Денди современный: Дендизм. Современные денди. Часть 2

Содержание

Дендизм. Современные денди. Часть 2

Хорошая новость, они есть и они среди нас. Они, кто старается сделать мир вокруг себя более ярким и элегантным, кто создают собственную атмосферу утонченности, рафинированности. Кто выражает свою личность через образ жизни и внешний вид, отстаивая свой индивидуализм в наше время безликого масс-маркета, ток шоу и фаст-фуда. Задумывая статью про дендизм, невозможно было предположить насколько  сюжет будет  захватывать и как же глубоко придется погружаться в эту тему. Результаты изучения истоков, ярких представителей этого движения и некоторые выводы  в статье Дендизм. Истоки. Часть 1.

Сегодня разговор о наших современниках.
Есть мнение, что дендизм — это некая субкультура. Но вряд ли это так. Каждый денди неповторимый индивидуалист. Каждый имеет свой путь, свое мировоззрение. Они не задумываются, что относятся к той или иной группе. Все, что их объединяет стремление к элегантности, утонченности, неприятие безвкусицы во всем, не только во внешней стороне. Истинный денди вряд ли может смирится с массовой культурой, с внешнем обезличивание. личности, с жизнью на ходу. Все эти элементы нашей безумной жизни, убивающие индивидуальный взгляд на вещи, претит истинным эстетам.

Cегодня мы все чаще и чаще наблюдаем влияние дендизмам на подиумах. Дизайнеры создают коллекции, вдохновившись шиком и гедонизмом дендистского образа жизни. Их утонченностью и оригинальностью.

Но как мы знаем, денди, это не просто со вкусом одетый человек. Есть и внутренняя составляющая образа. Это воспитание, культура, поведение в обществе, ход мыслей.

Примеров современных денди много. Конечно больше все на виду обитатели голливудских холмов. Многие актеры подают себя как денди. Из голивудских «небожителей» мы знаем немало истинных денди. Яркий пример Саймон Бейкер (Simon Baker) или Рассел Брандт (Russell Brand) и многие другие.

1. Майкл Фассбендер, 2. Саймон Бейкер, 3. Рассел Брандт

Музыканты тоже показывали хороший вкус и приверженность ценностям дендизма. Дэвид Боуи, пример талантливого человека, талантливого во всем. Его стиль, уникальность, оригинальность, неожиданность и независимость суждений не дает усомниться перед нами современный денди.

Кажется, что стиль денди часто присущ людям медийным, богатым, знаменитым он придает шику и лоску. И есть мнение , что только люди обеспеченные могут позволить себе выглядеть так изысканно. Но нет, денди — это не дорогая одежда, а прежде всего выстроенный стиль, искусно подобранные вещи создающие безупречный образ.

Их можно увидеть на улице, в транспорте, уже никто не будет удивленно пялиться или в лучшем случае снисходительно посматривая с улыбкой. Сейчас, хорошо одетые люди вызывают уважение, даже восхищение. Снова черты классического костюма в чистом виде или вперемежку с casual основа стиля денди вместе с опрятностью и чистотой. Изысканные детали (запонки или часы), отличают денди. Одна вещь может быть небрежно надета. Например, шейный платок или шарф, это придаёт образу свободы , естественности, будто этот костюм не тщательно спланирован, а собран из «обычных» элегантных вещей «обычного» человека со врожденным чувством стиля и вкуса.

Но как мы уже отмечали они не только на экранах, они среди нас.
Многие блоггеры обожают фотографировать их на улицах, в кафе и даже домашней обстановке. Лондон, Париж, Нью — Йорк вот самые популярные города, где исторически обитают наши герои. Конечно, они живут везде, где пожелают, от этого они не становятся денди меньше.

Книги и фотоальбому посвящены их стилю. Совместный проект «Я — денди » фотографа и известного Нью-Йоркского денди, из этой монографии обошли мир и нет в глобальной паутине статьи , посвященной дендизму без иллюстраций оттуда.

Сами денди пишут книги и автобиографии. Лондонский денди Себастьян  Хорслей (Sebastian Horsley) написал откровенные мемуары, где изложил свою позицию по дендизму.

«Быть денди», — по  его мнению, -«это состояние, это не профессия или занятие. Это зашита против внутренних страданий и торжество жизни. Это не мода; это не богатство; не красота. Это щит, меч и корона, вытащенные из сундука на чердаке воображения. Дендизм — это ложь, приоткрывающая правду и правда, в которой вы  те,  какими вы и хотите быть.

И этот взгляд изнутри еще раз доказывает, что денди появляются тогда, когда обществу необходимы яркие индивидуальности, чтобы противостоять штампованности внешнего вида, машинальности поведения и доведенного до автоматизма образа жизни.
И дело не в том, чтобы одеваться подобным образом или становится коллекционером или подражать их поведению. Смысл появления денди во все времена был знаком обществу — жить своей жизнью , наслаждаться ежедневными радостями. Со вкусом есть, читать глубокие книги, смотреть красивые фильмы, путешествовать без палки для селфи, но с хорошим фотоаппаратом, коллекционировать впечатления и видеть фантастические сны.

Многие не зациклены только на собственной персоной. Они  участвуют в социально полезных акциях. Уже не первый год проходит мотопробег. «Distinguished gentlemen’s ride», когда почти во всем мире проходит мотопарад джентельменов, одетых как денди в классические костюмы.
Эти акции современных денди и джентельменов реально приносят пользу и посыл использовать свое влияние в благородных целях, как сбор пожертвований в фонды борьбы с серьезными заболеваниями.

Как и двести лет назад это своего рода вызов обществу потребления. Призыв оторваться от стремления к тупой наживе, от коллективного зомбирования у телевидения, от жадного поглощения фаст фуда, оторваться и посмотреть на свою жизнь по другому глазами индивидуалиста, эстета и любителя собственного мира, того что только мы создаем вокруг себя. Для этого не нужно огромных средств, капиталовложений, для этого лишь надо иметь желание жить счастливо, красиво, в гармонии с собой. Полюбить себя и прежде всего как личность. И в этом видеться миссия денди во все времена.

Кто такие денди? 5 самых модных мужчин современности | Психология


Денди — это лидер моды, он создает стиль, а не слепо следует ему.  Кто из современных звездных мужчин может похвастаться такой смелостью? 

Самый известный денди в истории — Бо Браммелл.  В начале XIX века он имел огромное влияние на умы всего светского общества. Браммелл был фаворитом принца Уэльского и законодателем моды в эпоху Регентства. Великий поэт Байрон говорил, что в XIX веке есть три главных человека: «Наполеон, Бо Браммелл и я». 

Бо Браммелл

Правила поведения дэнди

Браммелл изобрел правила игры, по которым стали жить несколько поколений европейских денди. И речь не только об одежде. В первую очередь, это кодекс поведения и манера держаться.  Гордость под маской вежливости, холодность, сарказм, отточенная ирония и остроумные колкие шутки.  

Существовал своего рода свод правил поведения денди:

-Правило стоической сдержанности и джентельменской невозмутимости.

-Сохраняя бесстрастие,  поражать неожиданностью. Право на экстравагантные поступки и жесты. Такие, как наглая выходка или розыгрыш.

-Уходить, как только достигнуто нужное впечатление. 

Если разобраться, то все эти правила объединяет одно — экономия собственных эмоций. Закон минимализма касался и речи: денди часто использовали лаконичные фразы и афоризмы. Истинный денди никогда не утомит вас,  не будет активно жестикулировать, не впадет в истерику и не забудет о собственном достоинстве.

Одежда денди

Другой свод правил касался одежды. Браммелл называл придуманный им прием «заметная незаметность». Следовало избегать пестроты: вместо нее денди выбирали один основной спокойный цвет, чтобы выглядеть сдержанно и почти скромно.  Для того времени такой подход к мужскому костюму был новаторством. В начале XIX века стиль задавали «макарони». Так называлось поколение английских щеголей, которые всерьез увлекались итальянской модой.  Мужской костюм был пестрым: из бархата, парчи, шелка, часто с вышивкой и даже инкрустацией драгоценными камнями. Мужчины носили высокие парики и туфли на каблуках. 

Браммелл же подвел мужчин к тому, что нужно отказываться от излишеств. Он создал новые законы хорошего вкуса. И модный переворот, который он совершил, вошел в историю под названием «великий мужской отказ».  

Теперь основу костюма составлял однотонный фрак. Вечерний вариант — черный, дневной — темно-синий. Он должен был идеально сидеть по фигуре, чтобы стройнить владельца и создавать вытянутый ампирный силуэт. Под фраком — жилет: как правило, цветной. Эти правила определили историю мужского костюма, как минимум, на два столетия вперед. Костюм-тройка, на фоне которого выделяется контрастный жилет или галстук, до сих пор считается классикой. И этим мы обязаны красавчику Бо Браммеллу. 

Современные законодатели моды выглядят иначе. Они вовсе не боятся эпатировать публику и сочетать несочетаемые вещи. Кого из звездных мужчин можно смело назвать денди? 

Тимоти Шаламе

Тимоти Шаламе

Если проследить за выходами Тимоти Шаламе, то сомнений не останется: он настоящий современный денди. Каждый раз после его появления на публике вся пресса обсуждает, в чем он был одет. На премьере драмы «Король» серый костюм Haider Ackermann произвел фурор. Во-первых, отличная игра с силуэтом за счет кроя и затянутых на талии поясов. Во-вторых, вместо классического фасона, Тимоти надел брюки-бананы, которые небрежно подвернул. И, в заключении — кожаные казаки вместо классических ботинок! Браво! На премьере «Маленьких женщин» образ актера был не менее ярким. Он появился в костюме от Stella McCartney цвета фуксии, разрушая стереотип о том, что розовое — только для девочек. 

Тимоти Шаламе

Дэвид Бекхэм

Дэвид Бекхэм

Наш вечный футбольный кумир Дэвид Бекхэм, как и его жена Виктория, не раз попадал в список самых модных людей Великобритании (да и всего мира). Ничего удивительного, ведь Дэвид всегда одет с иголочки. Чего только стоит его выход в костюме Dior Hommes, который он надел на свадьбу принца Гарри и Меган Маркл. Впрочем, и в образах casual  Дэвид выглядит не хуже. Все дело в деталях: цепочка и цветные носки делают даже простой образ стильным и запоминающимся.

Дэвид Бекхэм

Гарри Стайлс

Гарри Стайлс

Певец Гарри Стайлс обожает эпатировать публику. Он всегда выглядит ярко и экстравагантно. На ежегодном балу Met Gala певец появился в черном комбинезоне Gucci с кружевными прозрачными вставками. Таким образом он показал, что для того, чтобы выглядеть мужественно, не обязательно носить байкерскую косуху. Достаточно иметь смелость и самоиронию. Но нам особенно запомнился его образ в костюме-тройка на голое тело. На ноги Гарри надел казаки, накинул на шею шелковый шарф и добавил к модному луку шляпу. Это только звучит странно, а на деле оказалось очень стильно! 

Гарри Стайлс

Джаред Лето

Джаред Лето

Еще один любитель Gucci и эпатажных образов — это Джаред Лето. Он даже приходил на вечеринку с собственной головой подмышкой. Но надо отдать ему должное: каким бы безумным ни казался его образ, ему все идет! Джаред умеет сочетать разные цвета и сложные принты, а еще носить шляпу и не напоминать Боярского.

Джаред Лето

Фаррелл Уильямс

Фаррелл Уильямс

Нестареющего Фаррелла Уильямса мы любим не только за хит Happy, но и за умение стильно одеваться. При этом его образы никак не назовешь сдержанными: он просто король гротеска. Экспериментов Фаррелл никогда не боялся. Он проделал длинный путь от кепок и спущенных штанов до более элегантных образов. Кроме того, певец много раз разрушал гендерные стереотипы в одежде. Например, он принял участие в показе женской одежды Дома Chanel. А на церемонию «Оскар» оделся полностью в вещи этого бренда: Фаррелл выбрал фрак с брошью и несколькими рядами колье на шее.

Фаррелл Уильямс

Текст: Полина Кроповницкая

Кто такие денди? 5 самых модных мужчин современности was last modified: 19 октября, 2020 by Елена Титок

Существует ли современный дендизм? — www.be-in.ru


В новом проекте журнала be-in мы будем рассказывать о дендизме и о людях, которые могли бы быть современными его представителями. И, прежде чем начать, попытаемся еще раз разобраться, что же такое дендизм, в чем причина неизменного культового статуса этого понятия и есть ли ему место в современном мире?


Дендизм оставил неизгладимый след в культуре XX века, во многом, благодаря эксцентричному внешнему воплощению. Тем не менее, дендизм – это нечто большее, чем зеленая гвоздика, купленная в газовом свете галереи культовым писателем, и даже чем костюмы изнеженных поэтов, тлеющих в земле уже десятки лет. Внутренняя сущность дендизма, о которой часто забывают, позволила ему пережить свое время.


Выдающийся культуролог и семиотик Юрий Лотман в книге «Беседы о русской культуре» писал о происхождении дендизма: «Зародившись в Англии, дендизм включал в себя национальное противопоставление французским модам, вызывавшим в конце XVIII века бурное возмущение английских патриотов. В противоположность французской «утонченности» одежды, английская мода канонизировала фрак, до этого бывший лишь одеждой для верховой езды. «Грубый» и спортивный, он воспринимался как национально английский. Французская предреволюционная мода культивировала изящество и изысканность, — английская допускала экстравагантность и в качестве высшей ценности выдвигала оригинальность… Дендизм приобретал окраску романтического бунтарства. Он был ориентирован на экстравагантность поведения, оскорбляющего светское общество, и на романтический культ индивидуализма. Оскорбительная для света манера держаться, «неприличная» развязность жестов, демонстративный шокинг — все формы разрушения светских запретов воспринимались как поэтические».


J.C. Leyendecker


В русском языке не существует равноценного эквивалента слову «денди». Подбирая синонимы к нему, совершенно точно попадешь в лингвистическую ловушку. Чаще всего в один ряд со словом «денди» ставят слово «модник», хотя сущность этих явлений почти противоложна. Модником можно назвать человека, в совершенстве освоившего вестиментарные коды современности, того, кто одет обдуманно и правильно. Ему не чужды эпатаж, экстравагантность и изобретательность, но и ад будет полон правильно одетых людей. Ведь главный вопрос не в том, насколько хорошо ты одет, а в том, насколько одежда соответствует содержанию высказывания, которое ты несешь миру.


В сердце дендизма всегда скрывался протест и проект. Наглая индивидуальная сила. Наглая индивидуальная слабость. Виртуозное саморазрушение — манифестация против несовершества этого мира.

Purple Diary by Olivier Zahm


Жан Кокто в «Портретах и воспоминаниях» прекрасно написал о восхищавших его священных чудовищах Парижа, светских знаменитостях, писателях, художниках своего времени. Его слова лучше всего передают сущность современного дендизма: ты всегда находишься на грани между нашим миром и тем, что по ту сторону.


«Звезды парижского небосклона, священные чудовища! Я всегда удивлялся: причудливый внешний вид, выделяя их среди смертных, делая их рельефными, возводя в ранг звезд, меньше всего обусловлен желанием выделиться. Это борьба со смертью. Патетика этой борьбы возвышает их над людьми обычными их смешными подобиями. Между ними такая же разница, как между господином, который прогуливается, не спеша, по улице, прикрываясь японским зонтиком, и акробатом, который с таким же зонтиком, балансируя, продвигается шаг за шагом по натянутому канату».

Стиль Денди как явление в мире моды

Стиль Денди

«Хочешь быть хорошо одетым — не надо носить то, что бросается в глаза»

Конкурс на лучший look «Денди»

На этот раз задание будет более сложным и творческим. На изображениях в конце статьи вы видите два имидж образующих портрета — женский и мужской, которые максимально точно передают дух стиля Денди. Ваша задача — составить два коллажа (женский и мужской), в которые вписались бы эти образы. Это, конечно, не значит, что все ансамбли должны содержать подобные пиджаки, шляпы и т. д., просто они не должны выпадать из общего ассоциативного ряда. Чем оригинальней и современней будут решения, тем лучше. Готовые коллажи или наборы картинок в формате jpg принимаются по адресу [email protected] до 25 января. Приз за лучший образ — набор средств по уходу за кожей лица, тела и волосами от компании GARNIER.

Работы на конкурс

  

Немного истории

Денди (дендизм) — это не просто слово, обозначающее подбор вещей в определенном мужском стиле, Денди — это целая жизненная философия. А началось все двести лет назад с появления одного единственного человека — Джорджа Браммелла. Если не придираться к частностям, то многое в истории начинается с появления одного человека. Христианство — с Иисуса, буддизм — с Будды, марксизм — с Маркса, а дендизм всем обязан именно Джорджу Браммеллу. Он был настолько заметен и необычен, даже не столько во внешности, сколько в своем поведении и умении подать себя, при этом не становясь глупцом или невеждой. То была совершенно иная порода, незнакомая ни простолюдинам, ни аристократам. Порода, которая является раз в тысячи лет, как образец недостижимого совершенства, словно чтобы подразнить безликую человеческую массу. За Браммеллом ринулись очень многие юноши (и, страшно сказать, некоторые дамы), хотя он не объявлял на всю Британию рекрутских наборов в Денди. Просто стал образчиком, эдаким ходячим магнитом, приковывавшим зрение и воображение всего света. Манеры г-на Браммелла прекрасно были описаны Барбе д’Оревильи (историком моды, как таких людей сейчас принято называть): «Он обладал той фамильярностью, очаровательной и редкой, которая затрагивает все, ничего не опошляя. Он держался как равный со всеми могущественными и выдающимися людьми той эпохи, своей непринужденностью возвышаясь до их уровня. Ему сходило с рук то, что погубило бы любого ловкача. Его смелость оборачивалась верным расчетом. Он мог безнаказанно хвататься за лезвие топора».

Естественно, обертка у этого кладезя отточенных манер, остроумия и элегантности должна была быть соответствующая. Стиль одежды, ставший знаменем Дендизма (на древко такого знамени по сей день тщетно карабкается «высокая мода») — неброская элегантность. Великолепный и дорогой костюм, идеально сидящий по фигуре. Никакой вычурности, никакой искусственности и «ваты в плечах». Одежда не должна стеснять движений тела и души. Но должна быть одна, пусть маленькая, но заметная, эпатирующая деталь. Небольшая неправильность или глубоко продуманная небрежность. Вроде завязанного второпях галстука. Эту «небрежность» можно (и нужно!) придумывать часами, стоя у зеркала. Но когда выходишь в свет, все должно выглядеть так, будто получилось случайно. Расстегнутая пуговица на жилете. Или сбившийся шейный платок. Это и есть совершенство!

Отечественный историк моды, автор книги «Денди» Ольга Вайнштейн предлагает свое определение уникального явления Дендизма: «Денди — это лидер моды XIX века, который благодаря холодной харизме, владению техниками тела и дендистским кодексом поведения, умеет сделать свой минималистский вкус законом для большинства». Естественно, современные Денди не ходят поголовно в смокингах и цилиндрах, дабы показать свою избранность, породу и аристократизм. С годами понятие Дендизма несколько изменилось под действием внешних факторов, и сегодня это — скорее уличный стиль, основанный на принципе «смешивай и сочетай», ставящий крест на понятии «единого стиля» total look, когда человек с головы до ног одет в вещи одного дизайнера или просто из одного магазина. Дендизм всегда индивидуален, креативен и смел, но не ярок и эпатажен, что очень любят современные поклонники гламура. Грань между дендизмом и гламуром очень тонкая, но разница при этом очевидна. Яркие примеры сегодняшнего дня: Павел Воля и Филипп Киркоров. Под определение современного денди больше подходит, как это ни странно, гламурный подонок Павел Воля, а Филипп Киркоров тяготеет к гламуру. Тот и другой известны своими острыми и смелыми высказываниями, но Воля в одежде придерживается строгого стиля и стал известен в народе благодаря своим точным афоризмам и колким замечаниям, в то время как Киркоров — своим высокомерным хамством и кричащими нарядами.

 

Из персонажей кино и литературы к ярким представителям Дендизма относятся: Джеймс Бонд, Ред Батлер («Унесенные ветром»), Евгений Онегин и т. д.

 

Стиль денди

Не смотря на то, что Денди —  это, прежде всего, характер, существуют некоторые закономерности его внешнего оформления. В переводе с английского «денди» означает «щеголь». Первоначально это направление относилось исключительно к английской мужской моде. Сегодня стиль денди прочно вошел в женскую моду но, соответственно, несколько видоизменился: сейчас это — женская одежда, стилизованная под мужскую. Отличительной особенностью стиля денди является подражание мужскому костюму, утрированное следование тенденциям мужского делового стиля. Женщина, одетая в этом стиле, выглядит подтянуто, стильно, иногда — экстравагантно и сексуально, добавление женственности в стиль делает его более мягким и элегантным.

 

Марлен Дитрих

Для данного стиля характерны типично мужские детали одежды и обуви: двубортные костюмы, белоснежные сорочки, брюки мужского покроя, смокинги, жилеты, галстуки, шляпы, подтяжки, запонки, ботинки на удобном каблуке на шнурках. Все детали костюма в стиле денди должны сидеть точно по фигуре и непременно быть тщательно отглаженными. Ткань используется как на мужские костюмы: высококачественная шерсть, смесовые ткани.

 

Лайма Вайкуле

Цветовое решение

Для стиля Денди характерны слабонасыщенные приглушенные цвета, присущие традиционному мужскому костюму: темно- и светло-серо-голубой, серо-синий, бежевый, песочный, чирок, жадеит, лавровый лист, морская капуста, болотный, горчичный, коричнево-оливковый, бурый, луковый и т. д.

 

Карл Лагерфелд парижская неделя моды весна-лето 2010

Для кого этот стиль

  • Если вы чувствуете себя невероятно сексуальной не в облегающем платье с глубоким декольте, а в свободной одежде мужского кроя.
  • Если вы предпочитаете покорять своим умом и элегантностью, а не степенью открытости и яркости своего наряда.
  • Если вы не боитесь быть центром внимания и предпочитаете мужские компании женским и, что немаловажно, можете завоевать авторитет среди мужчин.
  • Если слова бренд и total look вам чужды за ненадобностью и нелепостью.
  • Если сапоги на шпильках, кофточки со стразами, мини-юбки, рюши и вещи в обтяжку никогда не появляются в вашем гардеробе, и даже если вдруг возникают, то лежат в нем мертвым грузом. Но при этом сексуальность, шарм и элегантность вам не чужды.

Если вы элегантны, остроумны и уверенны в себе, значит стиль Денди — это ваш стиль.

Денди на улицах Иркутска

Небрежно опущенный узел галстука и раскрытый ворот не есть последствия неимоверной жары, это как раз та самая продуманная небрежность (фото с показа Маргариты Агарковой, ноябрь 2009).

Шелковый платок, повязанный на манер мужского жабо, и штаны, напоминающие жокейские, заставляют нас видеть женственность через мужской стиль.

А вот тут с женственностью дела обстоят хуже, стиль Денди налицо, но в женском варианте до конца не раскрыт.

Строгость цвета —  да, лаконичность покроя —  да, чрезмерная веселость —  нет, сменить выражение лица на задумчивость и загадочность и еще на одного Денди станет больше.

Конкурс на лучший look «Денди»

На этот раз задание будет более сложным и творческим. На изображениях ниже вы видите два имидж образующих портрета — женский и мужской, которые максимально точно передают дух стиля Денди. Ваша задача — составить два коллажа (женский и мужской), в которые вписались бы эти образы. Это, конечно, не значит, что все ансамбли должны содержать подобные пиджаки, шляпы и т. д., просто они не должны выпадать из общего ассоциативного ряда. Чем оригинальней и современней будут решения, тем лучше. Готовые коллажи или наборы картинок в формате jpg принимаются по адресу [email protected] до 25 января. Приз за лучший образ — набор средств по уходу за кожей лица, тела и волосами от компании GARNIER.

 

Желаю полета фантазии! Ваша Таис Афинская.

По материалам лекций Чигиринских А. В., Интернет Институт «Арт&Имидж» (http://www.i-institute.ru/).

GARNIER верит, что красота дана каждому. Каждый из нас способен излучать эту красоту. Гарньер создан для женщины, которая верит в себя и принимает себя такой, какая есть, и в то же время стремится быть еще привлекательнее. Заботясь о себе, она раскрывает свою ослепительную красоту, которая притягивает других. Для GARNIER быть красивой — значит быть счастливой, радоваться жизни и общению с другими людьми. Красота — это забота. Заботься о себе. Эффективность продуктов GARNIER обеспечивается включением в их состав натуральных активных компонентов с доказанным действием. Подари себе лучшее, что может дать природа.

 

Другие публикации о стилях:

Драматический стиль

Женственный стиль

Городской стиль

Стиль «милитари»

Джинсовый стиль

Морской стиль

Casual

 

Читайте также:

Упс ! Страница не найдена !

Коллекция весна-лето

Коллекция осень-зима

Backstage осень-зима

Backstage весна-лето

книги

Елена Фанайлова: Денди. Русские денди. Русские и денди. Такие темы для этой программы мне предлагают окружающие. И о денди, о русских денди и о денди в мире, и о денди в истории мы сегодня поговорим с художником Андреем Бартеневым, с историком моды Ольгой Вайнштейн, автором книги «Денди», с дизайнером Ириной Тархановой, которая эту книгу оформляла, с главным редактором журнала «Gentleman’s Quarterly», историком-медиевистом Николаем Усковым, и с Арсением Загуляевым, главным редактором интернет-журнала Krasota.ru.

У меня первый вопрос: что такое дендизм? Кто такие денди для вас?

льга Вайнштейн: Я написала целую книгу, поэтому резюмировать довольно трудно, но попробую. Мое определение звучит так: денди — это лидер моды XIX века, который благодаря холодной харизме, владению техниками тела и дендистским кодексом поведения умеет сделать свой минималистский вкус законом для большинства.

Елена Фанайлова: Чудесное определение. Спасибо Ольге Вайнштейн.

Ольга Вайнштейн: Это определение, которое является кратким summary книги, поэтому дальше его, конечно, можно расшифровать. Но тут есть очень важная оговорка: лидер моды именно XIX века.

Елена Фанайлова: Спасибо за уточнение, Оля. Андрея Бартенева послушаем.

Андрей Бартенев: Я думаю, что меня интересует в этом определении, конечно же, харизма. Я в своей жизни если и встречал каких-то таких денди, то они, прежде всего, были безработными. Это мне в них нравилось больше всего.

Николай Усков: Для меня денди: Мне, конечно, очень неловко в обществе денди Бартенева и автора такого серьезного труда выступать со своим определением. Мне кажется, что денди, прежде всего — это асоциальный тип и некая провокация, которая содержится в его стиле жизни, в том, как он одевается, в том, что и как он говорит. Она, собственно, и делает его транссетером, человеком, который определяет вкусы либо значительного круга, либо какого-то своего мирка. В XIX веке, по-видимому, это был достаточно значительный круг, достаточно обширный круг аристократичных людей, джентльменов. В наше, более разнообразное время это, безусловно, очень разные группы внутри общества — это шоу-бизнес, это арт-тусовка, это глянец, что угодно. Свои денди есть и в Государственной Думе. Во всяком случае, иногда они попадают в кадр.

Арсений Загуляев: Во-первых, я полностью разделю Ольгино определение дендизма, оно более академичное, я бы сказал. Мое, наверное, будет несколько более образное. Денди для меня — это такая как бы вариация дервиша для светского общества. Есть такой человек, он странно одевается, он сыплет остротами, парадоксами, что-то людям такое сообщает, их как-то там обличает, наставляет, ввергает их в смятение, и со временем к нему приходит слава, люди начинают искать в его словах, поступках, в его чудачествах высший смысл. Вместе со славой к нему капают денежки в копилочку, и так далее. И тут с денди как раз и происходит злая шутка, потому что денди, в отличие от дервиша, у него нет какого-то высшего философского смысла, денди начинает зазнаваться и, собственно, на этом он терпит крах, как мы видим из историй многих денди. Я думаю, что это примерно так происходит.

Ирина Тарханова: Моя версия такова, что дендизм — это очень жесткая система. Это система, которая родилась в начале XIX века, она существовала в различных других системах, в государственных системах, и в зависимости от ситуации либо набирала силу, либо была ослаблена, но это, безусловно, система, и система очень жесткая. Система жизни, правил поведения и многого другого.

Елена Фанайлова: На мой вкус, денди — это человек, который, прежде всего, определяет стиль. Вот что мне казалось всегда главным в денди.

Очень много взаимоисключающих определений мы дали здесь — и харизматик, и асоциальный тип, и дервиш для светского общества, и человек, для которого важны жесткие рамки и жесткие схемы:

Кто из русских денди заслуживает нашего внимания? Кого мы можем назвать в русской истории реальными денди? Я думаю, в литературе, наверное, только Пушкин и Блок могли бы претендовать на эту роль. У Николая Ускова есть возражение.

Николай Усков: Мне кажется, что Пушкину никогда не хватало смелости до конца быть денди, потому что он стремился, как мне представляется, насколько я его себе представляю, скорее соответствовать некоему среднему идеалу. Едва ли денди мог бы комплексовать по поводу того, носить ему камер-юнкерский мундир или не носить. Мне кажется, что, скорее Пушкин всю свою жизнь стремился изжить в себе некоторый поэтический беспорядок и стать приемлемым членом высшего общества, и даже, может быть, сделать некую государственную карьеру. Кто-то из проницательных современников говорил, что он видит Пушкина в старости сенатором. Я думаю, что это очень справедливо.

Как мне кажется, и не Блок. Блок скорее все-таки романтик. Для меня более внятный образ денди — это Чаадаев. Я не случайно говорил о некой асоциальности денди, которая парадоксальным образом приводит их к социальности, к вовлеченности в общество.

Елена Фанайлова: Как интересно. Арсений говорил о том, что их философия приводит к краху.

Николай Усков: Это следующая фаза. И то, что многих денди считали, по меньшей мере, странными людьми, а Чаадаева, как вы помните, сумасшедшим, это следующая фаза. Чаадаевым восторгались, Чаадаевым зачитывались, но в какой-то момент его стали избегать и сторониться.

Мне кажется, в XX веке, как я представляю, если говорить о Серебряном веке, то скорее это Николай Гумилев, в котором был и некий романтизм, и некий цинизм одновременно. А цинизм, мне кажется, очень важен для денди. И Даниил Хармс.

Елена Фанайлова: Вот с этого места поподробнее, пожалуйста.

Николай Усков: Я, не будучи хармсоведом и в присутствии большого специалиста по денди, не рискнул бы говорить об этом. Но мне кажется, что афористичность ума Хармса, афористичность, которая породила огромную литературную псевдохармсовскую традицию, как раз и делает его, пожалуй, единственным денди XX века в России. Человек, который создал некий формат, в котором способна писать и творить практически вся мыслящая и пишущая публика России. Мне кажется, что вот эти «мо», эти короткие анекдоты великолепные, а-ля Хармс, которые, я думаю, к Хармсу уже не имеют никакого, естественно, отношения, говорят, по меньшей мере, о его харизме. О его фантастической харизме. С чего-то это началось. Был ведь где-то огонь, потом начался дым. Вот во временах, более близких к нам, мне трудно говорить, кто в нашу эпоху: Думаю, что, может быть, это стиляги. Может быть. Но мне кажется, что им не хватало некоторой самостоятельности, они все-таки очень много подражали.

Елена Фанайлова: Спасибо Николаю Ускову. Я бы Андрея Бартенева сейчас послушала. Андрей, у вас есть предшественники, как у настоящего русского денди современного?

Андрей Бартенев: Мне кажется, что это вообще сомнительный вопрос и высказывания:

Елена Фанайлова: Да и тема эта сомнительная.

Андрей Бартенев: …являюсь ли я денди. Но мне казалось, что Мейерхольд, наверное, денди. Причем его поведение до 1914 года. Там где-то уже в 1915 году это все заканчивается. То, что говорите про Пушкина — ну, у Пушкина был просто очень специфический цвет кожи, поэтому ему нужно было с этим бороться, у него был большой комплекс, и он, наверное, хотел просто внедриться в какую-то социальную институцию для того, чтобы оправдать свой цвет кожи. Ведь в нашей стране очень было всегда сложно цветным людям. И сейчас цветным людям сложно, а тогда так еще сложнее.

А что касается Мейерхольда, — на него очень революция повлияла. Он быстренько так испугался за свои страсти к женщинам, ему нужно было как-то мимикрировать, и тут дендизм его весь закончился. А то, что касается его такого сатирического и вообще злого языка, так он всегда этим был известен.

По поводу меня — нет. Знаете, это вопрос к журналистам, они меня все с фриками как-то мешают и поэтому, мне кажется, журналистам надо без меня встретиться и уже определиться — или я часть фрик-культуры, или дендизма.

Елена Фанайлова: Андрей, я сейчас вам открою страшную тайну. По крайней мере, три человека:

Андрей Бартенев: Что вы меня позвали уже на передачу по поводу фрик-культуры?

Елена Фанайлова: Нет-нет. По крайней мере, три человека, сидящих за этим столом, когда обсуждалась фигура денди в России, назвали вас первым.

Николай Усков: Мне кажется, это так. Я, собственно, об этом тоже сказал. Мне кажется, что, действительно, Андрей: Я, наверное, не очень справедливо сказал, что не знаю, кто ближе к нам, к нашему времени. В принципе, моему определению денди господин Бартенев очень даже соответствует.

Андрей Бартенев: Спасибо большое.

Елена Фанайлова: За «асоциального типа»?

Андрей Бартенев: Мне вообще легко. Я вам расскажу, как я живу, и все вы поймете, что такое дендизм. Хотя все те люди, которых я встречал в Лондоне, которых я отношу к этому понятию, они, конечно же, больше занимались путешествиями и удовольствиями жизни. То, что они абсолютно асоциальные типы — это точно. Они нигде не работают и они все делают в свое удовольствие. Они даже нищенствуют в свое удовольствие. И в этом их очень большое достоинство, я считаю.

Елена Фанайлова: Спасибо Андрею Бартеневу и Николаю Ускову.

Ирину Тарханову я хочу послушать. Вот есть какой-то список у вас главных русских денди?

Ирина Тарханова: Этот список при определенном напряжении можно было бы составить. Но я думаю, что все-таки Россия — страна достаточно невнятная для этой субкультуры. И любой денди, имя любого денди, оно будет достаточно затерто на общем фоне. Все-таки Россия не страна дендизма, мне представляется.

Елена Фанайлова: Обсудим, почему?

Николай Усков: Нет, у нас был потрясающий денди Троцкий, например (если мы уж помянули Владимира Ильича), кто создал, мне кажется, мощнейшее стилевое решение, и он в какой-то степени предтеча, видимо, и Мейерхольда, и Хармса, со своими кожанками и со своей эстетикой, такой военно-коммунистической. Мне кажется, это мощнейший был импульс.

Ольга Вайнштейн: Тогда что ж, получается, что дендизм — это эстетика военного коммунизма и авангарда 20-х годов?

Николай Усков: Да, у каждого времени, видимо, есть свой какой-то культурный заказ, востребован некий тип. Человек, который перестал носить тройку и галстук, а стал носить нечто кожаное абсолютно с ног до головы, «комиссарское тело» и все эти прекрасные:

Ольга Вайнштейн: Ну, напомню, что в начале XX века все были сторонниками автомобильной моды. Это просто была мода шоферов, и все автолюбители сделали это своим стилем. Есть фотографии начала XX века принца Уэльского в кожаной куртке. И даже Робер де Монтескью, денди конца XIX века, тоже уловил эту тенденцию и снимался в шоферской куртке. Это очень интересный момент.

Андрей Бартенев: Куртке авиатора потом.

Николай Усков: Но то, что это стало главным трендом страны достаточно долгое время. Потом это сменилось, естественно, чем-то еще, типа, опять-таки, френча. Но мне кажется, что это было очень мощной эстетический концепт, эта кепка его фантастическая. И когда вся страна вдруг неожиданно оделась а-ля Троцкий и по сей день где-то, в каких-то маргинальных группах этот стиль продолжает жить:

Ольга Вайнштейн: Так мы до кепки Лужкова быстро дойдем.

Елена Фанайлова: Почему нет? Ольга Вайнштейн, я бы хотела послушать ваш список русских денди.

Ольга Вайнштейн: Сразу скажу, что в моем определении была хронологическая граница — лидер моды XIX века. Расшифрую. Я считаю, что дендистская традиция завершается в конце XIX — начале XX века. И дендизм, как феномен, который включает в себя и стиль одежды, и кодекс поведения, и техники тела, и минималистскую эстетику, просто распадается на отдельные элементы. В XX веке мы скорее всего можем говорить лишь о том, что, скажем, денди — это стильно одетый человек. Примерно так, как по-английски говорят «cool», модный человек, который чувствует, что такое стиль.

Елена Фанайлова: Я бы продолжила вашу мысль. Мы можем говорить сейчас только о денди от литературы, или денди от спорта, или денди от политики.

Ольга Вайнштейн: Да, мы должны каждый раз вводить какие-то ограничения. То есть спрашивать, а кто сейчас денди, это примерно то же самое, как спрашивать, а кто сейчас мушкетеры. Это примерно такой же вопрос. Но уж если говорить о русских денди, то это традиция, которая у нас начинается с петиметров в XVIII веке, например, князь Куракин, который имел специальные дендистские альбомы, в которых у него были лоскутки одежды, аксессуары — и все для того, чтобы составить ансамбль. Разумеется, это Пушкин, Гончаров, мирискусники, Зинаида Гиппиус. Я бы не стала ограничивать дендистскую традицию только мужскими именами.

Может быть, главное, что объединяет все эти имена на русской почве, я здесь разовью мысль Ирины Тархановой, что это все люди, которые действовали в рамках европейской традиции, на нее ориентировались. Иными словами, дендизм в России всегда носит западнический оттенок. И поэтому он по неизбежности вторичен. Это наша традиция усвоения европейской дендистской моды. Это весьма ограниченный дендизм, дендизм в кавычках. И, если мы здесь говорили, что, может быть, Андрей Бартенев с успехом претендует на звание денди, то здесь я бы согласилась, поскольку я сама назвала Андрея среди современных денди, но надо пояснить, в каком смысле.

Елена Фанайлова: Сейчас Бартенев услышит, наконец, правду о себе.

Ольга Вайнштейн: Не знаю, согласится ли Андрей с моей трактовкой. Но я бы действительно здесь кавычки сняла, потому что очень важная характеристика современного дендизма — это то, что Сьюзан Зонтаг в своем эссе 1964 года назвала «культурой кэмпа». Кэмп — это та форма, в которой дендизм существует в эпоху массовой культуры. Это ироническая игра со стереотипами массовой культуры и их карнавальное присвоение, тот игровой дух, который был в денди XIX века, когда они не боялись устраивать розыгрыши, скандалы, практиковали холодную наглость, устраивали разные перформансы, не побоюсь этого слова. Вот в моей главе о розыгрышах как раз приводятся примеры очень интересных перформансов XIX века. И я думаю, это умение демонстрировать иронию и действовать в сфере визуальности — это те характеристики кэмпа, которые сейчас востребованы в современной культуре. И я думаю, Андрей с успехом их практикует. Не знаю, что скажет герой…

Андрей Бартенев: Отношение мое ироничное к самому себе, это, конечно, да, и к своей жизни.

Елена Фанайлова: Когда, Ольга, вы говорили о западническом оттенке дендизма, я сразу вспомнила Пушкина, который одевается в красную русскую рубашку, со своим темным цветом кожи, и идет гулять к крестьянам на ярмарку. По-моему, в этом выступлении мало западнического, но зато очень много холодной наглости, я бы сказала.

Андрей Бартенев: Пошел тумаки собирать.

Ольга Вайнштейн: И игрового желания попробовать для себя этот костюм. Вспомним, что когда Аксаков (вот уж славянофил-то был) одевался в русский костюм и шел по улице, то народ принимал его за персиянина, как свидетельствуют мемуарные источники.

Арсений Загуляев: Для меня на первом месте стоит Николай Степанович Гумилев, о чем говорил его тезка Николай. У него есть программное совершенно, на мой взгляд, очень дендистское по духу стихотворение: «Когда я был влюблен, а я влюблен всегда в идею, женщину и запах:» В нем есть и эстетизм, в нем есть и презрение к общепринятым вкусам. Оно длинное, поэтому его все цитировать нет смысла. Плюс необычные привычки Гумилева, его путешествия, его манеры. Например, когда в Петербурге все были люди такие лощеные, накрашенные, и тут он приходит в военной форме с георгиевским крестом, и все такое: Его жизнь, его смерть, я думаю, что в этом есть очень много дендистского.

Среди денди, если говорить о 20-х годах, я бы назвал поэтов-имажинистов — Шершеневича, Мариенгофа, весь есенинский круг, они, кстати, увлекались Троцким очень сильно. Вот это такой вариант советских денди военного коммунизма, денди в очень чистом виде.

Я бы назвал еще среди денди философа Константина Леонтьева, который как раз: Вроде бы он абсолютно антизападный человек, вот это его «европеец — орудие всемирного разрушения» и так далее. Но в то же время по духу он именно русский вариант дендизма очень сильный, с культом красоты, со своим мировоззрением, с православием, как альтернативой западничеству. Думаю, что леонтьевские идеи актуальны, наверное, для дендизма в современной России. И, кстати, к вопросу о поддевках. Например, Михаил Кузьмин, поэт, помимо его вот этого оскар-уайльдовского стиля, с жилетами и так далее, у него был как раз период, когда он ходил с длинной бородой, в малиновой рубашке и очень душился розой, как про него вспоминали.

Елена Фанайлова: Когда речь заходит о Кузьмине, как одном из главных денди своего времени, я как раз думаю, что дендизм его состоял не столько в каком-то безумном количестве жилетов, траченных молью, как описывает Одоевцева, и уж каких-то совсем смешных. А дендизм его состоял в том, что в 1918 году он продолжал работать, писать в голодном и холодном Ленинграде, не закрывая форточку и не глядя на термометр. И в этом достаточно: Как там, Оля, вы говорили, вот этого:

Ольга Вайнштейн: Трудолюбие, я бы сказала.

Николай Усков: Холодная наглость.

Елена Фанайлова: Вот. Это не трудолюбие, это холодная наглость, я вас уверяю, дорогие друзья. Мне кажется, что это самая настоящая холодная наглость.

Андрей Бартенев: Надменность.

Ольга Вайнштейн: Может быть, холодная в смысле низких температур.

Елена Фанайлова: И это тоже. Это такой вот русский питерский дендизм.

Ольга Вайнштейн: Я бы добавила, если можно, что, по-моему, в Кузьмине было другое очень важное дендистское качество, о котором я пишу в книге, — это хамелеонство, способность менять разные маски. Вот не случайно то, что Арсений говорил, что одно время он играл в Оскара Уайльда, у него была коллекция жилетов, потом ему стал интересен русский стиль, и он начал «косить» под русского народного крестьянина. Он умел играть, перебирать маски, и это очень важное свойство денди — метаморфность, способность появляться на публике в разном обличье. Этим, кстати, и многие современные кэмписты отличаются, скажем, Владик Мамышев-Манро, который тоже виртуозно выступает в разных масках. Как вы думаете, Андрей?

Андрей Бартенев: Я совершенно согласен, что Владик-то вообще: супер просто.

Ольга Вайнштейн: Такой суперхамелеон, да.

Андрей Бартенев: Я думаю, что у него, наверное, самая большая коллекция жилеток.

Елена Фанайлова: И дамских платьиц.

Андрей Бартенев: Ну, еще Саша Васильев.

Елена Фанайлова: Да, безусловно, историк моды Александр Васильев.

Андрей Бартенев: Но он, скорее всего, пропагандист какой-то культуры, целого пласта культурного.

Ольга Вайнштейн: Да, Саша — это коллекционер, эстет.

Андрей Бартенев: И вот это ему помогает очень сильно, дисциплинирует.

Арсений Загуляев: Если его выступления послушать, в нем есть именно вот эта дендистская легкость и любовь к парадоксам.

Андрей Бартенев: Наслаждение самим собой.

Ольга Вайнштейн: Нарциссизм без берегов.

Николай Усков: Мне кажется, он, скорее все-таки эстет. И что-то в нем есть: Вот для меня в нем есть какая-то осторожность, он парадоксален, но он парадоксален в каких-то деталях и мелочах, он никогда не идет на некий конфликт.

Андрей Бартенев: Социального протеста у него нет, это так.

Николай Усков: Даже эстетического протеста. Мне кажется, что в денди должен быть легкий эстетический протест. Потому что одеть феску и бархатный пиджак — это не эстетический протест.

Ольга Вайнштейн: Я бы сказала, что это скорее характеристика богемного человека.

Андрей Бартенев: Хорошо. Что надо одеть для того, чтобы быть протестом, таким прямо знаком протеста?

Николай Усков: Вы меня спрашиваете (смеется)?

Андрей Бартенев: Нет, мне интересно. У меня совершенно другие предпосылки, почему я одеваю паранджу либо я одеваю сарафан и бегу в Люксембургском парке. Тут совершенно другая мотивация — мне хочется, и я одеваю. Вот я сейчас еду на одну большую тусовку в Нью-Йорк, в Хэмптон, где соберутся все звезды кино и фэшн-бизнеса. Я беру серебристый костюм, такой серебристый, блестящий, и большие каблуки себе сделаю. И вот буду весь серебряный, все лицо заклею тоже блестками. Я не знаю, почему я это делаю. Потому что мне кажется, как бы мое чувство будущего говорит, что тогда надо быть серебряным и все лицо должно быть заклеено. Но в этом нет никакого протеста.

Николай Усков: Ну, хорошо, это некая цельная программа или система, о которой мы тоже сегодня говорили. То есть некий меседж. Это нечто:

Андрей Бартенев: Ну, а социальный протест в чем?

Николай Усков: Он не обязательно социальный. Быть другим, быть непохожим.

Андрей Бартенев: Не знаю. Мне было бы скучно, если я бы только играл в протесты.

Елена Фанайлова: Итак, денди и социальный протест. Коля говорил о том, что социальный протест обязан быть, Андрей настаивает на чистой эстетике, а Оля Вайнштейн хотела им всем возразить.

Ольга Вайнштейн: Скорее, не возразить, а уточнить, что в дендизме действительно есть протестный элемент, просто он не обязательно социальный. Это может быть и эстетический протест, и игровые жесты. Я думаю, что дендизм — это игры свободных людей, это культура меньшинства. Дендизм всегда авангарден по своему внутреннему определению. Человек, который осмеливается быть маргинальным, доверяет своему собственному вкусу. И в этом плане серебряный костюм Андрея Бартенева меня совершенно не удивляет, так и должно быть. Мне кажется, современный дендизм как искусство одеваться, вот с такой оговоркой, наиболее ярко выражен в британском авангарде. Возьмем британский уличный стиль, это принцип «смешивай и сочетай» (mix and match), что противостоит идее total look, то есть когда человек с головы до ног одет в вещи одного дизайнера или просто вещи из одного магазина. Напротив, для денди важна именно свобода креативности, когда человек может и винтажные вещи какие-то одеть, и что-то дизайнерское, главное — выразить себя. Вот такой индивидуализм, который есть в денди.

Елена Фанайлова: Спасибо Ольге Вайнштейн.

Арсений Загуляев:

Арсений Загуляев: Я думаю, что денди, скорее, не антисоциален, он асоциален. Он всегда индивидуалист. Во-первых, он не признается, именно настоящий, ортодокс денди, он не признается, что он, собственно, денди. Это все должны в это поверить, что он таким является. Во-вторых, он всегда будет утверждать именно свою программу. Например, бывают денди консерваторы, они более правые, как, скажем, тот же Гумилев.

Елена Фанайлова: Леонтьев.

Арсений Загуляев: Да, Леонтьев, например. Бывают денди правые, бывают денди-троцкисты, как имажинисты. Для них политическая программа: Им больше нравится скорее красота политической программы, чем, собственно, ее некие конкретные воплощения. Это основное, на мой взгляд, что есть в дендизме.

Елена Фанайлова: Может быть, им нравится энергия политическая?

Арсений Загуляев: Да, им нравится энергия. Например, Савенкова можно назвать денди. Почему нет? При том, что он поэт, он любил одеваться, сигары, бонвиванство, и одновременно человек действия.

Елена Фанайлова: До недавнего времени под рубрикой «террорист» у нас проходивший.

Арсений Загуляев: Да. А теперь его книги везде издаются, фильмы по нему Шахназаров снимает.

Елена Фанайлова: Спасибо Арсению Загуляеву. Ирину Тарханову я хочу послушать.

Ирина Тарханова: Мне кажется, что сейчас есть какое-то предчувствие или какое-то желание того, чтобы появился стиль, появилась некая система, аналогичная тому мощному дендистскому движению, которое, я так позволю себе назвать, было в XIX веке, чтобы что-то произошло, что противостоит воинствующего гламуру, я бы так сказала. Потому что в России это приобрело просто чудовищные формы.

Елена Фанайлова: Поясним, что вы имеете в виду. Потому что я догадываюсь, что Николай Усков, как главный редактор гламурного журнала, сейчас будет отвечать. Ирина Тарханова, поясните, что вы имеете в виду под воинствующим гламуром?

Ирина Тарханова: Воинствующий гламур — это то, что заполоняет жизнь, то, что внедряется в жизнь, то, что нас окружает морем какого-то уже приближающегося к тупому эстетства. И что-то должно произойти.

Андрей Бартенев: Приближающегося богатства, я бы сказал.

Ирина Тарханова: Скорее всего, это не дендизм, я не знаю, что это: Вот я предчувствую появление какой-то другой системы. Я, например, наблюдаю, как мой сын, безумный компьютерщик, общается в своем сообществе, я половины не понимаю из того, что он говорит, хотя я большую часть своей жизни провожу за компьютером. И я замечаю, что там существует тоже определенная система и эпатажа, и определенной наглости, и холодной харизмы, и бешеной энергии и темперамента, и очень серьезные моральные установки, замечу вам, как это было когда-то, на заре дендизма. Так что я нахожусь как раз не в состоянии любования вот этим потертым ковром дендизма, таким роскошным, таким прекрасным, а я нахожусь в ощущении предчувствия появления чего-то такого, какого-то нового сообщества, какой-то новой системы, глобальной причем.

Елена Фанайлова: Спасибо Ирине Тархановой. К нам присоединился писатель Алмат Малатов, известный в интернете, в «живом журнале» под псевдонимом «Имморалист». Добрый день, Алмат.

Алмат Малатов: Добрый день.

Елена Фанайлова: Я бы только добавила к тому, что сказала Ирина, что последнее мое наблюдение — это фильм «Дорогая Венди» Томаса Винтерберга, датского режиссера, который сделан по сценарию Ларса фон Триера. И там компания молодых людей из шахтерского города среднеамериканского образовывает клуб любителей оружия. И вот эти дети шахтеров называют себя не иначе как денди. Вот мне кажется, это очень симптоматическое явление, явление времени. Потому что Триер довольно чувствительный человек.

Давайте мы послушаем Николая Ускова.

Николай Усков: Мне кажется, что это какой-то карикатурный образ: вот, воинствующий гламур наступает. Во-первых, он не воинствующий. Это общество потребления, естественно, есть некая система ценностей, которая обществом этим разработана. В той или иной степени все эти ценности достаточно приятные. И человеку, в общем, в них комфортно и интересно. Русские к этому относятся, конечно, с большим пафосом и страстностью, чем, скажем, англичане или американцы, в силу просто исторических обстоятельств. Еще лет 20 назад у нас не было никаких возможностей одеваться, ездить на красивых автомобилях, все это существовало на уровне мечты. Я помню прекрасно, когда я начинал работать в университете в качестве лектора и привозил каких-нибудь своих коллег из Англии и спрашивал, как им наши студенты и студентки, они мне говорили: одна профессор из Англии мне сказала: «У меня ощущение, что я попала в бордель». Потому что студентки ходили в огромных шубах. Они, естественно, сдавать боялись в гардероб и носили их с собой, как боярыни. С тонной косметики, мини-юбка, естественно, леопардовая. И вот этот весь шоу-офф, весь этот пафос, на самом деле он меня умиляет, он трогателен. Потому что люди изголодались. И конечно, им не до того, что бриллианты нельзя носить до семи часов вечера, это все, конечно, ерунда, можно, можно в них завтракать, можно ходить в них в булочную, и так далее (смеется).

Мне, в общем, кажется, что то, что происходит в России, эта увлеченность гламуром, она естественна. Ничего плохого в гламуре я не вижу. Это некий стандарт жизни, к которому человек в принципе может стремиться. Может не стремиться. Он может быть выше его. Но, как некий стимул, как некая система, организующая его и спасающая от хаоса, апатии, неверия, — это все очень свойственно нашему обществу, любому обществу современному, обществу без Бога, как некий способ ответить на вопросы, зачем ты живешь. Как зачем? — затем, чтобы у меня был «Астен Мартин». Мне кажется, это очень неплохо для многих людей. Понимаете, мы не должны говорить, что это выход для всего общества. Да, это некий очень важный стимул и мотивация для многих и многих, и ничего в этом дурного нет. Кто-то это все отрицает и уходит в арт, уходит в некую оппозицию антибуржуазную. Прекрасно, я ничего в этом плохого не вижу. Антибуржуазность — такая же часть гламура, кстати говоря, и любой гламурный человек, естественно, должен быть антибуржуазен. Если он просто носит леопардовые мокасины или, не знаю, платье из питона и при этом верит только в общество потребления, а не ругает и не презирает его, мне кажется, он не совсем гламурен. В гламуре заложена антибуржуазность, она должна присутствовать, это некий шик.

Ольга Вайнштейн: Антитеза дендизма и гламура несколько раз проигрывалась в истории. В XIX веке было такое ходовое определение дендизма, что это антивульгарность, его Бодлер выдвинул. И здесь имелось прежде всего в виду то, что денди — это человек, который тренирует культуру чувств, он пробует быть эстетом во всем. А вульгарность, наоборот, Джон Рескин ее определял, как недостаток впечатлительности. И то, что делает гламур сейчас — это продолжение, когда в человеке формируется именно недостаток впечатлительности, то есть тупость эстетического восприятия, недостаток креативности, желание следовать сразу тем модным рецептам, которые даются в гламурных журналах. И это полный антидендизм в том смысле, что дендизм — это креативность, это культура собственного вкуса.

Николай Усков: Любой гламурный журнал говорит о том, что мода — это индивидуальность, будьте индивидуальны, будьте сами собой. Мне кажется, что это зависит просто от уровня журнала.

Елена Фанайлова: Спасибо Николаю Ускову и Ольге Вайнштейн. Алмат Малатов, пожалуйста.

Алмат Малатов: Я продолжу одновременно и Ольгу Вайнштейн, и Николая Ускова. Я специализируюсь на культурных явлениях 90-х годов. И отлично помню историю о том, как немецкий профессор приехал в один прибалтийский городок и, увидев студенток, которые собираются к первой лекции, спросил: это проститутки? Это было.

Я считаю, что дендизм, как, предположим, и панк — это социокультурное явление, жестко привязанное ко времени и к месту. Дендизма в России нет и не будет. Дендизм был в совершенно определенной структуре.

Ольга Вайнштейн: Я приобрела неожиданного союзника.

Алмат Малатов: Я читал вашу книгу.

Дело в том, что мы можем говорить о метросексуалах, мы можем говорить о людях, которые возводят подачу себя в перформанс, в социокультурное явление, в художественный акт. В России денди нет, их уже нет, их еще не было. Их просто не будет.

Мы можем говорить о людях, которые имеют стиль. Мы можем говорить о людях, которые входят в категорию «гламур!, которая у нас темна, дика и непрочесана, тут меня поймет Николай Усков, я так думаю. Гламур — это собирательное понятие людей, которые появляются на обложках, которые сдуру поковырялись большим пальцем ноги в носу, и это стало модно. Действительно, рецептов нет. Дело в том, что их быть не может. Нужно прожить это самому, нужно понять это самому, вычленить себя, как художественный образ, как художественный акт самому. Здесь не может быть рецептов.

Елена Фанайлова: Спасибо Алмату Малатову.

Итак. Россия не страна дендизма. В России денди нет и быть не может. Бедные мы, вообще.

Николай Усков: В России еще и денди нет.

Елена Фанайлова: Да, и так-то все плохо:

Андрей Бартенев: Я могу сказать, что для меня, например, это высказывание предоставляет какое-то спокойствие и тишину, меня оставят в покое. Потому что мне всегда кажется, что огромное количество журналистов, они придумывают различные темы для того, чтобы иметь работу. Они придумывают проблему и начинают под эту проблему подгонять персонажи. Я каждую неделю отбиваюсь от этих газет, которые все время меня комментируют по поводу фрикизма в нашей стране и приписывают, что я лидер этого всего. Я когда говорю, что среди моих друзей таких людей нет и вообще это, мне кажется, очень оскорбительное слово, давайте мы переведем на русский язык:

Алмат Малатов: Оно не переводится.

Андрей Бартенев: Вы знаете, юродивые-то были же. Давайте какой-нибудь тогда: Ну, это почти то же самое.

Алмат Малатов: Есть фразы, которые спасают всех и всегда, называется «альтернативный социкультурный путь России».

Андрей Бартенев: Слушайте, это какая-то партия уже.

Елена Фанайлова: Это правда звучит, как некая партия. Но, знаете, мне кажется, в чем проблема денди русских? Структуры нет, в которую хотелось бы вписаться. Вот я представляю себе Джорджа Красавчика Браммелла в его молодые годы, и как он хочет быть другом короля, и как он им становится, и как он становится человеком, который диктует вкус. Я не могу себе представить молодого человека, который бы захотел дружить с Сурковым и диктовать ему, как ему одеваться. Я

Алмат Малатов: Простите, а кто это?

Елена Фанайлова: Вот, прекрасный вопрос молодого, счастливого денди:

Арсений Загуляев: Ну почему? Он изысканный человек, я видел его, он хорошо одевается. Показывали интервью, у него лежит книга византийской библиотеки и так далее.

Елена Фанайлова: И еще он приглашает рок-музыкантов для того, чтобы дать им совет, как им себя вести.

Арсений, я сейчас о другом. Он может быть сколь угодно элегантным, но он политик. Я говорю о денди в чистом виде, о человеке, который из любви к искусству захотел бы обедать с королем. Вот я что-то плохо себе представляю, что кто-то захотел бы, да чего там с Путиным, даже с Ельциным обедать из соображений какой-то высшей красоты и холодной наглости (главная черта денди, как мы выяснили, которая нам всем нравится, это холодная наглость).

Ольга Вайнштейн: И холодная харизма тоже.

Андрей Бартенев: Мне очень понравился термин «высшая красота». Мне кажется, что Россия как раз находится в отдалении от понятия «высшая красота». Это самая большая проблема, почему не может быть никакого дендизма. Потому что, наверное, какая-то эстетическая такая волна: Потому что где принцип «высшей красоты» и кто ему служит в современной культуре и в современном искусстве?

Елена Фанайлова: Для меня этика и эстетика очень связаны. То есть, я думаю, что и от доброты-то, в общем, она далековата. Алмат Малатов, пожалуйста.

Алмат Малатов: Я полагаю, что мы чуть-чуть подменяем причину и следствие, по аналогии с модельным бизнесом в России на данный момент. У нас есть модель, но нет модельного бизнеса. У нас могут быть отдельные денди, но нет дендизма. Все-таки дендизм был следствием и построением определенной эпохи, определенного социокультурного пласта.

Елена Фанайлова: Хорошей структурированности общества, прежде всего.

Алмат Малатов: Общество структурировано сейчас на самом деле.

Елена Фанайлова: Русское — не уверена.

Алмат Малатов: Что касается обеда с королем или, предположим, с Борисом Ельциным, давайте смотреть на вещи реально: чем больше мы живем, тем большим количеством синапсов прорастает наше общество, наш общественный мозг, тем быстрее в нем связи и коммуникации. Я могу себе представить человека, который хочет переспать с королем, но пообедать — извините.

Николай Усков: Вообще не совсем корректно сравнивать избранных политиков с монархами. И монарх, мне кажется, ближе к денди по некоему концепту, не только потому, что он носит перья какие-нибудь и так далее, а в нем есть некая магия избранности — избранности высшей. Это cool, его избрал Бог, а не люди. А президент — это некий фигляр, который просто приобрел дешевую популярность, и так далее.

Ольга Вайнштейн: Мне кажется, мы просто идем по какому-то ложному пути дискуссии, пытаясь перенести условия одной исторической эпохи на другую. Действительно, для возникновения дендизма требуется культура зрелого социума. Она была в Англии начала XIX века, там возник дендизм. Подобная культура была в Афинах 5 века до нашей эры, поэтому я пишу об Алкивиаде, как о протоденди. Был зрелый социум, была аудитория, которая могла оценить действия Алкивиада. В России таких условий пока нет. Но в России очень востребован один очень важный элемент дендизма — это социальная техника, техника саморепрезентации. Это модель успешного поведения, которая была отработана в дендизме XIX века. Кодекс поведения, который подчиняется определенным правилам, что человек не должен быть слишком надоедливым, должен экономно проявлять себя, кратко, лаконично, сохранять спокойствие, поражать неожиданностью, никогда не размениваться на мелочи. Уж никакие тут обеды (в скобках заметим) не могут вообще даже фигурировать как предмет обсуждения.

И в России всегда существовал дефицит таких изощренных моделей успешного поведения, когда человек хочет заявить о себе, но не хочет при этом презентировать себя ни как, скажем, авангардный тусовщик, ни как респектабельный бизнесмен в американском стиле. И вот, пожалуйста, здесь модель английского джентльменства, в очень таком эстетском, изощренном варианте. Это и есть дендизм XIX века, это то, что сейчас из него нам может пригодиться.

Арсений Загуляев: Если мы вспомним, например, не Англию, как родину дендизма, такой его эпицентр, а вспомним Францию уже 30-х и середины XIX века, там было множество людей, буржуа, которые сделали достаточно быстрые деньги, потом им захотелось быть такими квази-аристократами. Им понадобились люди, которые бы их в этом убеждали, какую-то рассказывали им историю, они бы их возносили, давали бы деньги, и так далее.

Денди, если мы вспомним, большинство из них достаточно люди худородные, там аристократов единицы, у большинства там титул приписан ими самими. Вот сейчас в России примерно такая же ситуация. То есть дикий Запад 90-х, он, в общем-то, прошел, и люди сейчас тянутся именно не просто к гламуру, они тянутся к такой аристократичности. То есть, скажем, открываются здесь представительства ателье «Севил Роу», продаются какие-то редкие парфюмы. Турниры по поло, светская хроника, где фотографируются в компании принцев. Люди к фамилиям приставляют «фон». Вот эта тяга к аристократии у буржуазного общества — это, в принципе, такая потенциальная благодатная среда для произрастания дендизма. Должен быть человек, который возьмет достаточно на себя смелости или холодной наглости и самопровозгласит себя денди.

Ольга Вайнштейн: Как раз то, что я в своей книге называю «виртуальный аристократизм», то есть умение воспользоваться техниками аристократического поведения.

Ирина Тарханова: Вот это как раз то, что меня, например, так раздражает в русском гламуре. Это какая-то безумная купеческая избыточность вот этих всех желаний и — что стремление к аристократизму, что стремление к наводнению жизни безумным дизайном от кутюр и так далее — все это носит какой-то все-таки безумный купеческий характер, безумный купеческий шик. И мне, например, в этом очень дискомфортно. Я, например, не могу найти своих магазинов в этой стране. Я могу одеться в Дании, в Голландии, в Англии. Почему? Мне дискомфортно в вашем гламуре.

Елена Фанайлова: Спасибо Ирине Тархановой. Перед тем, как Николай Усков возьмет на себя второй раз ответственность за весь русский гламур, хотя, мне кажется, Ирина имеет в виду вовсе не глянцевые журналы, а некое русское представление о дизайне и об образе жизни, выступит Алмат Малатов.

Ирина Тарханова: Усредненно-купеческий.

Алмат Малатов: Я вам скажу, почему гламур в России слово ругательное. Потому что, перенося дендизм на современную Россию, мы получаем сноба, который пытается играть в поло, который может заказать себе костюм, пошив его за 15 тысяч долларов. У нас есть дорогие магазины мужской одежды и там продается далеко не то, что производится на продажу в Италии. Мы никогда не сможем повторить культуру дендизма. Мы живем в XXI веке в государстве Россия, а не в Англии XVIII-XIX веков.

Елена Фанайлова: Я полагаю, что речь не идет о повторении. Речь идет о том, что почему-то слово «денди» возникает:

Алмат Малатов: В проекции. А проекция получается такая чуть-чуть кривая, мы имеем снобов. Дело в том, что в России, в современной России, в постсоветской России, мы все люди постсоветской национальности. У нас не востребовано быть красивым, богатым, здоровым и успешным. У нас востребовано быть хоть с каким-то дефектом. Мы, например, имеем явление гламура, мы имеем Ксению Собчак, отформатировавшись от нее, как социальное явление: Ну, девочка средняя, ну, средняя девочка внешне. Да, умная, да, с хорошим воспитанием, с хорошей подачей:

Николай Усков: А мне нравится.

Алмат Малатов: Мне тоже нравится.

Елена Фанайлова: Ксения не может нам ответить. Алмат, нужно понимать, что Ксении нет за нашим столом, и она не может нам ответить.

Алмат Малатов: Хорошо. Я рассуждал не о личности Собчак. Личность я не знаю, хотя был бы рад познакомиться.

Ольга Вайнштейн: Может, стоит внести исторические коррективы? Наверное, нам не уйти от исторической логики, что мы в России сейчас проходим первую стадию развития капитализма. А для нее свойственно, как показал замечательный норвежский исследователь конца XIX века Торстайн Веблен, принцип потребления напоказ. Это как раз то, о чем говорила Ирина Тарханова, что весь внешний вид — и одежда, и дизайн — должен свидетельствовать о материальном достатке. А это, к сожалению, полная противоположность дендистскому принципу «заметной незаметности», то есть минималистской эстетики, когда весь вид свидетельствует вовсе не о потреблении напоказ, а о том, что перед нами — элегантный джентльмен.

Елена Фанайлова: Спасибо Ольге Вайнштейн. К сожалению, нам пора заканчивать программу. Я прошу вас сейчас высказать то, что вы хотели сказать, но не успели, или подвести итоги этой программы.

Андрей Бартенев: Ну, я счастлив, что я теперь свободен еще от одного определения.

Ирина Тарханова: Я мечтаю в Москве иметь один магазин, где я смогу купить элегантную строгую одежду для женщин.

Николай Усков: Хотел бы рассказать историю прекраснейшую.

Елена Фанайлова: Давайте.

Николай Усков: Один бизнесмен мне рассказал, что он с компанией таких же серьезных очень дядек собираются в одном английском замке, просто арендуют его, на охоту. И однажды они вдруг решили, что в следующий раз они будут выходить к обеду не в смокингах, а в килтах. И они спросили у мажордома, правильно ли они решили. Мажордом сказал: «Вообще-то, мы не совсем Шотландия. Но, если вы хотите — конечно».

Не знаю, меня умиляет все это. Я спокойно отношусь к неистовству нашего гламура, тем более что я кормлюсь от этого неистовства. Полагаю, что дело не в появлении магазинов, магазины есть по всему миру, можно их найти всегда. Дело в нашем отношении к жизни. Да, мы ее можем любить, и я ее люблю, я ей наслаждаюсь, мне в ней интересно жить в это время, а можно к ней относиться враждебно. Это, мне кажется, вопрос темперамента.

Арсений Загуляев: Как я уже говорил, мне кажется, что среда для появления денди, она есть всегда, потому что это, собственно, в некотором роде тип врожденный, который просто человек может в себе развить или не развить. Важно, что задатки дендизма, они могут быть или могут не быть. Может быть, допустим, руководитель, как у Ольги написано, Робер де Монтескью для Пруста, который в нем во многом это развил, отшлифовал это все дело, и тогда дендизм собственно, заиграет. А может этого не быть. Время, когда это возникнет, это зависит только от самого человека, потому что любой денди — индивидуалист. Вот набрался человек холодной наглости и стал денди, и вперед, если у него получилось это. А то, что XXI век: Россия, в принципе, страна очень дендистская по сути своей, как ни странно и не парадоксально это звучит, потому что эта страна: да, это пресловутое евразийство, это пресловутый, например, некий особый путь, непонятный для большинства. Ведь для Европы, например, мы тоже: Можно говорить, что русские в некотором роде для Европы — непонятные, неудобные, они вроде бы и свои, и с другой стороны какие-то совершенно странные, с какими-то своими завихрениями. Точно так же, как денди. Опять же своя культура, такая древняя, своя религиозная традиция. То есть нет никаких препятствий. Есть просто то, что люди сами думают: «а как я стану денди, а чего я стану денди, а лучше быть как все».

Я смотрел передачу на канале «Культура» у Швыдкого, там Николай хорошую вещь сказал на тему того, что в 60-е, по-моему, годы или в 70-е, в застой, у русских мужчин как бы отпала необходимость к такому росту, энергии и стимулу. Потому что надо быть как все, спокойно, ты получишь свой потолок и все, и не рыпайся дальше. Если это человек индивидуально преодолевает, если у него еще есть хороший багаж знаний, культуры и так далее, потому что денди, он все-таки не совсем профанирует, то вот дендизм и состоится.

Алмат Малатов: Давайте сделаем очень простую вещь. Попытаемся взять от дендизма лучшее и не взять худшее. Мы не будем экстраполировать дендизм на нынешнюю социокультурную ситуацию в России, вернее, государство Москва, мы говорим о нем и в нем. Давайте вспомним о том, что великолепный денди Оскар Уайльд умер от сифилиса, выйдя из тюрьмы, в нищете. Но возьмем от него искусство перформанса для тех, кому это нужно. Любой стране нужны звезды, даже стране Москва, с ее купеческим размахом, с ее купеческой аляповатостью, с ее норками в метро, с вечерним гримом в 8 утра. Давайте не будем пытаться быть денди. Давайте попытаемся взять от дендизма, как исторического явления, то, что он может нам дать.

Ольга Вайнштейн: Мне не хотелось бы, чтобы наш разговор заканчивался на пессимистической нотке. Поскольку все-таки мы пытались найти современных денди, я, наверное, в заключение скажу, что на Западе денди все-таки есть и в XX, и в XXI веке. И в XX веке среди денди всегда упоминают таких людей, как, скажем, Габриэль д’Аннунцио, граф Бони де Кастеллане, Квентин Крисп, американский писатель Том Вулф, английские искусствоведы Стивен Кэллоуэй, Кристофер Бруард. Среди аристократов всегда упоминают герцога Виндзорского, принца Чарльз. Кроме того, среди современных денди называют людей, причастных к модной журналистике, это Андре Леон Тэлли и Хэмиш Боулз. И не надо забывать о том, что существуют виртуальные денди, которые ведут свои сайты и очень активно присутствуют в интернете. Есть, например, такое англоязычные сообщество «Refinement», есть такие персонажи, как лорд Уимзи, и (мне очень приятно произнести это имя) лорд Обри Вердсли, виртуальный денди. Так что эти игры продолжаются. И не стоит отчаиваться. Я думаю, надо просто тренировать в себе вот эту дендистскую sensibility, тонкую настройку вкуса и чувство собственного достоинства, которое замешано прежде всего на свободе. Не надо боятся быть свободным человеком. Надо тренировать свой вкус в самых разных сферах, не только в одежде, а, например, в дизайне или, скажем, по-дендистски отправиться одному в самостоятельное путешествие, не по путевке турфирмы, а самому. Изобрести какой-то новый неожиданный способ путешествий. Тогда, если не бояться быть свободным, может быть и у нас что-то получится.

Елена Фанайлова: Андрей Бартенев, не хотите чего-нибудь добавить?

Андрей Бартенев: Я люблю самостоятельно путешествовать. Я помню на Корсике свое путешествие, когда мольбертом и зонтиком пытался раздвигать кущи (там такие растут специальные колючие деревья), на горку забирался.

Кто такой денди? Все о денди.

«Как денди лондонский одет» – эта фраза из «Евгения Онегина» Пушкина давным-давно стала крылатой и нередко употребляется, когда речь заходит о мужской моде и элегантности. Слово «денди» прочно ассоциируется с образом стильно одетого молодого человека, а также может восприниматься как синоним щеголя, мужчины, особенно тщательно следящего за своими внешним видом. Мы постоянно используем это понятие, но при этом мало кто может ответить на вопрос, кто же такие эти легендарные денди? Попробуем разобраться!


Происхождение понятия «денди»

Понятие «денди», а также менее прижившееся в повседневной русской речи «дендизм» зародились в Великобритании. Этим термином обозначают мужчин, которые уделяют много внимания своему внешнему виду, искусству светского общения, различным приятным хобби, то есть стремятся всем нравиться и наслаждаться жизнью, но обязательно делают это непринужденно и элегантно. Первыми денди в конце XVIII — начале XIX веков были выходцы из среднего класса, пробившиеся в высший свет: не имея наследственных титулов и средств для покупки драгоценностей и многочисленных нарядов, они делали ставку на костюм, безупречно посаженный по фигуре, и идеальное знание светских манер. Кстати, укрепившееся за этим словом с легкой руки Пушкина определение «лондонский» не случайно: именно британская сдержанность и элегантность противопоставлялась в этом случае французской любви к безудержной роскоши.

Истинный денди – воплощение небрежного шика

Происхождение слова «денди» (dandy в англ.) точно неизвестно. Есть мнение, что оно произошло от французского dandin – маленький колокольчик, то есть пустозвон, бездельник. Другая версия отсылает к шотландскому jack-a-dandy, что означает «красавчик». Как бы то ни было, это слово прочно вошло в английский, а затем и в русский лексикон уже в начале XIX века и используется до сих пор.

Первый денди в истории

Исследователи сходятся на том, что первым денди в истории был англичанин Джордж Брайан Браммелл (1778 — 1840). Он не мог похвастаться аристократически происхождением (его дед был лакеем, а отец секретарем), но пробился в круги высшей знати благодаря отличному образованию, которое смог дать ему разбогатевший отец, и связям. Браммел окончил Итон, несколько лет провел на военной службе, но после знакомства с принцем Уэльским, будущим королем Георгом IV, который стал его другом и покровителем, полностью посвятил себя любимому делу — карьере денди.

Этот англичанин прославился тем, что ежедневно тратил несколько часов на уход за собой, умел виртуозно одеваться и самыми причудливыми способами, главное — всегда выглядел безупречно, хотя на первый взгляд очень скромно. В те времена, когда мужчины из высшего света носили расшитые , пряжки с драгоценными камнями, кружевные рубашки, шляпы с металлическими блестками и т.п., Браммелл предпочитал из простого сукна, который, однако, был идеально посажен по фигуре. К нему основатель нового стиля тщательно подбирал немногочисленные аксессуары: , золотое кольцо, золотую цепочку карманных часов и изящную табакерку.

Постепенно этот элегантный образ стали копировать другие британские модники того времени, задав новое стилевое направление, основными чертами которого стали сдержанность, изящество, непринужденность. Отсутствие излишней вычурности, простой костюм высокого качества с белоснежной рубашкой, яркий жилет и шейный платок, немногочисленные, но дорогие аксессуары, а также идеальная ухоженность кожи, усов и причёски. Несложно заметить, что по сути подобный образ, за исключением отдельных деталей и кроя, не утратил своей универсальной элегантности вплоть до наших дней.

Но образ истинного денди не ограничивался безупречным внешним видом. Известно, что тот же Браммелл задал новую манеру светского общения, которая сочетала непринуждённость в с остроумным цинизмом и умением сохранять бесстрастие в любой ситуации. Он нередко шокировал свет своими заявлениями: например, считается, что однажды на вопрос о том, как ему удается пользоваться таким вниманием женского пола, он ответил что секрет в том, чтобы «со служанкой говорить как с дамой из высшего света, а с дамой из высшего света — как со служанкой». Также Браммелл мог отпустить нелестные, но меткие замечания о внешнем виде собеседника. Но все это он делал с неизменной непринужденностью и изяществом.

Денди среди знаменитостей и литературных персонажей

Конечно же, история не сохранила имена всех модников XIX века, но из известных людей к денди относят Джоржда Байрона, Оскара Уайльда, Шарля Бодлера, Обри Бердслея, Робера де Монтескью, Уолтера Патера, Габриеле д’Аннунцио, Михаила Кузмина, Сальвадора Дали и многих других.

Не меньшую популярность последователи Джорджа Браммелла получили в художественной литературе. Помимо уже упомянутого и знакомого нам всем Евгения Онегина, явными денди являются Тремэн из одноименного романа Роберта Уорда, лорд Генри из «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда, Пелэм из романа «Пелэм, или Приключения джентльмена» Эдварда Бульвер-Литтона, сэр Перси Блейкни из «Алого первоцвета» Эммы Орци и другие.

Современные денди

Мода меняется — стиль остается. В наши дни никто не носит часы на цепочке и не пользуется табакеркой, но основные принципы образа денди остались теми же: отсутствие излишней вычурности, элегантность, невозмутимость и естественность в пренебрежении общепринятыми правилами. Современными денди называют Бреда Питта, Джонни Деппа, Дэвида Бэкхэма.

Брэд Питт – пример небрежной элегантности современного денди

Основы стиля денди

Итак, подведем итог. Что создает образ настоящего денди? Во-первых, общая ухоженность, подтянутая фигура.

Одежда должна быть неброской, но из качественных материалов и отлично сидеть как влитая. Это может быть как Следующий важный момент — аксессуары. Если в XVIII веке Джордж Браммелл упражнялся в завязывании шейных платков, то современные денди имеют в своем арсенале галстуки и . Искусно завязывать их умеет не каждый, но при желании этот навык вполне реально освоить используя наши статьи: и .

Ну и конечно, основа образа денди идет изнутри: непринужденность, уверенность в себе, чувство юмора и некоторая отстраненность стороннего наблюдателя — вот главные черты представителей этого стиля.

Заключение

Может показаться, что образ «лондонского денди» давно канул в лету вместе с закрытыми клубами для джентльменов, обучению верховой езде и романами Оскара Уайльда. Однако несмотря на ускорение ритма жизни, новые технологии и обилие переменчивых модных тенденций, принципы стиля и элегантности остаются теми же, что и двести лет назад. Ведь как известно, новое — это хорошо забытое старое, так что вполне может быть, что вы еще не раз услышите слово «денди», причем произнесенное по отношению к вам.

Захватывающая автобиография Руперта Маунтджоя — это не что иное, как история богатого молодого англичанина, чьё отрочество и юность прошли сначала вдали от столичного шума, а затем — среди самых «сливок» лондонского высшего света на рубеже XIX–XX веков. Это повествование даёт возможность современному читателю заглянуть в ту эпоху, когда отпрыски аристократических семей могли посвящать всё своё время (и днём, и ночью!) исключительно поиску наслаждений. Руперт Маунтджой описывает детали собственной сибаритской жизни довольно откровенно, что называется «без купюр», тем самым добавляя весомости аргументам тех историков, которые утверждают, что в то время под жёстким гнётом общественной нравственности бурлил и зачастую вырывался наружу мощный поток сексуальной энергии.

Это теперь мы знаем, что тогда представители высших слоёв общества игнорировали пуританскую мораль церкви (которая, кстати, была в то время гораздо более влиятельной общественной силой, чем сейчас), и какие опасности таили в себе сексуальные наслаждения. Так из дневника Руперта мы узнаем, как яростно выступал школьный священник мистер Кларк против такой безобидной вещи, как мастурбация. И как Руперт и его приятели игнорировали это и все другие предупреждения о плотских грехах, и что чопорной общественной морали зачастую бросали вызов представители и высших и низших слоёв общества.

Руперт с удовольствием описывает свой гедонистический образ жизни — обильные утренние трапезы после затянувшегося пробуждения, неспешное чтение спортивных журналов в каком-нибудь элитном клубе, а в завершение — посещение официального приёма или одного из театров Вест Энда. Ну а после вместе с друзьями можно расслабиться в одном из уютных «заведений для интимных встреч», подцепив хорошенькую девушку на любой вкус. Возможно, такой распорядок дня пришёлся бы по душе подавляющему большинству молодых людей одного возраста с Рупертом, но живущих на сотню лет позднее. Однако, к их огромному сожалению, у них на это нет ни времени, ни денег.

К тому же стоит отметить, что это не единственное издание, повествующее о приключениях Руперта Маунтджоя. Незадолго до того, как разгневанный отец заставил его поспешно уехать в далёкую Австралию после того, как распространились неприятные для семьи слухи о некой покупке трёх скаковых лошадей осенью 1913 года, Руперт направил своим адвокатам из известной фирмы «Годфри, Алан и Коли» распоряжение «извлечь как можно больше финансовой пользы из моих записок». Дэвид Гофри, известный завсегдатаям английских клубов как далеко не пуританин, незамедлительно продал «творение» Руперта редактору подпольного журнала, издаваемого пресловутым братством Кремонитов. Полученный же за рукопись гонорар вполне удовлетворил самых настойчивых кредиторов Руперта.

Кремониты представляли из себя полуподпольное сборище отпетых повес, среди которых были такие люди, как финансист и личный друг короля Эдуарда VII сэр Ронни Данн, писатель и художник Макс Далмейн, капитан Королевской стражи Алан Брук и доктор Джонатан Летчмор, который ещё не раз появится на страницах этой книги. Тем самым этот факт заставляет задуматься: а не был ли сам Руперт Маунтджой хоть как-то связан с этим обществом? Кстати, оно обязано своим именем одному из старейших парков Челси — Кремон Гардене. Парк этот имел весьма дурную репутацию и был закрыт в 80-е годы XIX века после многочисленных жалоб на нарушения общественного порядка, которые частенько перерастали в откровенные драки на Кингс Роуд после закрытия баров. И именно там чаще всего проститутки искали и находили себе клиентов, собственно, как и на Лесестер Сквер или Пикадилли Серкус. Многие считали, что кремониты представляли собой просто некое светское общество. Наделе же их штаб-квартира в Мейфейр была известна, как любимое место праздных представителей высшего сословия, где в полной секретности проходили их оргии, на которых, бывало, присутствовали и высокопоставленные деятели государства.

Записи Руперта выходили в ежеквартальном журнале кремонитов вплоть до 1917 гада. Копии этих записок, провозившиеся на фронты Первой мировой войны, скорее всего вызывали приятные воспоминания у офицеров и рядовых, лицом к лицу столкнувшихся с ужасами великой войны.

К счастью для Руперта, сам он в это время находился в тысячах милях от этого ужасного противостояния, которому было суждено положить конец сибаритской роскоши эпохи короля Эдуарда. Из писем Руперта Маунтджоя друзьям и знакомым видно, что наш достославный автор горел желанием попасть в действующую армию, но мудрые люди убедили его остаться дома. К тому же большую роль в этом сыграла его невеста Нэнси де Бут, с которой он познакомился сразу после приезда в Австралию. Да и в Сиднее ему улыбнулась удача, несмотря на то что его отец, полковник Маунтджой, отправляя сына в далёкую страну, снабдил его лишь билетом в один конец да чеком на две тысячи фунтов стерлингов. Руперт вложил эти деньги в создание мужского клуба Одбодз, разместившегося в чудесном особняке недалеко от Питт-стрит в самом центре Сиднея. Судя по всему этот клуб был очень похож на известное заведение кремонитов, и через несколько лет, несмотря на то что Руперт уже брал сотню гиней в год в качестве членского взноса, желающих вступить в этот клуб было более чем достаточно.

Спустя несколько месяцев после перемирия, заключённого в ноябре 1918 года, вышло второе, несанкционированное издание ранних дневников Руперта. Издание было выпущено в Манчестере обществом Венеры и Приапа, о котором мало что известно. Сейчас историки высказывают предположение о том, что такое общество вообще никогда не существовало, а всего лишь было прикрытием для издания всякого рода шокирующих брошюрок, вероятно созданных Освальдом Наклберри из Дидсбери, внучатым племянником Айвора Лазенби, известного писателя и издателя классики подпольного эротического романа — «Жемчуга» и «Устрицы».

В 1921 году Руперт вместе с семьёй (в 1915 году он женился на Нэнси и за пять лет у них родилось трое детей — двое мальчиков-близнецов и девочка) снова сменили место жительства и поселились на ранчо в Южной Калифорнии. В письме к своему старому другу сэру Дэвиду Гофри Руперт жаловался на полицейских Сиднея, которые стали требовать от него слишком много денег, чтобы они закрывали глаза на всё происходящее в Одбодз Клаб. В солнечной же Калифорнии семейство зажило тихой и спокойной жизнью. Руперт и Нэнси дожили до весьма почтенного возраста на своём ранчо, расположенном недалеко от ультрасовременного района Беверли-Хилз.

Возможно и сегодня незамысловатое повествование Руперта Маунтджоя покажется кому-то несколько шокирующим. Однако, как сказал один из ведущих исследователей британского эротического романа начала века Уэбстер Ньюингтон, «следует помнить, что многие подпольные издания того времени свидетельствуют о том, что все существовавшие в то время табу постоянно ставились под сомнение. И именно такое скептическое отношение к ним способствовало более свободному пониманию собственных потребностей и желаний, а в конечном итоге к многообразию взглядов на отношение полов, свойственных 90-м годам XX века».

Авторы, подобные Руперту Маунтджою, твёрдо противопоставляли себя распространённому мнению, что сексуальность — это та область человеческой жизни, которая должна жёстко контролироваться правящим истеблишментом. Прекрасно, что его записки дошли до наших дней и вновь издаются почти сто лет спустя после их появления на свет, чтобы познакомить нас с нетрадиционным, лишённым всякой предвзятости взглядом на манеры и нравы давно ушедшей эпохи.

Уорвик Джексон, Бирмингем, Февраль 1992 г.

Я знаю, что юность прошла,

Что первые опыты — позади,

Но я вновь возвращаюсь туда,

Где столь бурными были они.

Руперт Маунтджой Лондон, Сентябрь 1913 г.

Как dandy лондонский одет…

С детства мы знаем, что пушкинский Евгений Онегин не только читал Адама Смита и думал о красе ногтей, но и был одет, как настоящий денди. Кто же они такие, эти денди, которым подражали не только в заснеженном Петербурге, но и во всей Европе? Почему до сих пор это слово является синонимом мужской элегантности? Для того чтобы это узнать, давайте перенесёмся в Англию конца XVIII столетия — именно тогда Лондон становится подлинной столицей моды.

Да, кстати, у Вас может возникнуть закономерный вопрос: «Откуда вообще пошлó это слово — денди?» Оказывается, точного ответа дать не может никто. Есть мнение, что оно имеет французское происхождение — от ‘dandin» (маленький колокольчик, то бишь пустозвон, шалопай). Сторонники другой версии отсылают нас к шотландскому ‘jack-a-dandy» (буквально — «красавчик»).

Итак, на протяжении всего XVIII столетия английский сдержанный стиль противопоставлялся французской вычурности, однако, Версаль всё равно оставался главным поставщиком новейших мод.

Как ни странно это звучит, но основной причиной возвышения британского стиля явилась…Великая Французская Революция. Впрочем, не так уж и странно — когда в стране летят гильотинированные головы, кому придёт на ум заниматься шляпками? Так Франция передала эстафету своему вечному сопернику — Англии.

Ю.Лотман пишет: «Зародившись в Англии, дендизм включал в себя национальное противопоставление французским модам, вызывавшим в конце XVIII века бурное возмущение английских патриотов». По-советски высокопарно, однако, правильно!

У того же Лотмана читаем: «Он (дендизм) был ориентирован на экстравагантность поведения и на романтический культ индивидуализма». Что-что, а экстравагантность всегда являлась добродетелью истинного британца, тем паче, в XVIII столетии! Не последнюю роль в становлении дендизма сыграл принц Уэльский (впоследствии — король Георг IV), гедонист, распутник и, вместе с тем, человек, тонко чувствовавший поэзию и живопись.

В качестве столицы мировой моды Англия несколько теряется на фоне таких кладовых прославленных кутюрье, как Франция или Италия. Сложно сказать, в чем причина подобного перекоса. Однако, сейчас английских модельеров становится все больше, и самое главное — именно в туманном Альбионе произошла революция, радикально изменившая вектор развития мужской одежды.

Как и всякая революция, эта складывалась из множества факторов и предпосылок, но совершил ее один человек, ставший образцом для подражания для многих людей на целое столетие вперед. Его звали Джордж Брайан Браммел
(1778 — 1840). Он был абсолютно незнатного происхождения: дед его был простым лакеем, который, тем не менее, сумел накопить довольно приличное состояние и благодаря нужным знакомствам устроить своему сыну Уильяму удачное место — секретарем у лорда Норта, известного политика того времени. На этом посту Уильям Браммел добился значительных успехов, стал влиятельным человеком, и уже мог позволить себе отправить двух своих сыновей — Уильяма и Джорджа — в Итон, где они учились вместе с отпрысками знатных аристократических семейств. После окончания Итона, Джордж Браммел недолго проучился в Оксфорде и решил отправиться на военную службу — стал корнетом 10-го драгунского полка.

Впрочем, в казармах он не проявлял особого рвения, а после знакомства с принцем Уэльским, будущим королем Георгом IV
, который стал его другом и покровителем, и вовсе оставил службу, начав ту самую карьеру, благодаря которой он и вошел в историю — карьеру денди.

Еще в колледже Браммел отличался особой тщательностью в личной гигиене, а так же в одежде и умении завязывать шейный платок. Теперь же он мог уделять себе гораздо больше времени и очень удивлял современников своими привычками. Каждое его утро начиналось с туалета: он тщательно брился, совершал омовение в специальном тазу, а затем принимал ванну из молока — для улучшения состояния кожи. Кроме того, мытье головы, маникюр — на все про все уходило около трех часов. Затем он одевался: белоснежное белье, тщательно подогнанный по фигуре фрак из простого сукна, длинные узкие панталоны, гессенские сапожки, никаких украшений. Вся одежда, белье, платки в любое время дня должны быть безупречно чистыми и менялись несколько раз в день — достаточно дорогое удовольствие во времена, когда в каждом доме не было крана с проточной водой.

Что же так удивляло его современников? Не трехчасовой туалет с молочной ванной, и не колоссальное количество белья и рубашек, хотя эти привычки, безусловно, отличались от общепринятых норм. Чтобы было яснее, нужно понять, как выглядел мужской костюм в 18 столетии: «… он появлялся на придворных балах в богатых костюмах: розовый шелковый камзол с пуговицами из драгоценных камней, на шляпе пять тысяч металлических блесток, туфли украшены пряжками шириной в пять дюймов — собственным изобретением принца. В другой раз на нем был шелковый камзол бутылочно-зеленого цвета с темно-красными полосками, жилет из серебристой материи с вышивкой, отвороты камзола из той же ткани, что и жилет. Весь костюм, включая панталоны, был украшен блестками и вышивкой, эполеты и шпага были отделаны бриллиантами» — в таких нарядах щеголял будущий король Георг IV. Броские наряды дополнял пышный напудренный парик, а так же макияж и мушки. Разумеется, такие туалеты тоже были далеко не общепринятыми, а в Англии в принципе господствовал более сдержанный по сравнению с континетом, стиль. Но тем не менее, основные особенности ясны: мужская одежда в принципе не исключала богатой цветовой палитры, разнообразных украшений и декоративных элементов — от кружева на манжетах рубашки до золотого и серебряного галуна вдоль пол сюртука.

Джорджу Браммелу с его тонким вкусом такие яркие наряды абсолютно не нравились, и он ввел правила нового стиля одежды:

Первое: безупречно чистое тело (никакой декоративной косметики, духов и пудреных париков) и свежее белье.

Второе: безупречно подогнанный по фигуре фрак из простого сукна (светлый — днем, темный — для вечерних выходов).

Третье: тщательно подобранные и высококачественные аксессуары: тщательнейшим образом завязанный шейный платок (Браммел в совершенстве владел этим искусством и его узлы всегда были предметом зависти и загадкой), золотое кольцо, золотая же цепочка карманных часов и табакерка. Последняя была, наверное, единственным откровенно роскошным предметом в туалете Браммела: в его коллекции были экземпляры из золота, серебра, с украшениями из драгоценных камней, но появлялась она только на несколько секунд. В целом весь туалет соответствовал принципу «заметная незаметность». Такая одежда служила лишь обрамлением, фоном для человека. «При виде хорошо одетого человека не должны говорить: „Какой у него прекрасный костюм!“ Пусть лучше скажут: „Какой джентльмен!“», часто повторял Браммел.

То, что сначала поражало и удивляло, постепенно стало обычным. Модники, а затем и все остальные мужчины по достоинству оценили простой и универсальный костюм, который носил Браммел. На протяжении всего девятнадцатого века, слегка изменяясь в нюансах, он оставался неизменным в своей сути. На рубеже 19—20 веков интерес к биографии Браммела возобновился, и появился новое поколение денди — эстеты и декаденты, среди которых был, например, Оскар Уайльд.

Лишь немного меняя оболочку и нюансы, принципы, заложенные Браммелом, сохранились и в наше время. До сих пор классический мужской костюм шьется из шерстяной ткани неброских цветов, единственным цветовым акцентом в одежде является галстук, завязывать который — тоже особое искусство, а лучшим украшением, показателем вкуса и статуса остаются традиционные мужские аксессуары: часы и запонки.

Но сам по себе принц Георг так и остался бы в истории, как безнравственный толстяк, если бы не Джордж Брайан Браммелл — лучший друг и советчик его высочества. Браммелла льстиво называли «премьер-министром элегантности» и «арбитром моды», а сам Байрон утверждал, что «В XIX веке есть три великих человека — Браммелл, Наполеон и я». Ах, да! В светском обществе утвердилось ещё одно прозвище Браммелла — Красавчик.

Итак, красавчик Браммелл был исключительно чистоплотен, достаточно коротко стригся (по меркам XVIII века) и удивлял всех безукоризненным покроем одежды. Исследовательница дендизма О.Вайнштейн утверждает: «Программа Брамелла отличалась поразительной близостью к современным принципам мужского гардероба».

Именно он ввёл в моду длинные мужские штаны-панталоны — до этого, как Вы помните, мужчины ходили в коротких кюлотах. Браммелл тратил массу времени на совершенствование узлов шейного платка, тщательно подбирал аксессуары а перчатки ему шили сразу несколько портных: один — ладонь, второй — большой палец, третий — остальные четыре…

Поведение Браммелла и его стиль жизни сделались примером для подражания. Настоящий денди был обязан сочетать в себе непринуждённость в общении с остроумным цинизмом, а способность оживлять любую беседу — с умением тонко парировать.

И уж, конечно, последователь Браммелла не должен был проливать слёзы над любовной почтой! Истинный денди ничему и никогда не удивлялся, сохранял бесстрастие и умел вовремя удалиться. В общем, цитата из «Евгения Онегина» тут подойдёт, как нельзя более кстати:

«…Без принужденья в разговоре
Коснуться до всего слегка,
С ученым видом знатока.
Хранить молчанье в важном споре
И возбуждать улыбку дам
Огнем нежданных эпиграмм».

Высший пилотаж для денди — уметь нарушать правила в пределах…самих правил, быть эксцентричным и странным, оставаясь в рамках хорошего тона… Одно из отличий денди от модника, щёголя, франта состояло в том, что денди не следовали моде, они её творили сами (разумеется, в пределах допустимого!)

Красавчик Браммелл зачастую вёл себя откровенно нагло, что, впрочем, только увеличивало его популярность. Однажды герцог Бедфорд спросил его мнение о своём новом фраке. «Вы думаете, это называется фраком?» — цинично спросил Браммелл, а пристыженный Бедфорд уехал домой переодеваться.

Браммелл учил неуклюжего принца правильно одеваться, ухаживать за своей кожей и общаться с дамами. Единственное, чего Георг так не сумел преодолеть, так это своей любви к длительным трапезам. Истинный денди был обязан следить за объёмом талии — лишний вес тогда был заботой мужчин, а не женщин. Лорд Байрон, к примеру, постоянно сидел на различных диетах, чтобы вписываться в заявленный образ.

История Браммелла — это история стремительного взлёта и такого же стремительного падения. Конец жизни великого денди был печален — тюрьма, умственное помешательство и смерть в возрасте 62 лет. Это произошло 30 марта 1840 года. На дворе стояла уже другая эпоха — уже три года, как английский трон занимала высоконравственная кумушка по имени Виктория…
Но идеи Браммелла не канули в Лету — дендизм стал настоящей философией утончённых модников всех времён и народов. Кстати, именно он стал автором первой книги о моде — «Мужской и женский костюм».

Главными принципами дендистского стиля стали простота и сдержанность. Никаких духов, тончайшее бельё, побольше рубашек и главное — красивый жилет и изящный шейный платок. В течение всего XIX века идеи Браммелла становились руководством к действию — мужской костюм оставался неброским, практичным, но, вместе с тем, изящным. Мужская элегантность отныне проявлялась в подчёркнутой простоте и сдержанности, в ухоженности усов и причёски.

Как известно, XIX век был веком возвышения буржуазии — нувориши-толстосумы всеми правдами и неправдами старались перещеголять аристократов. И тут снова пригодились идеи Браммелла — истинный денди боится даже не бедности, а вульгарности. Помните?

«Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar…»

Конец XIX века принято называть Прекрасной Эпохой — время изощренной роскоши, красивых стихов и причудливых виньеток. Дендизм Belle Ėpoque — это своеобразное прощание с мужской утончённостью — в грядущем XX веке будут цениться мужчины, умеющие держать оружие, а не тросточку.

Оскар Уайльд
, будучи сам истинным денди, любил этот образ — его лорд Горинг, лорд Дарлингтон, лорд Генри, etc — искушённые последователи Браммелла.

Ирландский поэт, писатель, эссеист, один из самых известных драматургов позднего Викторианского периода, яркая знаменитость того времени, лондонский денди, позднее осуждённый за» непристойное» (гомосексуальное) поведение и после двух лет тюрьмы и исправительных работ уехавший во Францию (где жил под изменённым именем и фамилией). Наиболее известен своими искрящимися пьесами, полными парадоксов, крылатыми словами и афоризмами, а также романом «Портрет Дориана Грея» (1891).

Циничные, лёгкие на подъём, не столько красивые, сколько обладающие шармом, они насмехаются над слабостями и предрассудками толпы и, вместе с тем, активно пользуются этими слабостями. И, разумеется, они диктуют моду и стиль.

Среди законодателей мужской моды ‘Belle époque» выделяется коронованный бонвиван — Эдуард VII
, старший сын королевы Виктории.

О. Вайнштейн пишет: «Обладая прекрасным вкусом, он умел одеваться всегда уместно и к случаю, будь то прогулка на яхте или поездка на автомобиле, придворный бал или охота. Именно Эдуард VII однажды после обеда расстегнул нижнюю пуговицу жилета, и вслед за ним так стали делать все модники. А в другой раз во время дождя он завернул края штанин, после чего мир узнал о новинке — брючных манжетах…»

Надо сказать, что и прекрасная Франция породила немало настоящих денди. В своё время имена Робера де Мотескью и Бони де Кастеллана были слишком хорошо известны, чтобы мы сейчас забыли о них.

Граф Робер де Монтескью — Фезенсак
был богат, знатен, хорош собой. Утончённый вкус и любовь к жизни отличали этого человека. Современники называли его «повелителем утончённых запахов» и «профессором красоты». Стройный, даже, можно сказать, худой, брюнет с точёным профилем, Монтескью воплощал эстетический идеал своего времени.

Де Монтескью, подобно многим своим современникам, обожал искусство Галантного Века и устраивал блестящие балы в стиле Людовика XIV и Людовика XV. Граф скрупулёзно изучал стиль жизни и самые незначительные мелочи, связанные с Золотым Веком французской монархии. В пылу своего увлечения жизнью версальских небожителей, граф даже приобрёл антикварную ванну, некогда принадлежавшую фаворитке Людовика XIV — маркизе де Монтеспан!

Возможно, это покажется странным, но любимым цветом Робера был…серый. Об этом цвете написано слишком много нелестного, однако, Монтескью мог так изысканно подать серый цвет в своих нарядах, что ни у кого не возникало даже мысли о том, что это выбор «серой натуры». Он различал серо-стальной и «мышиный», жемчужно-серый и серо — сизый. У него была даже специальная «серая комната». Различные оттенки серого цвета граф умело сочетал, например, с лилово- розовым.

Монтескью, как и большинство образованных людей своего времени, был «немного поэтом». Его витиеватые, выспренние, похожие на виньетки, стихи пользовались определённым успехом в светских кругах.

Этот сайт называется «Я – Денди!», но до сих пор публикаций про самих денди, стиль денди и такое явление, как дендизм было довольно мало. Разве что можно вспомнить публикацию про Джорджа Браммелла – основателя дендизма и его знаменитые три правила: ничему не удивляться, поражать неожиданностью и уходить сразу, как только достигнут желаемый эффект. В общем, пришло время исправить это досадное недоразумение. Сегодня мы расскажем Вам о том, кто такой современный денди
. А точнее про то, какими отличительными признаками он обладает.

Кто-то считает, что стиль денди канул в лету и сегодня не найти истинного ценителя тонкого и сдержанного мужского стиля. Но это нет так. Просто современный денди, так же как его английский собрат XIX в. утончен, элегантен и безупречен, но при этом никогда не следует общепринятой моде и не одевается кричаще ярко. Некоторые путают денди с метросексуалами, но это ошибочное мнение. Да, денди тоже уделяют внимание своему внешнему облику, но при этом он всегда мужественен. Метросексуалы
же имеют в своем внешнем виде и поведении некоторые признаки женственности (что, впрочем, вовсе не говорит об их нетрадиционной ориентации). Про метросексуалов мы еще поговорим. А пока вернемся к современному денди и попробуем описать его основные отличительные черты.

Не будем здесь рассуждать на тему, кто такой денди. Кого интересует происхождение термина и история дендизма в целом могут почитать прекрасную книгу «Денди» Ольги Вайнштейн . Скажу лишь, что денди всегда опрятен, элегантно одет, безупречен в речи и манерах. В общем, не дворянин, но аристократ.
А пока давайте сформулируем 5 основных признаков
(характерных черт) современного денди.

Правило денди №1: Классический стиль в одежде

В одежде современный денди придерживается классического и консервативного подхода. В гардеробе обязательно имеется костюм

(брюки, пиджак, сорочка и галстук). А также брюки, жилеты, пальто, кожаные туфли, возможно плащ и даже шляпа. Плюс необходимые атрибуты: , бумажник, запонки и т.д.
Тона в одежде денди сдержанные и исконно мужские: черный, серый, белый, темно-синий, в крайнем случае, коричневый.

Современный денди придерживается в одежде классического стиля и сдержанных тонов

Неформальный стиль casual тоже допустим, но общие принципы стиля денди должны соблюдаться и в нем. Вообще денди оригинален и покупке стандартных рубашек в магазине предпочтет пошив мужских сорочек в хорошем ателье. Так можно одеться и в соответствии со своим вкусом, и точно по фигуре.
Одет денди всегда аккуратно. Все чистое и выглаженное, просто идеальное. Небрежность можно позволить себе лишь в одной-единственной детали. Например, небрежно повязанный шарф поверх безупречного пиджака придаст особый колорит облику.
Современный денди вообще особое внимание уделяет чистоте и аккуратности. Он всегда чисто выбрит или, если носит усы и бороду, они аккуратно подстрижены. От денди не пахнет потом, под ногтями нет грязи, а на коже забитых и черных пор.

Правило денди №2: Внимание к деталям

Современный денди, также как 18-19 вв. всегда внимателен к деталям. Именно они играют главную роль и именно 1-2 детали придают, казалось бы, достаточно простой одежде денди, особый шик и потрясающую элегантность.

Красиво повязанный шарф, дорогие стильные запонки, безупречно чистые и сверкающие кожаные ботинки – все это скажет знающему человеку, что перед ним денди. Ну а те, кто не заметит и не поймет – им просто не дано.

Правило денди №3: Подчеркнутая мужественность

Денди отличается (от того же метросексуала) прежде всего мужественностью. Причем обратите внимание именно мужественностью, но не брутальностью! Современный денди может вовсе не быть обладателем мускулистых бицепсов и широких плеч, но он мужчина и это видно по его внешнему облику.
Настоящий денди никогда не будет выливать на себя пол литра парфюма. Да, денди, может воспользоваться одеколоном, но запах будет легким, неуловимым. Это именно тонкий аромат. Скорее даже намек на аромат. Если же от мужчины за километр пахнет туалетной водой – это не денди…
То же самое касается одежды – сдержанные тона, строгие фасоны. Красивая, стильная, но сугубо мужская одежда
: костюмы, рубашки, брюки, пальто, шарфы. Но никаких обтягивающих джинсов в облипку или популярных у современной молодежи бесформенных сумочек, похожих на женские!
также сугубо мужские.

Правило денди №4: Независимость и непредсказуемость

Истинный денди независим и самодостаточен. Он не гоняется за модой, не старается угодить чужим людям и не стремится соответствовать общественному мнению. У современного денди есть своя голова на плечах. Если его приглашают на вечеринку, он может придти, а может и не придти. А, придя, может опоздать. Зато на самой вечеринке денди внезапно поразит всех сногсшибательной новостью, неожиданной выходкой или будет заразительно весел и остроумен. А потом также внезапно как пришел – исчезнет.

Вся притягательность образа и стиля денди в его непредсказуемости
. Он таинственен и никто не может предсказать его действия.

Правило денди №5: Безупречные речь, манеры и пластика движений

Природа современного денди, этот уникальный мужской стиль, наиболее полно раскрывает себя даже не в том, как одет мужчина, а в том, как он говорит, двигается и ведет себя.
Стиль денди подразумевает особую манеру речи
. Денди говорит обдуманно, неспешно, остроумно. В его речи проскальзывают бархатные нотки. Он не спешит, строит предложения грамотно и открывает рот только тогда, когда может сказать что-то стоящее. Пустой треп – не для денди. Дефекты речи (заикание, картавость) не помеха для денди, они лишь придают ему своеобразие, особую «изюминку».
Денди даже двигается по-особенному: плавно, мягко
. Он никогда не суетится, не делает лишних движений, не вертит в пальцах мелкие предметы (зажигалку, ручку, ключи), не теребит одежду. Денди расслаблен, но при этом собран. Его осанка гордая, плечи развернуты, спина прямая. Шагает денди степенно, по центру улицы.

И, конечно, современный денди обладает безукоризненными манерами
. Он всегда уступит даме место в общественном транспорте, к примеру. Но при всем при этом, денди открыт и честен. Он может сказать женщине неприятные вещи, если того требуют обстоятельства. Но преднамеренно и безосновательно обидеть ее – никогда.

Вот мы и обрисовали вкратце основные отличительные признаки современного денди. Вы им соответствуете? Если нет – значит есть куда расти! Успехов!

При копировании статьи или ее части обязательна прямая ссылка на

Кто такой денди? Характеристика денди

В конце XVIII в. Франция, пережившая кровавую революцию и практически лишившаяся старого светского общества, в течение нескольких столетий диктовавшая правила хорошего вкуса всей Европе, уступила место законодательницы мод чопорной Англии.

Об образе денди упоминал даже великий русский поэт А. С. Пушкин в своем романе «Евгений Онегин»:

Вот мой Онегин на свободе:

Острижен по последней моде,

Как dandy лондонский одет —

И наконец увидел свет.

Это привело к смене не только костюмов и причесок — изменились и требования, предъявляемые к представителям сильной половины человечества. На пике популярности — образ английского денди.

Как же должен был вести себя мужчина, чтобы прослыть законодателем мод? Одного следования новомодным тенденциям было явно недостаточно. Конечно, и новый фрак, и завитые волосы, и ухоженная внешность были просто необходимы, но образ денди требовал и многого другого, а именно — определенного поведения. Молодой человек мог называться денди, только если его образ был полон изящества, а разговор — ироничен, если в манере его поведения прослеживалось подлинное хладнокровие, а в позах и жестах — элегантность.

Денди был светским человеком, королем модных салонов и придворных балов, покорителем женских сердец. Разумеется, образ денди выбирали в основном молодые люди, так называемая золотая молодежь рубежа XVIII—XIX вв., имевшая достаточно средств для поддержания холеного и модного облика.

На формирование этого образа огромное влияние оказал галантный французский век, от которого английские модники унаследовали и любовь к дорогой одежде, и стремление ухаживать за своей внешностью, включая шлифовку ногтей, подводку бровей и наведение ровного тона лица. Но если для XVII в. были характерны пышность, обилие драгоценностей и роскошных кружев ручной работы, то в новом веке это сменилось элегантной простотой черного фрака, высоким черным цилиндром и дорогой изящной тростью.

Настоящим денди считался не просто мужчина, умеющий модно одеваться — а тот, кто делал это так, будто у него получается это абсолютно спонтанно. Поэтому денди часто намеренно давали лакеям разнашивать свои костюмы, чтобы одежда имела слегка поношенный вид.

Светский образ, утонченный и немного женственный, требовал в то же время изрядной доли мужественности, так как за светским львом бесконечной вереницей тянулся шлейф его побед над женскими сердцами, так и над соперниками на многочисленных дуэлях по любому поводу — достаточно вспомнить дуэль Ленского с Онегиным из-за пустяковой ссоры на балу.

К середине XIX в., когда Англия становится самой могущественной державой мира, образ денди окончательно уступает место культу джентльменства, широко распространившемуся и на другие страны. После Великой французской революции и завоеваний Наполеона в Европе сохраняются отдельные очаги легкой светской жизни, но в целом век галантности уходит в прошлое, уступая место надвигающемуся классу богатой буржуазии, диктующей свои нормы поведения. В деловой сфере мужчина проявляет себя прежде всего как надежный деловой партнер: ценятся умение держать свое слово, отстаивать свои интересы, защищать свое дело и свою семью.

Мужчина безоговорочно признается сильным полом, призванным опекать и защищать слабый пол.

Modrest Dandy — Современный обеденный стол из стекла и золота

Обеденный стол Dandy имеет красивую столешницу из закаленного стекла, которая подчеркивает красивые ножки с матовой золотой рамкой из нержавеющей стали. Гламурный стиль этого современного стола обязательно поразит вас. Сочетайте с белыми тканевыми шортами или бархатным обеденным стулом ярких цветов и золотым буфетом.

В целом: 86,5 x 39,25 x 40 дюймов
Высота ножек: 29,4 дюйма

  • Закаленное стекло 12 мм
  • Матовые ножки из нержавеющей стали
  • Прямоугольная форма
  • Сиденья 8 Удобно
  • Требуется некоторая сборка
  • WGD (доставка белых перчаток)

    Все местные поставки будут осуществляться посредством доставки белых перчаток (60 миль от склада в Лос-Анджелесе)
    Цены зависят от заказа.

    Доставка белых перчаток включает:
    Товар будет доставлен в комнату по выбору
    Мы обеспечим полную сборку всех продуктов в заказе
    Весь мусор, связанный с доставкой, будет удален из дома

    Все сроки доставки предоставляются за 24 часа до даты доставки.
    Покупатель должен подтвердить доставку при обращении по телефону или с помощью текстового сообщения.
    Все поставки должны быть подтверждены своевременно. Все неподтвержденные поставки будут перенесены на следующую доступную дату и время доставки.

    Curbside

    Все заказы за пределами местного радиуса доставки будут доставляться через бордюрную доставку.
    После того, как заказ будет размещен и произведена полная оплата, мы свяжемся с клиентом и сообщим информацию о доставке, а также о процедурах приема доставки.
    Доставка осуществляется до тротуара.
    Заказчик несет ответственность за осмотр продукта во время его проведения в соответствии с инструкциями нашего отдела продаж.
    Если есть небольшая вероятность обнаружения повреждений после доставки, все претензии необходимо подавать в течение 48 часов после доставки.

    Местный самовывоз:

    Все клиенты могут забрать свои заказы с соответствующего склада, расположенного в Лос-Анджелесе или Майами.
    Чтобы можно было забрать товар из любого места, в заказе должно быть указано имя человека, который забирает товар.
    Действительный идентификатор и номер заказа должны быть предоставлены складу при запросе товара для самовывоза.

    Складские самовывозы

    MM доступны только по предварительной записи.
    Необходимо связаться с мобильным телефоном Мими, чтобы назначить встречу.
    Пн — Сб 9: 00–16: 30

    Самовывоз в Лос-Анджелесе
    Пн — Сб 9: 00–16: 30

    [Пенанг, Малайзия] Ливанский обед в Dandy Modern Food — Азиатско-Тихоокеанский регион

    Я до сих пор не заметил двухлетнего Dandy Modern Food . Может быть, потому что, когда в июле 2017 года впервые открылась эта яркая и веселая ближневосточная пивная, я только что переехал на Пинанг из Куала-Лумпура и был слишком занят повторным знакомством с Джорджтауном. Денди находится в Баян-Лепасе, примерно в 10 милях от города, в противоположном направлении от того места, где я живу.

    Dandy, как и большинство других ближневосточных ресторанов на Пенанге, принадлежит ливанцам, но предлагает широкий выбор ближневосточных блюд, от йеменских хадрамавти баранины Манди до левантийских tabbouleh , а также итальянской пиццы и пасты. вброшено.

    1. Мы начали с тарелки для совместного использования Dandy Mixed Grill, состоящей из шашлыка, куриного кебаба, шашлыка и тавка из говядины, подаваемых на большой лепешке, намазанной хумусом и покрытой нарезанными огурцами и помидорами, затем сбрызнутыми оливковым маслом.Это было нормально — я нашел мясо немного пережаренным и твердым / сухим, но мне очень понравился хумус и лепешки.

    2. Хумус так понравился, что заказали дополнительную порцию. У меня всегда было слабое место к хумусу, и тот, что здесь, готовился действительно очень хорошо.

    3. Другая закуска, которая у нас была — Bazella: тушеная баранина и зеленый горошек по-ливански, подаваемая с лепешками. оказалась не такой хорошей, как мы ожидали. Он был очень привлекательно представлен в модернистском сервировочном сосуде в форме тажина, но поверх тушеного мяса, напоминающего рататуй, были излишне жирные баклажановые оладьи с добавлением крошечных кусочков баранины.Подается с жареным яйцом солнечной стороной вверх. Вкусный, симпатичный «ага». Полные оценки за презентацию, но ничего такого, как я предполагал из описания меню:

    1. С сетью дела обстоят намного лучше. Мне очень понравился жареный цыпленок Денди , который подавали с очень ароматным длиннозерным рисом, который, я думаю, готовится в курином бульоне, так же, как йеменцы готовят рисовое сопровождение для своего блюда из баранины Манди .
    1. Ягненок — обязательный заказ, IMO: это были жирные отбивные из баранины на гриле, приготовленные как следует, поданные с таким же ароматным длиннозерным рисом.
    1. Большим сюрпризом для нас здесь стало то, насколько нам понравилась пицца Шаурма — мясо на гриле, сыр с плесенью (да !!), нарезанный зеленый перец и помидоры. Меня зацепило — и я возвращался только ради этого.

    В ресторане халяль , поэтому алкоголь не подается.Напоминает мне лондонский ресторан Ranoush Juice на Эджвер-роуд в начале 90-х, известный своим удивительным ассортиментом смесей свежих соков, которые он предлагал посетителям, поскольку мусульмане не употребляют алкоголь, поэтому их «моктейли» представляли собой изобретательные комбинации различных соков и напитков. газированные напитки.

    На десерт в Dandy обычно подают торты в западном стиле, а ливанские сладости продаются в коробках на вынос. Я купила пахлаву, которая была не самой лучшей из тех, что у меня были.

    Мы закончили наш обед небольшим количеством мятного чая, который подавали без сахара — опять же, я пришел с предвзятым мнением, что он будет ультра-сладким, как марокканский чай (теперь, почему я так решил ?! ).

    Денди очень милый — я обязательно вернусь за их пиццей. Но моим любимым местом на Ближнем Востоке на Пенанге по-прежнему будет Халаб, принадлежащий / управляемый сирийцами.

    Последний ресторан ближневосточной кухни Пенанга расположен на улице Чулия, 381, бывшем особняке регги. Но ремонт за миллион долларов сделал это место практически неузнаваемым по сравнению с предыдущим воплощением.
    [20181001_131631]
    Halab, в отличие от других ближневосточных ресторанов на Пенанге, которые предлагают в основном ливанскую кухню, предлагает блюда из Алеппо, Сирия.Фактически, мы поняли, что Халаб на самом деле является древним арабским термином для средневекового города Алеппо, в котором, к сожалению, довольно много…

    Адрес
    Dandy Modern Food
    72-1-17 Arena Curve, Jalan Mahsuri
    11950 Bayan Lepas, Penang, Malaysia
    Тел: + 6017-557 3141
    Часы работы: с 10:00 до 22:00 ежедневно

    Dandy Modern Food @ Arena Curve, Баян Лепас, Пенанг.

    Западная еда и еда фьюжн обычно встречаются в кафе Пенанга, но ближневосточная кухня не получила такого же внимания и внимания.Dandy Modern Food совершает здесь прорыв … новый ребенок в районе Arena Curve, который предлагает блюда средиземноморской кухни с элементами фьюжн в комфортабельной уютной атмосфере кафе. Кафе использует концепцию открытой кухни и позволяет посетителям иметь визуальный доступ к процессу нарезки мяса шаурмой или обеспечивать соблюдение гигиенических условий в кафе. В меню представлены интересные блюда ближневосточной кухни и некоторые западные блюда; цены — средние по стандарту, но весь пакет, включая уровень обслуживания и качество, впечатляет.Если вы ищете что-то необычное в соседнем кафе, то Dandy Modern Food может быть хорошим вариантом.

    Хумус и арабский хлеб (Rm 12)

    Денди Баранина с рисом (Rm 24)

    Денди-кебаб с салатом табуле, овощами на гриле и соусом цацики (Rm 23)

    Традиционный фаворит, такой как хумус, — это интересный способ начать трапезу, в исполнении Денди было хорошее сочетание оливкового масла и, возможно, сметаны.Помимо своей кремово-гладкой консистенции, он обладал неизгладимой кислотностью, но это было в пределах допустимого диапазона. Фактически, мы думали, что это был приобретенный вкус — чем больше у нас было, тем больше мы думали, что он (кислинка) хорошо сочетается с пастой из нута. Арабский хлеб был восхитительным дополнением, хотя на самом деле он не был хрустящим или мягким, но приятный обугленный аромат добавил блюду приятный штрих.

    Не разочаровал и фирменный Dandy Lamb с рисом. Хотя мы думали, что некоторые куски баранины были слишком сухими на наш вкус, ароматный длиннозерный рис был самым прекрасным.В нем были следы аромата баранины (вероятно, от жира) и он был отлично выдержан; умелое использование специй сделало ароматы разнообразными и многогранными. А вот Dandy Kebab побледнел по сравнению с прежними блюдами. Мясу не хватало сочного прикуса, а порция для сервировки была менее щедрой. К вкусовым качествам претензий нет, но фактора «Х» не было, не то блюдо, которое оставило у нас положительные впечатления.

    Оценок:

    Вкус: 7.5/10 (1-3 плохо, 4-7 в среднем, 8-10 хорошо)

    Сервис: 7/10 (1-3 плохие, 4-7 средние, 8-10 хорошие)

    Цена: 7/10 (1-3 дорогих, 4-7 средних, 8-10 дешевых)

    Атмосфера: 7,5 / 10 (1-3 плохо, 4-7 в среднем, 8-10 хорошо)

    Парковка: 7/10 (1-3 плохие, 4-7 средние, 8-10 хорошие)

    Халяль

    Плата за услуги: №

    Государственный налог: Да 6%

    Дополнительная информация:

    Адрес: No. 72-1-17 & 18, Arena Curve, Jalan Mahsuri, 11950, Bayan Lepas, Penang.

    Часы работы: с 10:00 до 22:00. Выходной по вторникам.

    Контактный номер: N / A

    Элементы моды на денди

    Мода на денди существует уже несколько столетий, поэтому ее нельзя по праву назвать новым трендом в мужской моде. Тем не менее, современные джентльмены возвращаются ко многим элементам моды на денди, которые в последнее десятилетие в значительной степени отошли на второй план. Современному мужчине не нравится просто одеваться каждое утро; он принимает моду как форму самовыражения и даже как продолжение личности.Он понимает важность качества в одежде и ценит мелкие детали — умную вышивку, идеально сочетающиеся цвета или тот единственный выдающийся аксессуар, который превращает одежду в искусство.

    История моды денди

    Дендизм имеет долгую и богатую историю, уходящую корнями в восемнадцатый век. Общая атмосфера дендизма изменилась на протяжении веков, становясь более возмутительной в одних воплощениях и более сдержанной в других, но руководящий принцип великого стиля проходит через все они.Известные исторические джентльмены, такие как Джордж Брайан «Бо» Браммелл (1778–1840), олицетворяли эстетику денди, уделяя особое внимание внешнему виду и одежде. (Говорят, что Браммеллу требовалось до пяти часов, чтобы одеваться каждый день, хотя он гордился тем, что выглядел так, будто на это совсем не требовалось времени.) , украшения и даже парики, как это было видно на модных молодых парижанах и лондонцах, которые помогли запустить модную денди.Однако с годами мода на денди стала меньше ассоциироваться с чрезмерным одеванием и теперь обычно используется для обозначения любого человека, который ценит моду и любит выражать себя через свой выбор одежды. Некоторые модники одеваются, чтобы выделиться из толпы, в то время как другие выбирают более сдержанную элегантность с приглушенными цветами и минимальным орнаментом.

    Некоторые джентльмены-денди находятся под сильным влиянием исторической моды на денди, как видно из таких романов, как Изображение Дориана Грея или Великий Гэтсби .Тем не менее, некоторые щеголеватые джентльмены принимают современный подход к стилю, и вы можете увидеть модного комода с впечатляющей (но ухоженной) бородой, крупными серьгами или стильной и значимой татуировкой. Это слияние бунта с классическим стилем — еще один способ, которым современный мужчина может выделиться из толпы с точки зрения стиля.

    Что определяет модную моду?

    Отличительная черта моды на денди — безупречный крой. В то время как общий стиль включает в себя ряд предметов одежды, подходящих для различных случаев, все они хорошо скроены и демонстрируют замечательное внимание к деталям.Если он хорошо выглядит и хорошо сидит, то это приемлемо; что-либо с плохим пошивом или небрежной отделкой отсутствует. Портняжное дело так важно для денди, потому что его одежда является выражением его самого; то, как он носит эти одежды, показывает миру, что он гордится своей внешностью и, соответственно, своей личностью. Он уверен в себе, и, соответственно, его одежда должна соответствовать ему.

    Имейте в виду, что денди не переодевается. Его чутье к моде не приводит его к чрезмерным аксессуарам, и он не чувствует необходимости следовать модным тенденциям просто для того, чтобы оставаться «в моде».Некоторые джентльмены выбирают стиль, который неопытному глазу может показаться ярким, но на самом деле это тщательная обработка фактур, цветов и других деталей. Не бойтесь аккуратного смешивания фактур, цветов и узоров; общий эффект может быть довольно хитрым, если все сделано аккуратно.

    Вообще-то джентльмен-денди не «приукрашивается». Его точно не поймали бы на публике в спортивных штанах, и маловероятно, что он проводит много времени в повседневной одежде.Идет ли он на вечеринку с черным галстуком или проводит неторопливый воскресный завтрак с друзьями, его наряд будет тщательно скоординирован, но рассчитан так, чтобы выглядеть так, как будто ему совсем не нужно прилагать никаких усилий, чтобы выглядеть таким собранным. Когда этот джентльмен действительно тянется к джинсовой ткани, это будет тщательно скроенная пара с четкими пуговицами, ремнем, пиджаком и его самыми стильными туфлями. Однако в большинстве случаев он, вероятно, будет избегать джинсовой ткани в пользу более изысканной ткани, такой как лен или вельвет.

    Классические элементы стиля денди включают такие вещи, как тренч, запонки, блейзеры, шарфы и хорошо скроенные брюки.В зависимости от случая вы также можете найти элегантные шляпы, перчатки, жилетки, туфли с кончиками крыльев или даже кожаную куртку. Такие ткани, как шелк, лен и твид, находятся в большой ротации.

    Dandy Look: Explained

    Чтобы завершить ваш модный образ, уверенность — самая заметная деталь в моде. Джентльмен должен выглядеть комфортно и уверенно в своем специально подобранном наряде. Вам может понравиться костюм или аксессуары, но вы также должны ценить то, как они дополняют ваши общие черты.Для самовыражения классический джентльмен с гордостью носит свою одежду и следит за тем, чтобы каждая деталь была тщательно продумана, чтобы создать желаемый эффект.

    Если вам нравится смотреть на вас, выберите модный образ с яркими цветами и узорами. Однако не стоит сочетать слишком много смелых узоров вместе, так как это может отвлекать от общего вида. Джентльмен избегает оплошности одеваться чрезмерно, создавая пары и смешивая аксессуары.

    Если вы предпочитаете более тонкий подход, то для создания стильного образа лучше всего подойдут темные цвета или приглушенные тона с несколькими яркими аксессуарами (яркий карманный платок или острые запонки).Независимо от того, какой подход вы выберете, громкий или тонкий вид денди или что-то среднее, помните, что джентльмен должен быть уверен в своей шкуре и одежде. Когда вы уверены в себе, ваш гардероб говорит сам за себя.

    Денди: бюджетная мода

    Денди-джентльмену не обязательно набивать свой гардероб сшитыми на заказ костюмами, чтобы выглядеть шикарно. Если вы строите модный гардероб с ограниченным бюджетом, подумайте о сочетании предметов одежды от таких брендов, как Brooks Brothers, J. Crew, Tommy Hilfiger, Cole Haan и Banana Republic.Кроме того, инвестируйте в качественного портного; даже нестандартную одежду можно сделать так, чтобы она выглядела и соответствовала индивидуальному заказу с помощью нескольких настроек от талантливого портного. Портной также может добавить эти мелкие детали, такие как нестандартная строчка или пуговицы, которые тонко улучшают внешний вид простого предмета одежды.

    Аксессуары — отличный способ для джентльмена расширить свой гардероб за невысокую цену. Кашемировые шарфы дешевле, чем свитера, и их можно смешивать с множеством других предметов, чтобы создать несколько нарядов.(Денди-туристический совет: они также увеличивают ваш гардероб, не занимая слишком много места в чемодане!) Новый жилет привлекательного цвета, рисунка или ткани будет стоить намного меньше, чем новый блейзер, поэтому придерживайтесь нескольких блейзеров. нейтральных цветов и текстур, а также разнообразных жилетов под ними. Пиджак из шерсти черного или темно-синего цвета — отличный выбор для зимы, а кремовый или серый лен или летняя шерсть — для теплых месяцев.

    Одна ошибка, которую никогда не должен делать стильный джентльмен, — это экономия на качестве, чтобы быстрее приобрести больший гардероб.Дешевые ткани выглядят и ощущаются, ну, довольно дешево. Пуговицы, которые не пристегнуты надежно, быстро пропадут; плохо обработанные швы видны невооруженным глазом и могут привести к катастрофе после нескольких стирок. Лучше ограничить выбор одежды и носить только качественные вещи, а затем добавлять по несколько новых вещей за раз, если позволяет ваш бюджет.

    Уход за денди

    Денди — это больше, чем просто одежда; джентльмен-денди также уделяет пристальное внимание своему внешнему виду и безупречному внешнему виду.Джентльмена-денди никогда не поймают с растрепанными волосами или не подстриженной бородой; он сохранит свою стрижку, цвет и стиль, а также любые растительность на лице.

    Этот денди также вкладывает средства в качественные средства для ухода за кожей, такие как фирменный одеколон, качественный крем, чтобы держать руки в отличной форме, а также сыворотки для лица или кремы для глаз, чтобы сохранить свежий и молодой цвет лица. Для денди не может быть такого понятия, как чрезмерное внимание к личной гигиене.

    Некоторые джентльмены-денди будут носить косметику, чтобы улучшить свои черты.Прилавок для макияжа в универмаге поможет вам подобрать по цвету легкие основы и консилеры от покраснений или темных кругов под глазами.

    Для дальнейшего чтения

    Если вы новичок в концепции моды на денди и хотите узнать больше, возьмите книгу Кейт Ирвин и Лори Энн Брюэр Художник / Мятежник / Денди: Мужчины моды . Ирвин и Брюэр — кураторы выставки в Музее школы дизайна Род-Айленда, которая вдохновила на создание книги; через искусство и эссе они исследуют историю, культуру и постоянно меняющиеся тенденции, скрытые в моде денди.

    Больше интересных сообщений для вас:
    • Элементы модной моды

    ×

    ✅ Modrest Dandy — Modern Golden & Glass Dining Table

    Возврат и обмен

    Мы гордимся качеством наших товаров. Мы хотим, чтобы вы полюбили свою новую мебель и остались довольны покупкой. Однако мы понимаем, что могут быть определенные случаи, когда вы не удовлетворены своей покупкой.

    Если вы не удовлетворены своей покупкой, вы можете вернуть или обменять ее.Просто сообщите нам в течение 7 дней с момента получения вашей покупки.

    Чтобы завершить возврат или обмен, выполните следующие действия:
    1. Сообщите нам в течение 7 дней с момента получения вашей покупки.
    2. Верните товар (ы) в оригинальной упаковке (если товар был распакован, упакуйте его обратно в оригинальную упаковку).
    3. Отправьте товар обратно на склад. Обратите внимание, что мы не несем ответственности за транспортные расходы, связанные с возвратом товара.
    4. Как только мы получим товар, мы зачислим на ваш счет полный кредит магазина.В случае обмена новый товар (-ы) будет обработан и отправлен после того, как мы получим исходный (-ые) товар (-ы) и проверим его.
    Подробности

    Существуют некоторые ограничения в отношении нашей политики возврата и обмена, но мы уверены, что они справедливы.

    Сообщите нам в течение 7 дней

    Мы принимаем все возвраты и обмены в течение 7 дней с момента получения вашей покупки.

    Возврат в оригинальной упаковке

    Все возвраты ДОЛЖНЫ быть возвращены в оригинальной упаковке. Без оригинальной упаковки мы не сможем принять ваш возврат.

    Как новое состояние

    Все товары должны быть возвращены в том состоянии, в котором они были получены — НОВЫМ. Это означает, что если вы повредили товар, мы не сможем принять ваш возврат.

    Собранная мебель

    Собранная мебель НЕ подлежит возврату.

    Дополнительные услуги и стоимость доставки

    Стоимость наших дополнительных услуг и доставки не возвращается. Сюда входят сборы, уплаченные за доставку в номер, за услуги по сборке, а также за доставку и самовывоз, даже если в вашем заказе указано «Бесплатная доставка», мы все равно платим нашим транспортным компаниям за эти услуги.Если у вас есть вопросы, свяжитесь с нами перед покупкой.

    Распродажа, распродажа, товары со скидкой и товары в магазинах

    Все товары со скидкой, распродажи и товары, проданные как «Окончательная распродажа», возврату не подлежат.

    Матрасы и основы

    Матрасы и основы не подлежат возврату и возврату.

    Не нравится цвет?

    Все возвраты, основанные на проблемах с цветом, проходят один и тот же процесс: уведомить нас в течение 7 дней + возврат в оригинальной упаковке + в новом состоянии + дополнительные сборы за доставку будут применяться, даже если в вашем заказе указано «Бесплатная доставка».

    Процесс возврата

    Продукты, возвращенные в течение 7-дневный период будет проверен в течение 48 часов с момента получения товара на наш склад, чтобы убедиться, что он находится в новом состоянии.Затем мы обработаем ваш запрос и предоставим магазин в течение одного дня. Вы получите подтверждение по электронной почте после обработки кредита магазина.

    Отмена
  • Заказы, полученные со склада или загруженные в грузовик для доставки, считаются «Отправленным заказом».
  • Заказы, которые хранятся на нашем складе в связи с задержкой доставки по запросу клиента, и заказы на рассрочку не могут быть отменены.
  • Если заказ уже был отправлен, а затем отменен, см. Политику возврата.(Вы будете нести ответственность за доставку, даже если в вашем заказе указана бесплатная доставка, поскольку мы по-прежнему платим транспортным компаниям за эти услуги.) Восточный Сассекс рассказал, как он решил отказаться от современной моды после того, как сжег свою единственную пару джинсов в возрасте 14 лет, чтобы стать современным денди.

    Зак Пинсент, 25 лет, последние десять лет носил только одежду эпохи Регентства и историческую одежду и говорит, что это единственный способ чувствовать себя комфортно в 21 веке.

    Типичные повседневные образы самозваного мужчины — это пара кожаных сапог для верховой езды по колено, жилет с цветочным рисунком и куртка для верховой езды с длинным хвостом.

    Зак, который живет в Хоуве, приобрел огромное количество поклонников в Интернете, и около 40 000 обожающих его фанатов следят за его модным портняжным делом.

    Зак Пинсент, 25 лет, на снимке, в течение последнего десятилетия носил только одежду эпохи Регентства и историческую одежду и рассказал, что он принял «символическое решение сжечь свою единственную пару джинсов на высоте 14 футов»

    Портной из Хоува, Восточный Суссекс, исследования все его образы, прежде чем найти материалы и разработать их.На создание некоторых стилей Зака ​​может уйти год.

    Он сказал: «Это сложно для мужчин, мы не можем показывать изобилие, но мне нравится то, что я делаю, и я делаю это только для собственного удовольствия».

    Его одержимость исторической одеждой началась, когда его семья переехала домой в возрасте 14 лет и наткнулась на коробку, полную старых костюмов прадеда Зака.

    К счастью, старинная одежда Зака ​​очень подходила ему, и он начал носить ее столько, сколько мог.

    Он сказал: «В 14 лет я принял символическое решение сжечь свою единственную пару джинсов в костре, это был настоящий поворотный момент.

    Одержимость Зака ​​исторической одеждой началась, когда его семья переехала домой, и они наткнулись на коробку, полную старых костюмов его прадеда, которые очень хорошо подходили тогдашнему подростку

    Зак, изображенный в современной одежде в возрасте 14 лет, объяснил, как он использовал носить костюмы-тройки в дни, не связанные с школьной формой, но начал одеваться в историческую одежду каждый в шестом классе

    «В дни, когда не было школьной формы, я одевался в костюмы-тройки, но когда я пошел в шестой класс, я начал одеваться. одевайтесь в историческую одежду каждый божий день.

    «Я был очень удивлен, что в книге выпускника я был признан самым одетым.

    «Люди не обязательно говорили это мне в лицо, но было ясно, что уважение было недостаточным».

    Прошло уже как минимум десять лет с тех пор, как Зак носил любую современную одежду. Единственный раз, когда он мог вспомнить, был приглашен на тематическую вечеринку 1980-х годов.

    Портной, изображенный на фото, сказал: «Мне нравится то, что я делаю, и делаю это только для собственного удовольствия»

    Прошло уже не менее десяти лет с тех пор, как Зак, которому сейчас 14 лет и который сейчас остался, носит современную одежду. Одежда, и он сказал, что реакция на его внешний вид обычно хорошая

    Зак, изображенный с его тростью и в сапогах для верховой езды, рассказал, что у него было много предложений руки и сердца из-за его стиля, и он считает, что это « показательно, что женщины хотят джентльмена »

    Он сказал: «Мне очень хотелось одеться как кто-то из 1780-х и спросить, какой век они имели в виду, я отказался от этого, но в следующий раз я сделаю это.’

    Все наряды Зака ​​разрабатываются, разрабатываются и шьются им самим, а на доводку некоторых нарядов уходит до года, прежде чем он наденет их за пределами дома.

    Хотя люди часто останавливаются на улице и пялятся, Зак говорит, что люди обычно очень добрые.

    Он сказал: «Мне постоянно говорят на улице, что, похоже, я собираюсь встретиться с Джейкобом Рис-Моггом.

    Когда он останавливается на улице из-за его необычного взгляда, большая часть реакции положительная.Зак, на фото в Брайтоне, сказал, что некоторые люди говорят, что он «собирается встретиться с Джейкобом Рис-Моггом»

    Зак, на фото с двумя женщинами на улице, сказал, что положительная реакция, которую он получает, — это не просто «Брайтонская штука». и что он получил «прекрасные» отзывы от людей со всего мира

    «Ответ почти всегда полностью положительный и по-настоящему приятный. И это не просто Брайтон, я объездил весь мир, и люди любознательны и благодарны.

    «Даже когда я был в Лондоне и ко мне направилась огромная группа футбольных фанатов, моей естественной реакцией было то, что я напрягся и посмотрел вниз. Но даже тогда они были добродушными ».

    Зак работает портным в Хоуве, специализируясь на пошиве исторической одежды для мужчин и женщин.

    Список его клиентов простирается по всему миру, так как Зак считает, что наблюдается «всплеск» интереса людей к одежде, изготовленной вручную из этичных источников.

    Зак, на фото он покупает мороженое за кошелек, работает портным в Хоуве, специализируясь на сделанной на заказ исторической одежде для мужчин и женщин.

    Типичные повседневные образы Зака ​​(на фото) включают пару кожаных туфель для верховой езды по колено. сапоги, жилет с цветочным рисунком и куртка для верховой езды с длинным хвостом

    Он сказал: «Моя личная миссия — убедиться, что все закуплено в Великобритании и Европе.

    «Мой углеродный след минимален, я британский производитель и британский бизнес, использующий только 100% натуральных волокон. Я вообще не использую пластик в своей одежде ».

    В 2017 году Зак показал, что носить футболку и джинсы для него не вариант, но у него есть собственная версия повседневной одежды.

    Он сказал: «Если я пойду в трущобы, я надену баньян 18 века, то есть модный шелковый халат.

    Зак, изображенный со своей семьей слева направо Роми, Алекс, Дигби, Бен и Лана, имеет большое количество последователей в сети, около 40000 человек, которые не отстают от его стиля эпохи Регентства.

    Зак, изображенный на фото, считает, что это было «всплеск» интереса людей к одежде ручной работы из этичных источников

    «Зачем одеваться в джинсы и футболку, если вы можете пойти в Tesco в образе Наполеона или чего-то в этом роде?»

    У Зака ​​огромный легион онлайн-поклонников, которые обожают его историческую одежду, но он также вызывает довольно значительный интерес со стороны фолловеров.

    Он сказал: «Я получил много предложений руки и сердца и многое другое.

    «Я думаю, это показательно, что женщины хотят джентльмена и кого-то, кому небезразлична его внешность и внешний вид.

    «Для меня это немного неправильное дерево неправильная лесная ситуация».

    Дендизм. Современные модники | La frimeuse

    Хорошая новость в том, что они здесь и среди нас. Они, которые пытаются сделать мир вокруг себя ярче и элегантнее, которые создают свою атмосферу элегантности, утонченности, которые выражают свою индивидуальность через образ жизни и внешний вид, отстаивая свой индивидуализм в наше время безликий масс-маркет, ток-шоу и фаст-фуд .Задумывая статью о дендизме, никто не мог предположить, насколько сюжет будет захватывающим сюжетом и насколько глубоко автору следует погрузиться в предмет. Результаты изучения истоков, видных представителей этого движения и некоторые выводы представлены в Дендизме. Корнеплоды. Часть 1.

    Сегодня мы говорим о наших современниках.

    Считается, что денди — это разновидность субкультуры. Но вряд ли это так. Каждый денди — неповторимый индивидуалист.У каждого свой путь, свой мир.
    Они не думают, что принадлежат к той или иной группе. Всех их объединяет стремление к элегантности, изысканности, отказ от безвкусицы во всем, а не только во внешней стороне. Настоящий денди с трудом может мириться с массовой культурой, с внешней деперсонализацией личности, с жизнью в движении. Все эти элементы нашего сумасшедшего существа, убивающие индивидуальный взгляд на вещи, отвратительны для истинных эстетов.

    Сегодня мы все чаще видим тенденции дендизма на подиумах.Дизайнеры создают коллекции, вдохновленные модным стилем гламура и гедонизма, своей изысканностью и оригинальностью.

    Но, как мы уже знаем, денди — это не просто со вкусом одетый мужчина. Есть еще и внутренние составляющие имиджа, такие как образование, культура, социальное поведение, образ мышления.

    Так много примеров современных модников. Не секрет, что больше всего жителей Голливудских холмов. Многие актеры позиционируют себя как денди.Из «богов» Голливуда мы знаем много настоящих денди. Яркий пример Саймона Бейкера и Рассела Брандта и многих других.

    1. Майкл Фассбендер 2. Саймон Бейкер, 3. Рассел Брандт.

    Музыканты также проявили и демонстрируют хороший вкус и приверженность ценностям дендизма. Дэвид Боуи — пример талантливого человека, талантливого во всем. Его стиль, неповторимость, оригинальность, неожиданность и независимость ума не оставляют сомнений, перед нами современный денди.

    Кажется, что стиль денди часто присущ просто медийным людям, богатым, знаменитым, и это придает им больше шика и лоска. И считается, что только обеспеченные люди могут позволить себе выглядеть так элегантно. Однако денди — это не мужчина в дорогой одежде, это в первую очередь стиль, построенный на сложных вещах для создания безупречного образа.

    Их можно увидеть на улице, в общественном транспорте. В наши дни никто не удивится, не уставится на них или не взглянет снисходительно с улыбкой.В современном мире хорошо одетые люди вызывают у нас уважение, даже восхищение. Опять же, черты классического костюма в чистом виде или в сочетании с повседневными деталями являются основой стиля денди. Опрятность и чистота слишком важны для современного щеголя, как и в прошлом.

    Мелкие детали (запонки и часы) могут отличить настоящего денди от остального мира. Одну вещь можно носить небрежно. Это может быть, например, шарф или платок, это придает образу больше свободы, больше естественности, если костюм не спроектирован тщательно.Создается впечатление, будто он собран из «обычных» стильных вещей «нормального» человека с врожденным чувством стиля и вкуса.

    Но, как мы уже отметили, они не только на экране, они среди нас.
    Многие блогеры любят фотографировать их на улице, в кафе и даже дома. Лондон, Париж, Нью-Йорк — вот самые популярные города, в которых исторически проживают наши герои. Конечно, они живут где угодно, от этого не становятся менее модными.Книги и фотоальбомы, посвященные их стилю. Совместный проект фотографа и знаменитого нью-йоркского денди «Я-денди», ведь монография разошлась по миру и в сети нет статей о денди без иллюстраций оттуда.

    Да и сами модники пишут книги и автобиографии. Лондонский денди Себастьян Хорсли написал откровенные мемуары, в которых изложил свою позицию по поводу денди.

    «Денди — это скорее условие, чем профессия.Это вызов страданиям и праздник жизни. Это не мода; это не богатство; это не обучение; это не красота. Это и щит, и меч, и корона — все это вытащили из ящика для переодевания на чердаке воображения. Дендизм — это ложь, раскрывающая правду, а правда в том, что мы такие, какими притворяемся ».

    Денди в подземном мире, Себастьян Хорсли.

    А взгляд изнутри еще раз доказывает, что денди появляются тогда, когда обществу нужны яркие личности, чтобы выдерживать штампы внешнего вида, поведения и образа жизни, доведенные до автоматизма и рутины.

    Не важно одеваться подобным образом или стать коллекционером или подражать их поведению. Смысл появления денди во все времена был знаком общества жить собственной жизнью, наслаждаться простыми мирскими удовольствиями; есть со вкусом, читать глубокие книги, смотреть интересные фильмы, путешествовать без палки для селфи, но с хорошей камерой, собирать впечатления и видеть фантастические сны.

    Многие из них не зацикливаются только на себе.Они вовлечены в общественно полезные действия. Уже много лет во многих точках мира проходит мотоциклетное мероприятие «Поездка выдающегося джентльмена», когда джентльмены, одетые как денди в классические костюмы, принимают участие в мотопараде.
    Эти акции современных денди и джентльменов действительно приносят пользу и обещают использовать свое влияние в благородных целях в виде сбора пожертвований в фонды борьбы с серьезными заболеваниями.

    Как и двести лет назад, дандизм — это вызов обществу потребления.Это призыв сломить стремление к чистой прибыли, против коллективной зомбификации со стороны телевидения, против жадного поглощения фаст-фуда. Это призыв оторваться от повседневной монотонности, которая правит вашей жизнью, и взглянуть на собственное бытие глазами другого индивидуума, эстета и любителя собственного мира. Вам не нужны огромные деньги, капитал, это нужно только для того, чтобы иметь желание жить счастливо, красиво, в гармонии с собой.

  • Оставьте комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *