентичности».
Тотальное
поражение народа, по мнению Эриксона,
вызывает чувство тотальной
уникальности и
готов­ности подчиниться тому, кто
может предложить чувство тотальной
власти, сплоченности и новой идентичности,
избавляющих от бессмысленного
прошлого.
История тоталитарных режимов является
самым ярким тому доказательством.

Анализируя
фильм «Юность
Максима», Эриксон
исследует качества ле­генды о детстве
Максима и вытекающие из нее изменения
идентичности русской мол одежи. Он
подчеркивает сходство между легендой
Гитлера и Горь­кого. Оба были своевольными
мальчиками и развивались в ожесточенной
борьбе с отцовской фигурой. Оба пережили
в отрочестве психическое по­трясение
от бессмысленного существования и
тщетности бунта. Оба стали интеллектуальными
пролетариями, близкими к крайнему
отчаянию.

В
кратком историческом экскурсе
исследователь напоминает, что два
великих русских царя — Иван Грозный и
Петр Первый — убили своих сы­новей
(первый лично, второй — с помощью других
людей). Благодаря ис­торической
реальности царь в России стал символом
достойной
сострада­ния автократии. Подобное
сочувствие к царям, жестоким отцам и
дедам характерно для мазохистического
подчинения.

В 1958 году Эриксон
опубликовал работу «Молодой Лютер»,
представ­ляющую собой психоаналитическое
и историческое исследование. Одна из
центральных идей книги заключается в
том, что кризис идентичности великого
человека может стать причиной исторических
перемен. Эрик Эриксон живо и убедительно
описывает внутреннюю борьбу и душевную
боль щедро одаренного человека, в которых
отражалась проблема иден­тичности
большей части немецкого народа. Внутреннее
расщепление Лю­тера привело его к
восстанию против собственного отца и
усилению по­требности в силе Бога. С
помощью реформы Церкви Лютер пытался
решить задачу превращения догматов
веры в догматы разума. Он проповедовал,
что Божий глас в душе — это собственная
совесть. Тем самым верующий человек
становится ответственным за свой выбор
— во что верить и что делать.

Эриксон сравнивает
двух великих людей — Лютера и Фрейда,
подчер­кивая, что каждый из них был
по-своему первым: Лютер — первым
проте­стантом конца эпохи абсолютной
веры; Фрейд — первым аналитиком кон­ца
эры, в которой господствовал принцип
абсолютного разума. И тот и другой в
первую очередь стремились к истине.

Эриксон
занимался также проблемой
ритуализации. Он
отмечал, что су­ществует три основных
подхода к ритуалам:

  • в антропологии —
    это постоянно повторяющиеся события;

  • в психоанализе
    — это защитные действия, которые
    проявляются в виде симптомов и не служат
    адаптации;

  • в этологии — это
    врожденные паттерны поведения, которые
    служат адаптации животных, живущих
    группами.

Эриксон более
склоняется к последней точке зрения,
понимая под ри­туалами повторяющиеся
«согласованные» формы поведения двух
или бо­лее людей. Их психологическая
цель заключается в преодолении
амбива­лентности, а содержание — во
взаимном признании, которое необходимо
для выживания.

Эриксон подчеркивает,
что самым ранним является утренний
ритуал

приветствия
ребенка матерью. Изданном примере он
перечисляет основ­ные элементы
ритуализации. Человеческие
ритуалы:

  • впервые появляются
    в нуминозной (божественной) взаимосвязи:

  • основываются на
    взаимных потребностях двух разных
    организмов;

  • связываются с
    практической реальностью и символической
    актуаль­ностью;

  • являются как
    личными, так и соотносящимися с группой;

  • усиливают
    как чувство сопричастности, так и
    «собственного отли­чия»;

  • являются игровыми,
    но вместе с тем формализованными;

  • становятся
    привычными благодаря повторению, но
    вызывают чув­ство неожиданности.

В
целом ритуалы — это особые
групповые формы выражения влечений и
защит.

Следовательно,
ритуализация одновременно препятствует
прояв­лению необузданных влечений и
навязчивой сдержанности.

В 1969 году Эриксон
написал еще одну книгу о великом человеке
«Правда Ганди». Как и в предыдущем
случае, его интересовал синтез сил
(истори­ческих, географических,
социально-экономических, этических и
индиви­дуальных), определяющих развитие
выдающейся личности. Исследование жизни
таких людей, как Мартин Лютер и Махатма
Ганди, отражало глубо­кий интерес
Эриксона к проблемам нравственности.
В 1960 году Эриксон выступил с докладом
о развитии человеческих добродетелей.
В противо­вес семи христианским
добродетелям он говорит о внутренней
силе и ак­тивности, имеющих важное
значение дли конкретной стадии развития,
Каждая стадия порождает собственную
добродетель (табл. 2).

Таблица 2

Стадия

Добродетель

«Доверив против
баэального недоверия»

Надежда

«Автономия против
стыда»

Воля

«Инициатива
против чувства вины»

Целеустремленность

«Продуктивность
против чувства неполноценности»

Умелость

«Идентичность
против неопределенности ролей»

Преданность
группе и ев ценностям

«Интимность
против изоляции»

Любовь

«Генеративность
в противоположность стагнации»

Забота

«Интегрированноств
против отчаяния»

Мудрость

Эрик Эриксон
использовал привычные для всех понятия,
чтобы пока­зать, что именно укрепляет
совокупность жизненных сил человека в
рам­ках отношений людей между собой
и с человечеством в целом. Таким образом,
гармоничное сочетание психодинамического
метода с биографи­ческим и историческим
анализом позволило Эриксону выйти за
границы индивидуального развития
человека и сформировать системное
видение психосоциалъной реальности.

Психоанализ
начинался как психотерапеватический

метод и прицел к
всеобъёмлющей психологической теории.

studfile.net

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *