Двухколесный автомобиль шиловского: Забытый русский двухколесный автошедевр — Удачи и свободы Вашему Я! — LiveJournal

Содержание

Забытый русский двухколесный автошедевр — Удачи и свободы Вашему Я! — LiveJournal

Пост про двухколесный автомобиль русского инженера Петра Шиловского.
Когда-то такой чудо-автомобиль перемещался по улицам Санкт-Петербурга. Он и сегодня вызвал бы фурор.

В 1912 году русский юрист и губернатор Костромы в отставке Петр Петрович Шиловский изобрел новый вид двухколесного транспорта — двухколесный автомобиль с ротором.

Пётр Петрович относился к той категории людей, у которых всё получается, за что бы ни взялись. О таких говорят, что их при рождении Господь поцеловал в темечко. Родился он в 1871 году в старинной дворянской семье. Его отец Пётр Степанович Шиловский, был действительным статским советником, что, согласно «Табели о рангах» Российской империи, приравнивалось к военному чину генерал-майора или контр-адмирала.

Вполне естественно, что Шиловский-старший видел в сыне продолжателя семейных традиции, поэтому по достижении шестнадцати лет юноша быт отдан в петербургское училище правоведения, «питомник государственных людей», как тогда называли это привилегированное учебное заведение.

Служебная карьера молодого Шиловского началась со скромной должности следователя в уездной Луге. В свободное время он увлечённо играл на скрипке, подумывая даже всерьёз заняться музыкой, или писал острые полемические статьи в столичные газеты. В них особенно досталось всесильному министру юстиции Муравьёву, не без основания обвиняемому автором в косности и нежелании что-либо менять в своём ведомстве. Реакция не заставила себя долго ждать. Молодой «фрондёр» был переведён из Луги в городок Новоржев Псковской губернии, что считалось значительным понижением по службе. Удача, правда, отвернулась ненадолго. Новый министр внутренних дел Вячеслав Константинович Плеве увидел в статьях Петра Шиловского соответствие своим мыслям и стал продвигать по службе. С его лёгкой руки бывший лужский следователь был «вброшен» в большую политику и сделал головокружительную карьеру, поочерёдно занимая посты вице-губернатора в Уральске, Екатеринославе и Симбирске.

В 1910 году Пётр Петрович Шиловский стал губернатором Костромы, затем губернатором Олонецкой губернии. В Петрозаводске он задержался ненадолго, подал в отставку, переехал в Петербург и занялся давно занимавшими его проектами, на которые у статского советника и государственного деятеля прежде не хватало времени.

Это была механика, которую Пётр Петрович, не имея специального технического образования, осваивал самостоятельно, что не помешало ему ещё до костромского губернаторства, весной 1909 года, получить патент за № 27091 -«Устройство для сохранения равновесия повозок или других находящихся в неустойчивом положении тел». Причём изобретение своё он запатентовал не только на родине, но и в Англии, Германии, Франции и США.

Шиловский разработал ряд технических новшеств для русской армии: гироскопический указатель курса для самолётов и судов, устройства для стабилизации корабельных орудий. Но если у флотского ведомства его изобретение поддержки не нашло, то на четырёхмоторных цельнодеревянных бипланах «Илья Муромец», выпускавшихся на Русско-Балтийском вагонном заводе в 1913—1918 годах, «ортоскоп» Шиловского какое-то время использовался.

Орудийный же стабилизатор Пётр Петрович успешно продал нашим союзникам в то время — британскому военно-морскому ведомству.

Как и несколькими годами ранее Бреннан и Шерль (это немецкий инженер, который тоже строил гиролокомотив), Шиловский в 1911 году представил общественности модель гироскопической железной дороги.

Если Бреннан после такой демонстрации получил инвестиции на строительство двух полноразмерных машин, Шиловский получил дулю и похвалу от какого-то императорского министерства.

Но автомобиль он создал… и однорельсовая дорога Шиловского была «пробита» и, по словам корреспондента «Петроградской правды», «стала самым крупным опытом подобного рода в мире».

Чтобы не возвращаться к желейной дороге коротко отмечу, что советы отнеслись к бывшему царскому губернатору-энгтузиасту с большим вниманием (что даже удивительно).

Получив от советского правительства заказ на разработку и строительство дороги протяжённостью около сорока километров, Шиловский организовал собственное конструкторское бюро, привлёк к проекту таких блестящих инженеров и механиков, как Р. Н. Вульф, А. М. Годьшкии-Цвирко, В. Н. Евреинов, Р. А. Лютер, А. С. Шварц. И. В. Мещерский, П. Ф. Папкович, Н. Е. Жуковский.

Через год, когда были разработаны необходимые проекты и схемы и модель поезда прошла испытания в аэродинамической трубе Политехнического института, началось строительство.

За четыре месяца проложили 12 километров, то есть примерно четвёртую часть пути от Детского Села до Средней Рогатки.

Однако наступивший 1922 год принёс с собой другие политические приоритеты, финансирование проекта было прекращено, и все работы по сооружению монорельса заброшены.

А теперь вернемся к автомобилю (пост ведь о нем). Он появился несколько ранее железной дороги.

На рубеже XIX—XX столетий автомобиль, хотя и появился на улицах Санкт-Петербурга и Москвы, был экзотической новинкой даже для Европы, уже налаживавшей широкий выпуск замечательных повозок, передвигавшихся без помощи привычной лошадиной упряжки.

Неудивительно, что идея Шиловского построить двухколёсный гиромобиль соотечественниками была принята как фантазия в духе Жюля Верна.

Устойчивость двухколесного автомобиля поддерживалась за счет массивного ротора (маховика), вращавшегося с высокой угловой скоростью. При кренах и перемещениях пассажиров внутри автомобиля для поддержания стабильного положения кузова использовался гироскопический эффект.

Уже в мае 1914 года на улицах Лондона Пётр Петрович продемонстрировал действующую модель гиростабилизированного автомобиля.

Данная машина держалась в состоянии равновесия благодаря гироскопическому эффекту, производившемуся тяжелым 600-килограммовым маховиком, располагавшимся под днищем автомобиля, в его центре.

Маховик представлял собой диск диаметром в один метр и имел толщину 12 сантиметров.

Чтобы его раскрутить, требовался 110-вольтный электромотор мощностью около 1,25 л.с., питаемый динамо-машиной.

Также использовались два 50-килограммовых «маятника». В результате такая довольно примитивная гиро-стабилизация удерживала машину весом 2750 килограмм в вертикальном положении.

«Особое восхищение прохожих, — отмечал русский журнал «Аэро и автомобильная жизнь», — вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости».

План Gyrocar. Обратите внимание на большое количество места, занимаемого гироскопом, и смещение привода на задние колеса. Сидения не видны на этом рисунке.

Примерная схема автомобиля

Даже несмотря на то, что итогом поездки стала неожиданная, но счастливо завершившаяся авария, работы над машиной были продолжены, и уже 28 апреля 1914 года Шиловский решился на публичную демонстрацию своего детища в Регентском парке в центре Лондона.

Как написал впоследствии журнал «Аэро- и автомобильная жизнь», «…Особое восхищение прохожих вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости, Шиловский нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать, что устойчивость его автомобиля совсем не зависит от быстроты его движения«.

В качестве эксперта был приглашён знаменитый пионер гиротранспорта Луис Бреннан. Он пришёл в восторг от гирокара и честно признался, что никогда не думал о применении гироскопа в дорожном, а не в рельсовом транспорте.

Итак, машина была с интересом встречена публикой, запатентована в ряде стран, в т.ч. в России, Англии и Германии, и даже сам Луи Бреннан, впервые применивший гироскоп для постройки торпеды, с восторгом отзывался о своей поездке на гирокаре Шиловского.

Грянула I мировая война. И всё – никому оригинальная машина стала не нужна, были дела и поважнее. А гирокар в какой-то момент был похоронен в земле. Совершенно буквально, чтобы во время войны его не повредило (странное решение для железной техники). Его просто закопали, где именно уже не известно.

Граф Шиловский пережил Первую Мировой войну, революцию и гражданскую войну. Он вернулся в Англию из СССР, вероятно, в 1922 году после закрытия темы с одноколейной железной дорогой. Вовремя уехал, середина 30-х наверняка стали бы для него роковыми.

Жил в Дулвиче с женой и тремя дочерьми, и работал на Soerry Gyroscope Company.

Как я понимаю, был построен еще один автомобиль (по крайней мере судьбы его автомобилей разные). Gyrocar Шиловского был оснащен модифицированным двигателем Wolseley C5 16 — 20 л.с., с диаметром цилиндра 90 мм, ход поршня 121 мм. Он был установлен перед радиатором, приводя задние колеса через обычное сцепление и коробку передач. Вес автомобиля 2,75 тонны.

В 1938 году изрядно потрёпанную машину всё же «эксгумировали», починили и поставили в музей Wolseley Tool & Motorcar Company. Всё это время и до самого конца Второй мировой, Шиловский не уставал пропагандировать гирокары как транспорт будущего.

Вскоре, после окончания войны Шиловский умер в относительной бедности и полном забвении.

В 1948 году и его «гирокар» был вывезен из музея и отправлен на металлолом. Пережившая войну Англия нуждалась в металле…

Тема двухколесных автомобилей не была забыта. После 2 мировой ее подхватили американцы, было сделано несмколько автомобилей до до серийного изготовления дело так и не дошло.

(С) разные места интернета.

Гирокар Шиловского: двухколесный автомобиль-волчок&nbsp. Ford Gyron: двухколесные автомобили

П


ост про двухколесный автомобиль русского инженера Петра Шиловского.
Когда-то такой чудо-автомобиль перемещался по улицам Санкт-Петербурга. Он и сегодня вызвал бы фурор.

В 1912 году русский юрист и губернатор Костромы в отставке Петр Петрович Шиловский изобрел новый вид двухколесного транспорта — двухколесный автомобиль с ротором.

Пётр Петрович относился к той категории людей, у которых всё получается, за что бы ни взялись. О таких говорят, что их при рождении Господь поцеловал в темечко. Родился он в 1871 году в старинной дворянской семье. Его отец Пётр Степанович Шиловский, был действительным статским советником, что, согласно «Табели о рангах» Российской империи, приравнивалось к военному чину генерал-майора или контр-адмирала.

Вполне естественно, что Шиловский-старший видел в сыне продолжателя семейных традиции, поэтому по достижении шестнадцати лет юноша быт отдан в петербургское училище правоведения, «питомник государственных людей», как тогда называли это привилегированное учебное заведение.

Служебная карьера молодого Шиловского началась со скромной должности следователя в уездной Луге. В свободное время он увлечённо играл на скрипке, подумывая даже всерьёз заняться музыкой, или писал острые полемические статьи в столичные газеты. В них особенно досталось всесильному министру юстиции Муравьёву, не без основания обвиняемому автором в косности и нежелании что-либо менять в своём ведомстве. Реакция не заставила себя долго ждать. Молодой «фрондёр» был переведён из Луги в городок Новоржев Псковской губернии, что считалось значительным понижением по службе. Удача, правда, отвернулась ненадолго. Новый министр внутренних дел Вячеслав Константинович Плеве увидел в статьях Петра Шиловского соответствие своим мыслям и стал продвигать по службе. С его лёгкой руки бывший лужский следователь был «вброшен» в большую политику и сделал головокружительную карьеру, поочерёдно занимая посты вице-губернатора в Уральске, Екатеринославе и Симбирске.

В 1910 году Пётр Петрович Шиловский стал губернатором Костромы, затем губернатором Олонецкой губернии. В Петрозаводске он задержался ненадолго, подал в отставку, переехал в Петербург и занялся давно занимавшими его проектами, на которые у статского советника и государственного деятеля прежде не хватало времени.

Это была механика, которую Пётр Петрович, не имея специального технического образования, осваивал самостоятельно, что не помешало ему ещё до костромского губернаторства, весной 1909 года, получить патент за № 27091 -«Устройство для сохранения равновесия повозок или других находящихся в неустойчивом положении тел». Причём изобретение своё он запатентовал не только на родине, но и в Англии, Германии, Франции и США.

Шиловский разработал ряд технических новшеств для русской армии: гироскопический указатель курса для самолётов и судов, устройства для стабилизации корабельных орудий. Но если у флотского ведомства его изобретение поддержки не нашло, то на четырёхмоторных цельнодеревянных бипланах «Илья Муромец», выпускавшихся на Русско-Балтийском вагонном заводе в 1913—1918 годах, «ортоскоп» Шиловского какое-то время использовался.

Орудийный же стабилизатор Пётр Петрович успешно продал нашим союзникам в то время — британскому военно-морскому ведомству.

Как и несколькими годами ранее Бреннан и Шерль (это немецкий инженер, который тоже строил гиролокомотив), Шиловский в 1911 году представил общественности модель гироскопической железной дороги.

Если Бреннан после такой демонстрации получил инвестиции на строительство двух полноразмерных машин, Шиловский получил дулю и похвалу от какого-то императорского министерства.

Но автомобиль он создал… и однорельсовая дорога Шиловского была «пробита» и, по словам корреспондента «Петроградской правды», «стала самым крупным опытом подобного рода в мире».

Чтобы не возвращаться к желейной дороге коротко отмечу, что советы отнеслись к бывшему царскому губернатору-энгтузиасту с большим вниманием (что даже удивительно).

Получив от советского правительства заказ на разработку и строительство дороги протяжённостью около сорока километров, Шиловский организовал собственное конструкторское бюро, привлёк к проекту таких блестящих инженеров и механиков, как Р. Н. Вульф, А. М. Годьшкии-Цвирко, В. Н. Евреинов, Р. А. Лютер, А. С. Шварц. И. В. Мещерский, П. Ф. Папкович, Н. Е. Жуковский.

Через год, когда были разработаны необходимые проекты и схемы и модель поезда прошла испытания в аэродинамической трубе Политехнического института, началось строительство.

За четыре месяца проложили 12 километров, то есть примерно четвёртую часть пути от Детского Села до Средней Рогатки.

Однако наступивший 1922 год принёс с собой другие политические приоритеты, финансирование проекта было прекращено, и все работы по сооружению монорельса заброшены.

А теперь вернемся к автомобилю (пост ведь о нем).
Он появился несколько ранее железной дороги.

На рубеже XIX—XX столетий автомобиль, хотя и появился на улицах Санкт-Петербурга и Москвы, был экзотической новинкой даже для Европы, уже налаживавшей широкий выпуск замечательных повозок, передвигавшихся без помощи привычной лошадиной упряжки.

Неудивительно, что идея Шиловского построить двухколёсный гиромобиль соотечественниками была принята как фантазия в духе Жюля Верна.

Устойчивость двухколесного автомобиля поддерживалась за счет массивного ротора (маховика), вращавшегося с высокой угловой скоростью. При кренах и перемещениях пассажиров внутри автомобиля для поддержания стабильного положения кузова использовался гироскопический эффект.

Уже в мае 1914 года на улицах Лондона Пётр Петрович продемонстрировал действующую модель гиростабилизированного автомобиля.

Данная машина держалась в состоянии равновесия благодаря гироскопическому эффекту, производившемуся тяжелым 600-килограммовым маховиком, располагавшимся под днищем автомобиля, в его центре.

Маховик представлял собой диск диаметром в один метр и имел толщину 12 сантиметров.

Чтобы его раскрутить, требовался 110-вольтный электромотор мощностью около 1,25 л.с., питаемый динамо-машиной.

Также использовались два 50-килограммовых «маятника». В результате такая довольно примитивная гиро-стабилизация удерживала машину весом 2750 килограмм в вертикальном положении.

«Особое восхищение прохожих, — отмечал русский журнал «Аэро и автомобильная жизнь», — вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости».

План Gyrocar. Обратите внимание на большое количество места, занимаемого гироскопом, и смещение привода на задние колеса. Сидения не видны на этом рисунке.

Примерная схема автомобиля

Даже несмотря на то, что итогом поездки стала неожиданная, но счастливо завершившаяся авария, работы над машиной были продолжены, и уже 28 апреля 1914 года Шиловский решился на публичную демонстрацию своего детища в Регентском парке в центре Лондона.

Как написал впоследствии журнал «Аэро- и автомобильная жизнь», «…Особое восхищение прохожих вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости, Шиловский нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать, что устойчивость его автомобиля совсем не зависит от быстроты его движения
«.

В качестве эксперта был приглашён знаменитый пионер гиротранспорта Луис Бреннан. Он пришёл в восторг от гирокара и честно признался, что никогда не думал о применении гироскопа в дорожном, а не в рельсовом транспорте.

Итак, машина была с интересом встречена публикой, запатентована в ряде стран, в т.ч. в России, Англии и Германии, и даже сам Луи Бреннан, впервые применивший гироскоп для постройки торпеды, с восторгом отзывался о своей поездке на гирокаре Шиловского.

Грянула I мировая война. И всё — никому оригинальная машина стала не нужна, были дела и поважнее. А гирокар в какой-то момент был похоронен в земле. Совершенно буквально, чтобы во время войны его не повредило (странное решение для железной техники). Его просто закопали, где именно уже не известно.

Граф Шиловский пережил Первую Мировой войну, революцию и гражданскую войну. Он вернулся в Англию из СССР, вероятно, в 1922 году после закрытия темы с одноколейной железной дорогой. Вовремя уехал, середина 30-х наверняка стали бы для него роковыми.

Жил в Дулвиче с женой и тремя дочерьми, и работал на Soerry Gyroscope Company.

Как я понимаю, был построен еще один автомобиль (по крайней мере судьбы его автомобилей разные). Gyrocar Шиловского был оснащен модифицированным двигателем Wolseley C5 16 — 20 л.с., с диаметром цилиндра 90 мм, ход поршня 121 мм. Он был установлен перед радиатором, приводя задние колеса через обычное сцепление и коробку передач. Вес автомобиля 2,75 тонны.

В 1938 году изрядно потрёпанную машину всё же «эксгумировали», починили и поставили в музей Wolseley Tool & Motorcar Company. Всё это время и до самого конца Второй мировой, Шиловский не уставал пропагандировать гирокары как транспорт будущего.

Вскоре, после окончания войны Шиловский умер в относительной бедности и полном забвении.

В 1948 году и его «гирокар» был вывезен из музея и отправлен на металлолом. Пережившая войну Англия нуждалась в металле…

Тема двухколесных автомобилей не была забыта. После 2 мировой ее подхватили американцы, было сделано несмколько автомобилей до до серийного изготовления дело так и не дошло.

(С) разные места интернета.

Что такое гироскоп, простенько расскажет нам обычная википедия: «Это быстро вращающееся твёрдое тело (ротор), ось вращения которого способна изменять ориентацию в пространстве. При этом скорость вращения гироскопа значительно превышает скорость поворота оси его вращения. Основное свойство такого гироскопа — способность сохранять в пространстве неизменное направление оси вращения при отсутствии воздействия на неё моментов внешних сил». В качестве простого примера можно привести юлу. Если вы толкнёте раскрученный волчок, он не упадёт, верно? Только «отшатнётся» в сторону. Так же работает и гироскоп с маховиком.

Гироскопическая мечта графа Шиловского

Граф Петр Шиловский был по образованию юристом и некоторое время занимал должность губернатора Костромской (1910—1912) и Олонецкой (1912—1913) губерний.

30 мая 1909 года он подал в патентное ведомство заявку, в которой просил выдать ему привилегию (патент) на изобретение «Устройство для сохранения равновесия повозок или других находящихся в неустойчивом положении тел». Патент за N27091 Шиловский получил спустя пять лет. Придавая своему изобретению важное значение, Шиловский поспешил зарегистрировать его в Англии (в мае 1909 года, патент 12021) и в Германии (в феврале 1910 года, патент 237702). Надо сказать, что на тот момент гироскопические конструкции были на подъёме — этому способствовал успех англо-австралийского инженера Луиса Бреннана, который построил на выделенные гранты два полноразмерных гироскопических локомотива и успешно демонстрировал их в 1909 году.

На первых же испытаниях локомотив Бреннана провёз по испытательному кольцу 32 пассажиров — инженеров завода, где строился локомотив, представителей власти и бизнеса.

Но история Бреннана (в какой-то мере не менее грустная, чем Шиловского) также завершилась ничем: оба локомотива были пущены на слом, потому что идея казалась на тот момент слишком сложной. Ведь гиролокомотив мог держать равновесие только при включённом двигателе, а опоры для стоянки выдвигались медленно. Любой отказ двигателя вызывал аварию.

Шиловский же подошёл к делу иначе. Как и несколькими годами ранее Бреннан и Шерль (немецкий инженер, который тоже строил гиролокомотив), Шиловский в 1911 году представил общественности модель гироскопической железной дороги.

Но Россия, как известно, щедрая душа. Если Бреннан после такой демонстрации получил инвестиции на строительство двух полноразмерных машин, то Шиловский — письменную похвалу от какого-то министерства. Несколько разочаровавшись, он отправился в Англию, где предложил свою концепцию крупному автомобильному заводу Wolseley.

В Англии ещё хорошо помнили Бреннана. Поэтому Wolseley взялся за постройку машины — и построил её в 1912−13 годах. Тут стоит отметить, что в 1913 году Шиловский сам подал в отставку с поста губернатора. поскольку хотел заниматься наукой, а политика занимала слишком много времени. На родине достижения Шиловского проходили незамеченными. Он разработал гироскопический курсоуказатель для самолётов и судов и устройства для стабилизации корабельных орудий, но все его предложения ортодоксальное министерство флота отвергало. Орудийный стабилизатор Шиловский впоследствии успешно продал британскому военно-морскому ведомству, а «Ортоскоп» всё-таки ставили на тяжёлые самолёты и в России, например, на «Илью Муромца».

Итак, менее чем за год на заводе Wolseley был построен автомобиль Wolseley Gyrocar конструкции графа Шиловского. Для парковки были предусмотрены дополнительные выдвижные колёсики по бокам. 27 ноября 1913 года двигатель завели, колёсики убрали, и водитель-испытатель проехал несколько метров. Машина не опрокинулась.

Следующий опыт заключался в том, что несколько здоровых мужчин сели в гирокар и попытались его раскачать и перевернуть — но он стоял на земле жёстче четырёхколёсной машины!

Это было совершенно естественно: ведь обычная машина не переворачивается благодаря собственному весу и достаточному количеству точек опоры — но при этом она вполне может шататься. Энергия же, вырабатываемая вращающимся маховиком, заметно превышала усилия людей и держала кузов в состоянии почти полной неподвижности.

Шестисоткилограммовый маховик представлял собою диск диаметром в один метр и толщиной почти 12 сантиметров. Для его раскрутки использовался подсоединённый напрямую 110-вольтный электромотор мощностью около 1,25 л.с. и питаемый от динамо-машины, подключённой к главному двигателю автомобиля.

Вкупе с парой 50-килограммовых «маятников» этому примитивному, но весьма внушительному гироскопу не составляло особого труда удерживать в вертикальном положении гирокар, весивший 2750 килограмм.

Осмелевшие испытатели во главе с Шиловским загрузились в гирокар и объехали сначала завод, а потом выехали в город. Закончилась их поездка тем, что машина заглохла и опрокинулась. Но главное было сделано: гирокар работал.

В качестве эксперта был приглашён знаменитый пионер гиротранспорта Луис Бреннан. Он пришёл в восторг от гирокара и честно признался, что никогда не думал о применении гироскопа в дорожном, а не рельсовом транспорте. Гирокар запатентовали в ряде стран мира. 28 апреля 1914 года в Лондоне была проведена публичная демонстрация гирокара.

Она собрала толпы зевак, и вроде как даже инвесторы заинтересовались разработкой Шиловского, но… грянула I мировая война. И всё — никому оригинальная машина стала не нужна, были дела и поважнее. А гирокар в какой-то момент был похоронен в земле. Совершенно буквально, чтобы во время войны его не повредило. Его просто закопали.

Надо отметить, что англоманией Шиловский страдал всегда. Весь строй своего дня он поставил на английский лад, от начальника своей канцелярии требовал, чтобы тот говорил с ним по‑английски, и последний даже жаловался на это в Петербург. Карьера его была довольно быстрой и зигзагообразной: следователь в Луге — публицист — следователь в Новоржёве — прокурор в Ревеле — вице-губернатор в Уральске — вице-губернатор в Екатеринославе — вице-губернатор в Симбирске — губернатор в Костроме. Петербургское начальство надеялось, что новый губернатор установит наконец в Костроме «добрые отношения между администрацией и обществом» в преддверии романовских торжеств. Шиловский в самом деле нашел золотую середину между строгостью и либерализмом: он был корректен, выдержан, демократичен, но мог и спросить, и твердость проявить. Городское хозяйство налаживалось, авторитет Шиловского в Костроме быстро рос, но, как уже было сказано, Шиловский сам ушёл со всех должностей и ударился в технику. Поэтому мы вернёмся в 1914 год.

Back to the USSR

Шиловский вернулся в Россию, ещё не зная, что ждёт его впереди. А ждала его революция. Но вот странность: граф, богач, экс-губернатор не попал под пресс новой власти. Напротив, власть в первую очередь заметила его изобретательские способности. 8 сентября 1919 он выступил с докладом на заседании Всероссийского совета народного хозяйства с докладом «О постройке гироскопической железнодорожной ветки Кремль — Кунцево». ВСНХ издал постановление о необходимости проведения опытной гироскопической железной дороги длиной 6 верст и поручает члену президиума Красину создать комиссию для подготовки постановления в жизнь и выдачи аванса на строительство. Шиловскому выделили отдельное конструкторское бюро, предоставили инженеров в подчинение — и он рьяно взялся за дело. Проект вагона Шиловского:

В 1921 году началось строительство дороги. Проект локомотива был уже готов, более того, его действующую модель обдували в аэродинамической трубе Политехнического института — и теоретические скорости монорельса в сравнении с аналогичными паровозами впечатляли. Маршрут первого испытательного пути был Петроград — Детское Село (ныне Пушкин) — Гатчина. За опытной дорогой было признано общегосударственное значение. Вот то, что успели построить:

Поезд должен был состоять из двух сочлененных вагонов, моторного и пассажирского, на 400 мест обтекаемой формы, приводимые в действие двумя двигателями по 240 л.с. с электропередачей. Скорость движения должна была доходить до 150 км/час.

Всё это происходило на фоне непрекращающейся гражданской войны. К марту 1922 году успели проложить 12 километров дороги — и в этот момент приказ о финансировании был отозван без объяснения причин. Впрочем, они были понятны: стране, в которой бушевали беспорядки и голод, в которой не было нормальных двухрельсовых дорог, монорельс был не нужен.
В том же году, чувствуя опасность, Шиловский со всей семьёй (жена и трое детей) уехал в Англию, где легко устроился на работу в английском отделении компании Sperry Gyroscope Company — его слава была достаточно велика; специалистов по гироскопам в мире было раз-два и обчёлся.
И в Англии он… вспомнил про свой же гирокар, который по‑прежнему ржавел где-то под землёй на территории завода Wolseley. В Англии Шиловский опубликовал несколько книг и монографий по гироскопам и пользовался авторитетом в этой области. Но вот выкапывать его машину, захороненную в 1915 году, никто не собирался.

На этой фотографии (1938) его уже выкапывают:

Лишь спустя 20 с лишним лет Шиловский добился своего: гирокар был извлечён из-под земли, очищен, отреставрирован и помещён в музей Wolseley.

А в 1940 году Шиловский отошёл от дел (умер он в 1957). Англии война напрямую не касалась, и гирокар стоял себе в музее вплоть до 1948 года, когда было решено провести ревизию экспозиции. Англичане и сегодня не могут объяснить, как они, столь трепетно сохраняющие свою историю, умудрились сделать такую глупость. Уникальный Wolseley Gyrocar был признан не имеющим ценности экспонатом и разрезан на металл.

Прочие попытки

Гирокары строили и впоследствии. Например, в 1929 году Луис Бреннан, в то время в почёте и уважении работавший над гироскопическими системами устройствами для вертолётов, решил вернуться к своему раннему проекту и построил гирокар, на этот раз не рельсовый. Бреннан демонстрировал машину компаниям Austin, Morris и Rover, но успеха не имел. В 1932 году он погиб (в возрасте 79 лет), попав под машину во время визита в Швейцарию. Гирокар Бреннана:

В 1961 году компания Ford представила шоу кар Ford Gyron. Правда, он не был действующим гирокаром: его просто показывали на автосалонах, как машину будущего. Но на Gyron вполне можно было установить маховик и гироскоп Бреннана или Шиловского — конструкция позволяла.

Попыток построить гиролокомотив было больше, но это уже совсем другая история.

А дело Петра Петровича Шиловского всё-таки живёт. Потому что весь мир сегодня ездит на «Сигвеях». Думаю, увидев откуда-то из другого мира «Сегвей», Шиловский, наконец, улыбнулся и заснул спокойно. Он добился своего: гироскопический транспорт существует и пользуется популярностью, пусть и использует гироскопы исключительно в качестве датчиков, а не в качестве системы поддержания равновесия.

Да, автомобиль, именно автомобиль, а не велосипед, мотоцикл, мотороллер, мопед, мокик и пр., где устойчивость достигается «маневрированием» седока, или байкера. Кстати, приходится много читать о том, что устойчивость велосипеда и прочих двухколесных достигается благодаря гироскопическому эффекту их колес. Это явное преувеличение, и вот почему.

Что такое гироскопический эффект? Это возникновение момента при попытке принудительного смещения оси вращающегося тела. Одним словом, то, что мы рассматривали в предыдущем разделе. Но величину гироскопического момента мы не определяли. Для приведенного примера поворачивания велосипедного колеса, например, этот момент равен произведению момента инерции колеса на угловую скорость его вращения и на угловую скорость его поворота («вынужденной прецессии»). Для простоты решим, что масса колеса 2 кг, радиус его 0,25 м и, стало быть, момент инерции, равный произведению массы на квадрат радиуса, равен 0,125 кг⋅м2. Велосипедист спокойно маневрирует уже на скорости 1 м/с, и колесо при этом вращается с угловой скоростью 4 рад/с. Угловая скорость поворота оси колеса раз в 20 меньше и равна примерно 0,2 рад/с. В результате получаем гироскопический момент, равный 0,1 Нхм. Это то же самое, если гирьку в 10 г повесить на линейку длиной в 1 м. Вряд ли такой момент чему‑нибудь поможет.

В то же время едущий велосипедист, свернув всего на 10 см от прямой, если сознательно не наклонится в сторону поворота, создаст момент, равный его весу плюс полвеса велосипеда (примерно), умноженные на 0,1 м, или, грубо, 100 Нхм. Это в 1 000 раз больше, чем гироскопический момент! Вот как достигается устойчивость велосипеда.

Но нам нужен не велосипед, а автомобиль, который даже в неподвижном положении сохранял бы равновесие. Прежде всего гарантию от опрокидывания на стоянке дают разве только специальные подставки или, на худой конец, кирпичи, подложенные под борта. Не бывает устойчивости без таких подставок или без постоянного ручного или автоматического регулирования этой устойчивости. Но договоримся, что получать эту устойчивость одним поворотом колес автомобиля мы не можем, так как не сможем создавать своим телом достаточный момент, противодействующий опрокидыванию, как на велосипеде. Представьте себе, что все пассажиры автомобиля во главе с водителем будут то и дело ерзать по сиденьям, спасая автомобиль от опрокидывания. Тут нужен стабилизатор, не зависящий от поворота колес и положения пассажиров.

Вот здесь и смог бы пригодиться гироскопический эффект, о котором шла речь выше. И такой двухколесный автомобиль был создан в 1914 г. русским инженером П. П. Шиловским, а до этого англичанином Бреннаном. Правда, экипаж Бреннана передвигался по рельсу и, строго говоря, был мононорельсовым экипажем, но это сути дела не меняет. Он попроще экипажа Шиловского, с ручным управлением, и понять его принцип действия проще (рис. 64).

При наклоне вагона, допустим, на правый по ходу борт, водитель поворачивал рукоятку 3 влево. Тем самым он, заставляя прецессировать маховик в рамке 1, вызывал гироскопический момент, действующий на жестко закрепленную на платформе рамку 2 и направленный влево по движению. Вагон выправлялся. При этом безразлично, двигался вагон или был неподвижен. Такой вагон, вмещавший 40 человек, был построен для англо‑японской выставки в 1912 г. и перевозил посетителей по территории выставки. Надо сказать, что водителем должен был работать мужик здоровый и тяжелый, иначе ему бы не справиться с ролью автомата‑регулятора. Да и маховик должен был весить не одну сотню килограммов и крутиться достаточно быстро.

А вот экипаж Шиловского, который появился на улицах Лондона в 1914 г., освобождал человека от подобных неудобств; его схема приведена на рис. 65. Там присутствовала также подвижная рамка 1 с маховиком массой 314 кг, закрепленная на оси в неподвижной рамке, жестко связанной с кузовом автомобиля. Однако роль человека выполнял примитивный автомат, состоящий из трубки с шариком 4, который при наклоне машины перекатывался набок и замыкал соответствующий контакт 3. От этого начинал работать электромотор 2 и через зубчатую передачу вращал рамку 1 с маховиком, совсем как силач‑регулировщик у Бреннана.

Что можно сказать об автомобиле Шиловского? Для своего времени это было чудо, собиравшее сотни зевак на улицах Лондона (рис. 66). Но задуман он был как военная машина для передвижения по пересеченной местности и для обычного автомобиля был очень дорог. К тому же автоматика заставляла желать лучшего, и на поворотах автомобиль вел себя неадекватно. Но роль свою он сыграл и вошел в историю автотранспорта.

Рис. 66. Двухколесный автомобиль Шиловского (общий вид)

А в 1967 г. появился и был испытан новый американский двухколесный автомобиль «Джирон» с тем же принципом стабилизации кузова. Но все было малогабаритно и современно: маховик диаметром всего 0,6 м, вращающийся с частотой 6 тысяч оборотов в минуту, умещался под капотом машины. Двигатель автомобиля мощностью всего около 60 кВт, поддерживал вращение маховика, и его хватало, чтобы двигать автомобиль со скоростью 140 км/ч. На стоянке и при низкой скорости выдвигались дополнительные колеса‑упоры. Этот автомобиль легко ходил по тропам и на косогорах с поперечным уклоном до 60°, сохраняя вертикальность, чего обычный автомобиль, конечно же, сделать не сможет. Такой, по‑видимому, была первоначальная задумка Шиловского, но осуществить ее в 1914 г. он не смог.

Имеет ли будущее двухколесный автомобиль? Трудно достаточно уверенно ответить на этот вопрос. Однозначного мнения у автора по этому вопросу нет. Возможно, с развитием автоматики, компьютеризацией автомобилей и потребностью весьма маневренного и экономичного автомобиля, такой и появится снова. Но в одном можно быть уверенным, что маховики появятся на автомобилях прежде всего не как стабилизаторы, а как накопители энергии, способные намного повысить экономичность и динамичность машин. Вот тогда‑то почему бы уже имеющийся на автомобиле маховик не использовать еще и как стабилизатор?

С транспортом в Советском Союзе все было… скажем так, очень неравномерно. если с авиацией дела у нас обстояли отлично, то с железными дорогами — похуже, а с автомобилями — и вовсе неважно. Но вот идей и всевозможных безумных проектов всегда было хоть отбавляй.

⇡ Самолеты и ничего лишнего

Журнал «Наука и жизнь» отличался от прочих периодических изданий тем, что старался опираться на факты и избегал субъективных домыслов. В качестве авторитетных источников для публикаций приводились такие известные западные издания, как, например, Popular Mechanics, Scientific American и многие другие. Не очень частые предположения об ожидающем нас будущем делались на основе уже свершившихся фактов. Причем, как правило, наши материалы примерно на полгода отставали от тех, что публиковались на Западе. Так, например, в довоенном выпуске за май была опубликована статья с материалами американского издания Popular Aviation за декабрь прошлого года. В этой статье утверждалось, что самолеты постепенно «избавляются от лишнего», обретая максимально аэродинамическую форму. Результат такой эволюции — бесхвостый самолет «летающее крыло».

Идея и вправду оказалась перспективной. Подобные эксперименты с формой летательного аппарата спустя много лет приведут к появлению знаменитого американского бомбардировщика Northrop B-2 Spirit.

Среди наиболее оригинальных попыток улучшить аэродинамику обычных самолетов можно выделить дископлан — самолет с уникальной формой крыла. На расстоянии такое летательное средство выглядит похожим на летающую тарелку.

Миньон Васильевич Суханов, конструктор нескольких моделей дископланов, в статье “Человек преодолевает тяготение” писал о преимуществах своего необычного летательного аппарата: «…основное отличительное свойство круглого крыла — плавное обтекание воздушным потоком, которое не прекращается даже при очень больших углах атаки до 45 градусов…. Отсюда — очень важная особенность дископлана: ни при каких условиях полета он не срывается в штопор. При выходе на большие углы атаки возможно лишь крутое устойчивое парашютирование
«.

Идея была не нова, но мало кому удавалось хотя бы поднять в воздух самолет с таким крылом. Суханову же удалось куда больше — он максимально приблизился к тому, чтобы создать рабочий летательный аппарат, пригодный для использования. Почти во всех своих статьях Суханов шутит по поводу очевидцев НЛО, ведь случайному свидетелю испытаний дископлана трудно принять “летающую тарелку” за творение рук человека.

⇡ Будущее на холсте

О счастливом будущем в СССР мечтали все — врачи, учителя, строители. И каждый считал своим долгом вложить какой-то кирпичик в общее дело, сделать что-то, что приблизит будущее хотя бы на один день, один час. Каждый делал это по мере сил. Например, преподаватель кафедры судостроения Астраханского технического института рыбной промышленности Ф. Насыров в свободное от основной работы время брался за краски и старался на бумаге изобразить технику будущего.

его работы интересны прежде всего тем, что они созданы не на пустом месте, а с учетом научных достижений той эпохи. Все эти машины вполне могли быть построены советскими инженерами, нужен был только приказ «сверху». Опираясь на собственные расчеты, инженер-художник мог даже оценить некоторые характеристики футуристичных машин.

Но иногда мысли о будущем не находили логического обоснования, а выражались с помощью художественных образов людьми, далекими от науки. Вот так, например, художник К. К. Арцеулов видел караван будущего — поезд на огромных колесах с широкими рубчатыми шинами, способный пересечь пустыню, жаркую или ледяную.

На крыше одного из вагонов — специальная площадка для разведывательного вертолета. Кстати, Константин Константинович Арцеулов — это не только художник, но и известный советский летчик, который первым в мире выполнил фигуру высшего пилотажа “штопор”.

А вот еще одна фантазия Арцеулова — иллюстрация к рассказу Водопьянова «Воздушный экспресс» (1949 год).

Это — гигантский гидроплан, на котором можно совершить кругосветный перелет без дозаправки горючим. «Управление самолетом и двигателями полностью автоматизировано. Разумные приборы контролировали каждое отклонение от курса полета, мягко перекладывая рули, устанавливая самолет на заданный курс. Такие же автоматы следили за температурой горючего, поступающего в дизели, режимом их работы, отмечая малейшее отклонение от нормы
«. Все это, можно сказать, сбылось.

⇡ На чем поедут наши внуки?

Изобретатели СССР славились своим умом и умением найти нестандартный подход к решению любой задачи. Они были сильны в разных областях, но, пожалуй, одна из самых сильных сторон отечественного Кулибина — способность изобретать всяческие вездеходы. Советский человек мог придумать, как пройти в самой заболоченной, самой труднопроходимой местности. Шнекоходы (см. статью «От винта! Любопытные факты о маленькой детали «), транспортные средства на воздушной подушке, всевозможные гусеничные машины, аэросани…

Профессионализма советским авторам статей для журналов 30-х годов явно недоставало. Темы первых статей выбирались осторожно, с оглядкой на партийное руководство. Пришлось заново изобретать велосипеды и всерьез размышлять на тему мускульной тяги для полетов в небе.

Для неискушенных читателей в таких периодических изданиях открывался новый мир — интересный и невероятный. Казалось, будто смотришь в будущее через замочную скважину. И иногда это подсмотренное будущее приходило на улицы. Например, в тридцатых годах появились первые троллейбусы, но, перед тем как они начали ездить по улицам, в журналах описывались достоинства нового вида транспорта и даже приводились фотографии.

Правда, из-за отсутствия нужного снимка читателям демонстрировался двухэтажный лондонский троллейбус, но это было даже на руку издателям — от такого “рогатого автобуса” пролетарии могли и дар речи потерять. С другой стороны, именно на основе этого лондонского троллейбуса Ярославский автомобильный завод построил 10 своих двухэтажных машин, получивших название ЯТБ-3, которые затем в экспериментальном режиме работали на улицах Москвы. Практика показала, что в наших условиях троллейбусы в два этажа неудобны, поэтому со временем их заменили классическими одноуровневыми, которые могли перевозить большее количество людей за счет стоячих мест.

⇡ Верхом на трубке с паром

Пробок на улицах советских городов не было, но интерес к автомобильной промышленности был огромен. Автомобиль для советского человека был (да и до сих пор остается, что уж там. — прим. ред.

) своего рода показателем статуса. Людей с большим достатком (по нынешним меркам) было немного, и все они вели себя очень тихо, как мышь под веником, не привлекая к себе внимания. Помните очень меткое наблюдение из популярного фильма: «Наши люди в булочную на такси не ездят!»?

Москва, 1939 год

Во времена, когда не принято было афишировать свои слишком большие доходы, автомобиль был одной из немногих вещей, в которые можно было вложить личные средства. Что касается простых советских людей, то в их жизни царила стабильность, они без всякого страха копили деньги, откладывая их на сберегательную книжку. Многие мечтали, что однажды настанет тот день, когда сумма накоплений позволит приобрести столь желанный автомобиль. И для многих такой день действительно наставал — это был настоящий праздник души. Никаких иномарок на улицах советских городов не было, вся страна ездила только на отечественных авто.

Типичный владелец автомобиля мог разобрать и собрать своего железного коня по винтикам, а самые продвинутые умельцы даже модернизировали отдельные блоки автомобиля. В процессе ремонта и устранения неисправностей у некоторых автолюбителей появлялись неожиданные конструктивные предложения — идеи относительно автомобилей будущего. Например, предлагалось на полном серьезе рассмотреть вариант установки на автомобили (и даже в поезда) спиральных турбин.

По мнению П. Гроховского, выдвинувшего эту идею, пар, обладающий достаточной кинетической энергией, проходя по спиралевидной трубке, должен “увлекать ее за собой, и спираль начнет вращаться”.

Автор этой идеи разошелся в своих фантазиях, изложенных в рубрике “Окно в будущее” («Техника — молодежи», 1939 год) настолько, что предлагал оснастить транспортное средство не только паровой турбиной, но и огромными восьмиметровыми колесами. Изобретатель обещал, что построенный с таким движителем сухопутный корабль мог бы развивать скорость до 500 км в час.

При этом Гроховский признавал, что для реализации проекта предстоит преодолеть некоторые технические трудности, с которыми наверняка справятся в будущем. Как говорится, “я дал идею, а вы — думайте”.

Среди ученых существует мнение, что эволюция людей по всей планете происходит приблизительно одинаково, поэтому люди, живущие в разных странах, способны делать одни и те же открытия независимо друг от друга. А советские люди, хотя и были отгорожены от иного мира железным занавесом, время от времени все же могли ощущать мировые тенденции в науке, дизайне, искусстве, музыке. Случайно привезенный кем-то красочный журнал, импортный транзисторный приемник, редкие кадры телепередач дружественных социалистических стран — все это вдохновляло и заставляло работать “серые клеточки мозга” советского человека. Инженер, электронщик, архитектор — человек любой профессии подсознательно выбирал правильное и пытался если не повторить увиденное, то хотя бы сделать не хуже. Все это мы говорим к тому, что очень похожий проект публиковался в этом же году, но шестью месяцами ранее в журнале Popular Science.

⇡ По суше и воде

Особенно изобретателей привлекало создание амфибий — машин, способных ездить как по твердой, так и по водной поверхности.

Интерес к этой проблеме объяснялся плохим состоянием дорог в стране и романтикой таких профессий, как геолог, полярник и так далее. Кроме того, вызов нашим изобретателям бросали западные коллеги, которые с завидной регулярностью демонстрировали плавающие автомобили и футуристические амфибии. Крохотные фотографии низкого качества появлялись в журналах для советской молодежи и поражали воображение юного поколения.

В СССР было чем ответить, хотя на дворе шел тридцать девятый год — советская инженерия находилась в самом начале своего развития. Но вы посмотрите, как бьет ключом фантазия наших предшественников! Подводная яхта, речной мотоцикл, одноместная педальная подводная лодка, и даже… водомоторные кони.

Это был не просто поиск новых средств передвижения, это была попытка заглянуть в будущее, желание создать его своими же руками. И пусть некоторые изобретения были просты и наивны, новое советское поколение было настроено оптимистично — мы творим завтрашний день, значит, все не напрасно.

⇡ МА-750: малютка-автомобиль, умевший плавать

В послевоенное время мало кто мог себе позволить автомобиль. Любители быстрой езды отдавали предпочтение мотоциклу — более экономичному и дешевому виду транспорта. Но если бы история пошла немного иначе, у советских людей был бы шанс получить автомобиль, способный составить конкуренцию двухколесному «брату».

На одном из заводов Наркомата среднего машиностроения велась разработка модели, которую в прессе окрестили «автомобиль-малютка».

ее размеры составляли 122 см в высоту, 124 см в ширину и всего 270 см в длину. Корпус имел каплевидную обтекаемую форму. Дверей в машине не было, заходить внутрь нужно было, перешагивая бортик, а водителя защищал отбрасываемый пружиной прозрачный колпак из плексигласа. Чтобы минимизировать размеры авто, конструкторы совместили кузов и шасси в единое целое (вместо того чтобы поставить кузов на шасси).

Любопытно, что в МА-750 (так называлось это чудо) была реализована автоматическая коробка скоростей, режим которой выбирался вручную, в зависимости от характера дороги. Кроме того, между задними колесами был расположен лопастной винт. Корпус автомобиля был герметичным, поэтому машина спокойно могла заехать в какой-нибудь водоем и продолжать движение как ни в чем не бывало.

Конструктор В. е. Бахчиванджи, отвечая на письма читателей, писал, что вопрос о массовом выпуске МА-750 будет решен только после испытаний опытной партии. Вероятно, решение было не в пользу «автомобиля-малютки».

⇡ Крылатые корабли

Первые катера, использующие глиссер-эффект подводных крыльев, появились в Советском Союзе в 1957 году. Их названия в точности соответствовали необычному внешнему облику нового вида судов: “Ракета”, “Метеор”, “Комета”.

Оригинальное инженерное решение позволяло судну на определенной скорости подниматься над водой за счет подводных крыльев. При этом площадь соприкосновения с водной гладью уменьшалась и, как следствие, возрастала скорость движения.

Но еще за несколько лет по появления таких катеров в советских периодических изданиях мелькали рисунки «из будущего». Новый транспорт смотрелся столь эффектно, что казалось, будто на нем можно легко и просто пересечь океан.

Впрочем, для океана такой способ перемещения был совсем непригоден. Судна на подводных крыльях плохо справлялись со штормом, переходя в режим водоизмещения и резко теряя при этом скорость движения.

⇡ Вперед на подушке!

«Будущее — за транспортом на воздушной подушке» — эта мысль прочно обосновалась в головах советских студентов и школьников середины прошлого века. Слишком уж футуристическим казался принцип езды такого вездехода.

Впрочем, сделать его модель в масштабе не представлялось сложным даже учащимся средней школы. В журнале “Юный техник” даже публиковались чертежи рабочей игрушки — миниатюрный вездеход на воздушной подушке.

Судно на воздушной подушке казалось очень перспективным решением — оно и по воде могло ездить, и по суше. Конструкторов не смущало и то, что катера на воздушной подушке имели огромный расход топлива, которое было необходимо для нагнетания воздуха вентиляторами. Страна была очень близка к тому, чтобы запустить целую пассажирскую систему таких машин.

⇡ «Сормович» — звезда, которая быстро погасла

В 1964 году в советской прессе появилась заметка о том, что коллектив группы главного конструктора Сормовского завода А. А. Животовского совместно с инженерами Московского центрального аэрогидродинамического института им. Н. е. Жуковского (ЦАГИ) работает над созданием нового пассажирского судна на воздушной подушке с рабочим названием «Полет».

Появились первые наброски и чертежи этой необычной машины.

Согласно техническим характеристикам, оно могло перемещать до 50 пассажиров плюс троих человек в капитанской рубке. Когда судно было построено, название сменили на «Сормович». Судно прошло успешные испытания и руководством речного пароходства было поставлено курсировать между Горьким и Чебоксарами.

К удивлению создателей судна, оно смогло превысить ожидаемую скорость — вместо заявленных в документации 100 км в час оно могло разгоняться до 130 км в час. Без дозаправки судно могло курсировать до восьми часов, преодолевая расстояние в 600 км.

Судно было оснащено турбовинтовым двигателем АИ-20К, созданным опытно-конструкторским бюро Ивченко. Несколько лет катер на воздушной подушке возил пассажиров и пользовался большой популярностью. За несколько сезонов он успел обслужить около шести тысяч пассажиров. Но, к сожалению, жизнь «Сормовича» оказалась недолгой.

Транспортное средство проектировалось в большой спешке, и уделить должное внимание всем мелочам конструкторы просто не успели. Слабым местом «Сормовича» был редуктор, да и надежность установленных двигателей была под большим вопросом — использовались экземпляры, снятые с самолетов по выработке ресурса. Итог — как многие перспективные советские разработки, «Сормович» был утилизирован, а точнее — порезан на листы металла.

Компания Lit Motors из Сан-Франциско разработала двухколесный электрический автомобиль С-1, который по размерам намного меньше обычного автомобиля и не падает без движения как мотоцикл. Автомобиль выглядит как обтекаемое яйцо на двух колесах, при этом он полностью закрытый. С-1 способен перевозить водителя и одного пассажира. По своей сути это полностью-электрическое транспортное средство, которое является мотоциклом во всем, кроме названия.

Главная инновация в автомобиле С-1 это то, что он может оставаться в вертикальном положении находясь без движения. Водителю вообще не обязательно стараться сбалансировать этот двухколёсный автомобиль, это достигается с помощью двух гироскопов. Гироскопы содержат тяжелые металлические диски, которые вращаются со скоростью более чем 10000 оборотов в минуту, и при этом генерируют крутящий момент. Вращающийся диск имеет тенденцию оставаться в вертикальном положении так же, как это делает детский волчок.

Использование двух маховиков, работающих в противоположных направлениях, поможет свести на нет попытки завалить двухколёсный автомобиль при наклоне на опасный угол. Гироскопы находятся под полным контролем компьютера, водителю не потребуется во время езды вводить какие либо данные. Компания утверждает, что автомобиль будет оставаться в вертикальном положении, даже если его ударить вбок другим транспортным средством на скорости 50 км. в час.

Lit Motors не нравится думать об С-1, как о мотоцикле, поскольку это может ограничить рынок его продаж. По мнению компании, С-1 является хорошей заменой для многих малолитражных автомобилей, но в этом еще предстоит убедиться, поскольку это могут подтвердить только продажи. В США сегодня по-прежнему популярны пикапы и внедорожники, будут ли их владельцы пересаживаться на автомобили намного меньшего размера? Smart Fortwo — микро городской автомобиль, который может быть хорошим сравнением. С момента своего появления 15 лет назад, он стал обычным явлением в европейских городах, хотя и в гораздо меньшей степени в США. Рынок автомобилей сильно привязан к цене на топливо. Если появится резкое увеличение цен на бензин, то в будущем электрические, эффективные транспортные средства, как двухколесный электрический автомобиль С-1, будут наверняка иметь высокий спрос.

Lit Motors C-1 — двухколесный автомобиль

Американская компания Lit Motors в течение нескольких лет вела разработку нового вида транспорта, сочетающего в себе компактность мотоцикла и удобство автомобиля. В резудьтате был создан двухколесный электрический гироскутер C-1, который невозможно уронить. Экспериментальная модель транспорта обладает крытым двухместным салоном с подушками безопасности, кондиционером и акустической системой и небольшим багажным отделением.

Этот электроскутер удерживает вертикальное положение самостоятельно, благодаря использованию гироскопа. В ходе экспериментов производились попытки опрокинуть мотомобиль, но даже с помощью троса, привязанного к автомобилю, сделать это не удалось.

Обладая обтекаемым корпусом и двумя мощными электромоторами по 20 КВт каждый, установленными на колесах, этот электроскутер способен развивать скорость до 190 км/ч. Батарея в 8 КВт обеспечивает возможность пробега на 350 км без подзарядки. Подзарядка осуществляется от сети напряжением 220 в течение 4-6 ч.

В настоящее время В СМИ появились сообщения о проявленном Apple интересе к покупке компании Lit Motors.

Двухколесный городской транспорт на гироскопах

Перед нами довольно интересное транспортное средство для города, которое разрабатывается креативной командой Lit Motors, базирующейся в Сан-Франциско. Возглавляет команду промышленный дизайнер Даниэль Ким, у которого за плечами немалый опыт работы в автопроме. Так что он понимает, что такое хорошая техника, и знает толк в производстве машин и мотоциклов.

Собственно у Даниэля и получилось нечто среднее между авто и мотоциклом. Его городской транспорт С-1 имеет всего два колеса, что приближает его к мотоциклам. Однако полноценная кабина с двумя дверями и креслом внутри делает двухколесник почти полноценным автомобилем.

Основная изюминка изобретения это встроенная система гироскопов, которая не позволяет машинке упасть набок и твердо стоять на двух точках опоры, даже в припаркованном состоянии. Кроме того гироскопы позволяют избежать падения, удерживая С-1 в вертикальном положении даже при незначительных авариях и боковых ударах. В условиях активного современного движения на дорогах это просто незаменимая функция для любого двухколесного транспорта.

Внутри С-1 оснащен электрическим двигателем, батарея которого позволяет проехать от 150 до 220 миль без подзарядки. Максимальная скорость электрокара может достигать 120 миль в час, при маневренности мотоцикла. По предварительным прогнозам начало продаж маленьких машинок начнется в 2014 году, а цена их будет колебаться от 12-ти до 16-ти тысяч долларов.

Двухколёсный автомобиль как прообраз Segway

Segway, наверно, видели все. Это двухколёсный скутер, который удерживает равновесие за счёт сложной системы датчиков наклона, сигналы с которых поступают на микропроцессоры, которые, в свою очередь, руководят работой стабилизирующих моторов. Хотя может показаться, что подобные двухколёсные устройства появились совсем недавно, это не так. Вот, например, гиромобили.

Вот он, первый и самый знаменитый гиромобиль его ещё называют гиромобилем Петра Шиловского. В 1912 году граф Шиловский предложил проект такого агрегата компании Wolseley Tool and Motocar. Сейчас это название никому ни о чём не скажет, но в начале XX века компания представляла собой огромный автомобильный концерн.

Может оказаться не совсем понятным, зачем компания вообще дала графу возможность делать этот тарантас. Тем не менее каким-то образом тот умудрился убедить её руководство в том, что гиромобиль автомобиль на двух колёсах, балансирующий за счёт гироскопов, таит в себе множество преимуществ. Согласились в Wolseley именно потому, что у них наклёвывались контракты с военными.

Самое удивительное заключается в том, что гиромобиль Шиловского таки построили, доказав саму возможность его существования. Разумеется, для военных его разработка не пригодилась машина получилась громоздкой и неповоротливой. Первый раз она была продемонстрирована на публике в Лондоне, в 1914 году. Стабилизировалась она благодаря 600-килограммовому маховику, который крутился за счёт 110-вольтного электромотора.

Собственно, в том году началась Первая мировая война и разработку гиромобиля прикрыли. Прототип так и остался на фабрике Wolseley. Руководство фабрики не знало, что с ним делать, но в 1938 году вытянула его на свет божий и выставило на обозрение в музей компании. Долго он там, впрочем, не простоял. По какой-то непонятной причине в 1948 году его перевели на металлолом.

О гирокаре с тех пор мечтали многие футурологи, но, как можно видеть, производителям понятно, что стабилизировать такой автомобиль большая проблема. Кое-кто даже продолжает мечтать и по сей день. Некий дизайнер Антонио Сунджерга мечтает построить двухколёсный гиромобиль. Только на этот раз он хочет установить два колеса не на одной линии, а с обеих сторон, в передней части автомобиля. Зачем загадка, но выглядит забавно.

Двухколесный автомобиль

Гирокар — двухколесный автомобиль, центр тяжести которого гиростабилизирован по типу гироскопа. Появилась такая машина в мае 1914 года на улицах Лондона, когда Пётр Петрович Шиловский первый раз представил публике гиростабилизированный двухколесный автомобиль.

Когда началась Первая Мировая война, машина была законсервирована, но в 1938 году ее вновь отреставрировали. В 1948 году гирокар был уничтожен своей же компанией-создателем.

Машина работала за счет равновесия. Которое поддерживалось механизмом — гироскопом, или «вечным двигателем». Для этого был задействован тяжелый маховик, имеющий вес в 600 килограмм, форму диска метрового диаметра и толщиной в 12 см. Для раскрутки маховика использовался 110-вольтный электромотор, мощность которого составляла всего одну с четвертью лошадиную силу. Питание — от динамо-машины, которая подключалась к двигателю. Так же были использованы два маятника по пятьдесят килограмм. Согласитесь, гидростабилизация проста и примитивна, но зато действенна — она способна была удержать машину весом 2750 килограмм в вертикальном положении. Один недостаток был — при крутом повороте система дестабилизировалась.

Источники: www.tesla-tehnika.biz, techvesti.ru, lux-e.ru, www.computerra.ru, wheels-wings.com, electrotransport.ru

Как избавиться от простуды

Лето закончилось и быстро наступили холода, не дав нам времени даже подумать о том, что уже нужно одеваться…

Курганы Кахокии

К северу от Мексики, находится один из самых крупных археологических памятников миссисипской культуры, занимающий территорию площадью…

Гирокар Шиловского: двухколесный автомобиль-волчок&nbsp. Двухколесный автомобиль

В 1912 году русский юрист и губернатор Костромы в отставке Петр Петрович Шиловский приехал в Лондон и показал инженерам Wolseley Tool & Motorcar Company чертежи своего странного экипажа. Странность его состояла в том, что у четырехместной машины, оснащенной двигателем внутреннего сгорания, было всего два колеса — вдоль продольной оси машины. Это, тем не менее, совсем не мешало ей двигаться на самом малом ходу и даже просто стоять на месте без всяких подпорок.

28 апреля 1914 года Шиловский решился на публичную демонстрацию своего детища в центре Лондона.

Гирокар на тестовых прогонах. Граф Шиловский справа от водителя. Гироскоп стоит за дверью в середине автомобиля.

Как и несколькими годами ранее Бреннан и Шерль (это немецкий инженер, который тоже строил гиролокомотив), Шиловский в 1911 году представил общественности модель гироскопической железной дороги. Но Россия, как известно, щедрая душа. Если Бреннан после такой демонстрации получил инвестиции на строительство двух полноразмерных машин, Шиловский получил дулю и похвалу от какого-то министерства.

Несколько разочаровавшись(совсем чуть-чуть), он отправился в Англию, где предложил свою концепцию крупному автомобильному заводу Wolseley. В Англии ещё хорошо помнили Бреннана. Поэтому Wolseley взялся за постройку машины – и построил её в 1912-13 годах. Тут стоит отметить, что в 1913 году Шиловский сам подал в отставку с поста губернатора. Потому что он хотел заниматься наукой, а политика занимала слишком много времени. На родине достижения Шиловского проходили незамеченными. Он разработал гироскопический курсоуказатель для самолётов и судов и устройства Шиловского для стабилизации корабельных орудий. Но все его предложения ортодоксальное министерство флота отвергало. Орудийный стабилизатор Шиловский впоследствии успешно продал британскому военно-морскому ведомству, а «Ортоскоп» всё-таки ставили на тяжёлые самолёты и в России, например, на «Илью Муромца».

Граф утверждал, что его автомобиль будет иметь большое военное значение, он сможет пересекать местности, которые непроходимы для 4-колесных транспортных средств, и будет требовать меньше энергии для достижения той или иной скорости.

В это время автотранспорт были еще в младенческом возрасте, а также применения двигателей внутреннего сгорания для военных перевозок практически не началось. Российская армия была наименее технически передовая в Европе, и начало ее механизации с такой необычной конструкции не звучало как очень хорошая идея…

Gyrocar до установки кузова, сфотографировано незадолго до первого испытательного пробега.

Шестисоткилограммовый маховик представлял собою диск диаметром в один метр и толщиной почти 12 сантиметров. Для его раскрутки использовался подсоединённый напрямую 110-вольтный электромотор мощностью около 1,25 л.с. и питаемый от динамо-машины, подключённой к главному двигателю автомобиля.

Вкупе с парой 50-килограммовых «маятников» этому примитивному, но весьма внушительному гироскопу не составляло особого труда удерживать в вертикальном положении гирокар, весивший 2750 килограмм.

Вверху вид сбоку на Гиромобиль. Гироскоп находится в центре. (рисунок из книги Шиловского)

Пунктиром показываются допустимые углы наклона автомобиля.

Wolseley с большим энтузиазмом приняли идею Шиловского, и модель необычной машины была построена всего за год. 27 ноября 1913 года Шиловский рискнул провести первый опыт с гирокаром. Машину завели, раскрутили маховик гироскопа и убрали два маленьких колеса, поддерживавших гирокар во время парковки.

Как и ожидалось, гирокар не обнаружил ни малейшей склонности к опрокидыванию даже при том, что находившиеся в нём люди пытались раскачивать машину, менялись местами, спускались на землю и вновь поднимались в открытый салон.

После того, как водитель несколько раз проехал взад-вперед на очень малой скорости, испытатели осмелели и объехали практически всю территорию завода, а затем выехали на одну из улиц Лондона.

План Gyrocar. Обратите внимание на большое количество места, занимаемого гироскопом, и смещение привода на задние колеса. Сидения не видны на этом рисунке.

Даже несмотря на то, что итогом поездки стала неожиданная, но счастливо завершившаяся авария, работы над машиной были продолжены, и уже 28 апреля 1914 года Шиловский решился на публичную демонстрацию своего детища в Регентском парке в центре Лондона.

Как написал впоследствии журнал «Аэро- и автомобильная жизнь», «…Особое восхищение прохожих вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости, Шиловский нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать, что устойчивость его автомобиля совсем не зависит от быстроты его движения».

В качестве эксперта был приглашён знаменитый пионер гиротранспорта Луис Бреннан. Он пришёл в восторг от гирокара и честно признался, что никогда не думал о применении гироскопа в дорожном, а не в рельсовом транспорте. Итак, машина была с интересом встречена публикой, запатентована в ряде стран, в т.ч. в России, Англии и Германии, и даже сам Луи Бреннан, впервые применивший гироскоп для постройки торпеды, с восторгом отзывался о своей поездке на гирокаре Шиловского.

Грянула I мировая война. И всё – никому оригинальная машина стала не нужна, были дела и поважнее. А гирокар в какой-то момент был похоронен в земле. Совершенно буквально, чтобы во время войны его не повредило. Его просто закопали.

P.S. Граф Шиловский пережил Первую Мировой войну, революцию и гражданскую войну. Он вернулся в Англию, вероятно, в 1922 году. Жил в Дулвиче с женой и тремя дочерьми, и работал на Sperry Gyroscope Company.

Gyrocar Шиловского был оснащен модифицированным двигателем Wolseley C5 16 — 20 л.с., с диаметром цилиндра 90 мм, ход поршня 121 мм. Он был установлен перед радиатором, приводя задние колеса через обычное сцепление и коробку передач. Вес автомобиля 2,75 тонны.

В 1938 году изрядно потрёпанную машину всё же «эксгумировали», починили и поставили в музей Wolseley Tool & Motorcar Company. Всё это время и до самого конца Второй мировой, Шиловский не уставал пропагандировать гирокары как транспорт будущего.

Вскоре, после окончания войны Шиловский умер в относительной бедности и полном забвении, а в 1948 году и его «гирокар» был вывезен из музея и отправлен на металлолом. Пережившая войну Англия нуждалась в металле…

Торпеда инженера Суинни

Через полтора десятка лет, прошедших после смерти Петра Шиловского, упавшее знамя подхватил новый энтузиаст — американец Луис Суинни. Его спортивный гиромобиль, имевший 80-сильный двигатель, развивал скорость свыше 125 миль в час.

Это был благословенный 1962 год. Рок-н-ролл был ещё молод, а Движение только набирало свою силу.

Американцам, ещё не растолстевшим от калорийных биг-маков и пиццы с ветчиной, хотелось молодости, скорости, и чтобы ветер бил в лицо. Естественно, что спрос на скорость не мог остаться неудовлетворённым. Слуги Великого Гироскопа тоже с удовольствием откликнулись на требование рынка.

Одна из немногих фотографий Gyro-X. Magazine cover story, September 1967.

Инженер Луис Суинни (Louis Swinney), спроектировал экспериментальную модель Gyro-X, рекламировавшийся как «первый гироскопически стабилизируемый автомобиль, который не наклоняется при поворотах».

Gyro-X, построенный на производственных площадях компании Gyro Transport Systems, создавался с дальним прицелом. Эта спортивная машина, рассчитанная на успех, должна была стать родоначальницей целой гаммы гиромобилей, начиная от семейных двухколёсных пикапов и заканчивая (чем чёрт не шутит) монстрами-амфибиями цвета хаки с грозной надписью «U.S. Army» на лобовой броне. И поэтому инженеры компании подошли к её созданию со всей основательностью.

Кабина Gyro-X походила на кабину истребителя с баранкой вместо штурвала.

Машина получилась маленькой (высотой всего 120 и шириной 106 сантиметров), но вёрткой, как мотоцикл, и стремительной, как торпеда: для того, чтобы развить скорость порядка двухсот километров в час, ей было достаточно обычного бензинового двигателя мощностью 80 лошадиных сил.

Отметим, что четырёхколёсному спорт-кару, созданному по обычной для того времени технологии, потребовался бы двигатель, развивающий, как минимум, вчетверо большую мощность.

Конструкторы попытались таким образом как можно ярче продемонстрировать естественные преимущества гирокара перед обычным автомобилем. Действительно, узкий обтекаемый автомобиль имел аэродинамическое качество в десять раз лучшее, чем у спортивного мотоцикла.

Использование всего двух колёс (тоже, кстати, предельно узких с овальным профилем) позволило самым радикальным образом уменьшить потери энергии, связанные с трением, а встроенный гироскоп избавил водителя от необходимости бороться с креном даже на самых сложных поворотах.

Тот самый гироскоп Саммерса.

Гироскоп и в самом деле был сердцем автомобиля. Разработанный конструктором Томасом Саммерсом младшим (Thomas O. Summers Jr.), который к тому времени уже был владельцем 50 патентов в области гиродинамики, гироскоп весил всего 12 килограммов.

По сравнению с огромным и тяжёлым маховиком, использованным в гирокаре Шиловского, его масса действительно казалась смехотворной. Но здесь недостаток массы уравновешивался огромной скоростью вращения 50-сантиметрового ротора: на полном ходу гидравлическая система раскручивала маховик до шести тысяч оборотов в минуту.

Самое интересное состояло в том, что для своей раскрутки ротор «съедал» ничтожно малую долю мощности двигателя: всего лишь около одного процента.

Демонстрационные поездки гиромобиля производили большое впечатление на зрителей. Ротор раскручивался до положенного количества оборотов. Небольшие вспомогательные колёса эффектно поднимались и, словно в самолёте, закрывались защитными заслонками. Затем гирокар выезжал на гоночный трек и… вы можете представить себе автомобиль, закладывающий крутой левый поворот, но сохраняющий при этом гордое вертикальное положение?

Чтобы ещё больше потрясти воображение почтеннейшей публики, конструкторы подкручивали систему до режима «суперкомпенсации крена» и тогда, при том же левом повороте машина совершенно парадоксальным образом заваливалась… вправо! Разумеется, никакой практической пользы последний вариант не давал. Если, конечно, не считать состояния лёгкого изумления, в которое приходили зрители.

После того, как двигатель глушили, машина по-прежнему спокойно стояла на своих двоих, не обнаруживая ни малейшего желания завалиться на бок.

Слева направо: кузовной дизайнер Алекс Тремулис и Томас Саммерс.

Как утверждали конструкторы, даже в случае непредвиденной остановки двигателя где-нибудь на светофоре, водитель имел не менее получаса на то, чтобы попытаться снова запустить двигатель или же спокойно дотолкать машину до ближайшей парковки и поставить её на вспомогательное шасси.

К сожалению, именно ротор, а точнее — проблема его раскрутки, стал не только главным достоинством, но и главным недостатком Gyro-X.

Даже при самых удачных условиях водителю требовалось не менее трёх минут, чтобы раскрутить его до рабочей скорости. Согласитесь, не самый лучший вариант в ситуации, когда нужно быстро «рвать когти» с места бандитской разборки в каком-нибудь Гарлеме.

История умалчивает о дальнейшей судьбе Gyro-X, но, судя по всему, машина так и не пошла дальше демонстрационных образцов. То ли бензин тогда был слишком дёшев, то ли американцы не смогли просто так отказаться от своей любви к шестиметровым дредноутам из Детройта.

А может быть маркетологи Gyro Transport Systems проиграли рекламную войну своим конкурентам, обслуживавшим интересы производителей четырёхколесных машин.

Так или иначе, но всё, что оставила нам история — эти чёрно-белые фотографии сомнительного качества и немногочисленных фанатов гиротранспорта, всё ещё пытающихся реанимировать идею двухколёсного городского авто.

1961 г., Ford Gyron show car. Построен только демонстрационный макет

Да, автомобиль, именно автомобиль, а не велосипед, мотоцикл, мотороллер, мопед, мокик и пр., где устойчивость достигается «маневрированием» седока, или байкера. Кстати, приходится много читать о том, что устойчивость велосипеда и прочих двухколесных достигается благодаря гироскопическому эффекту их колес. Это явное преувеличение, и вот почему.

Что такое гироскопический эффект? Это возникновение момента при попытке принудительного смещения оси вращающегося тела. Одним словом, то, что мы рассматривали в предыдущем разделе. Но величину гироскопического момента мы не определяли. Для приведенного примера поворачивания велосипедного колеса, например, этот момент равен произведению момента инерции колеса на угловую скорость его вращения и на угловую скорость его поворота («вынужденной прецессии»). Для простоты решим, что масса колеса 2 кг, радиус его 0,25 м и, стало быть, момент инерции, равный произведению массы на квадрат радиуса, равен 0,125 кг⋅м2. Велосипедист спокойно маневрирует уже на скорости 1 м/с, и колесо при этом вращается с угловой скоростью 4 рад/с. Угловая скорость поворота оси колеса раз в 20 меньше и равна примерно 0,2 рад/с. В результате получаем гироскопический момент, равный 0,1 Нхм. Это то же самое, если гирьку в 10 г повесить на линейку длиной в 1 м. Вряд ли такой момент чему‑нибудь поможет.

В то же время едущий велосипедист, свернув всего на 10 см от прямой, если сознательно не наклонится в сторону поворота, создаст момент, равный его весу плюс полвеса велосипеда (примерно), умноженные на 0,1 м, или, грубо, 100 Нхм. Это в 1 000 раз больше, чем гироскопический момент! Вот как достигается устойчивость велосипеда.

Но нам нужен не велосипед, а автомобиль, который даже в неподвижном положении сохранял бы равновесие. Прежде всего гарантию от опрокидывания на стоянке дают разве только специальные подставки или, на худой конец, кирпичи, подложенные под борта. Не бывает устойчивости без таких подставок или без постоянного ручного или автоматического регулирования этой устойчивости. Но договоримся, что получать эту устойчивость одним поворотом колес автомобиля мы не можем, так как не сможем создавать своим телом достаточный момент, противодействующий опрокидыванию, как на велосипеде. Представьте себе, что все пассажиры автомобиля во главе с водителем будут то и дело ерзать по сиденьям, спасая автомобиль от опрокидывания. Тут нужен стабилизатор, не зависящий от поворота колес и положения пассажиров.

Вот здесь и смог бы пригодиться гироскопический эффект, о котором шла речь выше. И такой двухколесный автомобиль был создан в 1914 г. русским инженером П. П. Шиловским, а до этого англичанином Бреннаном. Правда, экипаж Бреннана передвигался по рельсу и, строго говоря, был мононорельсовым экипажем, но это сути дела не меняет. Он попроще экипажа Шиловского, с ручным управлением, и понять его принцип действия проще (рис. 64).

При наклоне вагона, допустим, на правый по ходу борт, водитель поворачивал рукоятку 3 влево. Тем самым он, заставляя прецессировать маховик в рамке 1, вызывал гироскопический момент, действующий на жестко закрепленную на платформе рамку 2 и направленный влево по движению. Вагон выправлялся. При этом безразлично, двигался вагон или был неподвижен. Такой вагон, вмещавший 40 человек, был построен для англо‑японской выставки в 1912 г. и перевозил посетителей по территории выставки. Надо сказать, что водителем должен был работать мужик здоровый и тяжелый, иначе ему бы не справиться с ролью автомата‑регулятора. Да и маховик должен был весить не одну сотню килограммов и крутиться достаточно быстро.

А вот экипаж Шиловского, который появился на улицах Лондона в 1914 г., освобождал человека от подобных неудобств; его схема приведена на рис. 65. Там присутствовала также подвижная рамка 1 с маховиком массой 314 кг, закрепленная на оси в неподвижной рамке, жестко связанной с кузовом автомобиля. Однако роль человека выполнял примитивный автомат, состоящий из трубки с шариком 4, который при наклоне машины перекатывался набок и замыкал соответствующий контакт 3. От этого начинал работать электромотор 2 и через зубчатую передачу вращал рамку 1 с маховиком, совсем как силач‑регулировщик у Бреннана.

Что можно сказать об автомобиле Шиловского? Для своего времени это было чудо, собиравшее сотни зевак на улицах Лондона (рис. 66). Но задуман он был как военная машина для передвижения по пересеченной местности и для обычного автомобиля был очень дорог. К тому же автоматика заставляла желать лучшего, и на поворотах автомобиль вел себя неадекватно. Но роль свою он сыграл и вошел в историю автотранспорта.

Рис. 66. Двухколесный автомобиль Шиловского (общий вид)

А в 1967 г. появился и был испытан новый американский двухколесный автомобиль «Джирон» с тем же принципом стабилизации кузова. Но все было малогабаритно и современно: маховик диаметром всего 0,6 м, вращающийся с частотой 6 тысяч оборотов в минуту, умещался под капотом машины. Двигатель автомобиля мощностью всего около 60 кВт, поддерживал вращение маховика, и его хватало, чтобы двигать автомобиль со скоростью 140 км/ч. На стоянке и при низкой скорости выдвигались дополнительные колеса‑упоры. Этот автомобиль легко ходил по тропам и на косогорах с поперечным уклоном до 60°, сохраняя вертикальность, чего обычный автомобиль, конечно же, сделать не сможет. Такой, по‑видимому, была первоначальная задумка Шиловского, но осуществить ее в 1914 г. он не смог.

Имеет ли будущее двухколесный автомобиль? Трудно достаточно уверенно ответить на этот вопрос. Однозначного мнения у автора по этому вопросу нет. Возможно, с развитием автоматики, компьютеризацией автомобилей и потребностью весьма маневренного и экономичного автомобиля, такой и появится снова. Но в одном можно быть уверенным, что маховики появятся на автомобилях прежде всего не как стабилизаторы, а как накопители энергии, способные намного повысить экономичность и динамичность машин. Вот тогда‑то почему бы уже имеющийся на автомобиле маховик не использовать еще и как стабилизатор?

Читайте также

Чем сейчас увлекаются российские губернаторы и градоначальники? Охотой, горными лыжами, иногда даже пчеловодством… Машины они любят, но чаще – просто большие, дорогие и довольно обыденные. Ни одного инженера-конструктора, работающего в свободное время над конструкцией автомобиля будущего, среди них не замечено. А вот до революции в России такой губернатор был. Просим любить и жаловать: граф Петр Петрович Шиловский.

Кто из обывателей знает о существовании гироскопа и о его функциях столько, что сможет внятно рассказать об этом другому человеку: 1 из 100? Не факт, но допустим. А кто в состоянии извлечь из данного устройства практическую пользу? Очень немногие. Лично мое знакомство с подобным механизмом закончилось в трехлетнем возрасте на детской юле (как и у большинства тех, кто имел в своем «арсенале» такую игрушку). Тем любопытнее обратиться к истории и понаблюдать за потугами редких энтузиастов, инженеров-самоучек, что всерьез пытались создать транспорт на основе гироскопа и внедрить его в массы. Особенно если одним из таких пионеров гироскопической техники являлся наш соотечественник Петр Шиловский.

Граф Петр Петрович Шиловский собственной персоной;
Демонстрация Луисом Бреннаном моделей гиростабилизированного локомотива длинной 183 см и 762 мм.

Чиновник со странностями

Родившийся 12 сентября 1871 года Петр Петрович был потомственным дворянином, прямым наследником рода Шиловских (который велся с XIII века). Хотя в детстве наш герой проявлял немалую склонность к техническим наукам, во взрослой жизни пошел по стопам своих отца (действительный статский советник) и деда (надворный советник), окончив в 1892 году Императорское училище правоведения и поступив на службу в Департамент герольдии Сената.

Впрочем, родословная графа пестрела заслуженными государственными деятелями, отчего выбор профессии сложился сам собой. Карьера Петра Шиловского, как и должно, складывалась успешно – с 1904 года он занимал высшие руководящие посты, служа вице-губернатором или губернатором различных областей Российской Империи (в том числе Олонецкой и Костромской). На этом поприще граф зарекомендовал себя с наилучшей стороны: в 1913 ему даже было присвоено звание почетного гражданина Костромы. Но душа его к управлению губерниями не лежала. В том же году он ушел в отставку по собственному желанию. Но лишь затем, чтобы все свое время посвятить воплощению давней мечты – постройке испытательных образцов гиростабилизированной техники.

Трудности внедрения

Дело в том, что гироскопы были тайной страстью Шиловского. Ознакомившись с изобретением немецкого математика И. Боненбергера (1817 г.) и устройством Фуко (1852 г.), граф восхитился настолько, что всерьез решил продолжать их дело. Не один год потратив на моделирование различных гироскопов, в 1909 он даже получил патент на «Устройство для сохранения равновесия повозок или других находящихся в неустойчивом положении тел» сразу в пяти странах: Англии, Германии, России, США и Франции!

1
/ 4

2
/ 4

3
/ 4

4
/ 4

Выделенных правительством Великобритании средств (£2 000) хватило для строительства 2 монорельсовых поездов. Длина каждого достигала 12 метров. В действие локомотивы приводились 20-сильным бензиновым мотором, способным развить скорость до 35 км/ч. Единственной проблемой данного устройства было сохранение равновесия: поезд принимал вертикальное положение только при максимальном вращении маховика. Любая поломка гироскопа во время пути грозила катастрофой – об автоматике в те времена еще ничего не знали. К тому же, необходимость создания требуемой инфраструктуры для монорельсовых поездов окончательно отпугнула инвесторов. Шанс дать жизнь своему изобретению для Бреннана оказался потерян.

По мнению Петра Петровича, в подобных механизмах крылся огромный потенциал. Одноколейный транспорт имел лучшую управляемость, большую устойчивость на поворотах, да и выглядеть в перспективе мог изящнее любого другого. В подтверждение своих теорий граф изготовил для петербургской выставки 1911 года действующую модель монорельсовой железной дороги. По слухам, она привела в восторг даже императора Николая I, посетившего мероприятие со своей семьей. Окрыленный успехом, Шиловский стал ходатайствовать о финансировании проекта. Ответом ему было молчание. В плане технического развития Россия того времени была на задворках планеты: страна не могла освоить производство и четырехколесного автомобиля, что уж говорить о диковинном двухколесном…

Чертежи гирокара Шиловского, на которых наглядно показано расположение гироскопа и принцип его работы.

Зато в Англии к данному проекту оказались более благосклонны. Там уже были наслышаны о монорельсе, который продемонстрировал изобретатель Луис Бреннан в 1909 году (его исследования велись параллельно Шиловскому). Диковина была показана на лондонской технологической выставке в масштабе 1:1. Под пристальным вниманием прессы локомотив не только передвигался на одной колее, но и благополучно перевез 32 человека! Сам Уинстон Черчилль изволил прокатиться в этом вагоне, что лишь добавило проекту популярности. Поэтому когда русский граф принес чертежи своего гиромобиля в студию Wolseley Tool & Motorcar Company, местные инженеры сразу же согласились собрать прототип.

Гирокар во всей красе. Публика ликует! Издание «Аэро- и автомобильная жизнь» впоследствии написало о нем следующее: «Особое восхищение прохожих вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости. Шиловский нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать, что устойчивость его автомобиля совсем не зависит от быстроты его движения».

Прототип

Машина, задуманная Шиловским, имела всего одну продольную ось с парой колес, передним и задним. Кроме двигателя внутреннего сгорания, она оборудовалась тем самым гироскопом, что представлял собой быстро крутящийся ротор, чья ось вращения могла изменять свое положение в пространстве. Именно это устройство должно было удерживать равновесие конструкции и не позволять ей упасть, даже когда та стояла на месте. Тяжеловесный ротор (600 кг) приводил в действие 110-вольтный электромотор, что, в свою очередь питался от динамо-машины, напрямую подключенной к главному двигателю. При этом общий вес прототипа составил 2 750 кг!

«Эксгумация» гирокара Шиловского и запоздалое раскаяние воротил из Wolseley Tool & Motorcar Company.

Несмотря на сложность, шасси для странного автомобиля было отлажено всего за год, причем каждая деталь здесь изготавливалась вручную, а адаптация проводилась буквально «методом тыка». Сердце графа с тревогой отсчитывало дни до первого испытания чудо-машины. Шиловский был почти уверен, что с расчетами не ошибся, и надеялся на успех. Но смущал вес прототипа: все-таки больше 2,5 тонн покоится всего на двух колесах! Не упадет, поедет ли – кто знает…

Первый опыт с «гирокаром», как нарекли свой проект Шиловский сотоварищи, состоялся 13 ноября 1913 года: инженеры раскрутили маховик гироскопа, а затем убрали из-под машины подпорки. Та осталась на месте, как ни в чем не бывало! Тогда испытатели отважились сесть в гирокар, по очереди в него залезая. Снова никакой реакции! Люди менялись местами, выходили и снова входили, а под конец обнаглели настолько, что попытались опрокинуть машину – гироскоп стойко выдержал все. Даже к пробному заезду по территории завода он оказался равнодушен. Граф остался доволен испытаниями, ведь первый блин вышел не комом.

Чертежи «будущего» советского монорельсового локомотива. Еще один «реквием по мечте» графа…

«Тайные» вылазки на гирокаре были и потом, и одна из них все же закончилась аварией, что отложило публичную демонстрацию прототипа до весны 1914-го. В сотый раз перепроверив все что можно и нельзя, Шиловский выкатил свою машину в Риджентс парк, к самому центру Лондона, так, чтобы никто из почтенной публики не миновал сего зрелища. И да, гирокар вызвал настоящую сенсацию! Пресса трубила о невиданном экипаже по нескольку раз в неделю; прохожие рукоплескали; даже сам Луис Бреннан, лично проехав в машине Шиловского, удостоил ее высочайшей похвалы. Отец гиростабилизированного монорельса признался Петру Петровичу, что никогда не задумывался о применении гироскопа в любой другой области, кроме железнодорожной, а тут такой сюрприз!

Запатентовав свой гирокар в Англии, Германии и России, наш изобретатель решил, что поймал удачу за хвост. Уже велись переговоры о выделении Шиловскому гранта от английского правительства на развитие его идеи. Однако внезапно начавшаяся Первая мировая война спутала графу все карты. Отныне производственные мощности Европы сосредоточились на выпуске военной техники. На счету был каждый фунт, поэтому любые сомнительные и фантастические проекты лишились финансовой подпитки. Мечты Шиловского о собственной фабрике гирокаров рухнули, едва в газетах появились первые военные сводки…

Вдохновленный примером Шиловского, Луис Бреннан в 1929 году спроектировал свой гирокар, заказав его фирме Austin, Morris & Rover (будущим создателям Mini Cooper). Те проект в жизнь воплотили. Но странный аппарат, похожий на двухколесный маленький трактор, никого не заинтересовал. Кроме самого изобретателя, разумеется…

Вскоре граф вернулся на родину, хотя она и мало чем напоминала ту страну, которую он покинул несколько лет назад. Монархия была растерзана озверевшим пролетариатом. За неполный год Российская Империя превратилась в страну Советов, оплот социализма. Аристократы нещадно истреблялись, а их имущество было национализировано. Казалось, Шиловский отправился на верную смерть, но нет – идеи этого энтузиаста и тут упали на благодатную почву. В рождавшейся в кровавых муках стране была острая нехватка ресурсов, и монорельсовая железная дорога казалась верным решением на пути к «светлому будущему», так как позволяла одновременно и сэкономить на стройматериалах, и наладить столь нужное транспортное сообщение.

В 1919 году Всероссийским советом народного хозяйства был утвержден проект монорельса Шиловского. В качестве испытательного участка было решено использовать бездействующую железнодорожную ветку Петроград – Детское Село – Александровка. В течение года конструкторское бюро под руководством Петра Петровича корпело над созданием гироскопического поезда. К работе были привлечены не только талантливые инженеры (Вульф, Годыцкий-Цвирко, Евреинов, Лютер, Шварц), но также известнейшие профессора теоретической механики (Жуковский, Мещерский, Папкович).

А это тот самый Ford Gyron, к созданию которого приложил руку авангардный автодизайнер Алек Тремулис. Любитель неопознанных летающих объектов наконец отвел душу, создав один из самых странных автомобилей. Мало того, что на двух колесах, так еще и выглядит, как бумажный самолетик. Если бы большие боссы не поскупились на гироскоп нужного размера, Ford Gyron оснастили бы двигателем и продемонстрировали все его способности. А так пустой корпус покоится на специальных подножках. Но даже сей факт не помешал продать его на аукционе 2012 года за $40 000!

Со временем статус опытной железной дороги вырос до общегосударственного значения. Проект получил широкую огласку. Одна из государственных передовиц, «Красная газета» от 15 апреля 1921 года писала о нем следующее: «Президиум ВСНX обсуждал вопрос о сооружении однорельсовой гироскопической железной дороги. «…» Путиловский завод исполняет уже раму и корпус двухвагонного поездного состава. Пробный поезд будет готов через год. Он рассчитан на 150-верстную скорость в час. Такая скорость для двухрельсовых дорог была пока недоступна».

Конструкторская и инженерная группа действительно запланировала поезд из двух вагонов, моторного и пассажирского, на 400 мест. Они должны были быть непременно обтекаемой формы, а в движение их приводили бы два двигателя с электропередачей и мощностью по 240 л.с. каждый. На момент утверждения эскизов подвижного состава и их отправки на завод-изготовитель рабочие проложили 12 км экспериментального монорельсового полотна. Казалось бы, еще немного, и один из самых смелых замыслов за всю историю мирового машиностроения будет претворен в жизнь!… Но нет. В мае 1922 года финансирование проекта было прекращено.

Внутри Ford Gyron футуризма еще больше, чем снаружи. Вместо привычного руля – бортовой компьютер, вместо приборной панели – перископ с панорамной камерой. Лишь муляжи, конечно, но Тремулис был уверен, что в XXI веке появится и не такое…

Вечный энтузиаст, Шиловский не сдавался. Он пробовал продвигать свои идеи во флот, без конца отсылая заявки на собеседование. Среди прочего, Петр Петрович предлагал использовать гироскоп для корабельных орудий, что позволило бы улучшить точность их наводки во время качки. Он также выдвинул теорию, как с помощью гироскопов от этой самой качки избавиться. Кроме того, к своим письмам инженер прилагал чертежи «ортоскопа» – гироскопического прибора для определения курса. Но все было тщетно.

Затем в новообразовавшемся СССР началась чистка кадров. Ожесточенные слуги режима с редким остервенением принялись выявлять «врагов социализма». Среди интеллигенции и людей с «подозрительной» родословной начались массовые аресты, ссылки или казни. И Шиловскому, в личном деле которого фигурировал титул «граф», находиться в стране стало смертельно опасно. Он сумел вывезти семью в последний момент перед тем, как с лязгом захлопнулся «железный занавес». С тех пор о судьбе своей родины он узнавал из газетных хроник да сплетен среди выживших эмигрантов…

В гоночный болид Gyro-X инженер Луис Суинни заложил огромный потенциал. Экспериментальная машинка хоть и получилась маленькой (высота 120 см, длина 160 см), зато разгонялась до 200 км/ч, имея на борту бензиновый двигатель мощностью всего 80 л.с. При этом гирокар обладал базовым уровнем комфорта и динамикой, что не снилась ни одному трековому мотоциклу! А все благодаря 12-килограммовому гироскопу, который мог раскрутиться до 6 000 об/мин.

Закат

Лондон не ответил радушием на внезапный приезд «любителя гироскопов». Все, кто водил дружбу или работал с графом, считали его погибшим. Потому и памятный гирокар, пылившийся на складах Wolseley Tool & Motorcar Company, закопали на задворках предприятия – за ненадобностью. Хорошо хоть не забыли, где именно…

Петр Петрович Шиловский поселился в Дулвиче вместе с женой и тремя дочерьми. Благодаря остаткам своей известности он устроился инженером в Sperry Gyroscope Company, занимавшейся исследованием гироскопических стабилизаторов, а также их применением в военной авиации и судоходстве. В 1924-м граф на собственные средства издал монографию «Гироскоп: его конструкция и применение». В ней Шиловский изложил весь накопленный опыт и знания о предмете, так что эту работу можно назвать в какой-то степени биографией самого изобретателя.

Чуть позже, в 1938 году бывшие коллеги Петра Петровича решились «эксгумировать» гирокар с тем, чтобы гордо водрузить его в музее техники Wolseley Tool & Motorcar Company на почетном месте – этакий жест в знак раскаяния. Там экспонат простоял ровнехонько 10 лет, после чего его и вовсе уничтожили. Кто и зачем – неизвестно. Может быть, так «четырехколесники» избавлялись от потенциальных конкурентов? Кто знает…

Суинни грезил о массовом производстве. Свой Gyro-X он представлял и в качестве семейного купе, и в виде пикапа, и даже… военного гиромобиля-разведчика! Вот только проблема с долгим «разогревом» гироскопа никак не решалась…

Сам граф Шиловский почил в Херфордшире в возрасте 86 лет. Старость свою он провел в относительной бедности, хотя для аристократов это понятие растяжимо и нередко означает, что люди просто не могут позволить себе содержать прислугу. Единственное, что осталось неизменным для Петра Петровича Шиловского, это его упрямая, даже фанатичная вера в гироскоп – устройство, призванное сделать нашу жизнь лучше.

Что дальше?

Со смертью обоих идеологов (Луис Бреннан погиб в 1932 году, по иронии судьбы, под колесами автомобиля) гирокар должен был превратиться в забавный каламбур в истории машиностроения, а потом и вовсе исчезнуть с ее страниц. Но этого, как ни странно, не произошло. В 1961 году на автосалоне в Детройте был обнародован до жути странный концепт Ford Gyron. Его разработкой занимался сам Алек Тремулис, ставший влиятельной фигурой в автобизнесе. Автор таких работ, как Cord Phaeton 812, Tucker Torpedo и даже строго засекреченных НЛО, он неплохо продвинулся по карьерной лестнице, возглавив отдел дизайна Ford Motor Company.

Электроцикл наших дней. Концепт от американцев Lit Motors С-1, с закрытым кузовом. Вертикально эту конструкцию удерживает пара маховиков, расположенных под днищем. Автор идеи, Дэниел Ким, уверен, что С-1 – отличный мобильный транспорт для перемещения по городу. Аккумуляторный запас хода рассчитан на 240-350 км. Правда, кусается его стоимость: $16 000 – не слишком дешево для мотоцикла, пусть и с гироскопом.

Алек не понаслышке знал о гироскопах. Почитывал он и труды Луиса Бреннана, чьи идеи активно применялись в инновационных проектах ВВС США. И уж конечно Тремулис был в курсе успешного эксперимента графа Шиловского. Поэтому его проект не выглядел нелепо скроенной колымагой, а представлял собой элегантный гибрид самолета и автомобиля. Так, по мнению главы отдела дизайна FMC, должен был выглядеть транспорт будущего. Жаль только, что Ford Gyron не мог ездить – совет директоров выделил средства только на эффектный кузов машины. Устанавливать туда сам гироскоп в их планы не входило. Все-таки конец 50-х и начало 60-х были временем настоящей «гонки вооружений» в Большой тройке, и нередко пустить пыль в глаза было тогда важнее полноценных открытий…

А затем был Gyro-X. Гоночный транспорт, сочетавший в себе резвость трекового мотоцикла с комфортом автомобиля. Авторство идеи принадлежало конструктору Томасу Саммерсу и инженеру Луису Суинни (дизайн разработал все тот же Тремулис). Благодаря обтекаемому закрытому кузову аэродинамические характеристики Gyro-X были на порядок выше мотоциклетных, а устойчивость на поворотах и виражах просто изумляла. В 1962 году этот проект выглядел столь впечатляюще, что инвесторы из Gyro Transport Systems были готовы поставить производство Gyro-X на поток. Но несовершенство механизма заставило их передумать. Все дело во времени: гироскоп раскручивался слишком долго, чтобы машина могла обрести равновесие. А люди, особенно покупатели, как известно, не любят ждать.

Двухколесному скутеру Segway создатели прочат большое будущее. На него активно пересаживают полицию, туристов, бакалейщиков. Есть даже внедорожный вариант. Эх, видели бы это Бреннан с Шиловским!

Вот такая у гирокара история. Местами нелепая, иногда смешная, но по большей части невеселая. И создатели данных изобретений нередко повторяли их же судьбу. Возможно, такой путь у всех первопроходцев. Зато признание их достижений потомками говорит о том, что Бреннан с Шиловским выбрали перспективный, хоть и нетрадиционный, путь развития транспорта. Просто взгляните, какими темпами развивается производство таких аппаратов, как Segway… Там ведь тоже применяется гироскоп.

Эта история началась в 1912 году, когда русский юрист и губернатор Костромы в отставке Пётр Петрович Шиловский приехал в Лондон и показал инженерам фирмы Wolseley Tool & Motorcar Company чертежи своего странного экипажа.

Странность агрегата состояла в том, что у четырёхместной машины, оснащённой двигателем внутреннего сгорания, было всего два колеса, размещённых вдоль продольной оси машины. Что, тем не менее, абсолютно не мешало ей передвигаться на самом малом ходу и даже просто стоять на месте без всяких подпорок.

Секрет аппарата Шиловского, как догадался уже проницательный читатель, был прост: машина удерживалась в состоянии равновесия благодаря гироскопическому эффекту тяжёлого маховика.

Шестисоткилограммовый маховик представлял собою диск диаметром в один метр и толщиной почти 12 сантиметров. Для его раскрутки использовался подсоединённый напрямую 110-вольтный электромотор мощностью около 1,25 л.с. и питаемый от динамо-машины, подключённой к главному двигателю автомобиля.

Вкупе с парой 50-килограммовых «маятников» этому примитивному, но весьма внушительному гироскопу не составляло особого труда удерживать в вертикальном положении гирокар, весивший 2750 килограмм.

Владельцы Wolseley с большим энтузиазмом приняли идею Шиловского и шасси необычной машины было построено всего за год: невероятно короткий срок для тех времён и для столь сложной и беспрецедентной работы, требовавшей постоянного экспериментирования и борьбы с непредвиденными осложнениями.

27 ноября 1913 года Шиловский рискнул провести первый опыт с гирокаром. Машину завели, раскрутили маховик гироскопа и убрали два маленьких колеса, поддерживавших аппарат во время парковки.

гирокар Шиловского на испытаниях. 1913 год.

Как и ожидалось, гирокар не обнаружил ни малейшей склонности к опрокидыванию даже при том, что находившиеся в нём люди пытались раскачивать машину, менялись местами, спускались на землю и вновь поднимались в открытый салон.

После того, как водитель несколько раз проехал взад-вперёд на предельно малой скорости, испытатели осмелели и объехали практически всю территорию завода Wolseley, а затем выехали на одну из лондонских улиц.

Даже несмотря на то, что итогом поездки стала неожиданная, но счастливо завершившаяся авария, работы над машиной были продолжены, а уже 28 апреля 1914 года Шидловский решился на публичную демонстрацию своего детища в Регентском парке в центре Лондона.

Как написал впоследствии журнал «Аэро- и автомобильная жизнь», «…Особое восхищение прохожих вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости, Шиловский нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать, что устойчивость его автомобиля совсем не зависит от быстроты его движения».

Та же машина незадолго до испытаний. Оперение ещё не смонтировано.

Итак, машина была с интересом встречена публикой, запатентована в России, Англии и Германии и даже сам Луи Бреннан, впервые применивший гироскоп для постройки торпеды, с восторгом отзывался о своей поездке на гирокаре Шиловского. К сожалению, на этом удача оставила конструктора.

Война, а затем и революция застали его в России и след его на время потерялся. Как ни странно, изобретатель не погиб на войне и не закончил свой путь в подвалах ЧК. Напротив, был обласкан новой властью и даже получил заказ на создание первого в мире гиропаровоза, который должен был ездить по монорельсовой железной дороге.

Его небольшое конструкторское бюро, в котором, помимо прочих, работали и такие талантливые инженеры, как Н. Е. Жуковский, успешно работало над проектом, а к 1921 году даже началось строительство экспериментальной ветки однорельсового пути.

И снова судьба сказала своё веское слово: разруха, гражданская война и последовавший за нею «красный террор» поставили жирный крест на планах Шиловского и едва не стоили жизни ему самому. В самый последний момент изобретателю удалось покинуть с семьёй негостеприимную родину и вновь вернуться на берега Туманного Альбиона.

Компания Lit Motors из Сан-Франциско разработала двухколесный электрический автомобиль С-1, который по размерам намного меньше обычного автомобиля и не падает без движения как мотоцикл. Автомобиль выглядит как обтекаемое яйцо на двух колесах, при этом он полностью закрытый. С-1 способен перевозить водителя и одного пассажира. По своей сути это полностью-электрическое транспортное средство, которое является мотоциклом во всем, кроме названия.

Главная инновация в автомобиле С-1 это то, что он может оставаться в вертикальном положении находясь без движения. Водителю вообще не обязательно стараться сбалансировать этот двухколёсный автомобиль, это достигается с помощью двух гироскопов. Гироскопы содержат тяжелые металлические диски, которые вращаются со скоростью более чем 10000 оборотов в минуту, и при этом генерируют крутящий момент. Вращающийся диск имеет тенденцию оставаться в вертикальном положении так же, как это делает детский волчок.

Использование двух маховиков, работающих в противоположных направлениях, поможет свести на нет попытки завалить двухколёсный автомобиль при наклоне на опасный угол. Гироскопы находятся под полным контролем компьютера, водителю не потребуется во время езды вводить какие либо данные. Компания утверждает, что автомобиль будет оставаться в вертикальном положении, даже если его ударить вбок другим транспортным средством на скорости 50 км. в час.

Lit Motors не нравится думать об С-1, как о мотоцикле, поскольку это может ограничить рынок его продаж. По мнению компании, С-1 является хорошей заменой для многих малолитражных автомобилей, но в этом еще предстоит убедиться, поскольку это могут подтвердить только продажи. В США сегодня по-прежнему популярны пикапы и внедорожники, будут ли их владельцы пересаживаться на автомобили намного меньшего размера? Smart Fortwo — микро городской автомобиль, который может быть хорошим сравнением. С момента своего появления 15 лет назад, он стал обычным явлением в европейских городах, хотя и в гораздо меньшей степени в США. Рынок автомобилей сильно привязан к цене на топливо. Если появится резкое увеличение цен на бензин, то в будущем электрические, эффективные транспортные средства, как двухколесный электрический автомобиль С-1, будут наверняка иметь высокий спрос.

Lit Motors C-1 — двухколесный автомобиль

Американская компания Lit Motors в течение нескольких лет вела разработку нового вида транспорта, сочетающего в себе компактность мотоцикла и удобство автомобиля. В резудьтате был создан двухколесный электрический гироскутер C-1, который невозможно уронить. Экспериментальная модель транспорта обладает крытым двухместным салоном с подушками безопасности, кондиционером и акустической системой и небольшим багажным отделением.

Этот электроскутер удерживает вертикальное положение самостоятельно, благодаря использованию гироскопа. В ходе экспериментов производились попытки опрокинуть мотомобиль, но даже с помощью троса, привязанного к автомобилю, сделать это не удалось.

Обладая обтекаемым корпусом и двумя мощными электромоторами по 20 КВт каждый, установленными на колесах, этот электроскутер способен развивать скорость до 190 км/ч. Батарея в 8 КВт обеспечивает возможность пробега на 350 км без подзарядки. Подзарядка осуществляется от сети напряжением 220 в течение 4-6 ч.

В настоящее время В СМИ появились сообщения о проявленном Apple интересе к покупке компании Lit Motors.

Двухколесный городской транспорт на гироскопах

Перед нами довольно интересное транспортное средство для города, которое разрабатывается креативной командой Lit Motors, базирующейся в Сан-Франциско. Возглавляет команду промышленный дизайнер Даниэль Ким, у которого за плечами немалый опыт работы в автопроме. Так что он понимает, что такое хорошая техника, и знает толк в производстве машин и мотоциклов.

Собственно у Даниэля и получилось нечто среднее между авто и мотоциклом. Его городской транспорт С-1 имеет всего два колеса, что приближает его к мотоциклам. Однако полноценная кабина с двумя дверями и креслом внутри делает двухколесник почти полноценным автомобилем.

Основная изюминка изобретения это встроенная система гироскопов, которая не позволяет машинке упасть набок и твердо стоять на двух точках опоры, даже в припаркованном состоянии. Кроме того гироскопы позволяют избежать падения, удерживая С-1 в вертикальном положении даже при незначительных авариях и боковых ударах. В условиях активного современного движения на дорогах это просто незаменимая функция для любого двухколесного транспорта.

Внутри С-1 оснащен электрическим двигателем, батарея которого позволяет проехать от 150 до 220 миль без подзарядки. Максимальная скорость электрокара может достигать 120 миль в час, при маневренности мотоцикла. По предварительным прогнозам начало продаж маленьких машинок начнется в 2014 году, а цена их будет колебаться от 12-ти до 16-ти тысяч долларов.

Двухколёсный автомобиль как прообраз Segway

Segway, наверно, видели все. Это двухколёсный скутер, который удерживает равновесие за счёт сложной системы датчиков наклона, сигналы с которых поступают на микропроцессоры, которые, в свою очередь, руководят работой стабилизирующих моторов. Хотя может показаться, что подобные двухколёсные устройства появились совсем недавно, это не так. Вот, например, гиромобили.

Вот он, первый и самый знаменитый гиромобиль его ещё называют гиромобилем Петра Шиловского. В 1912 году граф Шиловский предложил проект такого агрегата компании Wolseley Tool and Motocar. Сейчас это название никому ни о чём не скажет, но в начале XX века компания представляла собой огромный автомобильный концерн.

Может оказаться не совсем понятным, зачем компания вообще дала графу возможность делать этот тарантас. Тем не менее каким-то образом тот умудрился убедить её руководство в том, что гиромобиль автомобиль на двух колёсах, балансирующий за счёт гироскопов, таит в себе множество преимуществ. Согласились в Wolseley именно потому, что у них наклёвывались контракты с военными.

Самое удивительное заключается в том, что гиромобиль Шиловского таки построили, доказав саму возможность его существования. Разумеется, для военных его разработка не пригодилась машина получилась громоздкой и неповоротливой. Первый раз она была продемонстрирована на публике в Лондоне, в 1914 году. Стабилизировалась она благодаря 600-килограммовому маховику, который крутился за счёт 110-вольтного электромотора.

Собственно, в том году началась Первая мировая война и разработку гиромобиля прикрыли. Прототип так и остался на фабрике Wolseley. Руководство фабрики не знало, что с ним делать, но в 1938 году вытянула его на свет божий и выставило на обозрение в музей компании. Долго он там, впрочем, не простоял. По какой-то непонятной причине в 1948 году его перевели на металлолом.

О гирокаре с тех пор мечтали многие футурологи, но, как можно видеть, производителям понятно, что стабилизировать такой автомобиль большая проблема. Кое-кто даже продолжает мечтать и по сей день. Некий дизайнер Антонио Сунджерга мечтает построить двухколёсный гиромобиль. Только на этот раз он хочет установить два колеса не на одной линии, а с обеих сторон, в передней части автомобиля. Зачем загадка, но выглядит забавно.

Двухколесный автомобиль

Гирокар — двухколесный автомобиль, центр тяжести которого гиростабилизирован по типу гироскопа. Появилась такая машина в мае 1914 года на улицах Лондона, когда Пётр Петрович Шиловский первый раз представил публике гиростабилизированный двухколесный автомобиль.

Когда началась Первая Мировая война, машина была законсервирована, но в 1938 году ее вновь отреставрировали. В 1948 году гирокар был уничтожен своей же компанией-создателем.

Машина работала за счет равновесия. Которое поддерживалось механизмом — гироскопом, или «вечным двигателем». Для этого был задействован тяжелый маховик, имеющий вес в 600 килограмм, форму диска метрового диаметра и толщиной в 12 см. Для раскрутки маховика использовался 110-вольтный электромотор, мощность которого составляла всего одну с четвертью лошадиную силу. Питание — от динамо-машины, которая подключалась к двигателю. Так же были использованы два маятника по пятьдесят килограмм. Согласитесь, гидростабилизация проста и примитивна, но зато действенна — она способна была удержать машину весом 2750 килограмм в вертикальном положении. Один недостаток был — при крутом повороте система дестабилизировалась.

Источники: www.tesla-tehnika.biz, techvesti.ru, lux-e.ru, www.computerra.ru, wheels-wings.com, electrotransport.ru

Как избавиться от простуды

Лето закончилось и быстро наступили холода, не дав нам времени даже подумать о том, что уже нужно одеваться…

Курганы Кахокии

К северу от Мексики, находится один из самых крупных археологических памятников миссисипской культуры, занимающий территорию площадью…

гирокар Шиловского и Ford Gyron

Помня о том, что все новое — это хорошо забытое старое, на этот раз в рамках цикла «Автоэкзотика» обратимся к одному из самых странных типов автомобилей — гиромашинам. Ведь сейчас в стремлении снизить расход топлива и нагрузку на экологию ученые снова возвращаются к тому, что уменьшают количество колес, а также работают над аэродинамикой с оглядкой на самолетостроение. Как ни странно, все это некогда уже было явлено миру под именем Ford Gyron. Хотя и тут без инженеров дореволюционной России не обошлось.

Итак, для начала немного теории. Гироскопический автомобиль, или просто гироавтомобиль, — это тип одноколейного двухколесного транспортного средства, в котором используется гироскопический эффект. Главное достоинство такой конструкции в том, что двухколесная машина тратит меньше энергии на свое перемещение, при этом она гораздо маневреннее четырехколесных собратьев. Гироскоп построен по принципу обычного игрушечного волчка: во время своего вращения он не только сам не сваливался на бок, но и не давал сваливаться автомобилю. В начале ХХ века гироскопы стали устанавливать в кораблях в качестве успокоителя качки, чтобы те не валились на бок, позже он стал использоваться в самолетах и поездах. 

Один из первых в мире двухколесных автомобилей, оснащенных гироскопом, был разработан русским инженером Петром Шиловским. В 1913-1914 гг. он испытывал свою гироскопическую машину на улицах Лондона. Об одной из поездок Шиловского английский технический журнал писал: «Водитель нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать всем, что устойчивость его машины совсем не зависит от быстроты езды. На ходу седоки менялись местами, сходили, снова садились. И при этом колеса нисколько не теряли равновесия…»

Автомобиль Шиловского был построен в Англии компаний «Уолслей». Двигатель, установленный на этом автомобиле, был той же фирмы и имел мощность 24 л.с. Вес автомобиля составлял 3,1 т, колесная база — 3969 мм. На раскручивание гироскопа расходовалась мощность 1,25 л.с. 

В 1924 г. П.Шиловский создал и показал на выставке в Лондоне двухколесный четырехместный автомобиль, в котором в качестве средства, исключающего влияние маневренности на устойчивость, был применен маховик с вертикальной осью вращения. Маховик, как и в предыдущем случае, крепился на раме, позволявшей наклонять его ось вперед и назад, создавая тем самым гироскопический момент, обеспечивающий устойчивость автомобиля. Положение рамы на машине Шиловского регулировалось уже автоматически, по сигналу датчиков крена. Работа Шиловского была одной из первых попыток использовать стабилизирующий эффект гироскопа в наземной транспортной машине. Но это направление в конструировании автомобиля было забыто до начала 70-х годов ХХ века. 

Американская компания «Форд» в 1961 г. представила на автосалоне в Детройте небольшую двухколесную изящную машину, вызвавшую огромный интерес публики. В концептуальной модели, получившей название «Гирон» (Gyron), водитель и пассажир транспортного средства сидели рядом друг с другом, а в те моменты, когда машина находилась на стоянке, ее равновесие поддерживали небольшие легкие опоры.

Внешний облик автомобиля был, по сути, ярким отражением наступавшей эры реактивной авиации. Овальный в поперечном сечении кузов был спроектирован по типу фюзеляжа самолета. Все несущие элементы были внутри корпуса. Лишь в кормовой его части были видны небольшие элементы подвески ведущего колеса. Спереди решетка радиатора напоминала сопло воздухозаборника реактивного истребителя. Всю конструкцию довершала изящная, полностью прозрачная крыша. Надо отметить, что таких элементов, как бампер и фары, не было совсем! Дело в том, что эти важные для любой машины составляющие не вошли в облик «Гирона», потому что в то время в Америке широко обсуждалась идея, что легковой городской машине фары не нужны, а при авариях бампер не спасает кузов от разрушения.

«Гирон» создавался прежде всего для того, чтобы доказать жизнеспособность двухколесной схемы автомашины. Поэтому инженеры и руководство компании открыто заявляли, что они рассматривают проект как концептуальный, не предназначенный для серийного производства. 

В конструкции стабилизатором устойчивости служил маховик диаметром 60 см, который вращался со скоростью 6000 об/мин. Вопрос устойчивости в «Гироне» решался благодаря автономному узлу, который работал независимо от основного двигателя. Небольшие опоры не могли обеспечить достаточную устойчивость в движении — они были предназначены лишь для стоянки. Было построено несколько вариантов «Гирона», имевших небольшие отличия. На одном из вариантов машины опоры заменяли небольшими колесами по типу детского велосипеда. Процесс уборки и выпуска поддерживающих опор в аварийной ситуации добавил забот инженерам компании. Узел управления опорами получался слишком сложным и ненадежным. Еще одной немаловажной проблемой стал салон автомобиля. Внутрь можно было попасть точно так же, как в кабину реактивного истребителя. 

Полностью прозрачный верх откидывался назад, открывая доступ к креслам. Форма кресел, выполненных из пластика, была весьма эффектной, но анатомически не очень продуманной. В автомобиль можно было попасть, перешагнув через боковину кузова. Это легко могли сделать молодые люди, однако для пожилых вход и выход из машины составляли определенные трудности. Вставать из низких кресел и перебираться через боковину салона было не очень удобно и требовало большой силы и сноровки. К тому же полностью прозрачная крыша быстро нагревала салон до высоких температур, что создавало неблагоприятные условия для водителя и пассажира. 

И то, что хорошо было для самолета, для автомашины оказалось мало применимым. Дополнительные неудобства возникали в случае плохой погоды. Когда фонарь кабины открывался, дождь и снег быстро проникали в салон. А садиться на намокшие сиденья никому не хотелось. Конечно, салон, основным цветом которого был белый, выглядел потрясающе. 

С практической точки зрения возникало много вопросов, связанных непосредственно с эксплуатацией двухколесного автомобиля. Практически отсутствовал багажник, так как большой объем пространства за кабиной занимал маховик, элементы подвески колеса, еще надо помнить о топливном баке. Вместо привычного рулевого колеса был установлен штурвал наподобие самолетного, от водителя при вождении требовалась определенная сноровка. На приборной панели было два основных индикатора — указатель скорости и датчик крена. Кроме чисто эргономических вопросов возник еще один, относящийся больше к сфере психологии: не все потенциальные владельцы «Гирона» были согласны на то, что им предлагалось двигаться по дорогам в практически прозрачной кабине. 

Получалось, что оригинальная, изящная конструкция с массой новых инженерных решений создавала целый комплекс проблем и задач, которые требовалось решить. Всего было построено несколько макетов в натуральную величину. К сожалению, точных геометрических данных, а также предполагаемых технических характеристик этого удивительного проекта не сохранилось. 

Надо отметить, что производители электрических игрушек не оставили без внимания необычный двухколесный автомобиль. Была выпущена радиоуправляемая модель «Гирона», которая пользовалась, пожалуй, большим успехом, чем ее настоящий большой двойник. 

Для 60-х годов это был действительно революционный проект, но так как автомобиль создавался прежде всего для проведения научных исследований и изучения спроса, решение о дальнейшей доводке конструкции и начале серийной постройки было предрешено 

Александр АРХИПОВ

Специально для ABW.BY

Другие материалы цикла «Автоэкзотика»

Гибрид грузовика и танка: история машин на полугусеничном ходу

Димаксион — машина для жизни

Шнекороторный снегоболотоход ЗИЛ-29061: проходимость на грани фантастики

Граф, который выбрал карьеру механика


Изобретатель гироскопического автомобиля и гироскопической железной дороги Петр Шиловский (12.09.1871 — 3.06.1957) совершенно не соответствовал традиционному образу изобретателя — человека не от мира сего, целиком погруженного в мысли о своем детище. Происходивший из старинного дворянского рода, известного с XIII века, граф, сын члена Государственного Совета, высшего законосовещательного органа Российской империи, Шиловский получил образование, далекое от технического: он окончил Императорское училище правоведения, готовившее государственных чиновников, каковым и стал.


Государственную службу Петр Шиловский начал с должности следователя в Луге, небольшом уездном городе недалеко от Санкт-Петербурга. В свободное время он играл на скрипке, подумывая даже всерьез заняться музыкой, или писал статьи по правоведению и острые полемические заметки в столичные газеты, в которых осмеливался критиковать своего начальника — министра юстиции Муравьева. В результате молодой чиновник был переведен из Луги в городок Новоржев Псковской губернии, что считалось значительным понижением по службе. Однако новому министру внутренних дел Вячеславу Плеве многое в статьях Петра Шиловского показалось полезным, и молодого следователя стали активно продвигать по службе: он поочередно занимает посты вице-губернатора в Уральске, Екатеринославе и Симбирске. В 1910 году Шиловский стал губернатором Костромской губернии, а 1912-м — Олонецкой с центром в Петрозаводске.


Но успехи по службе, видимо, не давали полного удовлетворения, успешному чиновнику. С молодых лет, несмотря на отсутствие специального образования, он увлекался гироскопической механикой, которую осваивал самостоятельно. Ознакомившись с изобретением немецкого математика Иоганна Боненбергера, который, собственно, и изобрел гироскоп в 1817 году, и устройством Жана Бернара Леона Фуко (1852 год), который его усовершенствовал, граф восхитился настолько, что всерьез решил продолжать их дело. Причем не только теоретически, но и практически, моделируя различные приборы, использующие гироскоп. И весной 1909 года он получил патент за № 27091 —«Устройство для сохранения равновесия повозок или других находящихся в неустойчивом положении тел». Причем изобретение свое он запатентовал не только на родине, но и в Англии, Германии, Франции и США. Причем если за рубежом его приоритет признали в течение года, то в России эта процедура заняла пять лет.


Увлечение Шиловского гироскопами не удивительно. Каждый, у кого в детстве была игрушка волчок, а она была у всех, знает, как завораживает его загадочное свойство сохранять устойчивость при вращении. Известный немецкий ученый-механик Курт Магнус писал: «Удивительный волчок, тысячи лет служивший занимательной игрушкой, очаровал в свое время и классиков механики. Астроном сэр Джои Гершель называл его инструментом философов».


Даже Джеймс Максвелл, создавая теорию электромагнитных явлений, прибегал к механическим моделям, большую роль в которых играли волчки, помещенные в различные точки пространства. А выдающийся физик Энрико Ферми начал свой путь в науку, пытаясь постичь тайны волчков и гироскопов. Вот что писал о тринадцатилетнем Энрико друг семьи Ферми инженер Адольфо Амидеи: «В детстве Энрико изучал математику и физику по случайным книгам, которые покупал в букинистических магазинах на рынке Кампо деи Фьори. Он надеялся, в частности, найти в этих книгах теорию, объясняющую движение волчков и гироскопов. Объяснения он так и не нашел. Но, возвращаясь к этой проблеме снова и снова, мальчик самостоятельно приблизился к разъяснению природы загадочного движения волчка». Так что Шиловский оказался в блестящей компании.


В 1911 году, на выставке в Санкт-Петербурге, посвященной 75-летию железных дорог, он представил модель усовершенствованной монорельсовой гироскопической дороги. По мнению Шиловского, в подобных механизмах крылся огромный потенциал. Одноколейный транспорт, как он считал, имеет лучшую управляемость, большую устойчивость на поворотах, да и выглядит изящнее любого другого. Дорога на выставке будто бы привела в восторг императора Николая II, посетившего мероприятие со своей семьей. И Шиловский стал ходатайствовать о финансировании проекта. Но ничего не получил.


Изобретатель гироскопического автомобиля и гироскопической железной дороги Петр Шиловский


Активное занятие изобретательством, которое вызывало удивление и недовольство начальства, требовало все больше времени, и Шиловскому пришлось выбирать между службой и увлечением. Шиловский выбрал изобретательство, и в 1913 году ушел в отставку, чтобы целиком отдаться своему изобретению. Трудно себе представить, что человек, изображенный на парадном портрете в шитом золотом мундире, выбрал карьеру инженера-механика, которому приходится самому, своими руками, собирать и отлаживать машины, но это было так.


Шиловский поехал в Лондон, где продемонстрировал идею руководителям крупного автомобильного завода Wolseley Tool & Motorcar Company. В Англии к его проекту оказались более благосклонны, чем в России. И через год уже в металле появился двухколесный гироскопический автомобиль, гирокар, который он построил вместе с фирмой Wolseley в Лондоне.


Российское издание «Аэро и автомобильная жизнь» написало о нем: «Особое восхищение прохожих вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости. Шиловский нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать, что устойчивость его автомобиля совсем не зависит от быстроты его движения».


Машина, задуманная Шиловским, имела одну продольную ось с парой колес, передним и задним. Кроме двигателя внутреннего сгорания она оборудовалась гироскопом, который представлял собой быстро крутящийся ротор, чья ось вращения могла изменять свое положение в пространстве. Именно это устройство должно было удерживать равновесие конструкции и не позволять ей упасть, даже когда та стояла на месте. Тяжеловесный ротор весом 600 килограммов приводил в действие электромотор, который питался от динамо-машины, подключенной к главному двигателю. Общий вес машины составила составил 2750 килограммов.


Первый опыт с гирокаром состоялся 13 ноября 1913 года: инженеры раскрутили маховик гироскопа, а затем убрали из-под машины подпорки. Та осталась на месте как ни в чем не бывало! Тогда испытатели отважились сесть в гирокар, залезая в него по очереди. Люди менялись местами, выходили и снова входили, а под конец даже попытались опрокинуть машину — гироскоп стойко все выдержал.


Опытные поездки на гирокаре продолжались, и одна из них все же закончилась аварией, что отложило публичную демонстрацию прототипа до весны 1914-го. В сотый раз все перепроверив, Шиловский выкатил свою машину в Риджентс-парк, к самому центру Лондона, чтобы ее могло увидеть максимальное количество публики. И гирокар вызвал настоящую сенсацию. Пресса трубила, прохожие рукоплескали.


Но в 1914 году началась Первая мировая война. Это поставило крест на разработках и в целом сильно затруднило передвижение Шиловского между Санкт-Петербургом и Лондоном. Петр Петрович и до войны много работал над системами орудийной стабилизации, а теперь у него появился веский повод предложить армии целый ряд проектов подобного свойства. Среди них было гироскопически сбалансированное корабельное орудие, неподвластное качке, а также ортоскоп — гироскопический курсоуказатель. Последний испытывали на паровой яхте «Стрела» и на самолетах Сикорского «Илья Муромец». В 1917 году русские летчики Александр Журавченко и Глеб Алехнович совершили на самолете «Илья Муромец» слепой полет, выдерживая заданный прямолинейный курс по гироскопическому курсоуказателю Шиловского. Но в производство его так и не запустили.


А гирокар компания Wolseley закопала в прямом смысле слова в землю, как и ряд других опытных образцов, чтобы в случае неблагоприятного исхода войны он не достался немцам.


А потом случилась революция. Шиловский, в отличие от многих других чиновников и инженеров, остался в России.


Восьмого сентября 1919 года граф Петр Шиловский выступил на очередном съезде ВСНХ с докладом «О постройке гироскопической железнодорожной ветки Кремль — Кунцево». В нем он поднял свою идею 1911 года в надежде на интерес к ней новых властей. И не ошибся. Дорога была признана нужным и важным проектом. Вот что сообщала об этом «Красная газета» от 15 апреля 1921 года: «Президиум ВСНХ обсуждал вопрос о сооружении однорельсовой гироскопической железной дороги. Постановлено использовать ныне бездействующую бывшую царскую ветку Петроград — Детское Село — Александрова. Путиловский завод исполняет уже раму и корпус двухвагонного поездного состава. Пробный поезд будет готов через год. Он рассчитан на 150-верстную скорость в час. Такая скорость для двухрельсовых дорог была пока недоступна». Шиловскому выделили средства. Получив от советского правительства заказ на разработку и строительство дороги протяженностью около сорока километров, Шиловский организовал собственное конструкторское бюро, привлек к проекту таких блестящих инженеров и механиков, как Р. Н. Вульф, А. М. Годицкий-Цвирко, В. Н. Евреинов, Р. А. Лютер, А. С. Шварц. И. В. Мещерский, П. Ф. Папкович, Н. Е. Жуковский.


Гирокар на выставке (1913)


Через год, когда были разработаны необходимые проекты и схемы и модель поезда прошла испытания в аэродинамической трубе Политехнического института, началось строительство. За четыре месяца проложили 12 километров, то есть примерно четвертую часть пути от Детского Села до Средней Рогатки. Однако в 1922 году финансирование проекта было прекращено, и все работы по сооружению монорельса оказались заброшены. Некоторые историки считают, что это стало результатом болезни Ленина, который увлекался техническими новинками. Его соратники отложили проект до лучших времен.


Разочарованный Шиловский снова уехал в Англию вместе с семьей, на это раз навсегда.


Он сделал неплохую инженерную карьеру в британском отделении знаменитой Sperry Corporation — компании, отметившийся серьезными разработками в области гироскопов и внедрением автопилотов в авиации. Гироскопические патенты Шиловского сыграли важную роль, когда в США и Великобритании разрабатывали системы стабилизации самолетов и вертолетов.


В 1924 году была издана его работа, посвященная теории и использованию гироскопов под длинным названием «The gyroscope: its practical construction and application, treating of the physics and experimental mechanics of the gyroscope, and explaining the methods of its application to the stabilization of monorailways, ships, aeroplanes, marine guns, etc.»[1].


В 1938 году Шиловский добился наконец, чтобы его гирокар откопали. Машину отреставрировали, покрасили и поставили в музей Wolseley. Удивительно, но десятью годами позже, еще при жизни графа, при проведении ревизии музея экспонат признали не имеющим ценности и разрезали на металл. Впоследствии историки техники очень переживали по этому поводу. Сам Шиловский умер в тишине и спокойствии в 1957 году в возрасте 85 лет.


А гироскопические системы разного типа получили широкое развитие и распространение за пределами автомобилестроения: в авиации, ракетной технике, кораблестроении и даже в бытовых приборах — сегвеях и смартфонах. А широко распространившееся моноколесо — это попросту гирокар в миниатюре («Стимул» писал об этом, см. «Улитка гироскопических инноваций»).


1. «Гироскоп: его практическая конструкция и применение, разъяснение физики и экспериментальной механики гироскопа, а также объяснение методов его применения для стабилизации монорельсовых дорог, кораблей, самолетов, морских орудий и т. д.».

cad. Гирокар Петра Петровича Шиловского




Гирокар Петра Петровича Шиловского

В 1912 году русский юрист и губернатор Костромы в отставке Петр Петрович Шиловский приехал в Лондон и показал инженерам Wolseley Tool & Motorcar Company чертежи своего странного экипажа. Странность его состояла в том, что у четырехместной машины, оснащенной двигателем внутреннего сгорания, было всего два колеса — вдоль продольной оси машины. Это, тем не менее, совсем не мешало ей двигаться на самом малом ходу и даже просто стоять на месте без всяких подпорок.

Гирокар на тестовых прогонах. Граф Шиловский справа от водителя. Гироскоп стоит за дверью в середине автомобиля.

Граф утверждал, что его автомобиль будет иметь большое военное значение, она сможет пересекать местности, которые непроходимы для 4-колесных транспортных средств, и она будет требовать меньше энергии для достижения той или иной скорости.

В это время автотранспорт были еще в младенческом возрасте, а также применения двигателей внутреннего сгорания для военных перевозок практически не началось. Российская армия была наименее технически передовая в Европе, и начало ее механизации с такой необычной конструкции не звучало как очень хорошая идея…

Gyrocar до устоновки кузова, сфотографировано незадолго до первого испытательного пробега.



Plan of the Gyrocar. Note the large amount of space taken up by the gyroscope, and the offset driveshaft to the rear wheel. The seats are not visible on this drawing.


План Gyrocar. Обратите внимание на большое количество места, занимаемого гироскоп, и смещение приводной на задние колеса. Места не видны на этом рисунке.



Вверху вид сбоку на Гиромобиль. Гироскоп находится в центре. (рисунок из книги Шиловского)

Пунктиром показываются допустимые
углы наклона автомобиля.

Wolseley с большим энтузиазмом приняли идею Шиловского и модель необычной машины было построено всего за год. 27 ноября 1913 года Шиловский рискнул провести первый опыт с гирокаром. Машину завели, раскрутили маховик гироскопа и убрали два маленьких колеса, поддерживавших гирокар во время парковки. Тот стоял как вкопанный даже при том, что находившиеся в нем люди пытались раскачивать авто. После того, как водитель несколько раз проехал взад-вперед на очень малой скорости, испытатели осмелели и объехали практически всю территорию завода, а затем выехали на одну из улиц Лондона.


Даже несмотря на то, что итогом поездки стала неожиданная авария, работы над машиной продолжили, и уже 28 апреля 1914 года Шиловский решился на публичную демонстрацию своего детища в центре Лондона. Впрочем, бесспорный успех русского гения ни к чему в результате не привел — за начавшейся Первой мировой войной и вспыхнувшей в России революцией 1917 года о творении Шиловского просто забыли.

P.S. Граф Шиловский пережил Первую Мировой войну, революцию и гражданскую войну. Он вернулся в Англию, вероятно, в 1922 году. Жил в Дулвиче с женой и тремя дочерьми, и работал на Soerry Gyroscope Company.

Источник: http://www.liveinternet.ru/community/2057370/post62762872/


Двухколёсные монстры. Часть первая: Гирокар Шиловского

Источник: http://www.membrana.ru/articles/technic/2002/08/07/223200.html

Гирокар Шиловского.
Первый выезд на люди.


Эта история началась в 1912 году, когда русский юрист и губернатор Костромы в отставке Пётр Петрович Шиловский приехал в Лондон и показал инженерам фирмы Wolseley Tool & Motorcar Company чертежи своего странного экипажа.

Странность агрегата состояла в том, что у четырёхместной машины, оснащённой двигателем внутреннего сгорания, было всего два колеса, размещённых вдоль продольной оси машины. Что, тем не менее, абсолютно не мешало ей передвигаться на самом малом ходу и даже просто стоять на месте без всяких подпорок.

Секрет аппарата Шиловского, как догадался уже проницательный читатель, был прост: машина удерживалась в состоянии равновесия благодаря гироскопическому эффекту тяжёлого маховика.

Шестисоткилограммовый маховик представлял собою диск диаметром в один метр и толщиной почти 12 сантиметров. Для его раскрутки использовался подсоединённый напрямую 110-вольтный электромотор мощностью около 1,25 л.с. и питаемый от динамо-машины, подключённой к главному двигателю автомобиля.

Вкупе с парой 50-килограммовых «маятников» этому примитивному, но весьма внушительному гироскопу не составляло особого труда удерживать в вертикальном положении гирокар, весивший 2750 килограмм.

Владельцы Wolseley с большим энтузиазмом приняли идею Шиловского и шасси необычной машины было построено всего за год: невероятно короткий срок для тех времён и для столь сложной и беспрецедентной работы, требовавшей постоянного экспериментирования и борьбы с непредвиденными осложнениями.

27 ноября 1913 года Шиловский рискнул провести первый опыт с гирокаром. Машину завели, раскрутили маховик гироскопа и убрали два маленьких колеса, поддерживавших аппарат во время парковки.

гирокар Шиловского на испытаниях. 1913 год.


Как и ожидалось, гирокар не обнаружил ни малейшей склонности к опрокидыванию даже при том, что находившиеся в нём люди пытались раскачивать машину, менялись местами, спускались на землю и вновь поднимались в открытый салон.

После того, как водитель несколько раз проехал взад-вперёд на предельно малой скорости, испытатели осмелели и объехали практически всю территорию завода Wolseley, а затем выехали на одну из лондонских улиц.

Даже несмотря на то, что итогом поездки стала неожиданная, но счастливо завершившаяся авария, работы над машиной были продолжены, а уже 28 апреля 1914 года Шидловский решился на публичную демонстрацию своего детища в Регентском парке в центре Лондона.

Как написал впоследствии журнал «Аэро- и автомобильная жизнь», «…Особое восхищение прохожих вызывало то обстоятельство, что коляска даже при совершенно тихом ходе не теряла устойчивости, Шиловский нарочно ехал как можно медленнее, чтобы доказать, что устойчивость его автомобиля совсем не зависит от быстроты его движения».

Та же машина незадолго до испытаний.
Оперение ещё не смонтировано.


Итак, машина была с интересом встречена публикой, запатентована в России, Англии и Германии и даже сам Луи Бреннан, впервые применивший гироскоп для постройки торпеды, с восторгом отзывался о своей поездке на гирокаре Шиловского. К сожалению, на этом удача оставила конструктора.

Война, а затем и революция застали его в России и след его на время потерялся. Как ни странно, изобретатель не погиб на войне и не закончил свой путь в подвалах ЧК. Напротив, был обласкан новой властью и даже получил заказ на создание первого в мире гиропаровоза, который должен был ездить по монорельсовой железной дороге.

Его небольшое конструкторское бюро, в котором, помимо прочих, работали и такие талантливые инженеры, как Н.Е. Жуковский, успешно работало над проектом, а к 1921 году даже началось строительство экспериментальной ветки однорельсового пути.

И снова судьба сказала своё веское слово: разруха, гражданская война и последовавший за нею «красный террор» поставили жирный крест на планах Шиловского и едва не стоили жизни ему самому. В самый последний момент изобретателю удалось покинуть с семьёй негостеприимную родину и вновь вернуться на берега Туманного Альбиона.

Разумеется, что там его считали давно умершим и, мягко говоря, не ожидали возвращения автора гиромобиля. Машина, стоившая ему таких усилий, уже давно была списана с баланса как ненужный хлам и лежала погребённой в земле. К чести англичан отметим, что пустить её под пресс рука всё же ни у кого не поднялась.

В 1938 году изрядно потрёпанную машину всё же «эксгумировали», починили и поставили в музей Wolseley Tool & Motorcar Company. Всё это время и до самого конца Второй мировой, Шиловский не уставал пропагандировать гирокары как транспорт будущего.

Вскоре, после окончания войны Шиловский умер в относительной бедности и полном забвении, а в 1948 году и его «гирокар» был вывезен из музея и отправлен на металлолом. Пережившая войну Англия нуждалась в металле…


Двухколёсные монстры. Часть вторая: Торпеда инженера Суинни

Источник: http://www.membrana.ru/articles/technic/2002/08/08/045100.html

Одна из немногих фотографий Gyro-X.


Через полтора десятка лет, прошедших после смерти Петра Шиловского, упавшее знамя подхватил новый энтузиаст — американец Луис Суинни. Его спортивный гиромобиль, имевший 80-сильный двигатель, развивал скорость свыше 125 миль в час.

Это был благословенный 1962 год. Рок-н-ролл был ещё молод, а Движение только набирало свою силу.

Американцам, ещё не растолстевшим от калорийных биг-маков и пиццы с ветчиной, хотелось молодости, скорости, и чтобы ветер бил в лицо. Естественно, что спрос на скорость не мог остаться неудовлетворённым. Слуги Великого Гироскопа тоже с удовольствием откликнулись на требование рынка.

Инженер Луис Суинни (Louis Swinney), спроектировал экспериментальную модель Gyro-X, рекламировавшийся как «первый гироскопически стабилизируемый автомобиль, который не наклоняется при поворотах».

Конечно же, пресса и рекламные конторы глубоко заблуждались, но простим им эту ошибку: если уж им так хочется во всём считать себя первыми, пусть считают. Мы-то знаем, кто был первым на самом деле.

Gyro-X, построенный на производственных площадях компании Gyro Transport Systems, создавался с дальним прицелом. Эта спортивная машина, рассчитанная на успех, должна была стать родоначальницей целой гаммы гиромобилей, начиная от семейных двухколёсных пикапов и заканчивая (чем чёрт не шутит) монстрами-амфибиями цвета хаки с грозной надписью «U.S. Army» на лобовой броне. И поэтому инженеры компании подошли к её созданию со всей основательностью.

Кабина Gyro-X походила на кабину
истребителя с баранкой вместо штурвала.


Машина получилась маленькой (высотой всего 120 и шириной 106 сантиметров), но вёрткой, как мотоцикл, и стремительной, как то

Гирокар Шиловского. Дедушка «Сигвея» и первый двухколесный автомобиль | Авто Энциклопедия

Гирокар, пожалуй, одно из самых необычных транспортных средств. Колёса в нем расположены одно за другим, но это не велосипед, это автомобиль, внутри которого находится гироскоп с вращающимся маховиком, удерживающим всю конструкцию не только в движении, но и во время стоянки. Сейчас подобные двухколесные машины можно увидеть только в качестве экспериментальных или спортивных моделей, сделанных под заказ. Тем не менее история у них давняя и интересная.

Впервые маховики при создании транспортных средств начали использовать в России. Было это в XVIII веке, небезызвестный Иван Кулибин установил в созданную им «самокатку» горизонтальной маховик, набиравший энергию на спусках и помогающий «водителю» на подъемах. Много позже, уже в 1860 году инженер-железнодорожник Карл Шуберский развил эту идею, сконструировал железнодорожную повозку назвав её маховозом.

Первый безрельсовый полноценный автомобиль с гироскопом спроектировал и построил талантливый изобретатель граф Петр Шиловский. К воплощению главной своей идеи граф приступил в 1912 году, но царское правительство проект не одобрило. Слишком странным, непонятным и дорогим казался двухколесный самоходный экипаж.

граф Петр Шиловский

граф Петр Шиловский

Изобретатель отправился в Англию и представил свои чертежи компании Wolseley Tool and Motor Car, которая и взялась за реализацию проекта при непосредственном участии его создателя.

Первый гироскопический автомобиль был продемонстрирован широкой публике в Лондоне 28 апреля 1914 года. Четырехместная машина двигалась с пассажирами на небольшой скорости при этом была устойчивой несмотря на то, что у неё было всего два колеса как у велосипеда. Она была оборудована 4-целиндровым 24-сильным мотором от легкового Wolseley 16/20НР. Автомобиль имел внушительный вес в 2750 кг. При этом один только кованный маховик гироскопа весил 610 кг и имел диаметр более метра.

Двигатель посредством ременной передачи запускал электрогенератор, который подавал ток на электромотор, раскручивающий маховик гироскопа до 3000 оборотов в минуту. Маховик как вращающийся волчок при отклонении в ту или другую сторону сохранял равновесие тяжелого четырехметрового автомобиля.Обойма маховика могла наклоняться, она работала в паре с двумя 50 килограммовыми маятниками, благодаря им автомобиль оставался устойчивым даже когда стоял на месте.

С началом первой мировой войны Шиловский возвратился в Россию. В 1915-ом году он предложил построить еще один автомобиль, который сможет двигаться по местностям, недоступным четырехколесному транспорту, затрачивая при этом меньше энергии. Но идея была снова отвергнута, хотя изобретённые им гироскопы устанавливали на тяжелые самолеты «Илья Муромец».

Англичане же решили сохранить первый Гирокар от бомбежек просто закопав его в земле. О нем благополучно забыли, но вернувшийся в 1922 году в Англию граф Шиловский к 1938-му году добился чтобы его автомобиль откопали и восстановили.

Машина была отреставрирована, покрашена и отправлена в музей Wolseley. Однако через 10 лет еще при жизни графа экспонат признали немеющим ценности и уничтожили. Так закончилась история первого в мире двухколесного гирокара, созданного российским изобретателем. Хотя дело Шиловского живет. Неожиданно, идеи русского графа нашли свое воплощение в современном пешеходном транспорте «Сигвей».

Gyrocar Шиловски: истребитель-сегвей рубежа веков

Четыре колеса — хорошо, два — плохо. Это аксиома, которую используют парни из автомобилей. Конечно, для фанатов мотоциклов все наоборот. Что, если бы у автомобилей было два колеса и они балансировали бы самостоятельно? Гирокар Шиловского сделал это в 1914 году.

Гироскопический эффект — одна из тех научных магических возможностей, которые невероятно увлекательны и, тем не менее, широко не изучены. В настоящее время гироскопы широко используются в профессиональном фотооборудовании и научном оборудовании из-за их способности обеспечивать стабильную ориентацию и сопротивляться движению, вызванному внешними силами.Однажды они привлекли внимание доктора Петра Шиловского, изобретателя, мастера и гражданина России, который вообразил мир, в котором гироскопы широко используются в транспортных системах.

В 1912 году Шиловский работал с инженером Луи Бренненом над разработкой конструкции двухколесного узкофюзеляжного автомобиля с гироскопом на 1344 фунта, установленным в середине шасси для обеспечения стабилизирующей силы. Шиловский поручил Wolseley Tool and Motorcar Company построить машину, и примерно через год разработок они завершили работу и получили функциональный самобалансирующийся автомобиль.

G / O Media может получить комиссию

Автомобиль был оснащен двигателем Wolseley мощностью 16-20 л. ниже установленной скорости, три тандемных ряда сидений до шести пассажиров с традиционным рулевым колесом для водителя. Механизм рулевого управления был довольно оригинальным, поскольку по своей природе перемещать что-либо, прикрепленное к гироскопу, сложно. Рулевое колесо было прикреплено к системе валов, трещоток и 95-фунтовых маятников, которые позволяли манипулировать гироскопом таким образом, чтобы можно было управлять и продолжать стабилизировать машину.

Репортер The New York Times присутствовал на официальной демонстрации автомобиля в Лондоне 16 мая 1914 года и описал поездку следующим образом:

В 3 часа дня длинный Автомобиль, с одним рулевым колесом, установленным в стиле велосипеда, перед капотом в форме башмака, который закрывает двигатель мощностью 16-20 лошадиных сил, с кулером на приборной панели за ним и двумя электрическими вентиляторами для притока воздуха к радиаторам. в Портман-сквер пешком.Изобретатель сидел рядом с водителем, в то время как автомобиль делал несколько кругов по квадрату, иногда медленнее, чем при ходьбе, с такой скоростью преодолевать повороты без труда и, конечно, всегда с автомобилем на ровном киле, в отличие от наклоняя его так, как велосипедист едет по кривой. Затем автомобиль поставили на стоянку, но, поскольку гироскоп продолжал работать, он стоял вертикально, и на него не влияли люди, которые наступали на него, выходили из него или опирались на него.

Когда позже в том же году разразилась первая мировая война, Шиловский вернулся в Россию и Уолсли, не получая от него известий долгое время и предполагая, что он стал жертвой конфликта, и не желая хранить автомобиль или металлолом, закопав его в землю.Он оставался там до 1938 года, когда он был выкопан из того, что стало железнодорожной развязкой, а вагон был восстановлен и выставлен в музее компании Уолсли. К сожалению, в 1948 году машину разобрали на металлолом, и больше ее никто не видел.

[ The New York Times , «Как новый гироскоп работал в Лондоне», 17 мая 1914 г.,
DSelf, Wikipedia]

Gyrocar; 5 дизайнов, о существовании которых вы даже не подозревали

За последнее столетие было разработано несколько конструкций автожиров, двухколесных автомобилей, стабилизированных гироскопической технологией.Концепция гироскопа проста в ньютоновской физике.

Движущийся объект имеет тенденцию оставаться в движении. В случае гироскопа вращающееся колесо тем труднее отклонить от оси вращения, чем быстрее оно вращается.

Гироскопические машины имеют большую прялку, иногда две где-то в корпусе. Эти колеса, когда-то вращаясь, удерживают автомобиль в вертикальном положении.

Преимущества гироскопической машины — экономичность, меньшее количество колес на земле, но также и с точки зрения пространства.Обычно они имеют более тонкий профиль, потому что им не нужна широкая стойка из четырех колес для стабилизации.

Для реальной экономики, как и для денег, они не подходят. Они дороги в обслуживании и дорогостоящи в производстве, поскольку для них нет рынка.

Ничто из этого не помешало нескольким решительным изобретателям попробовать автожиры.

Вагон Шиловского — 1914

aqpl43.dsl.pipex.com

Изобретатель автожира Шиловского, русский граф Петр Шиловский, был первым автомобилем, который задался вопросом, почему мотоциклы доставляют все удовольствие?

Вдобавок к безумству этой идеи, машина на двух колесах вмещает шесть человек, двое впереди и четверо сзади.Двигатель у Шиловского был где-то между 16 и 20 лошадьми.

Учитывая, что «Шиловский» был одним из первых гироскопических автомобилей, устойчивость была невероятной. С двумя гироскопами, которые нужно балансировать, он даже не опрокидывался, когда люди садились и выходили.

Бреннан Гирокар — 1929

blog.sciencemuseum.org.uk

Поняв обещание экономии места, изобретатель по имени Луи Бреннан разработал автожир, который двигался по монорельсовой дороге.

Если бы его идея была успешной, представление о широкой дороге и мостах уступило бы место системе рельсов. Вы можете представить себе монорельс Golden Gate?

Что бы ни делал Бреннан, чтобы продвигать свою идею как жизнеспособную, даже заполняя огромную машину людьми, а затем прося их сесть в сторонку, чтобы машина не упала с рельсов, люди не доверяли его идее.

Gyro-X — 1967

newatlas.com

Проект Gyro-X был многообещающим.Начнем с того, что это не была кучка никчемных, возящихся в гараже.

Достаточно честно; изобретателями были Алекс Тремулос и Том Саммерс, никто не за пределами инженерных кругов, но их команда была впечатляющей.

Фактическая команда менялась со временем, но с 1947 по 1949 год главным стилистом стала Tucker Corporation.

Это Такер, как в знаменитом Престоне Таккере; парень, создавший революционный автомобиль, который изменил представления автомобильного мира о стиле и безопасности.

После Такера Ford Motor Company взялась за дизайн Gyro-X из 52-63 годов.

Несмотря на все эти интеллектуальные имена, материнская компания обанкротилась и закрыла проект.

Gyro Hawk — 1993

Это была система с двумя гироскопами, созданная компанией Roadhawk Enterprises. Команда Roadhawk нацелена на людей из числа мотоциклистов с помощью рекламного видео и информационного пакета.

На видео, которое можно посмотреть онлайн, Gyro Hawk маневрирует на стоянке.

Задняя часть «Ястреба» была чем-то вроде мотоцикла, но остальное было под оболочкой «Ястреба».

При разработке Gyro Hawk во многом он черпал вдохновение из Gyro-X и работы Алекса Тремулоса.

Затем, где-то в 90-х, Gyro Hawk исчез в безвестности.

Тяговый цикл — 2011

ultimatemotorcycling.com

У Thrustcycle возникает вопрос: если он вмещает одного человека, как мотоцикл, имеет два колеса, но добавляет гироскоп, то разве это не просто модный мотоцикл?

Разница в том, что когда вы останавливаетесь на светофоре Thrustcycle, вам не нужно ставить ноги на землю.

Thrustcycle — еще одна конструкция с двумя гироскопами. Когда-то он, как сообщается, управлялся задними колесами, но самые последние изображения больше похожи на стандартные велосипедные повороты с передней вилки.

Команда

Thrustcycle ожидала релиза в 2017 году, так что, возможно, мы что-то увидим в этом году, но это сомнительно. Их сайт ужасно тонок и устарел.

Перспектива предотвращения опрокидывания двухколесного транспортного средства звучит как простое решение для повышения безопасности мотоцикла. Ключевым моментом является добавление гироскопической технологии без ущерба для стиля.

Мода — это такая же часть верховой езды, как и все остальное.

Что касается автомобильного рынка, любой гироскопический автомобиль должен будет кричать о преимуществах перед тем, что мы уже знаем и которому доверяем: четыре устойчивых колеса. Не задерживайте дыхание.

Двухколесных чудес: невероятно непрактичные автожиры

У каждого поколения была своя «следующая большая вещь» в дизайне автомобилей. Сегодня мы работаем над более экономичными и экологичными автомобилями. В 1950-х и 1960-х годах, наряду со всеми другими автомобильными инновациями (например, ремнями безопасности), некоторые передовые мыслители пытались полностью изобрести способ эксплуатации автомобилей.Гироскопически стабилизированные автомобили, или автожиры, были недолговечной концепцией, которая так и не оторвалась от земли. Как и во многих больших идеях, в концепции автожира были некоторые хорошие моменты … но они были намного перевешены плохими.

(изображение предоставлено: Jalopnik)

Gyrocar Schilovski (иногда называемый Wolseley Gyrocar) был первым когда-либо созданным прототипом автожира. Он был построен и продемонстрирован в Лондоне в 1914 году, но так и не поступил в серийное производство. Фактически, единственный прототип был закопан в землю его изобретателем доктором Дж.Петр Шиловский, когда главный инженер проекта Луи Бреннан считался погибшим во время Первой мировой войны. Позже машину выкопали и уничтожили в 1948 году.

(изображение предоставлено: D.Self)

Несколько сделанных автожиров в чем-то напоминали чудовищные мотоциклы из-за их двух колес. Но, как и в обычных автомобилях, они вмещали от двух до четырех пассажиров. Их внутренние гироскопы сделали их чрезвычайно устойчивыми, по словам их создателей — настолько устойчивыми, что их тела можно было чуть не разрушить при столкновении, а рамы все равно оставались бы стоять.Даже когда пассажиры садились и выходили, гироскоп сохранял устойчивость автомобиля. В отличие от мотоциклов, вождение автожира в очень медленном темпе не означало нестабильности. Выше — Джайрон Форда 1961 года; Как и большинство нелепых концептуальных автомобилей, Ford никогда не производил эту модель.

(изображения через: D.Self)

Когда автожир останавливался, водитель просто приводил в движение небольшие боковые колеса или устройства, похожие на подножку, которые опускались, чтобы сохранить устойчивость автомобиля во время стоянки. Вышеупомянутый автомобиль — Gyro-X; он был упомянут в выпуске журнала Science & Mechanics за 1967 год вместе с яркой статьей о его многочисленных замечательных особенностях.В статье также была выявлена ​​одна из самых больших слабостей автожира: гироскопу требовалось до трех минут, чтобы набрать полную скорость, а это означало, что вы не могли просто запрыгнуть, повернуть ключ и ехать. Еще одна проблема автожира заключалась в его гигантском радиусе поворота. В отличие от мотоциклов, автожиры не крутились в поворотах. И, в отличие от четырехколесных машин, не было большой устойчивой базы, на которой колеса могли бы резко поворачиваться. А на высоких скоростях двухколесные чудеса не могли оставаться стабильными на поворотах.

Тем не менее, от концепции автожира было трудно отказаться. Сегодня существует множество безумных концептуальных автомобилей, в которых водительское сиденье подвешено между двумя массивными колесами. Вышеупомянутый дизайн от Антонио Сунджерги — это новый (и невероятно выглядящий) подход к концепции двухколесного автожира. Даже Segway использует гироскопическую силу, чтобы оставаться стабильным. Хотя четырехколесный автомобиль довольно хорошо послужил человечеству, вполне вероятно, что мы продолжим искать новый, более инновационный способ передвижения с места на место.

Сбалансированный двухколесный автомобиль ХХ века

Мы снова говорим о необычных автомобилях. Этот автомобиль не является мотоциклом, хотя он имеет и использует два колеса, а не автомобиль. На первый взгляд, этот автомобиль похож на Bi-Autogo , другой уникальный автомобиль, который мы обсуждали ранее.

Шиловский автожир был изготовлен компанией Wolseley Tool & Motorcar Company в 1914 году по заказу графа Петра Шиловского.(Изображение с: https://bit.ly/3gU0jZ0)

Упомянутые выше необычные транспортные средства сфокусированы на транспортном средстве причудливой формы и исследуют историю его создания. Одним из самых странных из всех времен является автожир Shilovsky Gyrocar , автомобиль, который выглядел как нечто среднее между мотоциклом и автомобилем. Но что именно? В отличие от Bi-Autogo, этот уникальный автомобиль, хотя и двухколесный, но в нем применен баланс, исходил от системы гироскопа, а не от переднего колеса.

Вагон Шиловского приводится в движение модифицированным двигателем Wolseley C5 и использует два гироскопа в качестве стабилизатора, чтобы оставаться на двух колесах. (Изображение с: https://bit.ly/3gU0jZ0)

Автомобиль был создан в то же время, что и Би-Автого, первый прототип которого был изготовлен Wolseley Tool and Motorcar Company в 1914 году. Этот уникальный автомобиль впервые был представлен публике в Лондоне по заказу графа Петра Шиловского. русских царских семей в 1912 году.

В целом, это транспортное средство описывается как длинный автомобиль в форме большого мотоцикла перед капотом в форме башмака, закрывающим двигатель, за ним находится охладитель в форме приборной панели и два электрических вентилятора, которые создают сквозняк. радиаторы.

Автомобиль приводится в движение модифицированным двигателем Wolseley C5 и использует два гироскопа, которые воздействуют на рулевое управление через вал, храповик и маятниковую систему, которые вместе стабилизируют автомобиль, чтобы он оставался стоять на двух колесах.

Этот автомобиль работает с двигателем мощностью около 16-20 лошадиных сил, который приводит в движение задние колеса через обычное сцепление и коробку передач, но на колесах не было тормозов. Автомобиль уникальной формы весит около 2750 кг, и в его кабине могут разместиться до шести человек.

Гироскопы Shilovsky Gyrocar, которые работают на рулевое управление через вал, храповик и маятниковую систему в качестве стабилизатора, чтобы оставаться на двух колесах.(Изображение с: https://bit.ly/3gU0jZ0)

Но история этого уникального автомобиля закончилась печально, когда Шиловский вернулся в Россию во время Первой мировой войны, и Вулсли больше не слышал о нем, а затем автомобиль был похоронен. Так он оставался до 1938 года и был выкопан для восстановления. После завершения реставрации автожир становится частью музейных коллекций компании Wolseley. Однако в 1948 году его разобрали, и с тех пор его больше никто не видел.

Шиловский Gyrocar когда-то выставлялся в музее компании Wolseley, но затем был разобран в 1948 году, и с тех пор больше его никто не видел.(Изображение с: https://bit.ly/3gU0jZ0)

Действительно, автожир Шиловского мог не иметь финансового успеха при появлении на публике в то время, но оказалось, что он мог вдохновить многие автожиры десятилетия спустя. Но, тем не менее, гироскопические транспортные средства до сих пор не могли много говорить о мировой автомобильной промышленности.

Получите заряд адреналина от мощи двухколесного монстра и оставайтесь в живых благодаря настоящей безопасной езде. Бог простит Вам грехи …. *** [EKA | ИЗ РАЗЛИЧНЫХ ИСТОЧНИКОВ | ЯЛОПНИК | КАРОЛЕНАШ]

Примечание. Доступ к этому блогу можно получить с вашего смартфона

.

Пожалуйста, сделайте закладку и поделитесь им:

Похожие сообщения:

Автомобильная промышленность

,

Классический

,

Мотоциклы

,

Технология

,

Уникальный

Стабилизированный гироскоп с двумя колесами

[Джим] любит гироскопы — не новомодные устройства MEMS, а устаревшие механические гироскопы.Его одержимость подтолкнула его к созданию этого гиростабилизированного двухколесного автомобиля. Нам нравится смотреть, как хаки собираются из простых основных материалов и ручных инструментов с обильным количеством горячего клея, чтобы все удерживать на месте. Похоже, это тоже философия [Джима].

Это пятое воплощение дизайна [Джима]. По пути он узнал несколько важных секретов конструкции механического гироскопа, таких как балансировка двигателя и сборки гироскопа, которая должна быть немного тяжелой. Гироскоп [Джима] представляет собой стопку компакт-дисков, непосредственно установленных на валу авиационного двигателя с дистанционным управлением speed400.Двигатель раскручивает компакт-диски с головокружительной скоростью — буквально. [Джим] упоминает, что они взорвались во время некоторых из его ранних экспериментов.

Гироскоп может свободно перемещаться в продольном направлении. Наклон балансировки из стороны в сторону находится на самих колесах. Колеса представляют собой авиамодельные колеса с изогнутым протектором. Никакого обмана с помощью плоских колес LEGO в лаборатории [Джима]! Потенциометр измеряет угол наклона гироскопа. Напряжение от горшка подается на Arduino Uno, который замыкает контур, перемещая противовес, установленный на сервоприводе.

Автомобиль управляется штатным радиоуправляемым самолетом. Сервопривод управляет передним колесом, а другой двигатель постоянного тока приводит в движение заднее колесо. Создание [Джима] не только способно балансировать само по себе, оно может даже разворачиваться в коридоре.

Определение и синонимы слова gyrocar в словаре английский языка

GYROCAR — Определение и синонимы слова gyrocar в словаре английский языка

Educalingo Файлы cookie используются для персонализации рекламы и получения статистики веб-трафика.Мы также делимся информацией об использовании сайта с нашими партнерами по социальным сетям, рекламе и аналитике.

Скачать приложение
educationalingo

ПРОИЗВОДСТВО GYROCAR

ГРАММАТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ АВТОМОБИЛЯ

Gyrocar — существительное .Существительное — это тип слова, значение которого определяет реальность. Существительные дают имена всем вещам: людям, предметам, ощущениям, чувствам и т. Д.

ЧТО ОЗНАЧАЕТ GYROCAR НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ?

Gyrocar

Gyrocar — двухколесный автомобиль. Разница между велосипедом или мотоциклом и автожиром заключается в том, что в велосипеде динамический баланс обеспечивается гонщиком, а в некоторых случаях — геометрией и распределением массы самого велосипеда, а также гироскопическими эффектами колес.Управление мотоциклом осуществляется прецессией переднего колеса; гироскопические эффекты играют важную роль в устойчивости всех двухколесных транспортных средств. В автожирове баланс обеспечивался одним или несколькими гироскопами, и в одном примере он был соединен с двумя маятниками с помощью рейки и шестерни. Первоначально эта концепция была описана в художественной литературе Кеннета Брауна «Два мальчика в автогарке: история автогонки из Нью-Йорка в Париж» 1911 года. Однако первый прототип Gyrocar, The Shilovski Gyrocar, был заказан в 1912 году русским графом Петром Шиловским, юристом и членом российской королевской семьи.Он был изготовлен по его проекту компанией Wolseley Tool and Motorcar в 1914 году и продемонстрирован в Лондоне в том же году. Автожир оснащался доработанным двигателем Wolseley C5 мощностью 16-20 л.с., диаметром цилиндра 90 мм и ходом поршня 121 мм.

Значение слова gyrocar в словаре английский языка

Определение автожира в словаре — это автомобиль или автобус, который движется по единому рельсу и стабилизируется гироскопами, движущимися в противоположных направлениях. Другое определение автожира — это двухколесный двухколесный автомобиль с гироскопами, которые определяют его устойчивость и направление, в котором он движется.

СЛОВ, РИФМУЮЩИЕСЯ СО СЛОВОМ GYROCAR

Синонимы и антонимы слова gyrocar в словаре английский языка

Перевод слова «gyrocar» на 25 языков

ПЕРЕВОД GYROCAR

Узнайте, как можно перевести gyrocar на 25 языков с помощью нашего многоязычного переводчика английского языка. переводов gyrocar с английского на другие языки, представленные в этом разделе, были получены посредством автоматического статистического перевода; где основной единицей перевода является слово «gyrocar» на английском языке.

Переводчик английский —

китайский


单轨 车

1325 миллионов говорящих

Переводчик английский —

испанский


автожир

570 миллионов говорящих

Английский


автожир

510 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

хинди


автожир

380 миллионов говорящих

Переводчик английский —

арабский


автожир

280 миллионов говорящих

Переводчик английский —

русский


автожир

278 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

португальский


автожир

270 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

бенгальский


автожир

260 миллионов говорящих

Переводчик английский —

французский


автожир

220 миллионов говорящих

Переводчик с английского на малайский


Гирокар

190 миллионов говорящих

Переводчик с английского на немецкий


автожир

180 миллионов говорящих

Переводчик английский —

японский


автожир

130 миллионов говорящих

Переводчик английский —

корейский


автожир

85 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

яванский


Гирокар

85 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

вьетнамский


автожир

80 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

тамильский


автожир

75 миллионов говорящих

Переводчик с английского языка —

маратхи


गॅरोक्टर

75 миллионов говорящих

Переводчик английский —

турецкий


автожир

70 миллионов говорящих

Переводчик английский —

итальянский


автожир

65 миллионов говорящих

Переводчик английский —

польский


автожир

50 миллионов говорящих

Переводчик английский —

украинский


автожир

40 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

румынский


автожир

30 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

греческий


автожир

15 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

африкаанс


автожир

14 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

шведский


автожир

10 миллионов говорящих

Переводчик с английского на

норвежский


автожир

5 миллионов говорящих

Тенденции использования gyrocar

ТЕНДЕНЦИИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕРМИНА «GYROCAR»

Термин «автожир» используется очень мало и занимает номер 189.156 позиция в нашем списке наиболее широко используемых терминов в словаре английского языка.

На показанной выше карте показана частотность использования термина «gyrocar» в разных странах.

Тенденции основных поисковых запросов и примеры использования слова gyrocar

Список основных поисковых запросов, предпринимаемых пользователями для доступа к нашему английскому онлайн-словарю, и наиболее часто используемых выражений со словом «gyrocar».

Примеры использования в англоязычной литературе, цитаты и новости о автожире

10 АНГЛИЙСКИХ КНИГ, КАСАЮЩИХСЯ

«GYROCAR»

Поиск случаев использования слова gyrocar в следующих библиографических источниках. Книги, относящиеся к автожирам и краткие выдержки из них, чтобы представить контекст его использования в английской литературе.

1

Сбежавший небоскреб и другие сказки из толпы

Автожир разогнался, пока не загудел, и ветер бросился в
ноздри и рты мужчин на подножках.Канонада усилилась
. Он достиг действительно приличных размеров, пока не превратился в титанический шум. Как
дорога …

Имя Wolseley все еще ассоциировалось с роскошными интерьерами и значками с подсветкой радиаторов, когда оно достигло конца дороги в 1975 году. Об авторе Ник Болдуин — писатель-автомобилист.

3

Боевой дух: история войны 1941-43 гг.

Автожир разогнался, пока не загудел, и ветер бросился в
ноздри и рты мужчин на подножках.Канонада усилилась
. Он достиг действительно приличных размеров, пока не превратился в титанический шум. Как
дорога …

4

Иллюстрированная энциклопедия выдающихся автомобилей

, недавно описанный Стивеном Вокинсом из Британского национального автомобильного музея как «
фантастический ответ на вопрос, который никто не задавал », Gyrocar был попыткой
жениться на машине и мотоцикле. Чтобы компенсировать баланс, обычно дается a…

5

Производитель автомобилей

МОНО-ТРЕК (ГИРОСКОП) АВТОМОБИЛЬ Пьер Шиловский, русский изобретатель,
преподнесла сюрприз лондонцам, говорит «Мотор», когда, без предварительной подготовки, он
сел рядом с машинистом своего двухколесного автожира и продолжил путь …

Точность этого предсказания была проверена в ноябре 1909 года, когда г.Бреннан представил первый автожир коммерческого размера. Результат был
демонстративно и убедительно. Большой автомобиль, вмещавший сорок или пятьдесят пассажиров,
эксплуатируется …

Генри Смит Уильямс, Эдвард Хантингтон Уильямс, 1910

7

The Autocar: журнал, публикуемый в интересах …

Гироскоп вращался со скоростью 1200-1500 об / мин. и работал от динамо-машины
приводится в движение двигателем; он поглотил около rj h.п. Механизм был похож на тот
модели монорельса, за которую также отвечал доктор Шиловски. Автожир

Генри Стурми, Х. Уолтер Станер, 1945

8

Инженерные материалы и дизайн

Автожир Wolscley состоял в основном из двух установленных тандем колес, как в
обычный велосипед. между ними был подвешен кузов, содержащий три пары сидений.Центральная пара обращена назад, в то время как задние сиденья установлены над и …

Насколько он эффективен, мы узнали, увидев автожир , стоящий прямо на улице.
без какой-либо опоры, с двумя неподвижными колесами, в то время как люди наклоняются
против него и другие стояли на нем, передвигаясь в удобное для них время и прыгая
выкл …

10

E M&D; Инженерные материалы и дизайн

Автожир Wolseley состоял в основном из двух установленных тандем колес, как в автожире.
обычный велосипед, между которым был подвешен кузов, содержащий три пары сидений
.Центральная пара была обращена назад, а задние сиденья были установлены над и …

4 НОВОСТИ, КОТОРЫЕ ВКЛЮЧАЮТ ТЕРМИН «GYROCAR»

Узнайте, о чем говорит национальная и международная пресса и как термин gyrocar используется в контексте следующих новостей.

Этот немецкий социолог необходим для понимания «мира юрского периода»

.

Зак, один из двух молодых племянников управляющего парком, кажется, озадачен перспективой проехать на автожирове через стадо… «Business Insider, 15 июня»

Лит Моторс С-1

Мы надеемся, что Ким осуществит это, потому что, хотя двухколесные автомобили с гироскопом далеко не новы, был построен чудовищный Gyrocar Wolseley … «Pistonheads.com, 14 сентября»

Maker Faire хочет вас: лектор TED Дейл Догерти посещает метро…

Он продемонстрировал свой автожир и гидроцилиндр на выставке Maker Faire в Детройте в прошлом году.Поделиться Поделиться ссылкой на Facebook Поделиться ссылкой на Twitter Опубликовать на … «Быстрый рост, 11 апреля»

Schilovski Gyrocar : истребитель-сегвей рубежа веков

Schilovski Gyrocar сделал это в 1914 году. Гироскопический эффект — одна из тех научных магических возможностей, которые невероятно увлекательны, но не получили широкого распространения … «Ялопник, 10 апреля»

ССЫЛКА

«ОБРАЗОВАНИЕ. Gyrocar [онлайн]. Доступно на . Июл 2021 ».

Необычный транспорт: Шиловский автожир

Unusual Vehicles фокусируется на причудливом транспортном средстве и исследует историю его создания. Мы рассмотрели нетрадиционные автомобили, такие как Oeuf Electrique и Isetta, но есть еще более странные машины. Один из самых странных из всех времен — автожир Шиловского, транспортное средство, которое выглядело как нечто среднее между мотоциклом и автомобилем.Но что именно это было, и смогло ли оно когда-нибудь стать популярным среди публики?

Автомобиль двухколесный

Самый ранний образец автожира был частью фантастического рассказа 1911 года под названием «Два мальчика в автогарке: история автогонки из Нью-Йорка в Париж». В концепции использовался двухколесный автомобиль, который отличался от велосипеда или мотоцикла. . Автожир отличался тем, что балансировал гироскоп, а не переднее колесо.

Первый прототип был заказан в 1912 году русским графом Петром Шиловским.Как член российской королевской семьи, у него были деньги для финансирования проекта. Автомобиль был произведен компанией Wolseley Tool and Motorcar Company в 1914 году и предстал перед публикой в ​​Лондоне.

Компоненты

Приведенный в действие модифицированным двигателем Wolseley C5, автожир использовал два гироскопа. Рулевое управление работало через систему валов, трещоток и маятников, работающих вместе, чтобы стабилизировать автомобиль. Заднее колесо проходило через обычное сцепление и коробку передач, но тормозов на колесах не было.Автомобиль весил 2,75 тонны, но вмещал до шести человек.

Репортер из The New York Times присутствовал на лондонской выставке. Он описал сцену. «В 3 часа дня длинная машина с единственным рулевым колесом, установленным в стиле велосипеда, перед капотом в форме башмака, закрывающим двигатель мощностью 16-20 лошадиных сил, с кулером позади него и двумя электрическими вентиляторами. Чтобы создать сквозняк к батареям отопления, шагающим шагом вошел на Портман-сквер.”

«Изобретатель сидел рядом с водителем, в то время как автомобиль делал несколько кругов по квадрату, иногда медленнее, чем пешеходный темп, при этом повороты преодолевались без труда с такой скоростью и, конечно же, всегда с транспортным средством с ровным килем, поскольку отличается от его наклона, как у велосипедиста, объезжающего поворот ».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *