Обзор ми банд 2: Умный браслет Xiaomi Mi Band 2. Обзор, настройка русского шрифта, сравнение с нагрудным пульсометром.

Содержание

Обзор фитнес-браслета Xiaomi Mi Band 5: пятерка с минусом

«Ми бенды» по-прежнему остаются одними из самых популярных браслетов. Очередную волну спроса подстегнул выход версии Mi Band 4  с NFC — с ним даже владельцы смартфонов без этого модуля получили возможность расплачиваться в магазине гаджетом, а не картой. И вот снова что-то новенькое — Mi Band 5. С интересном взяли его на тест, тем более, что улучшений по сравнению с четвертой версией довольно много. Избавился ли пятый «ми бенд» от всех недостатков? 


Строго говоря, название «фитнес-браслет» уже давно устарело. По нашим наблюдениям лишь процентов 20 всех пользователей реально используют его для фитнеса или спорта. Все остальные — как часы, как банальный счетчик шагов и калорий, как устройства для мониторинга сна или просто как «жужжалку» на запястье, позволяющую не пропустить звонок. Как нам кажется, производители не могут этого не замечать, и все усовершенствования должны быть направлены в сторону обычных пользователей, а не спортсменов. С Xiaomi Mi Band 5 примерно так и получилось. 

Дизайн и экран

Браслет остался практически тем же, капсулой в резиновом ремешке. Разве что экран стал больше: теперь 1,1 дюйма вместо 0,95 в четвертом поколении. Такой же яркий, отлично читающийся даже в солнечную погоду.

Важный момент — инженеры Xiaomi все- таки услышали глас народа (могли бы услышать и раньше), который настойчиво просил пересмотреть систему зарядки. Каждый раз доставать капсулу из ремешка и укладывать ее в ложемент — как-то совсем не user friendly. В Mi Band 5 достаточно прицепить магнитный коннектор зарядного устройства к контактам на устройстве — это заметно быстрее и проще. 

Циферблатов для экрана — вагон и маленькая тележка. Причем, тележка с восемью разными вариантами уже есть в браслете, а вагон ждет вас в приложении Mi Fit, через который осуществляется синхронизация со смартфоном. 

Новые функции

Разумеется, в очередном поколении появились и новые функции. По их количеству браслеты уже начинают догонять простенькие модели смарт-часов, хотя те активно сопротивляются. 

Замер стресса. Загадочная штука, пользу которой нам до сих пор не удается оценить. Мы не раз тестировали ее на смарт-часах, пытаясь всячески возбудить организм (например, эмоциональной игрой в шутер). Но каждый раз убеждались, что ничего общего с реальным уровнем стресса эти замеры не имеют. Но функция есть, да, можно порадоваться. 

Дыхательная гимнастика. Если вдруг стресс у вас зашкаливает, можно попробовать еще одну новую опцию. В режиме «Дыхание» вам предлагается ритмично дышать — ритм задает индикатор на экране. Минутная тренировка вроде бы должна помочь, но время можно устанавливать самостоятельно. 

Женские циклы. Мы долго искали эту опцию в меню, но оказалось, она доступна только в случае, если пользователь — женского пола. А жаль, и мужчине не помешало бы знать, когда у твоей подруги «эти дни» на подходе. 

Новые тренировки. Да, теперь их больше — например, добавлены режимы работы на эллиптическом и гребном тренажере, прыжки со скакалкой или занятия йогой. На тот случай, если вы все-таки входите в те 20%, о которых мы говорили в самом начале.

Индекс PAI. Вот, что действительно супермегаполезно. PAI — это индекс физической активности, который рассчитывается с учетом реальных нагрузок. Многие пользователи браслетов до сих пор верят в «норму шагов» и «дошагивают» ее в конце дня — дескать, прошел 10 000, я молодец, пойду поужинаю. Mi Band 5 с расчетом PAI непосредственным образом оскорбляет чувства этих наивно верящих, как бы намекая: вот те 2000 шагов, которые вы лениво прошли по офису, обсуждая контракт с клиентом по телефону, это ни разу не полезная физическая нагрузка!

Извольте заняться чем-то более активным, хотя бы минут 20, чтобы пульс подскочил, а сердце взбодрилось и почувствовало себя крутым насосом. Кстати, тот же PAI при полноценных тренировках перевалит за 100 гораздо быстрее, чем вы нашагаете свою норму. Словом, PAI дает гораздо более правильное представление о дневной активности, чем шагомеры и прочие простые штуки. 

Автономность

Один из главных козырей всех умных браслетов — возможность долгое время работать без подзарядки. В то время, как у новых моделей смартфонов наметился четкий тренд на увеличение АКБ до 4000-5000 мАч, Mi Band 5 неожиданно получил меньшую батарею. Здесь она всего 125 мАч, хотя емкость четвертой версии — 135 мАч. Как это сказалось на автономности? Она упала, но не сильно. В режиме мониторинга режима сна, контроля пульса, периодическими тренировками Mi Band 5 хватает дней на 6-7, Mi Band 4 же гарантированно выживал неделю. Если не сравнивать браслеты напрямую — вполне нормально. 

Что нам не понравилось

Xiaomi всегда отличалась тем, что умеет слышать потребителей. Компания проводит большую работу с mi-фанами и при разработке новых устройств, действительно, учитывает их пожелания. В этой связи нам показалось странным, что Mi Band 5 оказался слегка «недокрученным». Что конкретно нам не понравилось?

Нет модуля NFC. Это странно, но в пятой версии он пока недоступен, хотя Mi Band 4 уже отлично работает с бесконтактной оплатой. 

Текст по-прежнему мелковат. Даже человеку со 100%-ным зрением сложно разобрать мелкий шрифт уведомлений в общественном транспорте или просто в движении. Эта проблема всех «ми бендов», и не замечать ее может лишь тот, кто ни разу не пробовал другой браслет. 

Нет оценки уровня кислорода в крови. После «коронавирусной» весны производители бросились добавлять эту функцию во все гаджеты, поскольку понижение уровня может свидетельствовать о наличии заболевания. Но здесь ее нет, что странно. 

Неидеальный интерфейс. Это касается как приложения Mi Fit, которому не помешало бы представлять информацию в более наглядном виде, так и самого браслета. К примеру, при получении двух сообщений от одного пользователя в оповещениях можно увидеть только их количество. А, скажем, Honor Band 5 полностью отображает и количество, и текст последнего. 

Словом, в каждом доме — свои тараканы. Mi Band 5  получился очень неплохим, хотя мы и ожидали большего. Модификация с NFC, наверняка, появится (хотя официальной информации на этот счет пока нет), интерфейс и опции можно доработать программным путем (если сочтут ли нужным). Так что пятый «ми бенд» по-прежнему можно считать пусть и не идеальным, но одним из лучших фитнес-браслетов на российском рынке, тем более, что стоимость вполне адекватна. 

Кстати, у нас есть целая подборка самых последних моделей фитнес-браслетов: если вы хотите узнать больше о гаджетах других производителей, обязательно почитайте. 

Обзор фитнес-браслета Xiaomi Mi Band 6

Май — время выхода новых фитнес-браслетов. Недавно мы рассказывали о Honor Band 6, и вот на подходе Xiaomi Mi Band 6. Посмотрим, чем новинка отличается от предшественника и что нового может предложить покупателям. Главное, конечно, более крупный дисплей.

Дисплей, дизайн

Дизайн по сравнению с «пятеркой» практически не изменился. В Xiaomi не стали расширять модуль с дисплеем, а оставили удлиненную капсулу, которая вставляется в силиконовый ремешок-кожух.

Зато подрос AMOLED-дисплей. Теперь он занимает почти всю фронтальную панель, а его диагональ увеличилась с 1,1 до 1,56 дюйма. Соответственно выросло и его разрешение — с 126×294 до 152×486 пикселей. Подрасти удалось за счет удаления подэкранной кнопки.

Из-за того, что все внимание отдано дисплею, слегка доработали управление. Оно теперь осуществляется полностью через сенсорный экран: свайпы вверх-вниз, влево-вправо, да еще привычные тапы с удержанием — все просто и интуитивно понятно.

Благодаря тому, что дисплей подрос ввысь, немного изменилось оформление некоторых обоев, где-то стал крупнее шрифт, где-то по-другому скомпоновали виджеты. Правда, уведомления из-за все еще узкого дисплея все так же не очень удобно читать.

Обоев — целое море. От нечего делать можно сутки провозиться с их настройками. Благо памяти теперь вдвое больше (32 МБ вместо 16), так что можно скачать туда хоть все доступные обои.

Дисплей — основное нововведение в Xiaomi Mi Band 6. Он стал больше и четче. В остальном внешне перед нами старый добрый Mi Band, который мы видим на протяжении не одного поколения.

Функциональность

Здесь добавили то, что пользователи «пятерки» давно просили, подсмотрев в браслетах других производителей. Речь об измерении уровня насыщенности крови кислородом.

Кроме того, список тренировок вырос почти втрое — до 30. Помимо стандартных бега/ходьбы, находится даже экзотика вроде зумбы, катания на коньках и крикета. Девайс может автоматически распознавать пять видов активностей: ходьбу, бег, велосипед, эллиптический и гребной тренажеры.

Все остальное досталось в наследство от Mi Band 5: подсчет шагов (считает 99 шагов из 100), калорий, пройденного расстояния, мониторинг сердцебиения, сна, стресса, дыхания. Здесь же будильники, таймер, секундомер, возможность управления музыкой на телефоне и удаленный запуск камеры.

В приложении на смартфоне можно настроить, какие пункты меню вы хотите видеть, а какие вам не нужны и их можно убрать. Также на телефоне стоит указать приложения, от которых вы хотите получать уведомления на браслет.

В целом функциональность Mi Band 6 осталась на уровне предшественника. Из значимых нововведений можно отметить разве что измерение уровня насыщенности крови кислородом. Жаль только, что в международной версии браслета нет NFC.

Автономность

У нас Xiaomi Mi Band 6 пробыл два дня, поэтому полностью разрядить браслет мы не успели. Тем не менее кое-какие выводы сделать можно. За первые сутки устройство потеряло ровно 25% заряда.

Многовато для фитнес-браслета, однако надо учитывать, что мы активировали почти все работающие в фоне активности. Так, Mi Band 6 постоянно мониторил пульс, сон, стресс и даже нечто под названием «качество дыхания во сне». Яркость дисплея — на четырех делениях из пяти, а с заходом солнца — автоматический переход на пониженный уровень подсветки. Правда, были отключены уведомления, к тому же обошлось без тренировок.

На следующий день мы отключили вообще все автоматические измерения, но активировали уведомления (их, надо отметить, очень много). В итоге за сутки аккумулятор просел на 18%.

Таким образом, при более-менее активном использовании Xiaomi Mi Band 6 одной зарядки браслета хватит на 4—6 дней.

Итоги

Xiaomi Mi Band 6 — логичное продолжение «пятерки» с увеличенным дисплеем. Хотелось, чтобы он также подрос немного и вширь, что позволило бы с куда бо́льшим удобством читать уведомления и прочую информацию. Из функциональных доработок в первую очередь стоит упомянуть возможность измерения SpO2. Возможно, кому-то также приглянутся новые экзотические виды тренировок.

Слегка огорчила низкая по сравнению с ожиданиями автономность. Чтобы получить десять дней, придется выключить автоматическое измерение всех показателей, а также отказаться от получения уведомлений из приложений. Правда, в таком случае получим обычный счетчик шагов.

В целом перед нами все тот же Mi Band, который полюбили миллионы пользователей во всем мире. Обладателям «пятерки» особого смысла переходить на новинку нет. У Mi Band 4 есть версия с NFC. А вот если у вас Mi Band 3, то как раз можно обновиться.

Благодарим магазин Xistore за предоставленный на тесты браслет.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

Xiaomi Mi Band 2 — обзор модного мужского аксесcуара

Первую модель смарт-браслета Xiaomi компания называла пробной, но, тем не менее, ставка на доступную стоимость и максимальную простоту оправдала самые смелые ожидания. Фитнес-браслет вошел в тройку самых популярных товаров на рынке трекеров. Сегодняшний обзор посвящен обновленной модели — Xiaomi Mi Band 2.

В отличие от предшественника Ми Бэнд 2 обзавелся экраном, функциональной кнопкой, более емким аккумулятором и функцией поддержки жестов.

Обзор Xiaomi Mi Band 2

1. Комплектация.

Если говорить о комплектации, то Ксиаоми Ми Бэнд 2 ничем не отличается от первой модели. Устройство продается в боксе из картона, где также есть USB-кабель и инструкция, к сожалению, на китайском языке.

2. Дизайн.

Браслет Mi Band 2 состоит из:

  • ремешка, выполненного из качественного силикона;
  • капсулы, куда встроена электроника.

Внешний вид капсулы заметно изменился – увеличились ее размеры, она стала толще. Верхняя часть пробрела глянцевость и покрыта прозрачным стеклом или качественным пластиком.

Впереди расположена сенсорная кнопка круглой формы, экран. При каждом нажатии кнопки на экране отображается соответствующая информация:

  • время;
  • пройденное расстояние;
  • заряд батареи;
  • пульс;
  • потраченные калории.

В нижней части браслета находятся контакты, посредством которых устройство заряжается.

Это важно! Кабель стал заметно меньше, его легко потерять, поэтому производитель рекомендует относиться к нему бережно, поскольку найти в продаже аналогичную модель очень сложно.

В задней части браслета находится окошко с диодами, которые подсвечиваются зеленым цветом, когда вы измеряете пульс.

Предусмотрена защита от воды (стандарт IP67). Это означает, что браслет Xiaomi Mi Band 2 можно не снимать, если вам нужно помыть посуду, принять душ, он легко выдержит заплыв в реке и в бассейне.

Это важно! На море фитнес браслет Xiaomi Mi Band 2 лучше не использовать, поскольку морская вода более агрессивная и это может повлиять на работу аксессуара и точность отображаемых данных.

Ремешок стал шире, тоньше, приятнее на ощупь и длиннее на 0,5 см. Отверстия для фиксации ремешка стали уже, таким образом, браслет надежнее держится на руке. Страховочная петля на краю ремешка стала более толстой. Место для капсулы в отличие от первой модели предусмотрено с внутренней стороны, поэтому часы Xiaomi Mi Band 2 отличаются большей долговечностью и надежностью. По отзывам клиентов, первая модель фитнес-браслета часто рвалась, поэтому производители постарались устранить этот недостаток.

Все изменения аксессуара связаны с экраном, главное преимущество, которое отмечают пользователи, — включенный экран демонстрирует, что на руке не просто декоративный браслет, а гаджет.

Это важно! Длина браслета универсальная, поэтому аксессуар подойдет мужчинам и женщинам. Длины может не хватить людям с очень крупными руками. В ассортименте представлены ремешки голубого, зеленого и оранжевого цветов.

3. Экран

На экран можно выводить разную информацию – это принципиальное отличие от прошлых версий. Оснащен фитнес трекер Xiaomi Mi Band 2 oled экраном, диагональ которого 0,42 дюйма или 1,07 см. В инструкции производитель не уточняет разрешение экрана, но приблизительно оно составляет 50х100 точек. Этого вполне достаточно, чтобы выводить на экран необходимые данные.

Это важно! Экран находится в выключенном состоянии, чтобы его активировать, нужно взмахнуть рукой или нажать сенсорную кнопку.

Когда экран выключен, гаджет выглядит, как простой браслет. Функция настройки яркости отсутствует, но, учитывая скромные размеры экрана и применение технологии OLED, информацию легко прочитать днем, при ярком освещении, и ночью, в темноте.

Это важно! Если функция зрения нарушена, прочитать данные на экране может быть затруднительно.

4. Автономный режим

На экран фитнес трекера Xiaomi Mi Band 2 выводятся все основные данные:

  • пройденное расстояние;
  • пульс;
  • потраченные калории;
  • время.

Для отображения информации достаточно последовательно нажимать сенсорную кнопку.

Это важно! При первом касании на экране появляется время, при втором – активируется шагомер, при третьем – активируется пульсометр или отображается значение пульса. Если не нажать на кнопку по окончании измерения пульса и дождаться автоматического отключения экрана, при следующем первом касании отобразится пульс.

Информация обновляется посредством датчиков, встроенных в капсулу. Синхронизация со смартфоном потребуется, если аккумулятор гаджета разрядился полностью. Если уделять должное внимание смарт-браслету и своевременно его заряжать, использовать смартфон можно крайне редко исключительно для просмотра статистики.

Пользователи отмечают, что в новой модели браслета функция отображения времени реализована максимально комфортно. Чтобы увидеть время, достаточно повернуть руку, от этого движения экран активируется, и отображаются нужные данные.

5. Приложение

Необходимые условия для синхронизации гаджета со смартфоном:

  • специальное приложение Mi Fit, предназначенное для Android или iOS;
  • системы Android 4.4, iOS 7 и более новые версии;
  • наличие модуля Bluetooth 4.0.

Это важно! Пользователи Android могут скачать официальное приложения для Cяоми Ми Бэнд 2 в магазине Google Play. Также приложение представлено в фирменном магазине Xiaomi и есть версии, переведенные пользователями, и выложенные в сеть. Между версиями есть отличия – в версии компании-производителя предусмотрена функция с возможностью измерения пульса во время бега в режиме реального времени. Версия, представленная в Google Play, синхронизирует информацию с Google Fit.

С момента выхода первой модели умного браслета приложение Mi Fit обновилось, появились русская и английская версии. Визуально приложение разделено на несколько экранов.

На первом экране отображаются данные о:

  • пройденном расстоянии;
  • потраченных калориях;
  • информация о фазах сна;
  • пульс;
  • вес.

Второй экран позволяет настроить:

  • будильник;
  • уведомления о звонках, сообщениях и письмах;
  • синхронизировать гаджет с Google Fit.

Последний экран позволяет настроить личный профиль – ввести данные о возрасте, росте и весе, просматривать статистику.

Это важно! Обязательно ознакомьтесь, как настроить Xiaomi Mi Band 2 – активировать экран по взмаху кисти, выбрать данные, которые будут выводиться на дисплей.

Пользователи отмечают не очень точный перевод основных функций программы. Например, значение «Calories» — это температура, а «Distance» — это бег.

Перед первым использованием гаджета ознакомьтесь с инструкцией и изучите, как подключить Mi Band 2 к смартфону. Помните, что сначала браслет нужно зарядить – в магазинах аксессуар, как правило, продается в разряженном состоянии, и затем приступать к его подключению и настройке.

6. Функциональность

В целом, функциональность гаджета практически не изменилась.

  • Шагомер. В новой версии функция подсчета шагов улучшена, теперь устройство подсчитывает пройденное расстояние точнее. Новая модель не учитывает шаги, когда пользователь едет в транспорте. В предыдущей версии браслета шаги подсчитывались от души, активная тряска в транспорте активировала браслет и соответственно функцию шагомера.
  • Часы. Гаджет отображает время в формате часы и минуты. Учитывая небольшой размер экрана, дополнительные циферблаты не предусмотрены. Преимущество функции в том, что теперь нет необходимости носить традиционные часы, достаточно надеть на руку браслет.

Это важно! Экран активируется от движения рукой, но происходит это с задержкой в одну секунду. Информация отображается 4 секунды, затем экран автоматически гаснет.

  • Пульсометр. К сожалению, точности и скорости от этой функции ожидать не стоит. Помните, что перед вами гаджет, а не специализированный спортивный датчик. Пульс можно измерить, находясь в спокойном состоянии, нельзя двигаться и желательно приложить руку к сердцу. Данные выводятся на экран через 7-8 секунд.

Это важно! Если достаточно туго затянуть ремешок, можно измерять пульс в режиме реального времени во время бега. В этом случае данные выводятся на экран смартфона. Чтобы активировать этот режим, нужно включить уведомление о превышении максимально допустимого значения пульса.

  • Отслеживание фаз сна. Гаджет отслеживает фазы сна и может автоматически определяет начало и окончание сна. Устройство составляет графики, выделяя глубокие и поверхностные фазы.
  • Будильник. Есть возможность настроить несколько вариантов будильников – по дням недели или одноразовый. Если человек находится в фазе поверхностного (быстрого) сна, будильник может сработать раньше выставленного времени.
  • Уведомления. О событиях браслет сообщает вибрацией. Вы можете получать сообщения о поступающих звонках, сообщениях, письмах. Если пользователь долгое время сидит на одном месте, гаджет сообщает о том, что нужно пройтись.

Это важно! Если приходит сообщение о звонке, на экране появляется трубка, если нужно прогуляться, вы увидите человечка, а сообщение APP указывает, что пришло уведомление от другого приложения.

Данная модель браслета все-таки несколько уступает более дорогим аналогам, например, в ней нет функции управления музыкой.

7. Автономность

Заявленные производителем параметры:

  • время работы – 20 дней;
  • емкость аккумулятора – 70 мАч;
  • время зарядки – от 1 до 1,5 часов.

Это важно! Прогресс зарядки отображается на экране, когда заряд полностью заканчивается, соответствующее уведомление приходит на смартфон.

Результаты тестирования следующие – за 7 дней активного использования браслета, подключения к смартфонам – гаджет разрядился только на 43 %. Конечно, продолжительность работы браслета меняется в зависимости от интенсивности его эксплуатации. В среднем гаджет можно использовать на протяжении 20 дней. В сравнении с другими моделями это внушительная цифра.

Сравнительная характеристика разных моделей браслетов

Характеристика Xiaomi Mi Band Xiaomi Mi Band 2 Sony SmartBand 2 SWR12
Индикация Вибросигнал и 3 LED индикатора Вибросигнал и экран Вибросигнал и 3 LED индикатора
Степень защиты IP67 IP67 IP68
Ремешок Съемный, из силикона Съемный, из силикона Съемный, из силикона
Датчики Акселерометр Акселерометр, пульсометр Акселерометр, пульсометр
Совместимость iOS 7.0, Android 4.4 и более новые версии iOS 7.0, Android 4.4 и более новые версии iOS 8.2, Android 4.4 и более новые версии
Поддержка приложений Можно передавать данные в Apple Health Можно передавать данные в Apple Health Посредством браслета можно управлять приложениями на смартфоне с интегрированной системой Android
Емкость батареи (мАч) 41 70 Нет информации
Масса (г) 13 14 25
Стоимость (грн.) 300 634 2600

Во всех трех моделях не предусмотрены: камера, микрофон и динамик.

Как видите, Mi Band 2 во многом похож на Sony SmartBand 2. Многие их характеристики аналогичные. Однако пульсометры в разных моделях работают по-разному. Главное преимущество браслета Xiaomi – стоимость в несколько раз ниже, чем цена гаджета Sony SmartBand 2.

Видео обзор

Резюме

К несомненным преимуществам модели можно отнести: универсальность, стильный дизайн, наличие экрана и пульсометра, улучшенная точность учета шагов, длительное время работы.

Тем не менее, не обошлось без недостатков – неточности в переводе функций программы, разные версии приложения работают по-разному.

Первая модель браслета признана одной из самых популярных, а вторая версия – успешное обновление гаджета. Компания-производитель учла пожелания пользователей. Прежде всего, появился экран, о котором мечтали многие обладатели браслета. Браслет стал более прочным и долговечным. Капсула надежно фиксируется и не выпадает.

При этом браслет сохранил все преимущества первой модели – продолжительное время работы и демократичную стоимость. Конечно, стоимость гаджета на старте продаж была гораздо выше заявленной, но уже спустя несколько месяцев цена снизилась до вполне комфортной – 20-25 долларов.

Если вы хотите купить Ми Бэнд 2 по наиболее выгодной стоимости, воспользуйтесь Aliexpress. Покупать модные вещи с Aliexpress удобно, выгодно и просто.

От автора статьи: В этого продавца на Aliexpress заказывал лично, доставка в Украину две недели + дополнительно заказал себе ремешок и пленку на экран.

Поделитесь информацией в социальных сетях. Нам очень важно узнать ваше мнение о гаджете, расскажите, с какими проблемами вы столкнулись в процессе эксплуатации, какие преимущества оценили.

характеристики популярного фитнес-браслета, дизайн и функционал

Xiaomi Mi Band стал одним из самых популярных в мире фитнес-трекеров, и не зря – линейка стоила так дешево, что вы могли бы купить их, наряду с миллионами людей. В определенной степени они выполняют свою работу, помогая узнать уровень вашей активности (или малоподвижности), они удобны и имеют функцию мониторинга сна.

Проблемой марки Xiaomi является тот факт, что ее лучшие фитнес-браслеты со временем дешевеют. Так как разработчики продолжают дополнять функционал устройств опциями, Mi Band 2 оснащено OLED-экраном с датчиком сердечного ритма, и конкуренты компании сокращают стоимость своих функциональных девайсов.

По мере приближения своей годовщины, фитнес-браслет Xiaomi Mi Band 2 остается по-прежнему привлекательным – по крайней мере, на бумаге. С экраном для просмотра времени и активности на протяжении дня, а также с мониторингом сердечного ритма, нельзя найти аналоги, у которых будет такая же цена.

Но хорошо ли это? Может ли устройство сравниться с новейшими и лучшими трекерами Fitbit?

Xiaomi Mi Band 2: дизайн и экран

Вы получите практически все, что ожидаете от дизайна и конструкции Mi Band 2. Стандартная черная модель не выглядит особенно привлекательно, так как корпус обрамлен ремешком из дешевого кремния (по всей видимости, антизапотевающего), но обе детали достаточно прочны. Его водонепроницаемость — IP67, поэтому можно намочить устройство или принять с ним душ, хотя к данной опции следует относиться аккуратно.

Поверхность OLED-дисплея можно поцарапать достаточно быстро после того, как вы начнете носить его, что, кстати, может раздражать. В особенности из-за того, что он должен быть оснащен стеклом, устойчивым к царапинам.

По сравнению с FitBit Alpha за 130 долларов, носить его на самом деле более комфортно, а и легче приобрести, хотя FitBit, безусловно, выполнен в классическом стиле. В продаже есть черный, оранжевый, голубой и зеленый фирменный браслет Mi Band, хотя в интернете предлагаются устройства с ремешками других оттенков.

42-дюймовый OLED-экран достаточно нечеткий, особенно по сравнению с дисплеем Alta. Тем не менее, первый отображает время, шаги, сожженные калории и сердечный ритм (не дистанцию). Неудивительно, что автоповорот экрана функционирует только время от времени.

Пользователей порадует маленькая сенсорная кнопка управления дисплеем, так как это – не сенсорный экран. Устройство имеет анти-дактилоскопическое покрытие, но эта опция второстепенна. Быстрый, надежный способ управления Mi Band 2 гораздо более предпочтителен, чем удвоение и выделение команд на Alta, или нажатие на Misfit Flash Link, который, по слухам, сложен в обращении, если зарегистрирован.

Xiaomi Mi Band 2: отслеживание

С точки зрения отслеживания, лучше ничего не усложнять и начать с преимуществ. Опция мониторинга сна Mi Band хорошая и точная – система автоматически обнаруживает, что вы уже легли спать или проснулись, и является полезным руководством к тому, как вы на самом деле спите. (В отношении метрики глубокого сна, трудно сказать, является ли устройство точным, поэтому лучше оставить этот вопрос для научного тестирования). В число дополнительных функций входит установка нескольких будильников, вибрирующих в заданный час, — популярная деталь, заимствованная из первых двух версий miband.

Компания Xiaomi говорит, что сделала алгоритмы и технологии подсчета шагов и отслеживания сердечного ритма более аккуратными. Отслеживание активности пока еще не совсем доработано, но, что интересно, отличается от предыдущих моделей Mi Band.

Устройство пытается автоматически распознать, когда вы идете / занимаетесь спортом, и его оповещение об отсутствии активности не настолько надежно, по сравнению с большинством девайсов с этой функцией. Однако для ежедневного использования фитнес-браслет Xiaomi Mi Band 2 дает результаты, приближенные к дорогим трекерам. По традиции, Mi Band 2 переоценивает общую активность, а также распознает движения запястьем как ходьбу, когда описание не соответствует действительности. По сравнению с Alta, Xiaomi не отслеживает около ста шагов.

Если сравнивать Mi Band с Casio Smart Outdoor, он так же аккуратно отслеживает время активности, даже с множеством остановок и коротких прогулок. Вместе с тем, устройство может ошибиться с периодом активности.

Получилась неоднозначная картина, но по существу, полностью полагаться на Mi Band 2 не стоит — аналогичная история с первыми девайсами. Независимо от мотивации, осознание, что вы делаете 10 000+ шагов в день по сравнению с парой дней очень низкой активности, является достаточным для недорогого аппарата – и это уже другой вопрос.

Помимо этого, фитнес-браслет рассчитывает предполагаемые сожженные калории менее полезным способом, чем, скажем, Alta, который учитывает, сколько калорий вы сжигаете, даже когда не ходите / бегаете, и дает вам промежуточное значение. Здесь нет GPS для точного отслеживания бега, а также других дополнительных опций для бегунов, так что для профессионалов устройство полезным не будет.

Мониторинг сердечного ритма является функцией, которая была модернизирована, но в момент отдыха показания частоты сердцебиения скачут примерно в течение нескольких секунд. Данные представлены наиболее эффективно в Mi Fit. Не стоит использовать фитнес-трекер, чтобы придерживаться определенной частоты сердцебиения на пробежках, так как он ненадежен. С другой стороны, устройство снимает показания каждый раз, когда вы задаете данную функцию на экране сяоми ми бэнд 2, и это значительно быстрее, чем запустить приложение при помощи Mi Band Pulse.

Xiaomi Mi Band 2: дополнительные функции

Второй, не менее полезной характеристикой, помимо мониторинга, являются уведомления смартфона, но они действительно необходимы.
Если настроить параметры, чтобы фитнес-браслет Xiaomi Mi Band 2 вибрировал, когда у вас входящий звонок или сообщение WhatsApp, трекер не работает, что в действительности реализовано хуже, чем в предыдущих девайсах. Ошибка может возникнуть из-за подключения Bluetooth, которое плохо соединяется, к примеру, с Samsung Galaxy. В любом случае, это ошибка, нуждающаяся в исправлении.
Еще одна особенность — аккумулятор не работал бы так долго, если бы все функционировало правильно.

Xiaomi Mi Band 2: приложение Mi Fit

На презентации смарт-браслета компания Xiaomi раскрутила новый пользовательский интерфейс Mi Fit, но изменилось немногое, по крайней мере, пока. Это больше, чем версия Fitbit или Jawbone. В устройстве есть панель, отображающая дневную активность, продолжительность сна, считывание показателей сердечного ритма и определение даты последнего периода активности (достижения целей). Также в приложении можно контролировать вес.

Каждая из опций создает ежедневные, еженедельные и ежемесячные графики, за исключением пульса, до сих пор представленного в качестве списка показаний с небольшим контекстом – по сути, бесполезного. Как было упомянуто выше, Mi Band пытается автоматически определять, когда вы начинаете бежать, но приложение спроектировано таким образом, чтобы делить активность на «ходьба» или «активность» в сроки согласно графикам. Версия позволяет просматривать время, шаги, дистанцию и калории, но невозможно отредактировать или сгруппировать данные, что доступно в аналогичных приложениях.

Вы можете поделиться статистикой в группе, отсканировав QR-коды друзей (никто не собирается этого делать). Кроме того, в устройстве предусмотрена возможность делиться своим прогрессом или оставить отзыв в соцсетях – Line, Twitter (который пришлет сообщение), Facebook и пр.

С точки зрения математики, Xiaomi предпринимает попытки мотивировать вас быть более активным и заботиться о качестве сна, отображая проценты. Например, количество шагов пользователя сегодня превышает показатели 13% людей, но его сон прошлой ночью (если он рано заснул) превышает показатели 90% людей. Это правильный подход.

Последнее примечание о приложении – оно вылетает во время работы (к примеру, на Андроид). Кроме того, синхронизация иногда проходит на секунду-две дольше, чем ожидается.

Xiaomi Mi Band 2: ресурс батареи

Здесь Xiaomi превосходит пульсометр Fitbit, но соперничает с бюджетными устройствами. После использования Mi Band 2 в течение полутора недель, его оставшийся заряд батареи, согласно Mi Fit, составляет менее 24%. Это значит, что ресурса батареи не хватает на указанные 20 дней (более вероятно, 12 – 14) работы в непрерывном режиме. Данный показатель будет индивидуальным для каждого пользователя.

Все-таки, для устройства с экраном, умные часы Mi Band 2 впечатляют. Преимущественно, если вы подзаряжаете их еженедельно, они не должны отключаться.

Устройство не совсем беспроблемно, как дешевые трекеры, такие как популярный Withings Go, хотя последний оснащен экраном E Ink и показывает время и ваш прогресс, а также функционирует восемь месяцев на аккумуляторе пуговичного типа. Бюджетный Misfit Flash Link, теоретически, должен работать в течение шести месяцев, но если это не так, просто нужно поменять батарею.

Характеристики Xiaomi Mi Band 2

От Xiaomi

Новый Mi Band 2 еще достаточно дешев для того, чтобы быть флагманским. Экран и ресурс батареи делают его более полезным. На данный момент этот скромный девайс подойдет тому, кто хочет лишь окунуться в мир фитнес-трекинга. У трекера привлекательный внешний вид, соответствующий заявленной цене, или чуть более дешевый, чем дорогостоящие модели Fitbit, Misfit или Withing, обзоры которых не впечатляют, но на самом деле устройства производят гораздо лучшее впечатление.

Преимущества
  • Легкий, удобный
  • Экран + ресурс аккумулятора
  • Отслеживание сна работает
Недостатки
  • Цена может варьироваться, трудно найти в продаже
  • На данный момент ненадежный трекер
  • Приложение не мотивирует

Источник: https://www.wareable.com/xiaomi/xiaomi-mi-band-2-review

Оцените статью: Загрузка…

Подробный обзор Xiaomi Mi Band 6

Последнее обновление:

Оценка этой статьи по мнению читателей:

Xiaomi продолжает последовательно улучшать свой фитнес-браслет, добавляя новые функции и исправляя старые ошибки. В Mi Band 6 проделано немало работы «под капотом» — той, что незаметна на первый взгляд, но проявляется при повседневном использовании трекера.

Браслет стал более эффектным за счет крупного экрана, на который можно выводить свои фотографии и картинки. Также благодаря размеру дисплея, им стало удобнее пользоваться.

Наконец-то появилась функция измерения уровня кислорода, интерес к которой за последний год очень сильно вырос. Будучи одним из пионеров рынка, Xiaomi в этом плане отставала от конкурентов на несколько лет.

Компания сделала еще один шаг на пути к идеальному недорогому фитнес-трекеру, хотя многие и ожидали большего.

До сих пор Xiaomi не может побороть «детские болячки», вроде отсутствия многозадачности (таймер и секундомер не работают в фоне и блокируют работу с браслетом). Не понятна ситуация с NFC. В глобальной версии Mi Band 6 этого чипа нет, и даже на китайских версиях с NFC-модулем бесконтактные платежи пока не поддерживаются.

Многие ждали появление GPS, чего также не произошло. С другой стороны, Mi Band 6 и без того стал самым дорогим браслетом за всю историю линейки ($55) и наличие GPS сделало бы его еще дороже.

Но всё это лишь вершина айсберга, о самом же «айсберге» мы поговорим далее.

Обзор Xiaomi Mi Band 6. Дизайн, эргономика и общие сведения

В комплекте с браслетом идет кабель для зарядки на магнитном коннекторе и маленькая, но очень толстая книжечка-инструкция:

Зарядное устройство не изменилось с предыдущей версии, как не изменился и дизайн браслета. Внешне Mi Band 6 является практически полной копией Mi Band 5. Силиконовые ремешки этих моделей полностью совместимы между собой.

Небольшое обновление можно заметить с обратной стороны браслета. Здесь установлен новый пульсоксиметр. К двум зеленым светодиодам Mi Band 5 для измерения пульса добавились еще два светодиода (красный и инфракрасный) для измерения кислорода в крови:

Основным изменением на лицевой стороне стал увеличенный дисплей, повторяющий форму корпуса. Если в Mi Band 4 его диагональ составляла 0.95″, а в Mi Band 5 — 1.1″, то в Mi Band 6 она увеличилась еще на ~50% до 1.56″. Теперь экран занимает практически всю лицевую поверхность, за исключением небольших рамок:

Mi Band 5 (слева) и Mi Band 6 (справа)

Это изменение очень положительно сказалось не только на внешнем виде, но и на эргономике устройства. Где-то элементы интерфейса стали крупнее, благодаря чему можно удобнее читать информацию:

А в каких-то приложениях вмещается больше информации на экран:

Естественно, места для сенсорной кнопки под экраном на Mi Band 6 не нашлось, поэтому ее убрали. Теперь управление браслетом стало в точности таким, как на OPPO Band. Включить экран можно либо простым прикосновением к нему, либо свайпом вверх. Последняя опция сделана для того, чтобы наверняка избежать случайных срабатываний сенсора.

Единственное неудобство нового управления заключается в том, что теперь нельзя быстро выйти на главный экран с любого другого. Иногда приходится по 2-3 раза делать свайп вправо, возвращаясь каждый раз на один шаг назад.

Сам дисплей стал более четким — 326 ppi против 287 ppi на Mi Band 5. Это один из самых высоких показателей плотности пикселей на рынке среди фитнес-браслетов. Учитывая, что в качестве циферблата можно использовать свои фотографии, такое улучшение пошло только на пользу:

Экран достаточно яркий, на максимальной яркости браслетом можно удобно пользоваться на улице в солнечную погоду. Функции автояркости нет, но можно автоматически снижать ее по расписанию или после захода солнца:

Как и раньше, в Mi Band 6 используются два датчика, фиксирующие движения — акселерометр и гироскоп. По сравнению с Mi Band 5 чувствительность жеста активации дисплея немного упала. Если предыдущая модель включала экран даже от малейшего движения, напоминающего поворот запястья, то для активации дисплея Mi Band 6 этот жест нужно делать более акцентированно.

Тем не менее, Mi Band 6 гораздо лучше и точнее распознает активность, чем предыдущий браслет. Об этом мы поговорим чуть позже.

NFC-модуля, как уже было упомянуто выше, в глобальной версии браслета нет. Он используется только в китайской версии Mi Band 6 NFC и только в качестве NFC-метки (ключи доступа, карты проезда и т.п.).

Mi Band 6 имеет типичную для всех современных браслетов влагозащиту 50 метров по стандарту ISO 22810:2010, который подразумевает безопасное использование устройства под водой. Другими словами, с браслетом можно смело плавать и принимать душ.

Интересная ситуация получилась с вибромотором. Он работает заметно приятнее, чем на Mi Band 5 — не такой жужжащий, более деликатный, если так можно выразиться. И дело не просто в субъективных ощущениях. Xiaomi даже изменила интерфейс некоторых приложений, добавив вибро-эффекты. Например, если на Mi Band 5 таймер устанавливался нажатием стрелочек вверх/вниз, то здесь нужно прокручивать «барабан» с приятной тактильной отдачей:

Xiaomi Mi Band 5 (слева) и Mi Band 6 (справа)

Такая приятная вибрация присутствует во всех приложениях, где есть подобный элемент управления (установка будильника, различные приложения и настройки).

Но как только на браслете срабатывает длительная вибрация (уведомления, звонки, будильник), приятные ощущения пропадают и понимаешь, что здесь по-прежнему используется примитивный ERM-вибромоторчик. К сожалению, даже Xiaomi пока не может установить линейный вибромотор в бюджетный браслет, как сделала это в бюджетных смартфонах Redmi.

Кроме того, в Mi Band 6 нет следующих датчиков и функций:

  • Барометра. Трекер не умеет отслеживать изменение атмосферного давления и на основе этих данных определять высоту (пройденные этажи).
  • Электродов ЭКГ. Браслет не делает электрокардиограмму и не способен определять мерцательную аритмию.
  • Микрофона и динамика. На браслете нет голосового ассистента и нельзя принимать звонки.
  • GPS-модуля. Для тренировок на улице Mi Band 6 использует GPS-приемник смартфона.
  • Термометра. В конце 2020 года по сети активно распространялись слухи, что новинка получит термометр и сможет измерять температуру тела. Даже был найден соответствующий код в приложении Mi Fit. Ничего подобного в Mi Band 6 нет.
  • Тонометра. Никакие особые датчики для измерения артериального давления не нужны, эта функция зависит только от программного обеспечения, которого на Mi Band 6 нет.

Циферблаты, интерфейс и приложения Mi Band 6

Интерфейс остался прежним. Свайпами вверх-вниз можно прокручивать меню браслета, а свайпами влево-вправо — виджеты:

Порядок и количество виджетов , а также пунктов меню можно выбрать в приложении Mi Fit:

На браслете доступны 3 стандартных циферблата, которые можно гибко настраивать, выбирая нужные усложнения (модули), которые к тому же интерактивны, т.е. при касании открываются соответствующие приложения:

Дополнительно можно устанавливать циферблаты из приложения Mi Fit или других каталогов (одновременно на браслете может быть не более 6 циферблатов):

Отдельного внимания заслуживают циферблаты с использованием собственных фотографий (они доступны уже и для Mi Band 5). Работает это очень просто — загружаете один из 5 макетов, а затем выбираете свой снимок или картинку:

К сожалению, функции Always On Display нет. То есть, браслет не умеет отображать время на выключенном экране.

Приложения Mi Band 6

Кратко рассмотрим основные приложения браслета:

Погода. Отображается текущая погода: температура, влажность воздуха, сила ветра (по шкале Бофорта) и УФ-индекс (интенсивность опасной для здоровья ультрафиолетовой радиации):

Также здесь показывается прогноз погоды на 4 дня.

Дыхание. Приложение помогает делать дыхательные упражнения для снижения уровня стресса. Настраиваете длительность упражнения и браслет будет сопровождать вас анимацией и вибрацией:

По окончании занятия вы увидите на экране, насколько снизился пульс после упражнения.

События. Простой список дел с напоминаниями. В приложении Mi Fit можно создавать различные события и напоминания, указывать их периодичность и браслет будет вовремя обо всем напоминать:

Музыка. Позволяет переключать треки на смартфоне и регулировать громкость. Управлять можно не только воспроизведением музыки, но и видео (например, в YouTube):

В отличие от Mi Band 5, плеер на Mi Band 6 доступен и во время тренировок на отдельном экране, справа от основного.

Таймер и секундомер. Таймер можно установить максимум на 99 минут, а секундомер позволяет засекать интервалы (например, круги):

Во время работы этих приложений пользоваться браслетом нельзя, даже время текущее узнать не получится. В современном браслете видеть подобное — очень странно. Тем более, что проблема тянется еще с первых версий Mi Band.

Камера. Позволяет использовать браслет в качестве выносной «кнопки затвора» — нажимаете на экран и камера смартфона делает снимок. Работает со всеми смартфонами.

Мировые часы. Список городов можно изменять со смартфона, а затем просматривать на браслете:

Устанавливать сторонние приложения на Mi Band 6 по-прежнему нельзя.

Спорт и здоровье

Как и все предыдущие браслеты этой серии, новинка отслеживает всю активность в течение дня и подробно расписывает ее по часам:

В простых сценариях (прогулка, бег) Mi Band 6 считает шаги так же точно, как и любой другой трекер. Если сравнивать результаты за день в целом, то Mi Band 6 насчитывает чуть больше шагов, чем Mi Band 5. Вот данные за несколько дней (числа в таблице — это количество шагов за день):

Mi Band 5 Mi Band 6 Разница
9591 10078 +487 (5%)
2076 2256 +180 (8%)
7842 8374 +532 (7%)
2124 2275 +151 (7%)
2690 2717 +27 (1%)
4286 4463 +177 (4%)

Что немаловажно, браслет умеет напоминать о разминках, если определяет длительное отсутствие активности в течение часа.

Анализировать свою активность за любой период времени можно в приложении Mi Fit. К сожалению, реализована эта возможность не так наглядно и удобно, как у некоторых конкурентов. Вы не сможете открыть месяц и сразу увидеть, в какие дни и насколько хорошо справлялись с поставленной задачей.

Также Xiaomi заметно отстает от некоторых конкурентов в плане мотивации вести более активный образ жизни. Здесь нет ни персональных соревнований с друзьями, ни всемирных состязаний, как в Samsung Health. Отсутствует даже система наград и различных бейджиков, как на трекерах от Huawei, Honor, Samsung или Apple.

Одним словом, компания не использует геймификацию (различные игровые подходы) для повышения вовлеченности в процесс.

Mi Band 6 умеет автоматически распознавать тренировки. Эта функция впервые появилась в Mi Band 5, но здесь была значительно улучшена. Прежде всего, теперь вы можете выбрать, какие именно тренировки отслеживать:

  • Ходьба
  • Бег
  • Велоспорт
  • Орбитрек
  • Гребной тренажер

Если, к примеру, убрать «ходьбу», тогда браслет будет игнорировать прогулки и не уведомлять о том, что обнаружена тренировка.

Отличается и сам процесс распознавания тренировок. Когда Mi Band 5 сообщает об обнаружении активности, вам нужно подтвердить сам факт тренировки, а затем еще выбрать, чем именно вы сейчас занимаетесь — бегом, ходьбой или велопрогулкой.

Mi Band 6 сразу показывает на экране определенную тренировку и ждет ее подтверждения, причем, отображаются только релевантные упражнения. Если вы бежите на беговой дорожке, то на экране появятся только «Бег на улице» и «Беговая дорожка» (без велосипеда, орбитрека или ходьбы, как на MI Band 5), а если занимаетесь на гребном тренажере, то появится только иконка гребного тренажера.

Еще стоит помнить, что функция автоопределения тренировок дополнительно потребляет заряд аккумулятора.

Тренировки

Если в Mi Band 5 количество тренировок увеличилось вдвое по сравнению с Mi Band 4, то в Mi Band 6 их стало еще втрое больше.

Но, как и раньше, большого смысла во всем этом разнообразии нет, так как по сути нет и самого разнообразия. Подавляющее большинство тренировок отличаются друг от друга только названием и иконкой, а количество отслеживаемых параметров одно и то же: время, калории и пульс.

В нескольких упражнениях отслеживаются уникальные параметры (количество и частота прыжков на скакалке, количество и частота гребков на гребном тренажере, стиль и эффективность плавания).

Главным отличием тренировок на Mi Band 6 стала поддержка целей. Теперь можно устанавливать желаемую длительность, расстояние, темп/скорость или расход калорий. В этом случае на экране браслета будет отображаться текущий прогресс в графе «Достигнуто»:

Также трекер будет уведомлять вибрацией о достижении 50%, 80% и 100% цели, а в отчетах под общей информацией появится блок с одноименным названием:

Кроме того, если в Mi Band 5 можно было настраивать уведомление о превышении порогового значения пульса или прохождении определенной дистанции, то в Mi Band 6 дополнительно появилось уведомление о выходе из заданной зоны пульса:

Настройка тренировки на Mi Band 5 (слева) и Mi Band 6 (справа)

Это крайне важное обновление, так как оно добавляет много новых полезных сценариев использования трекера (для похудения или снижения пульса в покое).

В некоторых тренировках, как и раньше, поддерживается функция автопаузы.

К сожалению, каких-то интересных и необычных тренировок, вроде курсов бега на Huawei/Honor, не появилось. Также здесь нельзя настраивать экраны тренировок — они не изменились с предыдущего браслета:

Заметное отличие от Mi Band 5 заключается в том, что теперь журнал тренировок доступен прямо на браслете:

Что касается показателя VO2 max, в приложении Mi Fit не рассчитывается и не отображается количество миллилитров кислорода на килограмм массы тела, потребляемое пользователем за минуту. В то же время браслет понимает, когда именно ваше сердце работает на пределе, отображая это в графе МПК (максимальное потребление кислорода) раздела Зона сердечного ритма:

Напомню, расчет VO2max не имеет никакого отношения к датчику кислорода (SpO2) и отсутствие этого показателя в приложении — исключительно программное ограничение.

Помимо всего прочего, Mi Band 6 отслеживает персональный индекс активности (PAI).

Расход калорий рассчитывается на основе пульса, тип выбранной тренировки при этом не играет никакой роли, что отличает Mi Band от трекеров Samsung в лучшую сторону. Алгоритм расчета не изменился с предыдущей версии.

Теперь поговорим о функциях, связанных со здоровьем.

И здесь важно понимать одну простую вещь — в интернете нет (и быть не может) ни единого обзора, в котором бы объективно анализировалась точность работы таких функций, как отслеживание сна, пульса, стресса или кислорода в крови.

В одном обзоре могут ругать браслет за плохое качество учета сна, в другом — за неточный пульсометр. Люди на форумах могут оставлять противоположные отзывы о работе одних и тех же функций — всё это нормально и не имеет большого значения.

Для объективной оценки необходимо проводить исследование с большим количеством участников и параллельным измерением тех же показателей профессиональным оборудованием (ЭКГ, ЭЭГ, ЭОГ и др.) под контролем специалистов. Такое занятие очень затратное как по деньгам, так и времени.

Что же касается обзоров, в лучшем случае вы попадаете на человека, который хорошо понимает все измеряемые показатели и максимально точно соблюдает все требования, необходимые для правильной работы тех или иных функций.

Но и в этом случае его физиологические особенности будут отличаться от ваших (масса тела, артериальное давление, различные нарушения микроциркуляции, состояние сердечно-сосудистой и нервной систем). Даже температура воздуха оказывает серьезное влияние на точность работы всех медицинских функций (сосуды сужаются и точность оптического пульсоксиметра падает).

Поэтому всегда помните об этом, читая какой-то отзыв или обзор.

Анализ сна

Результаты отслеживания сна на Mi Band 6 немного отличаются от таковых на Mi Band 5. Оба браслета, за редким исключением, очень точно определяют общее время сна, но не его фазы.

Как и раньше, Mi Band 6 делит сон на медленный (NREM) и быстрый (REM). Первый, в свою очередь, трекер разделяет еще на легкий и глубокий сон. Для полноты картины не хватает разве что первой фазы — дремоты (некоторые трекеры учитывают и это):

Структура здорового сна

При анализе сна, первым делом в глаза бросаются ошибки локализации, которые Xiaomi игнорирует уже второй год и которые вводят пользователей в замешательство (вместо глубокого и легкого сна указан медленный и быстрый сон):

Ошибки локализации

Иногда трекер показывает более-менее правдоподобную структуру сна, в которой чередуются фазы легкого и глубокого сна, завершая цикл быстрым сном. В течение ночи количество REM-фаз (быстрого сна) должно увеличиваться, а количество глубокого сна — сокращаться.

Собственно, всё это мы видим на предыдущем скриншоте. Еще раз покажу его, но уже с разбивкой по циклам, которых у здорового человека должно быть от 4 до 6 за ночь в зависимости от продолжительности сна:

Циклы сна

Конечно, придраться здесь есть к чему (слишком много циклов, некоторые циклы совершенно непропорциональные, в конце отдельные циклы вообще тяжело прослеживаются), но в целом анализ выглядит неплохо.

Однако подобная картина наблюдается не всегда. Иногда браслет фиксирует REM-фазу в самом начале сна (чего быть у здорового человека не может), иногда количество быстрого сна аномально большое (что может указывать на нарколепсию и другие расстройства сна), иногда вообще невозможно выделить четкие циклы.

В целом, анализировать фазы сна на трекере можно, но подходить к этому следует разумно, осознавая, что эти данные не всегда и не совсем соответствуют реальности. Если вы не понимаете, что такое фазы и циклы сна, как правильно анализировать подобные отчеты, можно ли доверять показаниям браслета и как конкретно они собирают данные, тогда обязательно прочтите этот материал:

Как бы там ни было, Mi Band 6 в основном очень точно фиксирует время и продолжительность сна, что уже может оказать значительную пользу для здоровья.

Помимо ночного сна, Mi Band 6 учитывает и дневной, а также оценивает качество дыхания, если такая опция включена в настройках браслета:

При апноэ во сне остановка дыхания может длиться от 20-30 секунд (в легкой форме) до 2-3 минут. Это естественным образом отражается на количестве кислорода в крови, которое Mi Band 6 непрерывно измеряет в течение сна.

Как именно Mi Band 6 рассчитывает оценку — неизвестно. Возможно, это всего лишь средний процент кислорода в крови, который у здоровых людей должен находиться в диапазоне 95-100%, но могут использоваться и другие алгоритмы. Для сравнения, на трекерах от компании Huawei оценка сна не коррелирует напрямую со средним значением SpO2 в течение ночи.

Умного будильника до сих пор нет. Напомню, это будильник, который может разбудить немного раньше установленного времени, когда завершится очередной цикл сна. В такие моменты пробуждение наиболее приятное.

В отличие от Mi Band 5, теперь будильники можно создавать прямо на браслете.

Уровень кислорода в крови, пульс и уровень стресса

Xiaomi Mi Band 6 стал первым браслетом Xiaomi с функцией измерения SpO2. Реализована она максимально просто — поддерживается только ручное измерение кислорода.

Соответственно, нет ни уведомлений о значительном падении уровня кислорода, ни графиков изменения SpO2 в течение дня или даже ночи, когда трекер непрерывно делает эти замеры для оценки качества дыхания:

Качество измерения типичное для подобных устройств — достаточно точное в диапазоне от 90 до 100% (с погрешностью не более 2-3%).

Можно, конечно, сравнить показания Mi Band 6 с пульсоксиметром, надеваемым на палец, но большого смысла в этом нет. Так как подавляющее большинство бытовых пульсоксиметров не являются медицинскими устройствами и не проходили соответствующую сертификацию. Они сами нуждаются в проверке и могут давать серьезное расхождение с медицинским прибором.

При задержке дыхания браслет показывает снижение уровня кислорода, т.е. функция работает адекватно.

Точность работы пульсометра практически не изменилась с прошлой версии. Браслет умеет вычислять пульс в покое и делает это очень неплохо:

Значение, рассчитанное алгоритмами, вполне соответствует реальным измерениям пульса сразу после пробуждения.

График пульса в течение дня выглядит достаточно ровным без прерываний/пропусков и большого количества случайных значений (ошибочных измерений):

Если наложить графики пульса, построенные за сутки Mi Band 6 на те, что построил Mi Band 5, мы увидим лишь незначительные отличия:

Mi Band 6 умеет определять аритмию в состоянии покоя, но уведомляет только о тахикардии (значительном повышении пульса без видимых причин). Брадикардия не отслеживается.

Во время занятия на беговой дорожке точность работы пульсометра в основном не сильно уступает ЭКГ-датчику. Ошибочные значения проскакивают нечасто, да и те — не более, чем на 3-4 удара в минуту. При резкой смене нагрузки, показания на браслете изменяются с небольшой задержкой относительно ЭКГ-датчика.

Но при выполнении тренировок, в которых присутствуют движения запястья (подъем гантелей/штанги, отжимания, подтягивания на турниках и т.п.), точность пульсометра резко снижается из-за слишком большого шума, вызванного движением кожи/мышц/сухожилий запястья. Это серьезная проблема для любого браслета.

Уровень стресса показывает степень эмоциональной и физической нагрузки на организм (как это работает?). Браслет измеряет вариабельность пульса в состоянии покоя и оценивает стресс по шкале от 0 до 100:

Пробелы на графике — это физическая активность, при которой бессмысленно измерять стресс.

Работа с уведомлениями на Xiaomi Mi Band 6

В новом браслете Xiaomi наконец-то решила серьезную проблему с уведомлениями, которая тянулась с самого начала. Обновленный режим Не беспокоить включается теперь не только, когда вы засыпаете, но и когда снимаете браслет с руки.

Другими словами, когда Mi Band 6 лежит на столе, он больше не вибрирует при поступлении новых уведомлений или звонков, что делали все браслеты Xiaomi до этого.

Типичное уведомление выглядит следующим образом:

Шрифт немного увеличен, из-за чего читать текст стало удобнее. Поддерживаются популярные смайлики, переноса слов по слогам на новую строку нет.

Во время звонка на экране отображается имя абонента и две кнопки — положить трубку или отключить звук:

Отвечать на входящие сообщения нельзя, но можно отклонить входящий звонок отправкой шаблонного ответа. Эта функция появилась в браслетах Mi Band впервые.

Автономность Mi Band 6

Время автономной работы очень сильно зависит от количества используемых функций. В частности, на расход батареи значительно влияют следующие параметры:

  • Функция автоматического определения тренировок
  • Анализ качества дыхания ночью (измерение SpO2)
  • Ежеминутное измерение пульса
  • Круглосуточный мониторинг стресса (в приложении снова ошибка локализации — указано мониторинг давления)

Если включить всё, что только можно, а также выставить максимальную яркость, Xiaomi Mi Band 6 продержится от одного заряда ровно 5 суток. Отключив все перечисленные опции, время автономной работы можно продлить до 10-14 дней в зависимости от количества уведомлений и тренировок.

Для зарядки браслета можно использовать любой блок питания на 5В. Даже если вы подключите его к 5-амперной зарядке, он не возьмет больше 0.25А (почему?). От нуля до 50% Mi Band 6 заряжается за 30 минут, полное время заряда составляет 1 час 30 минут.

Приятным нововведением стал новый экран зарядки, на котором отображается текущее время, прогресс и процент заряда:

Выводы

Как мы увидели, Xiaomi продолжает активно работать над своим трекером. Помимо изменений, лежащих на поверхности (новый большой экран), в Mi Band 6 можно отметить следующие улучшения:

  • Новый умный режим Не беспокоить, отключающий уведомления, когда браслет не надет на руку
  • В тренировках появились цели и контроль зоны пульса, также теперь можно просматривать журнал занятий прямо на браслете
  • Улучшена тактильная отдача при прокрутке списков
  • Добавлено управление музыкой во время тренировок
  • Добавлено измерение SpO2 и качества дыхания во сне
  • Улучшен алгоритм автоматического распознавания тренировок
  • Улучшены будильники (можно создавать прямо с браслета)
  • Изменен экран зарядки

Другими словами, компания проделала неплохую работу над Mi Band 6. Но, конечно же, не обошлось и без недостатков, основные из которых перечислены под обзором.

Xiaomi Mi Band 6 — это один из лучших недорогих фитнес-браслетов. Датчики работают с достаточной точностью, сон отслеживается намного лучше, чем на любом трекере от Samsung. По подсчету шагов Mi Band 6 находится где-то по средине — есть браслеты, которые считают больше и есть те, что считают меньше шагов.

Отдельно можно отметить проблемы с интерфейсом приложения. Это и ошибки локализации, и немного запутанная и не самая удобная структура приложения. В Mi Fit отсутствует наглядность при анализе активности за большой период времени.

Кроме того, хотелось бы уже за столько лет существования браслета увидеть элементы геймификации. Многих пользователей мотивирует получение интересных наград на Apple Watch или соревнования с другими пользователями по всему миру на трекерах от Samsung.

 

P.S. Не забудьте подписаться в Telegram на первый научно-популярный сайт о мобильных технологиях — Deep-Review, чтобы не пропустить очень интересные материалы, которые мы сейчас готовим!

 

Xiaomi Mi Band 6

Дизайн и удобство

9

Фитнес-функции

9.3

Автономность

8.9

Общее впечатление

8.5

Плюсы

Большой красочный и четкий AMOLED-дисплей

Обновленный режим Не беспокоить

Цели в тренировках и контроль зоны пульса

Датчик SpO2

Огромное количество циферблатов + свои циферблаты

Удобная зарядка

Неплохой анализ сна

Минусы

Нет GPS

Нет датчика автояркости

Таймер и секундомер не работают в фоне

Нет никаких инструментов для поддержки мотивации

Нет поддержки бесконтактных платежей

Ошибки в локализации приложения

Нет расчёта VO2max

Обзор фитнес-браслета Xiaomi Mi band 4

Ми Бэнд 4, выпущенный 11 июня 2019 года, уже завоевал любовь миллионов пользователей. Четвертое поколение значительно эволюционировало, появилось множество интересных фишек, о которых расскажем в этом обзоре.

Комплектация

Браслет поставляется в прямоугольной картонной коробке. На черном квадрате расположено изображение модели, внизу на белом фоне – цифра четыре. В правом верхнем углу знакомый логотип Xiaomi.

Что в коробке:

  • трекер;
  • инструкция на китайском языке;
  • зарядное устройство;
  • защитная пленка или дополнительный ремешок (по желанию продавца).

Версии

Есть три версии: China, China NFC и Global. Приобретать второй вариант нет смысла, так как бесконтактная оплата с помощью платежной системы AliPay не работает в России. Аналогичная ситуация с голосовым помощником. Обычная китайская версия стоит дешевле, чем глобалка, и существенных отличий не имеет. При подключении к Mi Fit появится русский язык.

Чтобы включить на китайском Ми Бэнде фонарик, смахните вправо до пункта с AliPay и тапните два раза. Экран загорится ярко-белым свечением. У Global Version такой фишки не имеет.

Дизайн

Mi Smart Band 4 выглядит современно и стильно, по сравнению с прошлыми поколениями. Конструкция такая же: съемная капсула и браслет. Производитель убрал кнопку и теперь дисплей выглядит как цельная конструкция.

Экран

Новинка получила цветной AMOLED-дисплей с разрешением 120 на 240 точек. Его диагональ составляет 0,95 дюймов. На плоском экране есть сенсорная кнопка. На закаленное 2,5D стекло нанесено олеофобное покрытие, защищающее от пятен, разводов и мелких царапин.

Дисплей большой и качественный, но в солнечную погоду восприятие информации сильно ухудшается. Поэтому яркость нужно увеличивать до максимального значения.

Капсула и ремешки

Здесь изменений нет. Капсула пластиковая, средних размеров. На обратной стороне расположены светодиоды и датчики. Корпус вставляется в ремешок и извлекается для зарядки. О надежном креплении сообщит характерный щелчок.

Ремешки выполнены из гипоаллергенного силикона. Даже при длительном ношении не возникнет зуда, раздражений и покраснений. На выбор предлагается черная, розовая, оранжевая, синяя и бордовая расцветки. Браслеты от третьего Бэнда подходят четвертому, но только резиновые. Металлические придется менять, так как отличается посадочное место для капсулы.

Носимое устройство заявлено как водонепроницаемое. Оно выдерживает погружение на глубину до 50 метров. Можно купаться, плавать, находиться под дождем, не опасаясь за трекер.

Коммуникации

Ми Бенд 4 получил Bluetooth 5.0. Данный модуль обеспечивает стабильное качество связи. GPS отсутствует — трекер использует службу геолокации смартфона. NFC есть только в китайской версии.

В гаджет встроен акселерометр, пульсометр, гироскоп, шагомер и счетчик калорий. Это стандартный набор датчиков. Единственный недостаток заключается в отсутствии тонометра. Измерить артериальное давление с помощью Бенда нельзя.

Аккумулятор и зарядка

Четвертый Бэнд получил батарею емкостью 135 мАч. Его хватает на 20 дней работы. Версия с НФС получила 125 мАч и около 15 дней функционирования без подзарядки.

Процедура подключения к док-станции не изменилась: извлекаем капсулу из браслета, помещаем ее в «ванночку» и подключаем к источнику питания. В качестве альтернативы можно использовать зарядку-прищепку.

Синхронизация с телефоном

Полноценно пользоваться трекером без подключения к смартфону нельзя. Пользователь должен выбрать программу для сопряжения и через нее настроить устройство. В этом обзоре мы описывали лучшие приложения.

Функционал

Основные возможности браслета:

  • измерение частоты сердечных сокращений;
  • подсчет шагов, расстояния и калорий;
  • мониторинг сна.

Музыка, вызовы, оповещение

На трекере есть функция для управления аудиозаписями: переключение треков, громкость, пауза и начало воспроизведения. Также на экране высвечиваются входящие вызовы, СМС, оповещения  с соцсетей, Гугл Календаря, электронной почты и приложений.

Циферблаты

На выбор более 80 заставок, которые устанавливаются из официального софта. Опытные юзеры могут экспериментировать с кастомными вотчфейсами. Циферблаты выглядят оригинально благодаря цветному экрану.

Плюсы и минусы

Преимущества:

  • стильный минималистичный дизайн;
  • цветной AMOLED-экран;
  • подходят силиконовые ремешки с 3-го Бэнда;
  • надежное крепление капсулы;
  • множество красочных циферблатов;
  • Bluetooth 5.0;
  • управление музыкой;
  • 6 режимов тренировки;
  • низкая цена.

Недостатки:

  • отсутствие NFC в глобальной версии;
  • нет тонометра и GPS;
  • неточности в измерениях сна и пульса;
  • слабая автономность.

Технические характеристики

В девайсе установлен процессор Huangshan No.1 с 512 КБ оперативной памяти. Также есть 16 МБ флеш-хранилища, но только для системных ресурсов.

Диагональ и разрешение экрана: 0,95 дюймов, 120×240 пикселей
Тип матрицы: OLED (AMOLED)
Оперативная память: 512 КБ
Постоянная память: 16 МБ
Совместимость: Android 4.4 и выше, IOS 9 и выше
Емкость аккумулятора: 135 мАч
Bluetooth: Есть, версия 5.0
GPS: Нет
Защита от влаги: 5ATM
NFC: Только China Version, для Европы неактуально.
Тонометр: Нет

Xiaomi Mi Smart Band 4 – это отличный фитнес-трекер по бюджетной цене. Если вам нужен гаджет с базовыми спортивными функциями и смарт-возможностями, присмотритесь к нему.

Подробный обзор Xiaomi Mi Band 6: все ПЛЮСЫ и МИНУСЫ

Автор Егор Борисов На чтение 11 мин. Просмотров 5.5k. Опубликовано

Очередная новая модель фитнес-браслета от Xiaomi неожиданно вышла раньше запланированных сроков, а именно в апреле 2021. Но благодаря AliExpress наша редакция смогла раздобыть один из экземпляров в кротчайшие сроки. В этой статье мы проведем обзор Mi Band 6, а именно посмотрим на все плюсы и минусы спустя две недели использования

Плюсы и минусы

Начнем с быстрого перечисления того, что понравилось и не понравилось в Ми Смарт Бэнд 6. А после уже более подробно рассмотрим каждую деталь.

Увеличенный экран

Анимация при переходах

Новые метрики здоровья

Точность отслеживания сна

Батарейка садится очень быстро

Не хватает яркости на солнце

Считает лишние шаги без настройки

Нет особых нововведений после Бэнд 5

Начальная цена около 40 долларов

Опыт использования

Между внешним видом Mi Band 6 и Mi Band 5 нет реальных различий. Все размеры полностью одинаковы. Разница только в начинке. Ощущения от ношения браслета очень хорошие. Ремешок эластичный и мягкий, он выполнен из гипоаллергенного материала, так что проблем с раздражением при длительной носке быть не должно. Форм фактор также позволяет легко надевать и снимать его.

Дисплей

Немного о экране. Он имеет очень заметный подбородок, и рамки вполне ощущаются. Если использовать цветные циферблаты, то это еще больше бросается в глаза. Поэтому моя рекомендация — используйте только темные темы.

Крепление на ремешке

Здесь появился небольшой фиксатор на внутренней части ремешка, чтобы капсула сидела более плотно. В прошлых поколениях с этим была небольшоя проблема. Ремешки также подходят от пятерки, но без фиксатора капсула будет немного болтаться.

Ежедневная носка

Автор использовал его на протяжении всего дня, и снимал только на зарядку. Трекер не мешает обыденным делам. Спать или, например принимать душ вполне комфортно. Только если случайно активировать экран и капли попадут на дисплей, то может запустится какая ни будь задача, а так в принципе все нормально.

Просмотр статистики через Mi Fit

Основное меню просмотра статистики в приложении Mi Fit не изменилось. Из нововведений здесь разве что строка с уровнем последнего измерения SpO2. Данные, как и раньше довольно удобно просматривать и они все структурированы по дням.

Если перейти в профиль и выбрать наш браслет, то мы увидим небольшую переработку меню настройки. Теперь все функции находятся в своеобразных блоках. Смотрится это довольно практично.

Время работы от аккумулятора

Размер капсулы остался прежний, но по сравнению с 5 версией здесь установили 1,56-дюймовый AMOLED дисплей с разрешением 486 на 152 пикселей. И, так как корпус не изменился в размерах, емкость батареи также осталась прежней — то есть 125 мАч.

Подзарядка осуществляется, как и в 5 поколении — с помощью магнитной зарядки. Здесь ничего не изменилось. Рекомендую использовать или USB-порт компьютера, или Павер Банк.

Улучшение автономности

  • Если мы активируем все по максимуму, то есть: трекинг сна, мониторинг пульса, получение уведомлений и звонков, яркость на 5 и так далее — то получим в итоге около 6-7 дней работы. То есть в день заряд будет уходить в районе 15%.
  • Если же отключить в приложении Ми Фит функции «Мониторинга качества сна» и уровня стресса — то трекер проработает более 15 дней, то есть около 6% в сутки.
  • Но отключив автоматическое отслеживание и круглосуточный мониторинг — то Сяоми Ми Бэнд 6 проработает более 20 дней, как работала 3 и 4 версия. Тот же самый Ми Бэнд 5 работает в активном режиме около 12-16 дней.

Подключение к телефону на Android и iOS

Браслет очень быстро настраивается и автоматически подключается к смартфону если с ним была потеряна связь. Например, если пойти на улицу с браслетом на руке, а телефон оставить дома, то по возвращению они почти сразу подключаются друг к другу по блютуз. Работает в связке с приложением Ми Фит. Разницы между Android и iOS смартфонами нет, функции идентичные. Главное при первом входе в приложение и подключении трекера выдать все нужные разрешения на чтение и работу в фоне.

Самостоятельных отвалов от смартфона нет, все работает довольно стабильно.

Отслеживание сна

Как и прошлые поколения, шестерка автоматически определяет время, когда вы засыпаете, время пробуждения и продолжительность каждой из фаз сна. Собранные данные о сне довольно подробны и включают в себя медленный сон, быстрый сон и легкий сон. Также можно включить новую функцию по тестированию качества дыхания во сне, но эта опция будет сильно садить батарею.

Ми Бэнды всегда славились за их подробную статистику по сну. Хотя ранее Ми Фит не отображал все данные и приходилось использовать сторонние приложения. Но с выходом Mi Smart Band 5 в фирменном приложении теперь удобно смотреть, когда и сколько раз вы просыпались, а также общее время нахождения в каждой стадии сна.

Получение и отображение уведомлений

Когда браслет синхронизирован со смартфоном можно включить получение уведомлений от определенных приложений. Все настраивается в Ми Фит, главное нужно выдать все нужные разрешения на отправку. По сравнению с Ми Бэнд 5 — размер шрифта увеличился и благодаря увеличенному дисплею, текст читается намного комфортнее. Также теперь из коробки трекер поддерживает смайлики.

Уведомления открываются в основном меню с перечнем функций. В списке будет доступно последние из 10 полученных уведомлений. Они автоматически не удаляются, а заменяются более новыми. Удалять их можно вручную, для этого листаем в самый конец списка и нажимаем на кнопку удалить.

Точность подсчета шагов

Функция подсчета шагов — одна из самых основных функций в Xiaomi Mi Band 6. Браслет подсчитывает все шаги в течение дня которые вы делаете во время ходьбы или бега.

Сам шагомер работает абсолютно также как и прошлых моделях. Автор проверял его точность вместе с Ми Бэнд 5 и Хонор Бэнд 6. Так вот трекеры Xiaomi засчитывают движение на электросамокате со скоростью в 10 километров как бег, но если набрать более 15км, то подсчет прерывается. Еще пример, ночью Ми Бенды могут засчитать движения рукой как ходьбу и утром вы обнаружите что уже где-то находили около 100 шагов.

Калибровка шагомера

Но это не новая проблема, шагомер можно откалибровать. Самый распространенный вариант настройки, который предлагает Mi Band 6, — это калибровка шагомера для определения каждого шага. Эта опция повышает точность подсчета шагов, но при этом быстрее разряжает батарею.

  1. Заходим в Ми Фит.
  2. Переходим в Профиль и выбираем Метки поведения.
  3. С помощью таких меток мы можем обучить трекер более точно распознавать тип активности и не засчитывать лишние шаги.

Главное, использовать метки поведения как можно чаще, тогда браслет обучится намного быстрее.

Точность отслеживания SpO2

В 6 поколении добавили функцию отслеживания уровня насыщения крови кислородом, которую на данный момент предлагают лишь несколько носимых устройств. Уровень SpO2 — это важный показатель для спортсменов и людей, ведущих активный образ жизни, поскольку он измеряет количество кислорода в крови. Поскольку кислород доставляется к мышцам и органам через кровеносную систему, низкий уровень насыщения крови кислородом может указывать на проблемы с сердечно-сосудистой системой. Нормой сатурации кислорода в крови для здорового человека считается показатель от 95%.

Ми Бэнд 6 относительно правдиво измеряет SpO2 и показывает точные данные. Мы проводили сравнение с помощью стандартного пульсоксиметра и другого фитнес-браслета — Honor Band 6. Использовалось 2 сценария — в состоянии покоя, и после нескольких задержек дыхания (в таком варианте поток воздуху уменьшается и, если датчик исправен, он покажет пониженный результат SpO2).

Трекер проводит измерение примерно в течение плюс минус 30 секунд. На протяжении всего процесса вы будут видеть свой пульс, и надпись о том, что рекомендуется не двигаться. Также на результат могут повлиять татуировки, волосы на руке или низкая окружающая температура.

Точность проверки пульса

Xiaomi Mi Band 6 также оснащен автоматическим пульсометром, который измеряет частоту сердечных сокращений раз в 5 минут. Датчики сердечного ритма в фитнес-браслетах обычно основаны на светодиоде и фотодиоде и Ми Бэнд 6 не исключение. Светодиод излучает свет, а фотодиод улавливает его и отправляет данные на браслет. Такой датчик пульса не так точен, как, например нагрудный датчик. Но все же, встроенная функция отслеживания пульса работает исправно.

На самом трекер можно вручную измерять пульс или включить круглосуточный мониторинг. В приложении Ми Фит есть подробная статистика за весь период использования, включая автоматические и ручные измерения. Можно узнать какой пульс в покое, посмотреть на предупреждения и скачки пульса, а также узнать о различных типах нагрузок, которые трекер сам определяет.

В принципе, пульсометр на этой модели работает нормально и показывает правдивые данные. Сравнение делалось в состоянии покоя и после 10 приседаний с помощью пульсоксиметра и ручных измерений.

Встроенные циферблаты

При первом включении на экране будет установлен стандартный циферблат. Всего предустановлено 3 варианта. Чтобы выбрать или изменить его на другой нужно на несколько секунд зажать палец на главном экране и после пролистать до нужного типа.

Также благодаря огромному перечню бесплатных циферблатов в приложении Mi Fit — вы можете найти идеальный вариант для себя. Но если даже этого списка мало, и вы ищете больше интересных тем, то попробуйте, например приложение Нотифи и Фитнес. Здесь ассортимент уже больше и что важно, циферблаты довольно часто пополняются новинками. Также можно попробовать создать свой циферблат.

Цена

В данный момент Mi Band 6 можно купить примерно за 40 долларов на АлиЭкспресс. И это за китайскую версию без НФС. В свое время Ми Бэнд 5 стоил на старте продаж менее 30 долларов. В этом плане новинка немного расстроила, так как из реальных нововведений здесь только увеличенный экран и датчик для измерения уровня SpO2. Остальные функции — это все программная часть, которую можно было реализовать в 5 версии.

Цены на ремешки остались примерно на том же уровне. Но при их покупке нужно обращать внимание на то, чтобы был фиксатор для капсулы, чтобы та сидела более плотно.

Остальные функции

И в заключении затронем все остальные возможности, которые есть в фитнес-браслете, но которые нужны не всем или они будут использовать очень редко.

  1. Тренировки. Тем, кому важны физические активности, в браслете добавили очень много разных типов тренировок, теперь их насчитывается больше 30 видов. Также, если сделать свайп влево, то откроется меню управления плеером. Теперь не нужно выходить из тренировки.
  2. Уровень стресса. Довольно относительный показатель, который очень активно потребляет заряд аккумулятора.
  3. Погода. Отображается много информации, но если вы хотите постоянно ее отслеживать именно через трекер — то нельзя отключать местоположение в смартфоне. Даже если выбрать населенный пункт вручную, это не поможет.
  4. Яркость. На солнце комфортнее использовать пятерку. 6 версия даже на максимальном уровне яркости на солнце использовать не комфортно.
  5. Будильник. Теперь добавили возможно изменять, добавлять или удалять будильники через трекер. Удобно и иногда полезно. Настроил один раз и этого достаточно.
  6. Вибрация. В принципе осталась без изменений, но по ощущениям стала более мягче. Как и раньше можно настроить тип и рисунок вибрации для разных сценариев через Ми Фит.
  7. Таймер, секундомер, мировые часы, управление камерой, включение режима без звука и прочее. Все эти функции были, есть и будут. Иногда пригодятся.

Видео

Общие впечатления от 14 дней использования

Вот мой небольшой итог. Xiaomi Mi Msart Band 6 — это один из лучших недорогих фитнес-трекеров, существующих на рынке в данный момент. Он хорошо справляется с основными функциями, и это именно то, чего ждёшь от устройства за такую цену.

Автор использовал его более 2 недель, и так как он почти аналогичен 5 поколению — то в сумме можно сказать, что опыт использования равен около 9 месяцем.

Компания Xiaomi движется в правильном направлении развития свои Ми Бэнды. Она реализовывает долгожданные улучшения и нововведения такие как: большой AMOLED-дисплей и датчик уровня кислорода в крови. Конечно, определённые функции браслета могли быть лучше, но, в целом, Mi Band 6 — это хорошее устройство.

Статья помогла11Статья не помогла3

Обзор фильма Mi Vida Loca и его краткое содержание (1994)

И прямо под поверхностью фильма дрейфует негласный факт, что эти банды заполняют вакуум, потому что многие молодые люди в сообществе уже находятся в тюрьме или мертвы. , из-за участия их собственной банды.

Фильм рассказывает иногда взаимосвязанные истории нескольких женщин, которые рассказывают на звуковой дорожке. В центральной истории участвуют два друга, у которых есть дети от одного отца, убитого во время сделки с наркотиками.Они чувствуют, что должны стать врагами, но в конце концов они решают почтить свою дружбу и видят в своих младенцах бессмертие умершего отца.

Мы наблюдаем, как женщины проводят собрания банд, растят своих детей, болтаются, сплетничают и (хотя это преуменьшается) участвуют в сделках с наркотиками в качестве продавцов или покупателей. Мы видим, как недоразумение с кастомным автомобилем приводит к стрельбе из проезжей части. Мы наблюдаем за некоторыми навыками, которые они приобрели, в том числе с использованием телефонов-автоматов, чтобы полиции было труднее отслеживать сделки с наркотиками.

Персонажи известны по именам банд. Грустная девочка (Анхель Авилес) объясняет, что она получила свое, потому что имя было доступно, когда она присоединилась к банде, и мы понимаем, что эти имена передаются из поколения в поколение в знак уважения. Немногое делается из предположения, что текучесть имен также может быть прочитана как уровень смертности.

Изучая историю, Андерс сблизилась с этими женщинами (и хотя в большинстве главных ролей она использует профессиональных актеров, некоторые члены банды играют самих себя).Я думаю, она склонна их романтизировать: видеть их мир их глазами, чтобы события в нескольких квадратных блоках представляли весь мир, и одно из утешений умирающих молодыми должно заключаться в том, что ваши домашние девушки никогда не будут забыть тебя.

Рассказ не очень хорошо организован; фильм больше анекдотичен, чем вовлекает. Но то, что мы действительно получаем, — это яркое впечатление об этих молодых женщинах и их мире, а также понимание того, как банда выполняет социальную функцию, которая в противном случае была бы упущена.Возможно, не превращаясь в историю, фильм оказывает услугу, не заставляя делать выводы там, где их не должно быть. У банд нет начала и конца. Они существуют и продолжаются по мере того, как появляются новые лица, а старые исчезают по уважительным и плохим причинам.

Mi vida loca (1993) — Mi vida loca (1993) — Отзывы пользователей

По мере того, как Echo Park становится благоустроенным пригородом, вы будете видеть все больше и больше фильмов, отражающих хипстерскую культуру среднего класса, которая захватывает этот район. Mi Vida Loca — лучшая возможность для непрофессионала попасть в эхо-парк до джентрификации.

Это Лос-Анджелес, вскоре после беспорядков Родни Кинга. Муси (Сейди Лопес, «Бульвар Воскресения») и Грустная девушка (Ангел Авилес, «Отчаяние»), двое друзей на всю жизнь и члены банды Echo Parque Locas, у каждого есть ребенок от одного и того же парня, торговец наркотиками и банда Echo Parque. участник Эрнесто (Джейкоб Варгас, «Селена», «Road Dogz»).

Смерть в их тесном кругу меняет все, включая многие уже существующие обиды. Но настоящая дикая карта оказывается в их руках, когда домашняя девочка, «Хихикает» (Марло Маррон, «Мой забавный Валентин»), выходит из тюрьмы и пытается увести их от уличной жизни в жизнь в «КОМПЬЮТЕРЫ !!!».Ее очень проницательное предупреждение о том, каким будет будущее, которое, вероятно, было услышано во время чтения в тюрьме, остается без внимания, но ее независимый, предпринимательский дух — нет, поскольку она ведет девочек через план, чтобы извлечь максимум из пикапа. в котором право собственности оспаривается не только внутри банды Echo Park, но и с членом конкурирующей банды River Valley, Эль Дюраном (Джесси Боррего, «Связанные честью: Кровь в крови»).

Переписка между красивой, но затворнической младшей сестрой Грустной девушки, Ла Голубыми Глазами (Магали Альварадо), которая «путешествует», чтобы получить образование и избежать банды, и «торседо» (гость тюремной системы Калифорнии) , в конечном итоге помещает «Голубые глаза» в центр трагической кульминации этих переплетающихся историй.

5 из 7 считают эту информацию полезной.

Был ли этот обзор полезным? Войдите, чтобы проголосовать.

Постоянная ссылка

Выходя за рамки связи между бандами, наркотиками и насилием

Наркотики (Abingdon Engl). Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 16 сентября.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3774146

NIHMSID: NIHMS510651

Карен Джо-Лейдлер

1 Центр криминологии, Университет Гонконга, Покфул, Гонконг , Гонконг, Китай

Джеффри П.Hunt

2 Институт научного анализа, 1150 Ballena Boulevard, Alameda, CA

, США

1 Центр криминологии, Университет Гонконга, Pokfulam Road, Гонконг, Китай

2 Институт научных исследований Анализ, 1150 Ballena Boulevard, Alameda, CA

, USA

Для корреспонденции: GP Hunt, Институт научного анализа, 1150 Ballena Boulevard, Alameda, CA

, США. Тел: (510) 865-6225. Факс: (510) 865-2467. moc.mocten.xi @ asigtnuh

Abstract

Цель этой статьи — отразить концептуальные и методологические разработки нашего исследования банд за последние 20 лет. Мы провели большое количество последовательных качественных исследований молодежных банд, наркотиков и алкоголя в одном городском районе на протяжении более двух десятилетий и собрали набор данных из более чем 2000 качественных интервью. Мы идем в ногу с социальными изменениями в Сан-Франциско, поскольку они повлияли и сформировали молодежные банды и жизнь их членов.Однако эти изменения произошли не только в социальном контексте жизни членов банд, но и в нашем собственном мышлении о том, как концептуализировать исследования банд. Мы расширили наш анализ жизни членов банд и включили новые теоретические разработки, полученные в результате исследований за пределами области банд. В дополнение к этому смещению акцентов, наша общая цель состояла в том, чтобы перенаправить исследовательский акцент на молодежные банды с социальной проблемы и криминологической точки зрения на более социологический подход, в котором эта молодежь находится в повседневной перспективе.Помня об этих общих проблемах, мы рассматриваем данное обсуждение как анализ сущности исследований банд в прошлом, настоящем и будущем.

ВВЕДЕНИЕ

Недавнее внимание к «феномену банд» в Великобритании — на улицах и в британской академии — служит острым напоминанием о том, что банды становятся социальной проблемой в США, а также американской реакцией в академических кругах и академических кругах. штат. Неясно, какие уроки будут извлечены из обращения премьер-министра Кэмерона за советом к бывшему начальнику полиции Лос-Анджелеса и Нью-Йорка Биллу Браттону.Прослеживая историю исследований американских банд, исследователи в целом соглашаются с тем, что традиция началась с классического полевого исследования 1313 банд в Чикаго, проведенного Трэшером (1927), которое задокументировало развитие и социальные процессы перехода «игровых групп» в «банды». Этот переход был оформлен в контексте социальной дезорганизации — социального экологического побочного продукта быстрой урбанизации и иммиграции. Этой новаторской работе часто приписывают более поздние работы, в том числе работу Уайта (1943), в которой основное внимание уделяется социальной организации на углу Бостонской улицы.Это был период, когда молодежные группы, включая банды сначала в Чикаго, а затем на Западном побережье, были связаны с местным политическим механизмом и расовой сегрегацией. По мере того как в конце 1950-х годов уровень преступности среди несовершеннолетних начал расти, исследования банд начались всерьез, и в соответствии с более широкими теоретическими и методологическими проблемами социальных наук исследователи банд разработали множество теоретических типологий, от « основных проблем » (Miller, 1958) до «реакционная формация» (Коэн, 1955), «криминальные, конфликтные и отступнические» банды и «ближние группы» (Яблонский, 1959).В 1970-е годы исследователи достигли теоретического истощения, признав, что этиология и типология требуют гораздо большей эмпирической строгости (Hagedorn, 1988; Spergel, 1984). Для некоторых (Pitts, 2008) банды были группой, которая сосредоточивала внимание на более широких социальных, политических и экономических проблемах.

Конец 1980-х стал свидетелем возрождения исследований о бандах, и, что примечательно, по прошествии двух десятилетий, он остается устойчивым. Но, возможно, это не должно вызывать такого удивления, учитывая политический поворот администрации Рейгана-Буша — ее немедленную «жесткую» борьбу с преступностью — и расцвет неолиберального государства — ее упор на карательное благосостояние и индивидуальную ответственность, а также крах государства. большая часть обрабатывающей промышленности страны (Wacquant, 2009).Социальные процессы и причинно-следственная связь были отложены в сторону как исследования, основанные, по крайней мере, первоначально на обсуждениях и записях с официальными лицами, с упором на борьбу с преступностью (Fagan, 1989; Joe, 1993; Klein & Maxson, 1989). Это внимание было в значительной степени обусловлено обеспокоенностью общественности по поводу «проблемы банд», возникающей в американских городах и миграции в небольшие города, поселки и сельские общины, а также появлением крэк-кокаина в центральных районах городов (Hagedorn, 1988; Huff, 1989; Klein , Maxson, & Cunningham, 1991).

В то время как исследования банд изначально основывались на признании «других», меняющийся политический и социальный ландшафт привел к созданию контролирующей и корректирующей среды — где исследования распространенности и заболеваемости и инструменты факторов риска приобрели все большее значение для нацеливания угроз конкретным сообществам через аресты и раннее вмешательство. Эта корректирующая линза действует как на индивидуальном, так и на общинном уровне и остается ключевой особенностью исследования банд. Недавно в корректирующий мандат вошло и общественное здравоохранение — последнее исследование документально подтвердило взаимосвязь между членством в бандах и насильственной виктимизацией (Taylor, 2008) и разработкой лонгитюдных моделей для выявления точек риска (Krohn & Thornberry, 2008).По мере расширения мандата неудивительно, что давняя дискуссия об определении банды остается центральным вопросом.

В следующем обсуждении наша цель состоит в том, чтобы поразмышлять о нашей собственной работе в связи с развитием «индустрии исследования банд» в США и показать, как наша работа пошла по траектории, отличной от общепринятой. При этом мы покажем ключевые факторы, повлиявшие на нашу траекторию за последние два десятилетия. Во-первых, в идеале, как предполагают Крон и Торнберри (2008) и другие, исследованию банд, за редкими исключениями, не хватало продольной глубины, которая имеет важное значение для разработки долгосрочного инструмента для определения областей вмешательства для снижения риска.Это, конечно, идеально, но для большинства исследователей это трудная задача с учетом финансовых проблем. Как мы обсудим ниже, хотя наше исследование нельзя считать строго продольным, мы провели большое количество последовательных качественных исследований молодежных банд, наркотиков и алкоголя, а также проблем развития от подросткового до взрослого возраста в одном городском районе с очень разнообразным этническим населением более двух человек. десятилетия. При этом в нашей работе были рассмотрены вопросы риска (как того требует работа Крона и Торнберри (2008)), но на наш анализ все больше влияли теоретические разработки, не связанные с бандитизмом.Во многом это было связано с нашим разочарованием из-за чрезмерного упора на «корректирующую линзу». Наши исследования продолжаются, и за эти годы мы собрали набор данных из более чем 2000 качественных интервью.

Во-вторых, это теоретическое влияние на наши вопросы и анализ банд в Сан-Франциско было сформировано культурными исследованиями молодежи и теорией феминизма в Великобритании. Хотя есть признаки изменений в том, что некоторые британские ученые изучают ключевые различия между бандами США и Великобритании (Bennett & Holloway, 2004), некоторые британские ученые продолжают сопротивляться и оспаривать понятие « банды », осознавая стигматизирующий эффект таких группировок. ярлыки, а также значимость молодежной культуры как значимой и отличительной части повседневной жизни как маргинализированных, так и нормативных групп населения (Goldson, 2011; Hallsworth, 2011; Young, 2009).То есть молодые люди, будь то маргиналы или мейнстримы — будь то «сопротивление» или «переговоры» — являются активными социальными агентами в конструировании идентичности. Мы считаем, что это лежит в основе наших теоретических разработок и во многом закреплено в принципах Института научного анализа, описанных Рейнарманом (2012). Наша работа сместилась с вопросов наркотиков и алкоголя как основных сил, с помощью которых можно понять жизнь маргинализованной молодежи, к изучению способов, которыми члены банды обсуждают другие важные вопросы, такие как этническая принадлежность, пол, культурная идентичность и жизненные события, и роль наркотики и алкоголь в этом переговорном процессе.

1980-е годы — банды, наркотики и насилие

В конце 1980-х годов политики, правоохранительные органы и местные сообщества стали все больше беспокоиться о росте насилия, связанного с наркотиками, в Америке. Особое беспокойство вызывало то, причастны ли молодежные банды к зарождающемуся рынку крэк-кокаина и каким образом, и насилие, связанное с этой сценой. В течение следующего десятилетия исследователи в различных регионах, от Нью-Йорка до Милуоки, Детройта, Феникса и Лос-Анджелеса (Fagan, 1989; Hagedorn, 1988; Taylor, 1989) обнаружили различия в связи между бандами, наркотиками и насилием. .Некоторые ученые обнаружили ряд инструментальных банд, организованных на корпоративной основе для получения прибыли от незаконных наркотиков (Skolnick, Correl, Navarro, & Rabb, 1989; Taylor, 1989).

Это был момент, когда наш набег на исследование банд начался в конце 1980-х, когда Дэн Уолдорф приступил к первому из наших исследований — исследованию Homeboy. В то время как исследования и государственная политика нацелены на молодежные банды как на ответственные за проблему крэк-кокаина и насилия, для Уолдорфа проблема молодежных банд была в некоторой степени второстепенной по отношению к более важному вопросу, который он хотел исследовать, а именно к природе взаимосвязи между употреблением наркотиков. , продажа наркотиков и насилие.

Исследование Homeboy имело большое значение во многих отношениях. Во-первых, в то время это было одно из первых исследований, в которых проводились качественные интервью и полевые наблюдения за этнически разнообразной выборкой из 568 молодых людей, включая афроамериканцев, латиноамериканцев, азиатов (китайцев, японцев, филиппинцев), самоанцев и белых.

Во-вторых, полученные данные противоречили общественному мнению о том, что члены банды торговали наркотиками в организованной и структурированной форме. Вместо этого Уолдорф, Хант, Джо и Мерфи (1993) обнаружили, что члены банды занимаются торговлей наркотиками как отдельные лица, а не как организованные группы.Отсутствие формальной и иерархической организации было связано с историей и характером оптовых продаж лекарств в Сан-Франциско. В городе и на большей части оптового рынка наркотиков Калифорнии было задействовано большое количество мелких предпринимателей, которые ввозили наркотики контрабандой в порты и через мексиканскую границу. Эта модель оптовых сделок была создана большим количеством независимых продавцов героина и марихуаны, многие из которых проживают в сообществах трудящихся-мигрантов и имеют регулярные связи с людьми, занимающимися торговлей наркотиками в сообществах Мексики.Несмотря на то, что независимых оптовых продавцов намного больше, чем 40 лет назад, это историческое наследие может частично объясняться отсутствием сегодня иерархических фармацевтических организаций.

Отсутствие иерархической структуры также связано с поставками лекарств. Как отметили Уолдорф и Лаудербак (1993), торговля наркотиками не похожа на продажу законных товаров, таких как молоко и яйца, последние из которых постоянно поставляются. Учитывая «скользкий» характер оптовой торговли наркотиками, независимые розничные продавцы стремились найти множество источников поставок, чтобы компенсировать рыночные изменения (например,грамм. политические условия, давление и приоритеты, изменение климата и т. д.). Еще одно соображение заключалось в том, что, несмотря на то, что в то время члены банды представлялись в СМИ как чрезвычайно искушенные, большинству членов банд не хватает знаний, денег и власти, и, следовательно, им, как правило, не хватает навыков для создания или поддержания тщательно продуманных организаций по продаже наркотиков. Фактически, особенно для членов банд латиноамериканцев и азиатских банд, продажа наркотиков была лишь одним из множества незаконных видов деятельности, с помощью которых они получали доход. Этот недостаток навыков и знаний также может способствовать пониманию того, почему, по крайней мере, в Сан-Франциско, банды здесь не перебрались в другие сообщества, чтобы создать новые рынки сбыта наркотиков.

Тем не менее, было обнаружено, что члены банды, как отдельные лица, продавали, но типы наркотиков и стили торговли значительно различались в бандах американцев азиатского происхождения, латиноамериканцев и афроамериканцев (Joe, 1994; Waldorf et al., 1993). Учитывая разное пространственное расположение этих трех этнических сообществ, торговля наркотиками приобрела разные стили. Например, афроамериканские продавцы обычно располагались рядом с основными местами проживания и социальной активности в афроамериканском сообществе — жилищными проектами или угловыми магазинами «для мам и пап».Поскольку большое количество самоанцев проживает в жилых комплексах афроамериканского сообщества, члены самоанских банд также продавали в том же районе, придерживаясь аналогичного стиля. В этих жилых районах ведется ограниченная коммерческая деятельность. Эти продавцы просто полностью захватили бы улицу и напрямую подходили бы к покупателям пешком или на машине. Сделки, в основном с крэком и марихуаной, легко проследить, поскольку продавцы были открытыми и агрессивными с минимальным, если вообще, разделением труда. Хотя члены банды продавали по отдельности, у них действительно были четкие групповые правила продажи и использования, главным из которых было: «Не будь лучшим покупателем для себя» при продаже крэка (Waldorf, 1993).Эти правила во многом были сформированы их наблюдениями за эффектами трещин. Их соблюдение помогло этим продавцам максимизировать индивидуальную прибыль от продаж и избежать проблем, связанных с злоупотреблением наркотиками.

В пространственном отношении латиноамериканское сообщество организовано иначе, чем афроамериканское. Таким образом, латиноамериканские торговцы наркотиками воспользовались длинным отрезком главного бульвара (более 1,5 миль), соединяющим коммерческую и жилую жизнь латиноамериканского сообщества. Продавцы наркотиков из Латинской Америки ходили по улицам по делам и смешивались с покупателями, хранителями магазинов, пешеходами и пассажирами, ожидающими общественных автобусов.Сделки проводились в менее заметных и менее открытых местах (например, продажи проводились в магазинах, на рынках и в ресторанах). На улице очевидным образом не обменивают ни деньги, ни наркотики. Учитывая характер латиноамериканского рынка, продавался ряд наркотиков, в том числе марихуана, порошковый кокаин и героин. Героин в значительной степени удовлетворял спрос «старшего поколения» и был связан с импортом мексиканской смолы в предыдущие десятилетия. У латиноамериканских групп не было правил, аналогичных правилам афроамериканских, и многие латиноамериканцы сообщали об употреблении продаваемых ими наркотиков, но они не продавали крэк, считая его наркотиком в афроамериканском сообществе (Waldorf, 1993).

Эти модели отличались от азиатских, где наркотики, как правило, продавались не в общественных местах, а ограничивались частными транзакциями (организованными по телефону или пейджерам) и в основном включали продажу порошкового кокаина. Во многом это было связано с расселением азиатского населения по разным районам Сан-Франциско. И хотя было несколько торговых районов, американцы азиатского происхождения проживали во многих районах. Из этого стало ясно, что организация продажи лекарств, в основном благодаря индивидуальным и независимым инициативам, определялась пространственным расположением кварталов города, а также предпочтениями в отношении наркотиков в этих сообществах.Таким образом, в крупных городах обычно наблюдается непостоянство, поскольку предпочтения в отношении наркотиков часто различаются в зависимости от района. В Сан-Франциско было несколько сцен с наркотиками. В то время как инъекции героина были заметны в районе Мишн, латиноамериканском сообществе, употребление крэка не было. В Вырезке среди секс-работников были распространены инъекции героина и крэк. PCP был распространен среди молодых латиноамериканцев, но воздерживался от него во всех других округах. В афроамериканских кварталах употребляли крэк и героин, но не метамфетамины.А в азиатских районах преобладали порошковый кокаин и транквилизаторы, но не крэк, героин или метамфетамины (Waldorf & Lauderback, 1993).

Учитывая эти результаты, какая связь между бандами, наркотиками и насилием в Сан-Франциско?

БАНДА – НАСИЛИЕ СОЕДИНЕНИЕ ИЛИ УПРАВЛЕНИЕ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНЬЮ?

В критическом комментарии Кац и Джексон-Джейкобс (2004) подвергли сомнению предположения «банды криминологов», в частности узкую направленность на причинно-следственную связь между бандами и преступностью.По их наблюдениям, у «банды криминологов» сложилась традиция, близкая к мифической, изображать членов банд более жестокими, чем их коллеги, не принадлежащие к бандам, с довольно ограниченными данными. Лишь в 1990-х годах проблема причинно-следственной связи стала главным приоритетом в повестке дня исследований. 1 И хотя многие современные обозреватели банд твердо придерживались точки зрения, что банды несут ответственность за значительное количество насильственных преступлений, Кац и Джексон-Джейкобс (2004, стр.108) заставляют нас перевернуть эти предположения с ног на голову, особенно с учетом снижения уровня насильственных преступлений. Например, может случиться так, что «молодые люди, которые чувствуют угрозу и которые ожидают попасть в ожесточенные конфликты, находят банды привлекательным средством борьбы с рисками, присущими их социальным сферам. Таким образом, насилие вызывает банды [или] насилие является критическим «переломным моментом» для превращения групп сверстников в банды »(2004, с. 108). Такое альтернативное понимание наводило на мысль о необходимости более сложного и детального портрета.

Из исследования Homeboy мы действительно обнаружили, что насилие когда-либо присутствовало в жизни банды, как отметили Кац и Джексон-Джейкобс (2004), но оно не имело отношения к торговле наркотиками (чтобы это не привлекло нежелательное внимание полиции), и больше связано с соперничеством между бандами (Waldorf et al., 1993). Тем не менее мы считали, что насилие связано с факторами, отличными от соперничества между бандами, тем более что мы все больше сосредотачивались на повседневной жизни и ситуациях членов банды (Hunt & Joe-Laidler, 2001). Например, на протяжении многих наших исследований мы неоднократно слышали от членов банды, что большую часть времени они тратили на то, чтобы «расслабиться и болтаться», и когда их спросили, что конкретно это означает, они определили это как «ничего не делать».Тем не менее, хотя взрослые могут воспринимать это как потерянное время, повседневная практика « ничего не делать » на самом деле была интенсивным периодом, заполненным разговорами, описанием деталей предыдущих событий, шутками, обсуждением дел, защитой своей чести, поддержанием своего уважения, ведением дел. , отражая оскорбления, сдерживая полицию, разъезжая на машинах, совершая несколько сделок, защищая территорию, играя в азартные игры и занимаясь спортом.

Я позвонил своим друзьям и сказал им, что давай встретимся где-нибудь. У нас есть деньги и мы покупаем пиво.Получил пива и откинулся назад. Мы немного поиграли в баскетбол и поговорили с девушками. После… мы выпили еще пива, откинулись назад и пошли на встречу с другим другом и прокатились… Потом, когда наступит ночь, мы должны будем к тому времени напиться. Думаю, мы все изрядно пьяны, потому что я пил весь день. (Hunt, Joe-Laidler, & Waldorf, 1996, стр. 125)

В большинстве случаев употребление алкоголя и курение марихуаны были неотъемлемой частью повседневной жизни и имели символическое значение. Как и во многих других социальных группах, употребление алкоголя, в частности, может действовать как социальная смазка, поддерживая групповую солидарность.Поскольку употребление алкоголя является неотъемлемой частью повседневного общения в банде, оно создает не только солидарность, но и укрепляет мужественность и единство мужчин (Hunt et al., 1996; Hunt, MacKenzie, & Joe-Laidler, 2005; MacKenzie, Hunt, & Joe-Laidler). , 2005).

Мы обнаружили, что употребление алкоголя подтверждает мужественность культурно определенными способами. Находясь в бандах латиноамериканцев, употребление алкоголя способствовало проявлению мужского мужества — силы, стойкости и локуры. Стиль употребления алкоголя и связанное с ним поведение среди членов афроамериканских банд ассоциировался с «крутым» имиджем, а чрезмерное употребление алкоголя представляло собой «неконтролируемого человека».Среди американцев азиатского происхождения было гораздо больше различий в использовании и количестве среди разных азиатских этнических групп.

Тем не менее, хотя алкоголь часто ассоциировался с групповой сплоченностью, как ни парадоксально, он также был источником напряжения, поскольку члены банды, учитывая смазывающий эффект, который они связывали с алкоголем, чувствовали себя менее сдержанными в артикулировании внутреннего соперничества, которое иногда перерастало в насилие. Эти внутренние споры в основном касались вопросов чести и уважения — случайных или преднамеренных пренебрежительных действий, игры с девушкой другого человека.Пьянство также ослабило напряжение, необходимое для борьбы с противоборствующими группами. Причины такого конфликта разнообразны, в том числе такие проблемы, как проверка друг друга, представления о том, что они или их районы не уважают, и борьба из-за привязанностей девочек.

Когда мы напиваемся, мы чувствуем силу. Внутри чувствуем адреналин, чувствуем себя Суперменом. Драка вспыхивает, когда кто-то оскорбляет вас, выставляет «подлую рожу» или толкает вас. Когда вы пьете, это еще больше раздражает вас, и вы знаете, что когда вы пьяны, у вас есть эффекты Супермена (H016).

Хотя было неясно, действительно ли алкоголь улучшает их способности, употребление алкоголя обычно было связано с конфронтациями между соперничающими членами банды. Более того, выпивка постоянно описывалась как жидкая храбрость в битве. Независимо от того, является ли насилие внутренним или внешним по отношению к группе, мы обнаружили, что идентичность группы постоянно усиливается этими конфликтами и в то же время сохраняется обособленность банды (Hunt & Joe-Laidler, 2001).

Стало ясно, что да, насилие было возможным в повседневной жизни членов банды, но не из-за войн за власть из-за продажи наркотиков.Напротив, насилие вспыхнуло в ситуациях, когда эти молодые люди в своих различных действиях «ничего не делали» — включая регулярное ежедневное употребление алкоголя и марихуаны — участвовали в состязаниях за честь и уважение. Таким образом, хотя наша первоначальная работа была сосредоточена в рамках более широких дебатов в рамках правоохранительных органов, наше исследование алкоголя стало первым шагом на пути к расширению аналитических границ, чтобы рассмотреть, как насилие в бандах формировалось характером и контекстом жизни членов банды на улице и культурная артикуляция мужественности.

ДРУГОЕ — АЗИАТСКИЕ БАНДЫ

В то время как большая часть наших исследований банд была сосредоточена на связи между бандами, наркотиками и насилием среди афроамериканских и латиноамериканских банд, наша работа также была сосредоточена на азиатско-американских бандах, группе, в отношении которой проводилось мало исследований. В то время общественное беспокойство по поводу азиатских банд, особенно китайских, позволило предположить, что эта группа отличается от других этнических молодежных банд. Существующие отчеты изображают членов китайских банд как солдат гонконгских триадных групп, причастных к организованной преступности, включая распространение героина.Однако мы обнаружили, что социальная организация азиатских банд не была заговорщической, а была ограничена индивидуальными возможностями и ассоциативными сетями. В этом контексте отдельные лица были вовлечены в продажу наркотиков независимо от группы, но их членство в группе предоставило им источник для установления связей с другими единомышленниками-оппортунистами, которые могут принадлежать к другим, даже конкурирующим группам. Группа просто предоставила ассоциативный контекст.

Подобно членам банд из других этнических групп, эти молодые люди ежедневно сталкивались с индивидуальной заботой «добиться успеха».Многие молодые люди из Азии сталкивались с трудностями в школе и на улице, поскольку их родители отсутствовали дома и работали сверхурочно. «Сделать это» означало урегулировать культурные конфликты (например, расовую и внутрирасовую напряженность, семейный стресс и языковые различия) и виктимизацию со стороны неиммигрантских азиатов и других этнических групп. Членство в банде было главным образом связано с необходимостью защиты и возмездия против противников. Дальнейшее участие было мотивировано постоянной потребностью в защите и опасением возмездия, а также отсутствием законных возможностей для работы и образования.Торговля наркотиками и преступность, как и другие этнические группы, в значительной степени были организованы на основе индивидуальных и небольших групповых усилий внутри банды. Из этого анализа стало ясно, что эти члены азиатских банд значительно отличались от популярных изображений азиатского гангстера, который был участником более крупного заговора организованной преступности (Joe, 1994; Toy, 1992a, 1992b).

Несмотря на эти различия, в конце 1980-х — начале 1990-х годов правоохранительные органы и средства массовой информации идентифицировали банды Юго-Восточной Азии как имеющие новый тип структуры банд.Банды Юго-Восточной Азии изображались как особо « опасные », о чем свидетельствует их склонность к насилию при вторжении в дома, свободная организованность (т.е. способность распускаться и возрождаться с другими членами) и мобильный характер (т.е. способность перемещаться по территории штата). легко). Тем не менее, в нашем исследовании банд в Юго-Восточной Азии мы обнаружили, что, как и другие группы, вьетнамская, камбоджийская и лаосская молодежь вступала в банды для защиты от соперников и противодействия полицейским преследованиям на улицах (включая фотографирование на улице для сбора разведданных).Учитывая, что мотивация присоединиться и продолжить работу в банде была в основном для защиты и взаимопомощи, неудивительно, что этим группам не хватало формального руководства и организационной иерархии. Более того, понятие территории или дерна также отсутствовало, скорее всего, из-за их недавнего прибытия в США и отсутствия установленного района (Hunt, Joe, & Waldorf, 1997). Для этих молодых людей из Юго-Восточной Азии банда действовала так же, как и другие этнические банды в Сан-Франциско.Символические маркеры идентичности их банды как молодых людей и членов банд из Юго-Восточной Азии были культурно отличными от использования ими определенных способов присоединения, цветов и татуировок.

По мере того, как мы выходили за рамки границ, изучая роль алкоголя в жизни членов банды и разбирая азиатского гангстера, мы осознали, что преобладающая коррекционная линза была в значительной степени мужской, даже если рассматривать случай с «девушкой-гангстером».

ДЕВУШКИ В БАНДАХ

Хотя основное предположение и фокус наших первоначальных исследований были на мужских бандах, мы обнаружили группу афроамериканских молодых женщин, которые организовали свою собственную банду в ответ на неравенство в распределении прибыли и труда. их коллеги из мужской банды.Portrero Hill Posse (PHP) предпринял ряд деловых начинаний, управляя домами крэка и разгоняя (например, кража в магазинах) операции. Наш анализ, один из первых в начале 1990-х годов, посвященный исследованию роли девушек из банд в торговле наркотиками и насилии, показал, что коллективное стремление PHP зарабатывать деньги было связано с поддержкой своих детей и неспособностью найти законную работу. Не менее важным для этого коллективного стремления было острое чувство сестринства, поскольку немногие имели положительный семейный опыт и поддержку (Lauderback, Hansen, & Waldorf, 1992).Коллективный дух этих молодых женщин с родительскими обязанностями, ограниченными возможностями образования и трудоустройства подчеркивает свободу действий и автономию независимых групп женских банд и, в более широком смысле, гендерную значимость работы Мертона (1938) и Клауарда и Олина (1960) над аномией. .

Женские банды стали объектом многочисленных политических дебатов в 1990-х годах, когда средства массовой информации демонизировали девушек из банд как склонных к насилию «плохих женщин с оружием» (Chesney-Lind, 1993; Joe & Chesney-Lind, 1995).Эти образы «плохих девчонок» были особенно проблематичными, поскольку бросали вызов нормативным гендерным ролям. Тем не менее, эти характеристики соответствовали и перекликались с ранними исследованиями членов женских банд, которые через призму мужской криминологии были сексуальными неудачниками — беспорядочными половыми связями или сорванцами — потерянными в пейзаже мужской банды (Joe & Chesney-Lind, 1995). Как традиционные, так и современные представления о неприспособленности, дикости и независимости девушек из банды ставили девушек из банд по сравнению со своими коллегами-мужчинами и мужскими практиками.Тем не менее современные изображения девушек из банд предполагают, что они переступили гендерные границы, перейдя от простого придатка к организации, автономной от парней, а в некоторых случаях и в оппозиции к своим коллегам-мужчинам (Joe-Laidler & Hunt, 1997). Однако, как показывает случай с девушками из PHP, их автономия и независимость заключались не в том, чтобы бросать вызов своим коллегам-мужчинам, а, скорее, в коллективной стратегии финансовой поддержки своих семей как матерей-одиночек.

СИТУАЦИОННОЕ НАСИЛИЕ И СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

В то время как общественное беспокойство продолжало усиливаться по поводу феномена «новой плохой девочки» в 1990-х годах, феминистские криминологи призвали исследователей банд «распаковать» и контекстуализировать участие девочек в бандах (как в случае с PHP ) (Chesney-Lind, 1993; Irwin & Chesney-Lind, 2008).Вопрос в том, было ли участие девочек в бандах отражением их растущей независимости от своих коллег-мужчин, а также преднамеренным вызовом нормативной женственности. Ведь если бы девочки обретали независимость, стали бы они больше походить на своих коллег-мужчин? Будут ли девушки из банды участвовать в «рискованном» поведении, связанном с членами банд мужского пола, особенно с употреблением наркотиков, торговлей наркотиками и насилием? Были ли мы свидетелями возрождения гипотезы освобождения Адлера (1975) — где к середине 1970-х эмансипация женщин интерпретировалась как сближение мужского и женского поведения, когда женщины становились все более агрессивными и склонными к насилию? Были ли девушки из банды «новым освобожденным мошенником» (Chesney-Lind, 1999)?

Следуя исходному исследованию Homeboy, мы исследовали связи между насилием со стороны девочек-банд и употреблением наркотиков, признавая, что не все женские группы были независимыми, как PHP.В самом деле, мы обнаружили различия в социальной организации групп девочек: некоторые девочки организованы независимо от мужчин, а другие девочки сформированы как вспомогательные по отношению к мужской группе. Как и в исследовании Homeboy, характер и проявление насилия среди девушек из банд не были связаны с употреблением наркотиков, но сильно зависели от ситуаций взаимодействия, с которыми сталкиваются вспомогательные банды по сравнению с независимыми бандами (Joe-Laidler & Hunt, 1997).

С одной стороны, девушки в обоих типах банд описали массовое насилие в своих отношениях с парнями, последний из которых требовал, чтобы девушки вели себя в соответствии с обычными женскими ролями.Однако вспомогательные девушки-банды столкнулись с дополнительным давлением со стороны своих бойфрендов и сверстников-мужчин, чтобы они соответствовали гендерным стандартам. Предполагаемые проступки — флирт, кайф и общение с определенными людьми — привели к чрезмерному контролю и оскорблениям. При взаимодействии, ориентированном на девочек, оба типа женских банд боролись с жестокими столкновениями с девушками, не входящими в их группу, обычно из-за соперничества или парней. И хотя девушки из вспомогательных банд также участвовали в боях внутри банд, чтобы защитить свою репутацию от своих «сестер», девушки в независимых группах не участвовали в боях внутри банд во многом из-за их коллективной идентичности как «сестринства» и связанная с этим безопасность их вымышленных родственников.Однако их автономия означала, что им приходилось принимать меры предосторожности, чтобы не стать объектами наркоманов и грабителей при торговле наркотиками (Joe-Laidler & Hunt, 1997).

Из этого исследования становилось все более очевидным, что, хотя насилие действительно присутствует в жизни девушек из банд, его масштабы и характер определяются не только культурными и нормативными представлениями о женских ролях, но и усиливаются и контролируются в среде, где доминируют мужчины. улицы. Таким образом, хотя изображения в СМИ указывали на участие девочек в бандах и насилии как на свидетельство их растущего сближения с практикой и поведением членов банд мужского пола, наши респонденты предположили, что на самом деле насилие девочек из банд было неразрывно связано с их стремлением к нормативным гендерным ролям. в бандитской среде.

«ПОВЕДЕНИЕ, ПРЕДНАЗНАЧЕННОЕ РИСКУ» — ЧТО ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОЗНАЧАЕТ? КОДЕКСЫ ПОВЕДЕНИЯ

К концу 1990-х годов проблема насилия была в центре внимания государственной политики и исследовательской программы, и мандат по исправлению положения расширился, и контроль стал взаимосвязанным с общественным здравоохранением. Таким образом, первоначальная цель связывания банд, насилия и наркотиков расширилась, чтобы сосредоточиться на выявлении индивидуального поведения, представляющего риск для себя и общества. Например, насилие также необходимо понимать в связи с виктимизацией, и как таковое было одним из ряда рискованного поведения, связанного с бандами (Hill, Howell, Hawkins, & Battin-Pearson, 1999; Taylor, Peterson, Эсбенсен и Френг, 2007; Торнберри, 1998).С учетом того, что на улице преобладают мужчины, где существуют преступность, насилие и незаконные наркотики, жизнь девочек-бандитов становилась особо уязвимой и «подвергающейся риску». Несколько рисков для здоровья и социальных рисков были связаны с жизнью девочек-бандитов, особенно с употреблением алкоголя и наркотиков, курением, прогулами и отсевом из школы, сексуальной активностью и ранним материнством (Simantov, Schoen, & Klein, 2000). В то же время наша и другие работы начали рассеивать популярные и традиционные представления о девушках из банд, показывая, что жизнь девушек из банд, далекая от диких и оппозиционных, на самом деле ограничивалась и контролировалась гендерными ожиданиями членов банд и парней мужского пола, но также самими девушками.Или, как лаконично заявил Харрис (2004, стр. 26), «они одновременно ограничены своими обстоятельствами и« сознательными берущими на себя риск »».

АЛКОГОЛЬ И НАРКОТИКИ

Точно так же, как алкоголь был важной чертой повседневной жизни мужчин-членов банды (Hunt, Joe-Laidler, & Evans, 2002; Hunt et al., 2005), наше исследование роли алкоголя у женщин банды предположили, что девушки из банд аналогичным образом включили алкоголь в свою повседневную жизнь на улице, используя его не только для улучшения социального взаимодействия, но и для того, чтобы « раскрутиться » (т.е. возбуждаться), улучшая самооценку, притупляя эмоциональную и физическую боль (от драки) (Hunt, Joe-Laidler, & MacKenzie, 2000a, p. 350). Тем не менее, практика употребления алкоголя девушками из банды значительно отличалась от их привычки к пьянству, поскольку их пьянство тщательно изучались сверстниками мужского и женского пола, а также ими самими. Они редко пили бесконтрольно, чтобы не подвергнуться критике за то, что они неженственные, тем самым нарушив приемлемые гендерные роли. Таким образом, банды установили ряд поведенческих границ, чтобы разграничить допустимые и неприемлемые уровни использования.Преступление до неприемлемого уровня означало потерю респектабельности — измерение, которое сначала проявилось в нашем анализе насилия, а затем стало центральной темой в нашей работе.

Как и алкоголь, употребление наркотиков сыграло значительную роль в том, чтобы «тусить и расслабиться», облегчая работу и отдых на улице членам банды мужского пола (Joe-Laidler & Hunt, 1997). Однако в отношении девушек из банд мы поставили под сомнение общепринятый образ употребления наркотиков женщинами (Ettorre, 1992; Maher, 1997) как результат влияния парней и любовников или как отражение «крэк-шлюхи» (т.е. девушки обменивают секс на наркотики) (Hunt et al., 2002). Как мы обнаружили в нашем анализе употребления алкоголя и наркотиков девушками из банд, мы обнаружили более сложную культуру употребления наркотиков, когда девушки из банд выработали особые гендерные нормы и практики в отношении употребления наркотиков.

И я думаю, что девушку уважают, когда, знаете, например, когда она просто не бывает с парнем, а она — когда они становятся слишком глупыми перед парнями и не знают, что им делать … это не нравиться…. Зайди себя уважением, и я бы не стал… если бы я принимал какое-либо другое лекарство, кроме травы, я бы не стал делать это на глазах у парней.(Hunt et al., 2002, стр. 405)

Это произошло из-за их признания того, что социальная жизнь уличных банд регулируется правилами маскулинности и общественными представлениями о «традиционной женственности». Правила бандитских девочек относительно количества употребления, типов потребляемых наркотиков, условий употребления и взаимодействия с другими при употреблении формируют и ограничивают их употребление. Это говорит о том, что их нормы и практика уменьшают употребление наркотиков, а не способствуют проблемному употреблению. Как и в случае с алкоголем, они описали процесс изучения границ допустимого и недопустимого употребления наркотиков, в каких ситуациях и обстоятельствах они могут употреблять, и какое поведение при употреблении помогает сохранить их репутацию.Таким образом, патриархальный характер культуры банд парадоксальным образом является, с одной стороны, «фактором риска» употребления алкоголя и наркотиков, а с другой — защитным барьером.

КОНКУРСЫ ЗА УВАЖЕНИЕ (СПОСОБНОСТИ) И СЕКСУАЛЬНОСТЬ ДЕВОЧЕК. и вместо этого исследовали сопротивление и альтернативные выражения как переговоры о личности.Таким образом, стало ясно, что в то время как члены банды мужского пола сталкивались с постоянным стремлением к « уважению » как способу выражения мужественности, девушки из банды тоже сталкивались с проблемами « уважения (способностей) », поскольку это определяющая черта их самоощущения. и другие (Joe-Laidler & Hunt, 2001). Постоянной темой в нашем анализе была ценность, которую девушки из банды придают уважению (способностям).

При рассмотрении их взаимодействия с семьей, партнерами-мужчинами, сверстниками и другими девушками «репутация» является одним из наиболее заметных маркеров их идентичности как молодых женщин, вплоть до того, что они прибегли бы к насилию для защиты своего статуса и чести. как и их коллеги-мужчины.В семейных отношениях от них ожидают, что они будут выполнять нормативные роли женщин, отцов, братьев и сестер, родственников и самих себя. Взаимодействуя друг с другом, они строят и придерживаются у других различных представлений о женственности и сексуальной репутации. В то же время, сталкиваясь с подростковым давлением, которое противоречит респектабельности (например, выпивка и вечеринка), девушки из банды находят «безопасные» способы исследовать подростковый возраст и защищать свою репутацию (например, по очереди прикрывать спину друг друга во время вечеринки).

Напились. Жареный. Нам было весело, а потом мы начали плакать. Итак, мы поднялись наверх и легли спать. Мы плакали из-за того, о чем говорили. Теперь мы подходим к одному из домов девушки и снова начинаем пить. Если ты останешься на улице, тебя заберут. (Joe-Laidler & Hunt, 2001, стр. 670)

С коллегами-мужчинами и партнерами они осознают ожидание «вести себя как женщина», но при этом определяют границы своей готовности «вести себя» и процесс, проясните их чувство автономии.Таким образом, понятие уважения (способности) определяется как сексуальной репутацией, так и независимостью от контроля со стороны других.

То, что наши респонденты рассказали нам о важности сексуальной репутации, побудило нас более внимательно взглянуть на секс и сексуальность, которые часто считаются еще одним фактором риска, связанным с девушками из банд (Schalet, Hunt, & Joe-Laidler, 2003) . Члены женских банд долгое время считались либо слишком сексуальными, либо недостаточно (гетеро) сексуальными, хотя было проведено мало исследований о том, как их сексуальная практика может подвергать их риску (Campbell, 1991; Moore & Hagedorn, 1996).Однако наш анализ показал, что члены женских банд игнорируют эти противоположные типы и фактически формулируют различные дискурсы сексуальности, которые формируются возрастом, этнической принадлежностью и нормативными представлениями о женственности. Для более молодых участников (от среднего до позднего подростка) представления о себе в значительной степени были сформулированы в связи с сексуальной респектабельностью, подчеркивая сексуальную чистоту как отличную и далекую от оппозиционного «хо». Девушки из банд латинских банд, которые обычно живут в рамках сплоченных семейных единиц и культурных ожиданий чистоты, также называют себя сексуально респектабельными.Люди в возрасте от 20 до 25 лет с большей вероятностью выражали свою сексуальную автономию — свои собственные сексуальные потребности, выбор и обычаи. Афроамериканские девушки, которым чаще приходилось становиться экономически и эмоционально независимыми в силу семейных обстоятельств, также с большей вероятностью воспринимали себя как сексуально автономные. Сдвиг от сексуальной респектабельности к автономии с возрастом отражает разрешение подростковой напряженности, когда выражение и стремление к сексуальности диктуется не столько условностями сверстников и непосредственной культурой, сколько собственными сексуальными потребностями.

Наше внимание к девушкам из банд и поведению «группы риска» — употреблению алкоголя и наркотиков, насилию и сексуальности — расходится с популярными представлениями и указывает на сложности и проблемы, с которыми эти молодые женщины сталкиваются в своей повседневной жизни. Ключевой темой, объединяющей все эти исследования, было стремление девушек из банд обрести особую и автономную идентичность. Этот продолжающийся процесс сдерживается и активно оспаривается желанием девочек экспериментировать в качестве независимых подростков, а также нормативными представлениями о молодости.Важно отметить, что описываемые ими ограничения и препятствия аналогичны опыту молодых женщин в целом (McRobbie, 1991). И хотя девушки из банды сталкиваются с дополнительным давлением, чтобы стать «хорошей девочкой» в «среде плохих парней» — уличной культуре, в которой преобладают мужчины, — им тоже приходится бороться с семейной динамикой.

СЕМЕЙНЫЙ КОНФЛИКТ И ПОДДЕРЖКА

Семейный конфликт был определен как «фактор риска» для участия банд, особенно для девочек. Действительно, исследования, в том числе и наше собственное, показали, что многие члены банд — мужчины и женщины — сообщают о хаотической семейной жизни, в результате чего члены растут в крайне маргинализированных условиях (Decker & van Winkle, 1996; Hunt, MacKenzie & Joe -Laidler, 2000b; Joe & Chesney-Lind, 1995; Vigil, 1988).Согласно этим исследованиям, члены банд сообщают, что живут в хаотичных семьях, которые сталкиваются с повседневными проблемами безработицы, плохих жилищных условий, употребления алкоголя и наркотиков и высокого уровня преступности. Более того, влияние таких условий на семью привело к ослаблению семейных связей, и молодые люди обращаются за поддержкой к сверстникам. Как это ни парадоксально, члены банды сообщают, что банда становится суррогатной семьей, называя ее братьями, сестрами, двоюродными братьями, тетями и дядями (Campbell, 1984; Hunt et al., 2000b; Джо и Чесни-Линд, 1995).

Тем не менее, за некоторыми исключениями (Decker & van Winkle, 1996; Moore, 1991), в рамках исследований банд мало что было известно о значении семьи в жизни этих молодых женщин, особенно об их отношениях с матерями. Мы признали, что отношения между матерями и дочерьми отличаются от отношений между матерями и сыновьями, поскольку дочери определяют себя по отношению к своим матерям. Мы обнаружили спектр семейных ситуаций от отсутствия одного или обоих родителей и отсутствия надзора до крайне авторитарного и «традиционного» родительского контроля.Однако семейные отношения, особенно связи девочек из банды с матерями, сестрами, бабушками и дальними родственниками, были отмечены не столько конфликтами, сколько взаимными формами эмоциональной и практической поддержки. Для большинства девушек из банд матери были самым важным и уважаемым человеком в их жизни, поскольку на них можно было безоговорочно рассчитывать.

РАННЕЕ РОДСТВО

То, что мы узнали от девушек из банды об их отношениях с матерями, привело к нашей недавней работе о здоровье и раннем материнстве.Из медицинской литературы мы поняли, что раннее материнство — это «рискованное поведение», связанное с множеством проблем, особенно с плохими перинатальными исходами, безнадзорностью и жестоким обращением с детьми, отсевом из школы, занятостью и зависимостью от социального обеспечения (Murcott, 1980; Raley, 1999). Тем не менее, была небольшая часть литературы, оспаривающей мнение о том, что молодое материнство вредно для матери, ребенка и общества в целом (Lesser & Koniak-Griffin, 2000; Phoenix, 1991).

Несмотря на рискованный образ жизни банды, забеременевшие девушки из банды постепенно изменили свой образ жизни, узнав от других о необходимости изменить свое поведение ради собственного здоровья, а также здоровья ребенка.Снижение употребления алкоголя и наркотиков произошло при внесении других изменений в образ жизни, включая проведение меньшего количества времени на улицах и со своими сверстниками. По мере развития беременности они находили поддержку, иногда из неожиданных источников. Многие девочки были удивлены, получив поддержку своих матерей, учитывая конфликт в раннем подростковом возрасте. В то же время они обнаружили, что их сверстники по банде и в некоторых случаях отцы их детей, которых они считали важными источниками поддержки до беременности, будут иметь негативное влияние в долгосрочной перспективе.Когда рождались их дети, большинство матерей-банд продолжали изменять свой образ жизни, сокращая или прекращая употребление алкоголя и наркотиков и часто постепенно отстраняясь от уличной жизни. По сути, раннее материнство сыграло важную роль в уменьшении употребления алкоголя и наркотиков и предоставило альтернативную траекторию для этих девушек из банд. Таким образом, хотя раннее материнство рассматривается как рискованное поведение, наш анализ показывает, что переход к материнству может иметь положительные последствия, поскольку эти молодые женщины берут на себя новые приоритеты по уходу и поддержке своего ребенка и разрабатывают новые определения независимости.

В то время как средства массовой информации и политические опасения сосредоточены на участии молодых женщин в бандах как на отражении растущего сближения с их коллегами-мужчинами и отклонения от нормативной женственности (см. Критику Ирвина и Чесни-Линда (2008)), наша работа до сих пор, предполагает, что поведение этих девочек, «подверженное риску», связанное с бандами — уличная культура, употребление наркотиков, бросание школы, сексуальная активность и раннее материнство, должны быть ситуативно поняты, и тем самым раскрывает, как действует стремление к самобытной женской идентичности. в их повседневной жизни и во взаимодействии дома и на улице (Moloney, Hunt, Joe-Laidler, & MacKenzie, 2011).

В то время как материнство дает возможность уйти от банды и открывает новые возможности для девочек из банды, наше связанное с этим исследование отцовства среди членов банды мужского пола выявило более неоднозначный опыт (Молони, Маккензи, Хант и Джо-Лайдлер, 2009). Хотя большинство молодых людей описывали свою повседневную жизнь до отцовства как группу, которая шла по улицам — употребляла алкоголь, курила марихуану и занималась торговлей наркотиками. Некоторых молодых людей известие о скором отцовстве отдалило от матери ребенка.Они продолжали вести тот же образ жизни. Другие, однако, приветствовали перспективу отцовства, признавая, что, хотя теперь они берут на себя обязанности взрослых, это также было началом нового будущего и новых приоритетов, а также отходом от банды и участия в преступной деятельности. Для этих молодых людей незаконные стратегии получения дохода, такие как торговля наркотиками, больше не будут возможны из-за их ответственности перед матерью и ребенком. Вместо этого эти новые отцы искали законные возможности.Тем не менее, давление поиска работы или фактической работы — учитывая их судимость, ограниченное образование и навыки — вместе с давлением социализироваться и оставаться в банде было трудно уравновесить с конкурирующими семейными требованиями. В то время как некоторые отцы смогли в конечном итоге перейти к обычному образу жизни, многие другие не смогли полностью отказаться от банды, полагаясь на торговлю наркотиками, чтобы пополнить свой семейный доход. Для этих отцов торговля наркотиками была основным источником дохода для их семьи, но для других продажа была крайней мерой.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как мы отметили в начале этой статьи, Великобритания представляет интересный сравнительный пример. Британские ученые долгое время сопротивлялись изучению динамики молодежных групп с точки зрения «банд», предпочитая вместо этого сосредоточиться на молодежной субкультуре, в которой преступность была одной из многих проблем (Aldridge, Medina, & Ralphs, 2008; Campbell & Muncer, 1989; Goldson, 2011; Холлсворт и Янг, 2008; Сандерс, 2005). В связи с растущим общественным беспокойством по поводу того, что британские СМИ определили как « проблему банд в американском стиле » в Великобритании, ученые в настоящее время сталкиваются с попытками рассеять распространение таблоидных изображений, а также работают с сообществами над созданием базы знаний о молодежных группах. с характеристиками уличных банд.

В то время как британские ученые должны бороться с корректирующими линзами, которые так хорошо развиты в США, наша собственная работа отходит от коррекционной точки зрения отчасти за счет британских традиций в изучении культуры молодежи. Хотя наша работа изначально была сосредоточена на мужчинах и в силу политической повестки дня, связанной с связями с бандами, наркотиками и насилием, мы раскрыли более сложный портрет банд и их членов. Во-первых, мы обнаружили, что насилие меньше связано с торговлей наркотиками и больше связано с состязаниями и борьбой за уважение и честь.Употребление алкоголя и наркотиков играло заметную роль в жизни членов мужских банд, выступая в качестве социальной смазки в этих состязаниях за мужское уважение среди сверстников и соперников. Во-вторых, и это, возможно, наиболее важно, благодаря качественной традиции, пропагандируемой в работе Института научного анализа, мы обнаружили, что употребление наркотиков членами банды было способом поиска (краткосрочного) удовольствия в том, что большинство членов банды сами признавали за (длительное) повседневное существование на улице вдали от семейных конфликтов, школьных проблем (включая дискриминацию) и ограниченных перспектив трудоустройства.В-третьих, торговля наркотиками была одним из многих индивидуальных (а не коллективных) способов получения дохода в свете таких структурных ограничений, но даже на этом рынке существовали четкие правила поведения, включая «не быть лучшим покупателем для себя» и желание отступить с принятием на себя взрослых обязанностей.

В-четвертых, наш постепенный переход к более широкому вопросу о бандах, наркотиках и здоровье был частично связан с признанием того, что «рискованное» поведение, связанное с бандами, особенно среди девочек, требует более пристального изучения их жизненного опыта (Sanders et al., под давлением). В то время как девушки из банды действительно пили, употребляли наркотики, устраивали вечеринки и участвовали в насилии, это поведение не было попыткой соответствовать их коллегам-мужчинам, а было проверкой границ нормативной женственности. При этом они предприняли шаги по контролю «рисков», чтобы защитить свою репутацию и честь. Как мы пытались подчеркнуть, рассказывая о нашей работе, члены банд мужского и женского пола, как и многие молодые люди, в конечном итоге озабочены гендерными переговорами, однако одно из ключевых различий с членами банды заключается в том, что эти переговоры связаны с их маргинальным статусом.

Хотя наше исследование не может быть строго определено как в рамках продольной парадигмы, в течение двух десятилетий оно проводилось в рамках серии качественных исследований, изучающих и отслеживающих изменения в употреблении и продажах алкоголя и наркотиков членами банды в одном городе по этническому признаку. смешанная локаль. Более того, благодаря этим сериям исследований мы сосредоточили свое внимание не только на непосредственных проблемах жизни на улице, но и на значительных переходах к юношеской взрослости, например, к отцовству, и, возможно, указали на более широкое переосмысление методологий лонгитюдной работы.Для исследования группировок как в США, так и за рубежом продольный подход должен носить не чисто корректирующий или предписывающий характер, а гибкий, что оставляет место для множественного и альтернативного понимания употребления наркотиков и отклонений от нормы.

Сноски

1 Хотя Кац и Джексон-Джейкобс (2004) не замечают этого, стоит упомянуть, что данный исследовательский приоритет был частично сформирован политическими программами, направленными на «возвращение кварталов» и требованиями закона и порядка. .

Заявление о заинтересованности: Сбор данных для этой статьи стал возможным благодаря финансированию Национального института злоупотребления наркотиками, Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизмом и Национального института здоровья детей и развития человека. Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

  • Адлер Ф. Сестры по преступлению. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу Хилл; 1975. [Google Scholar]
  • Олдридж Дж., Медина Дж., Ральфс Р.Опасности и проблемы проведения «бандитских» исследований в Великобритании. В: van Gemert F, Peterson D, Lien IL, editors. Уличные банды, миграция и этническая принадлежность. Портленд, Орегон: Уиллан; 2008. С. 31–46. [Google Scholar]
  • Беннет Т., Холлоуэй К. Членство в бандах, наркотики и преступность в Великобритании. Британский журнал криминологии. 2004. 44: 305–323. [Google Scholar]
  • Кэмпбелл А. Девочки в банде. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса; 1984. [Google Scholar]
  • Кэмпбелл А. Девочки в банде.2. Кембридж, Массачусетс: Бэзил Блэквелл; 1991. [Google Scholar]
  • Кэмпбелл А., Мансер С. Они и мы: сравнение культурного контекста американских банд и британских субкультур. Девиантное поведение. 1989; 10: 271–288. [Google Scholar]
  • Чесни-Линд М. Девочки, банды и насилие: анатомия ответной реакции. Человечество и общество. 1993; 17: 321–344. [Google Scholar]
  • Чесни-Линд М. Девочки, банды и насилие: новое изобретение освобожденной мошенницы. В: Chesney-Lind M, Hagedorn JM, редакторы.Женские банды в Америке. Чикаго, Иллинойс: Пресса Лейк Вью; 1999. С. 295–310. [Google Scholar]
  • Клоуард Р., Олин Л. Преступность и возможности: теория преступных банд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса; 1960. [Google Scholar]
  • Коэн А. Мальчики-преступники: культура банды. Гленко, Иллинойс: Свободная пресса; 1955. [Google Scholar]
  • Декер Ш., Ван Винкль Б. Жизнь в банде: Семья, друзья и насилие. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 1996. [Google Scholar]
  • Этторре Э.Женщины и употребление психоактивных веществ. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса; 1992. [Google Scholar]
  • Фэган Дж. Социальная организация, занимающаяся употреблением наркотиков и торговлей наркотиками среди городских банд. Криминология. 1989; 27: 633–669. [Google Scholar]
  • Голдсон Б., редактор. Молодежь в кризисе? «Банды», территориальность и насилие. Лондон: Рутледж; 2011. [Google Scholar]
  • Hagedorn JM. Люди и народ: банды, преступность и низшие слои населения в городе из ржавого пояса. Чикаго, Иллинойс: Lakeview Press; 1988. [Google Scholar]
  • Холлсворт С.Гангленд Британия. В: Голдсон Б., редактор. Молодежь в кризисе? «Банды», территориальность и насилие. Лондон: Рутледж; 2011. С. 183–197. [Google Scholar]
  • Hallsworth S, Young T. Банды и болтуны: критика. Преступность, СМИ, культура. 2008. 4: 175–195. [Google Scholar]
  • Харрис А. Девушка будущего: молодые женщины в двадцать первом веке. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж; 2004. [Google Scholar]
  • Hill KG, Howell JC, Hawkins JD, Battin-Pearson SR. Факторы детского риска для членства в подростковых бандах: результаты проекта социального развития Сиэтла.Журнал исследований преступности и правонарушений. 1999; 36: 300–322. [Google Scholar]
  • Хафф CR. Молодежные банды и государственная политика. Преступность и правонарушения. 1989; 35: 524–537. [Google Scholar]
  • Хант Дж., Джо К., Уолдорф Д. Культура и этническая принадлежность членов банд Юго-Восточной Азии. Бесплатный запрос по креативной социологии. 1997; 25: 9–21. [Google Scholar]
  • Хант Дж., Джо-Лейдлер К. Ситуации насилия в жизни членов женских банд. Международная организация «Здравоохранение для женщин». 2001; 22: 363–384.[PubMed] [Google Scholar]
  • Хант Дж., Джо-Лейдлер К., Эванс К. Смысл и гендерная культура кайфа: банды и проблемы употребления наркотиков. Современные проблемы наркотиков. 2002. 29: 375–415. [Google Scholar]
  • Хант Дж., Джо-Лейдлер К., Маккензи К. Чиллин ‘, когда его преследуют и кричат: алкоголь в жизни членов женских банд. Наркотики: образование, профилактика и политика. 2000а; 7: 331–353. [Google Scholar]
  • Хант Дж., Джо-Лэйдлер К., Уолдорф Д. Ответный удар и банды: анализ взаимосвязи между алкоголем и насилием.Бандитский журнал. 1996. 24: 123–132. [Google Scholar]
  • Хант Дж., Маккензи К., Джо-Лейдлер К. Я звоню своей маме: значение семьи и родства среди домашних девочек. Правосудие ежеквартально. 2000б; 17 (1): 1–31. [Google Scholar]
  • Хант Г.П., Маккензи К., Джо-Лейдлер К. Алкоголь и мужественность: пример этнических молодежных банд. В: Уилсон Т.М., редактор. Культура употребления алкоголя: алкоголь и идентичность. Оксфорд, Великобритания: Берг; 2005. С. 225–254. [Google Scholar]
  • Ирвин К., Чесни-Линд М. Насилие девочек: за гранью опасной мужественности.Социологический компас. 2008; 2: 837–855. [Google Scholar]
  • Джо К. Попадание в банду: методологические вопросы изучения этнических банд. В: De La Rosa M, Adrados JL, редакторы. Злоупотребление наркотиками среди молодежи из числа меньшинств: достижения в исследованиях и методологии. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство здравоохранения и социальных служб США; 1993. С. 234–257. (Монография исследования NIDA 130). [PubMed] [Google Scholar]
  • Джо К. Новый преступный сговор? Азиатские банды и организованная преступность в Сан-Франциско. Журнал исследований преступности и правонарушений.1994; 31: 390–415. [Google Scholar]
  • Джо К.А., Чесни-Линд М. Просто ангел каждой матери: анализ гендерных и этнических различий в членстве в молодежных бандах. Гендер и общество. 1995; 9: 408–431. [Google Scholar]
  • Джо-Лейдлер К., Хант Г. Насилие и социальная организация в женских бандах. Социальная справедливость. 1997. 24: 148–169. [Google Scholar]
  • Джо-Лейдлер К., Хант Г. Достижение женственности среди девушек в банде. Британский журнал криминологии. 2001; 41: 656–678. [Google Scholar]
  • Кац Дж., Джексон-Джейкобс К.Банда криминологов. В: Самнер С., редактор. Товарищ по криминологии. Оксфорд, Великобритания: Блэквелл; 2004. С. 91–124. [Google Scholar]
  • Кляйн М.В., Максон К.Л. Насилие уличных банд. В: Вольфганг М. Е., Вайнер Н., редакторы. Жестокие преступления, жестокие преступники. Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж; 1989. С. 198–234. [Google Scholar]
  • Кляйн М.В., Максон К.Л., Каннингем Л.С. «Крэк», уличные банды и насилие. Криминология. 1991; 29: 623–650. [Google Scholar]
  • Крон, доктор медицины, Торнберри Т.П. Лонгитюдные взгляды на подростковые уличные банды.В: Либерман А.М., редактор. Долгий взгляд на преступность: синтез продольных исследований. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Спрингер; 2008. С. 128–160. [Google Scholar]
  • Лаудербак Д., Хансен Дж., Уолдорф Д. Сестры делают это сами: черная женская банда в Сан-Франциско. Бандитский журнал. 1992; 1: 57–72. [Google Scholar]
  • Лессер Дж., Коньяк-Гриффин Д. Влияние физического или сексуального насилия на хроническую депрессию у матерей подросткового возраста. Журнал педиатрического ухода. 2000. 15: 378–387. [PubMed] [Google Scholar]
  • MacKenzie K, Hunt G, Joe-Laidler K.Молодежные банды и наркотики: случай с марихуаной. Журнал этнической принадлежности в злоупотреблении психоактивными веществами. 2005. 4: 99–134. [PubMed] [Google Scholar]
  • Махер Л. Работа по половому признаку: пол, раса и сопротивление на рынке наркотиков Бруклина. Оксфорд: Clarendon Press; 1997. [Google Scholar]
  • МакРобби А. Феминизм и молодежная культура: от «Джеки» до «всего семнадцати». Бостон, Массачусетс: Анвин Хайман; 1991. [Google Scholar]
  • Merton RK. Социальная структура и аномия. Американский социологический обзор. 1938; 3: 672–682.[Google Scholar]
  • Миллер В. Культура низшего класса как порождающая среда банды. Журнал социальных проблем. 1958; 3: 5–19. [Google Scholar]
  • Молони М., Хант Г.П., Джо-Лейдлер К., МакКензи К. Молодая мать (в) капюшоне: девушки из банды обсуждают новую личность. Журнал молодежных исследований. 2011; 14 (1): 1–19. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Молони М., Маккензи К., Хант Дж., Джо-Лейдлер К. Путь и обещание отцовства для членов банды. Британский журнал криминологии.2009. 49: 305–325. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Moore JW. Спускаемся в баррио: домашние мальчики и девочки в смене. Филадельфия, Пенсильвания: издательство Temple University Press; 1991. [Google Scholar]
  • Мур Дж. У., Хагедорн Дж. М.. Что происходит с девушками в банде? В: Huff CR, редактор. Банды в Америке. 2. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 1996. С. 205–218. [Google Scholar]
  • Меркотт А. Социальная конструкция подростковой беременности: проблема идеологий детства и репродукции.Социология здоровья и болезней. 1980; 2 (1): 1–23. [Google Scholar]
  • Феникс А. Матери до двадцати лет: взгляды сторонних и инсайдеров. В: Phoenix A, Woollett A, Lloyd E, редакторы. Материнство: значения, практики и идеологии. Лондон: Сейдж; 1991. С. 86–102. [Google Scholar]
  • Питтс Дж. Бандиты: меняющееся лицо преступности среди молодежи. Портленд, Орегон: Уиллан; 2008. [Google Scholar]
  • Рэйли Г. Неудачный выбор: деторождение в подростковом возрасте, концентрированная бедность и реформа системы социального обеспечения.В: Coontz S, Parson M, Raley G, редакторы. Американские семьи: мультикультурный читатель. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж; 1999. С. 258–272. [Google Scholar]
  • Рейнарман С. За пределами отклонений и болезней: потребители наркотиков как субъекты в Институте научного анализа. Наркотики: образование, профилактика и политика. 2012; 19: 436–441. [Google Scholar]
  • Сандерс Б. Молодежная преступность и молодежная культура в центральной части города. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж; 2005. [Google Scholar]
  • Сандерс Б., Вальдес А., Хант Г., Джо-Лейдлер К., Сепеда А., Молони М.Банды молодежи, рискованное поведение и негативные последствия для здоровья. В: Сандерс Б., Томас Ю.Ф., Дело Б., редакторы. Преступность, ВИЧ и здоровье: взаимосвязь уголовного правосудия и общественного здравоохранения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Спрингер; под давлением. под давлением. Получено с http://www.springer.com/social+sciences/criminology/book/978-90-481-8920-5. [Google Scholar]
  • Шале А., Хант Дж., Джо-Лейдлер К. Респектабельность и автономия: выражение и значение сексуальности среди девушек в банде. Журнал современной этнографии.2003. 32: 108–143. [Google Scholar]
  • Simantov E, Schoen C, Klein JD. Поведение, наносящее ущерб здоровью: почему подростки курят или пьют?: Определение основных факторов риска и защитных факторов. Архивы педиатрии и подростковой медицины. 2000; 154: 1025–1033. [PubMed] [Google Scholar]
  • Скеггс Б. Классовые и гендерные образования. Лондон: Сейдж; 1997. [Google Scholar]
  • Сколник Дж. Х., Коррел Т., Наварро Э., Рабб Р. Социальная структура уличной торговли наркотиками. Сакраменто, Калифорния: Генеральная прокуратура штата Калифорния; 1989 г.[Google Scholar]
  • Spergel IA. Жестокие банды в Чикаго: в поисках социальной политики. Обзор социальных услуг. 1984. 58: 199–226. [Google Scholar]
  • Тейлор К. Опасное общество. Ист-Лансинг, Мичиган: Университет штата Мичиган; 1989. [Google Scholar]
  • Taylor TJ. Бульвар небезопасен для ваших детей … 1: Членство в молодежных бандах и жестокие преследования. Журнал современного уголовного правосудия. 2008. 24: 125–136. [Google Scholar]
  • Тейлор Т.Дж., Петерсон Д., Эсбенсен Ф.А., Френг А.Членство в бандах как фактор риска насильственной виктимизации подростков. Журнал исследований преступности и правонарушений. 2007; 44: 351–380. [Google Scholar]
  • Торнберри Т. Членство в молодежных бандах и участие в серьезных и жестоких правонарушениях. В: Лобер Р., Фаррингтон Д., редакторы. Серьезные и жестокие несовершеннолетние правонарушители: факторы риска и успешное вмешательство. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 1998. С. 147–166. [Google Scholar]
  • Трэшер Ф. Банда. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета; 1927 г.[Google Scholar]
  • Toy C. Краткая история азиатских банд в Сан-Франциско. Правосудие ежеквартально. 1992a; 9: 601–619. [Google Scholar]
  • Toy C. Выход, чтобы поиграть: причины присоединиться к азиатским бандам и участвовать в них. Бандитский журнал. 1992b; 1: 13–29. [Google Scholar]
  • Vigil JD. Банды Баррио: уличная жизнь и идентичность в южной Калифорнии. Остин, Техас: Техасский университет Press; 1988. [Google Scholar]
  • Wacquant L. Наказание бедных: неолиберальное правительство социальной незащищенности.Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press; 2009. [Google Scholar]
  • Уолдорф Д. Не будьте лучшим покупателем для себя: употребление наркотиков бандами продавцов наркотиков из Сан-Франциско. Преступность, закон и социальные изменения. 1993. 19 (1): 1–15. [Google Scholar]
  • Уолдорф Д., Хант Дж., Джо К., Мерфи С. Заключительный отчет об исследовании продажи крэка, банд и насилия для Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками. Сан-Франциско, Калифорния: Институт научного анализа; 1993. [Google Scholar]
  • Waldorf D, Lauderback D. Групповые продажи наркотиков в Сан-Франциско: организованные или внештатные? Аламеда, Калифорния: Институт научного анализа; 1993 г.[Google Scholar]
  • Уайт В.Ф. Общество на углу улицы: социальная структура итальянских трущоб. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета; 1943. [Google Scholar]
  • Яблонский Л. Банда правонарушителей как близкая группа. Социальные проблемы. 1959; 7: 108–117. [Google Scholar]
  • Young T. Girls и банды: гангстеры-транссексуалы в Великобритании. Молодежное правосудие. 2009; 9: 224–238. [Google Scholar]

Обзор программ и практик

PDF (334 КБ)

ISBN: 978-0-662-05483-2

Национальный центр предупреждения преступности (NCPC) Министерства общественной безопасности Канады стремится развивать и распространять практические знания для решения проблемы молодежных банд.Это исследование предназначено для оказания помощи тем, кто обеспокоен молодежными бандами и кто работает, чтобы помочь предотвратить участие молодежи в бандах или помочь им покинуть банды.

Несмотря на отсутствие оценок качества, которые проводились на сегодняшний день для оценки эффективности усилий по предотвращению, вмешательству и пресечению молодежных банд, этот обзор литературы предоставит обзор некоторых программ и практик, направленных на решение сложной проблемы молодежи. банды.

Введение

Цель обзора

Основная цель этого обзора — развить более полное понимание того, что работает, что не работает и что является многообещающим с точки зрения решения проблем молодежных банд. В документе основное внимание уделяется оценке эффективности отдельных мероприятий по предотвращению, вмешательству и подавлению, связанных с вовлеченной в банды молодежью. Он основан на обзоре эмпирических данных, полученных в результате хорошо спланированных оценочных исследований, где это возможно.Там, где этих высококачественных научных данных не хватало, многообещающие методы и извлеченные уроки также были выделены и представлены вместе с модельными программами. Надеемся, что полученные данные, среди прочего, будут способствовать развитию будущих политик, финансированию и принятию решений по программам в Канаде, а также улучшат наши знания и понимание того, как эффективно реагировать на хронические и возникающие проблемы молодежных банд.

Тем не менее, читатели должны обратить внимание на повторяющиеся проблемы в области исследования банд.Несколько выдающихся исследователей банд (например, Klein and Maxson, 2006; Esbensen, 2004; Reed and Decker, 2002) заметили, что проекты, программы и стратегии банд редко оценивались и продолжают оцениваться. Более того, многие из тех, что прошли оценку, не получили должной оценки. Это может быть связано с несколькими факторами. Например, реальные условия иногда не позволяют реализовать настоящий экспериментальный план (Esbensen et al., 2002). Точно так же Хауэлл (2000: 1) отмечает, что «поскольку каждая молодежная банда и каждое сообщество уникальны, найти похожие группы и сообщества для сравнения сложно.”

Несмотря на отсутствие оценок качества и другие серьезные проблемы, нам все же необходимо попытаться синтезировать то, что, по нашему мнению, мы знаем из имеющихся на сегодняшний день данных, и выделить ключевые элементы, чтобы лучше информировать политику и практику.

Объем проверки

Американские ученые уделили теме молодежных банд больше внимания, чем кто-либо другой. Влияние Соединенных Штатов на базу знаний молодежных банд невозможно переоценить, и поэтому читатели должны проявлять некоторую осторожность, прежде чем легко экстраполировать американские выводы на ситуацию или контекст в Канаде.Тем не менее, оценка американского опыта чрезвычайно полезна для понимания и информирования о работе, которую необходимо провести здесь, в Канаде.

Методология

При подготовке этого документа информация была собрана из множества различных источников. Footnote 1 . Был выявлен обширный объем работ, и более 300 статей в научных журналах, правительственных отчетов и книг, опубликованных в период с 1 января 1986 г. по 30 апреля 2007 г., были рассмотрены на предмет возможного включения в обзор литературы.Окончательный отбор, состоящий из более чем 35 источников, в основном включал те, которые были сосредоточены на результатах оценки и пытались установить эффективность программ, политики и стратегий предотвращения, вмешательства и подавления банд.

Начиная с новаторской работы Фредерика Трэшера (1927), в настоящее время накоплено более семидесяти пяти лет исследований, касающихся молодежных банд. Этот отчет в значительной степени опирается на всесторонние обзоры, проведенные другими за последние годы.Например, недавний текст Малкольма В. Кляйна и Шерил Максон (2006) был особенно полезен, поскольку он предлагал тщательный, современный обзор современной литературы и практики.

Проблемы определения и вызовы

В настоящем документе основное внимание уделяется вопросам существа и практики, а не методологическим и теоретическим вопросам. Тем не менее, читателю важно знать о некоторых текущих проблемах с определениями, связанных с изучением молодежных банд.

Например, Салливан (2006) отмечает различные проблемы и проблемы, связанные с небрежным использованием термина «банда» в новостных и развлекательных СМИ, правоохранительных органах и ученых. Соответственно, путаница в публичном дискурсе и научном анализе того, как в широком смысле определяются молодежные банды, имеет важные последствия как для понимания молодежных банд, так и для разработки и реализации решений по их устранению (Short and Hughes, 2006).Точно так же Кляйн и Максон (2006) утверждают, что четкое и краткое определение позволяет нам лучше сфокусировать наши усилия, отбрасывая такие группы, как преступные группы взрослых, банды мотоциклистов, тюремные банды и подавляющее большинство молодежных групп, которые нечасто участвуют в преступных действиях. деятельность.

Поэтому для читателей может быть благоразумно самообразовываться и быть в курсе некоторых определений молодежных банд, которые разрабатываются и используются учеными, политиками и практиками.Один из популярных примеров Footnote 2 выглядит следующим образом: молодежная банда — это «любая прочная, уличная молодежная группа, участие которой в незаконной деятельности является частью ее групповой идентичности» (Klein and Maxson, 2006: 4).

Реакция на молодежные банды: предотвращение, вмешательство и подавление

В ответ на проблемы молодежных банд в США и других странах, особенно за последние три десятилетия, были выработаны три основные стратегии: предотвращение, вмешательство и подавление.

Программы предотвращения банд обычно направлены на то, чтобы отговорить детей и молодежь, особенно из группы повышенного риска, от вступления в банды. С другой стороны, программы вмешательства в банды обычно нацелены на активные банды и их членов. Наконец, программы подавления банд обычно включают специализированные подразделения банд (обычно возглавляемые полицией и / или уголовными прокурорами), которые преследуют членов банд и их незаконную деятельность посредством агрессивного применения законов.

Учитывая, что буквально сотни, если не тысячи, различных ответных мер были разработаны и реализованы на протяжении многих лет для решения проблемы молодежных банд, просто невозможно или даже практически невозможно представить обзор и оценку каждого из них. настоящий обзор.Кроме того, как указывалось ранее, большинство этих ответов не подвергалось тщательной оценке. По этим и другим причинам нижеследующее представлено в качестве избранных примеров многообещающих подходов, содержащих элементы передовой практики, а также тех подходов, которые, по всей видимости, не работают так хорошо.

Что не работает

Не только важно знать, что работает, для нас не менее важно знать, какие действия молодежных банд неэффективны. Политики и практики хотят не тратить время, деньги и ресурсы на то, что, как мы уже знаем, благодаря высококачественным исследованиям, просто не работает.Они также хотят знать, что поддерживаемые ими вмешательства принесут больше положительных результатов, чем вредных побочных эффектов.

Подавление

Одно только подавление не работает. Несмотря на то, что подавление банд, вероятно, является наиболее известной и наиболее практичной стратегией в ответ на проблемы молодежных банд, оно, как правило, считается менее эффективным, чем многие подходы к предотвращению и вмешательству (Decker, 2007).

Заключение под стражу

Как и в случае с подавлением, одно лишь заключение не работает.Растет признание того факта, что исправительные учреждения не только редко проходят реабилитацию, но и имеют тенденцию к дальнейшей криминализации лиц, что часто приводит к повторным правонарушениям и порочному кругу освобождения и тюремного заключения (United Nations, 2006). Фактически, несколько исследований показывают, что члены молодежных банд значительно чаще подвергаются повторному аресту и повторному тюремному заключению после освобождения из-под стражи, чем члены, не являющиеся членами банды (Benda and Tollett, 1999; Tollett and Benda, 1999; Benda et al. ., 2001; Департамент исследований и развития исправительных учреждений штата Аризона и Национальный совет по вопросам преступности и правонарушений, 2002 г. — цитируется по Olson et al., 2004).

Программы отдельных работников

Независимый работник, также известный как работник уличных банд, программы обычно предоставляют услуги и поддержку членам банды в их собственной среде (Thornberry, 2002). Что касается этого типа программы вмешательства, важно рассмотреть основополагающую работу Малкольма Кляйна (1968).Он обнаружил, что более ранние версии этого типа программ фактически приводили к увеличению преступности среди группировок в результате того, что отдельные работники непреднамеренно усиливали, а не разрушали сплоченность банд. Согласно Klein (1995: 137):

.

«Что касается воздействия превентивных мер, было бы разумно помнить о важности статуса и идентичности для потенциальных членов банды. Любая профилактическая программа, которая выбирает потенциальных членов банды и уделяет им особое внимание, рискует создать проблему, на предотвращение которой она направлена.Прошлые программы в Чикаго, Бостоне и Лос-Анджелесе, кажется, продемонстрировали этот результат ».

Более того, Хауэлл (2000: 16) утверждает, что, хотя исследователи расходятся во взглядах на эффективность подхода независимого работника, «следует сделать вывод, что как единичное вмешательство, независимые рабочие не дали окончательных положительных результатов».

Программа обучения и подготовки по вопросам сопротивления бандам (G.R.E.A.T.)

Дж.R.E.A.T. Программа представляет собой школьную учебную программу под руководством сотрудников полиции, основной целью которой является предотвращение участия и правонарушений молодежных банд. Согласно официальному веб-сайту Footnote 3 , программа была разработана в 1991 году в результате партнерства с участием Департамента полиции Феникса в Аризоне и Бюро США по алкоголю, табаку, огнестрельному оружию и взрывчатым веществам. Программа была построена по образцу широко разрекламированной, но в значительной степени неэффективной, Программы сопротивления и просвещения по вопросам осведомленности о наркотиках (Д.A.R.E.) программа. БОЛЬШОЙ. является примером первичной профилактики, когда программа предоставляется всем классам без попытки нацелить на активных членов молодежных банд или тех молодых людей, которые подвергаются наибольшему риску вступления в банды. Вкратце, G.R.E.A.T. программа состоит из четырех компонентов: учебная программа начальной школы; учебная программа средней школы; семейное обучение; и летняя программа. Компонент средней школы из 13 занятий является основным, обязательным.

Пятилетняя продольная оценка показала, что в то время как G.R.E.A.T. Программа информировала молодых людей о последствиях причастности к бандам и оказывала умеренное положительное влияние на их отношение к полиции, она не смогла снизить количество членов молодежных банд или преступное поведение в будущем (Esbensen, 2004).

Кляйн и Максон (2006: 101) утверждают, что провал G.R.E.A.T. объясняется четырьмя основными факторами. программа:

  1. Он был основан на общепринятой мудрости, не имевшей эмпирической основы, а именно на восприятии эффективности сотрудников полиции, проводящих образовательные уроки в классе.
  2. программа основывалась на непроверенном общепринятом мнении о том, что определенные переменные отношения или жизненные навыки вызывают привлекательность членства в банде;
  3. содержание учебного плана программы не учитывало существующую и растущую базу знаний о бандах; и
  4. программа не была нацелена на тех, кто больше всего рискует вступить в банды.

Перспективные подходы

OJJDP Comprehensive Gang (или «Spergel») Модель

На сегодняшний день одним из самых известных и, вероятно, наиболее оцененных ответов на молодежные банды является U.S. Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений (OJJDP) Министерства юстиции Комплексная модель бандитских группировок. По сути, это сбалансированный трехсторонний подход, который включает меры по предотвращению, вмешательству и подавлению. Несмотря на различные ограничения и проблемы, которые были выявлены Footnote 4 , есть много уроков, извлеченных для тех, кто рассматривает возможность копирования
эта модель.

Краткая история

Между 1987 и 1991 гг.Ирвинг Спергель и его коллеги из Чикагского университета собрали и проанализировали политику и практику агентств США, участвующих в борьбе с бандами (Spergel et al., 2003). На основе этой работы Спергель разработал комплексную модельную программу по сокращению и предотвращению преступности и насилия со стороны банд. Модель пилотировалась в районе Литл-Виллидж в Чикаго, штат Иллинойс, начиная с 1992 года.

С некоторыми последующими модификациями, эта конструкция в 1995 году привела к появлению модели OJJDP Comprehensive Community-Wide Gang Model.Эта типовая программа была внедрена и протестирована на 5 объектах в Соединенных Штатах: Блумингтон-Нормал, Иллинойс; Меса, Аризона; Риверсайд, Калифорния; Сан-Антонио, Техас; и Тусон, Аризона. По словам Уайрика (2005, 2007), с 1995 года OJJDP реализовал эту модель более чем в 25 городских и сельских районах.

Основные компоненты модели

Модель OJJDP (или «Spergel») включает пять ключевых стратегий работы с вовлеченной в банды молодежью и их сообществами (Burch and Kane, 1999; Wyrick, 2005):

  • Мобилизация сообщества — мобилизация местных жителей, молодежи, общественных групп, гражданских лидеров и агентств для планирования, укрепления или создания новых возможностей или связей с существующими организациями для вовлеченной в банды и группы риска молодежи; и координация программ и услуг, а также функций персонала внутри и между учреждениями;
  • Социальное вмешательство — как определено в ходе уличной работы, предоставление программ и социальных услуг (через агентства по обслуживанию молодежи, школы, религиозные и другие организации) для группировки молодежи и тех, кто подвергается высокому риску участия в бандах; также использование аутрич-работников для активного вовлечения молодежи, вовлеченной в банды;
  • Предоставление возможностей — предоставление и облегчение доступа к программам или услугам в области образования, обучения и трудоустройства, предназначенных для молодых группировок и тех, кто подвергается высокому риску участия в бандах;
  • Подавление — проведение мероприятий по подавлению с помощью формальных и неформальных механизмов социального контроля и привлечение вовлеченной в банды молодежи к ответственности за их действия и поведение, включая тщательный надзор или мониторинг преступной молодежи со стороны органов уголовного правосудия, а также агентств на уровне сообществ, школ и общественных организаций. группы корней; и
  • Организационные изменения и развитие — содействие организационным изменениям и развитию, чтобы помочь общественным агентствам лучше решать проблемы банд с помощью командного подхода к «решению проблем», который согласуется с философией работы полиции, ориентированной на сообщества и проблемы; также разработка и внедрение политик и процессов, которые приводят к наиболее эффективному использованию имеющихся и потенциальных ресурсов внутри и между агентствами.
Результаты оценки

Относительно проекта банды Little Village в Чикаго Спергель (2007: 357) резюмирует его эффективность Footnote 5 , используя данные истории арестов:

«… программная молодежь снизила уровень общих арестов за насилие, серьезных арестов за насилие и арестов за наркотики значительно больше, чем сравниваемая молодежь и квазипрограммная молодежь в течение программного периода по сравнению с предпрограммным периодом.Снижение количества арестов за серьезные насильственные действия было более чем на 60 процентов больше для программы, чем для сравнения у семнадцатилетних и восемнадцатилетних — наиболее часто встречающихся правонарушителей в этой возрастной группе — с учетом других переменных в уравнении. Проект оказал повсеместное влияние на снижение уровней арестов за серьезное насилие для всех возрастных групп в программной выборке по сравнению с выборками для сравнения и квазипрограмм. Проект оказался особенно успешным в сокращении количества арестов за употребление наркотиков среди молодежи, участвующей в программе, по сравнению с молодежью, участвовавшей в программе сравнения и квазипрограмме, у которой было больше арестов за наркотики.Молодежь, участвующая в программе, показала незначительное большее сокращение количества арестов за другие типы арестов, такие как действия мафии, хулиганство и создание препятствий для сотрудника полиции, но никакой разницы в сокращении общего числа арестов (в основном за преступления против собственности). Наиболее значительное сокращение всех типов арестов было у молодых людей в возрасте 19 лет и старше в трех выборках и, особенно, в выборке программы ».

Однако у этой модели был выявлен ряд проблем и ограничений.В 1997 году промежуточные отчеты об оценке процесса указали на медленный запуск на пяти вышеупомянутых испытательных площадках, а также на значительное количество серьезных проблем с внедрением. Самым заметным из них, возможно, была неспособность четко сформулировать модель, достаточную для того, чтобы различные сайты могли ей следовать. К сожалению, первая четкая формулировка модели Спергеля была представлена ​​через три с половиной года после начала программ, а также после того, как была реализована первоначальная модель Маленькой деревни (Klein and Maxson, 2006).

Кроме того, Кляйн и Максон (2006) отмечают, что сложность реализации модели Спергеля, возможно, была за пределами возможностей многих участвующих сайтов. Далее они утверждают, что модель «сложна, потому что она пытается в то же время быть как изложением концептуального или теоретического подхода к контролю над бандами, так и набором руководящих принципов для реализации этого подхода. Наиболее важна фраза «всеобъемлющая в масштабе всего сообщества». В отличие от [других программ по борьбе с бандами].. ., Модель Спергеля хочет сделать все это. Он направлен на объединение профилактики, вмешательства и подавления в одном пакете »(Klein and Maxson, 2006: 120).

Наконец, существовало как политическое давление (например, мэрия желала применить почти исключительный подход подавления), так и организационные барьеры для программы (Spergel et al., 2006; Spergel, 2007). Поэтому важно, чтобы определенные препятствия на пути разработки и / или реализации программы были выявлены и устранены на раннем этапе.Примеры барьеров «могут включать битвы за территорию, неопределенную организационную структуру, отсутствие лидерства, неоднозначные цели, противоречивые отношения сообщества, трудности с наймом, высокую текучесть кадров в группе вмешательства или других ключевых рабочих группах, несбалансированное представительство сообщества, неадекватные процессы разрешения конфликтов, и раздробленность усилий »(Управление по предупреждению правонарушений в отношении несовершеннолетних, 2002: 63).

Spergel (2007: 327) предупреждает: «Комплексные проекты на уровне сообществ, требующие институциональных изменений, очень уязвимы для неудач.Немногие инновационные — даже эффективные — программы выживают или развиваются дальше, если они не служат и поддерживают важные организационные и политические интересы ».

Boston Gun Project and Operation Ceasefire

Краткая история

Проект «Бостонское оружие» был разработан в середине 1990-х годов как проблемно-ориентированное вмешательство полиции, специально направленное на сокращение числа убийств среди молодежи и насилия с применением огнестрельного оружия среди молодежи в Бостоне, штат Массачусетс. Проект стартовал в начале 1995 года и реализовал то, что сейчас известно как операция «Прекращение огня», которая впоследствии началась к весне 1996 года.

Инициатива представляла собой новаторское партнерство между учеными и практиками, которые работали вместе, чтобы диагностировать проблему убийств молодежи в городе, а также разработать и реализовать жизнеспособные меры реагирования (Брага, Кеннеди, Пил и Уоринг, 2001). Департамент полиции Бостона и исследователи из Гарвардского университета инициировали проект, обратившись к другим ключевым партнерам по уголовному правосудию и социальным услугам и заинтересованным сторонам в городе, чтобы они приняли участие в рабочей группе и поддержали процесс, основанный на исследованиях.Эти заинтересованные стороны первоначально включали: отделы условно-досрочного освобождения, Streetworkers Footnote 6 , офис окружного прокурора округа Саффолк, федеральное бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию, прокуратуру США, Департамент по делам молодежи и городские власти. Бостонской школьной полиции.

Основные компоненты проекта

Вкратце, интервенция о прекращении огня состояла из двух стратегических компонентов:

  1. — это прямая атака правоохранительных органов на незаконных торговцев огнестрельным оружием, снабжающих молодых людей огнестрельным оружием, и
  2. стратегия сдерживания «рычагом» для предотвращения насилия молодежных банд.

Второй компонент заключался в сдерживании агрессивного поведения (особенно применения огнестрельного оружия) серьезных преступников из группировок путем активного сосредоточения внимания системы уголовного правосудия на небольшом количестве хронически совершающих преступления причастных к бандам молодых людей, ответственных за большую часть проблемы убийств молодежи в Бостоне. Речь идет о таких действиях, как (Национальный институт правосудия, 2001: 2):

  • Нацелены на банды, совершающие насильственные преступления.
  • Открытое обращение к членам целевых банд.
  • Прямое сообщение о том, что насилие недопустимо ни при каких обстоятельствах.
  • Усиление этого сообщения путем «нажатия на все рычаги», доступных по закону (например, путем применения соответствующих санкций полиции, уголовного преследования и / или испытательного срока), когда имело место насилие.

В дополнение к усилиям по обеспечению соблюдения законов и в соответствии со своей новой стратегией охраны правопорядка, Бостон использовал многочисленные инициативы по профилактике и вмешательству.Работая с партнерами по сообществу, город опирался на существующие в сообществах услуги, чтобы создать более обширный и эффективный континуум услуг.

Некоторые примеры программ вмешательства и профилактики, направленных на молодежь из групп риска, которые были реализованы одновременно с операцией «Прекращение огня», включают: программу Streetworkers общественных центров Бостона, Streetworkers (коалицию бостонских социальных работников), службы пробации и условно-досрочного освобождения, а также, позже церкви и другие общественные группы предлагали членам банд услуги и другие виды помощи (Braga et al, 2002).Точно так же Сеть поставщиков услуг для молодежи была создана и реализована через партнерство многих молодежных организаций Бостона и городских агентств для решения проблемы бегства подростков, предотвращения отсева, наставничества, профессионального обучения и трудоустройства, наставничества и развития лидерских навыков.

Операция «Прекращение огня» — это комплексная стратегия борьбы с насилием с применением огнестрельного оружия и банд. Сама операция «Прекращение огня» была в значительной степени адаптирована к целям сотрудничества, особому характеру проблемы насилия среди молодежи в Бостоне и конкретным возможностям, имеющимся в Бостоне для включения в стратегическое вмешательство.Затем он был интегрирован в более широкую стратегию сокращения преступности в Бостоне.

Результаты оценки

Используя обобщенные линейные модели, учитывающие тенденции и сезонные колебания, одна оценка показала, что интервенция по прекращению огня была связана со значительным сокращением количества убийств среди молодежи в месяц (-63%), количества звонков в полицию за месяц (-32%). ) и нападений с применением огнестрельного оружия в месяц (-25%) в Бостоне. В Роксбери, городском районе самого высокого риска, количество нападений с применением огнестрельного оружия среди молодежи в месяц сократилось на 44% (Национальный институт правосудия, 2001).Даже после учета других факторов, которые могли сыграть роль в внезапном сокращении (например, изменения в уровне занятости, изменения в молодежном населении Бостона, изменения в индексе насильственных преступлений в масштабах города и т. Д.), Было обнаружено, что операция «Прекращение огня» по-прежнему ассоциируется со значительным снижением ежемесячного числа убийств среди молодежи и серьезными актами насилия без смертельного исхода (Kennedy, Braga and Piehl, 2001).

Кроме того, был проведен сравнительный анализ тенденций убийств среди молодежи в Бостоне с региональными и национальными тенденциями в 29 крупных городах Новой Англии и 39 крупных городах США.С. города. Было обнаружено, что с вмешательством был связан уникальный программный эффект (Braga, Kennedy, Waring, and Piehl, 2001).

Однако исследователи признают, что просто невозможно «сказать с уверенностью, что вызвало сокращение числа убийств молодежи в Бостоне или какую именно роль сыграла операция« Прекращение огня ». . . . Поскольку перемирие задумывалось как вмешательство, направленное на прерывание общей динамики насилия, в которой участвовали все бостонские банды и члены банд, операцию нельзя было проводить в качестве контролируемого эксперимента, исключив определенные банды или районы для сравнения »( Кеннеди, Брага и Пил, 2001: 43).

Партнерство по сокращению масштабов насилия среди молодежи (YVRP) Филадельфии

Краткая история

Опираясь на некоторые уроки, извлеченные из Бостона, где проводились аналогичные совместные усилия и сочетались интенсивная поддержка с интенсивным наблюдением, представители правоохранительных органов и агентств по обслуживанию молодежи в Филадельфии решили выяснить, может ли подобный подход «привести к резкому сокращению убийства молодежи »в Филадельфии. Они создали Партнерство по снижению насилия среди молодежи (YVRP).

Основанная в 1999 году, YVRP представляет собой межведомственную инициативу с участием органов уголовного правосудия (например, полиция, пробация) и организаций, обслуживающих молодежь (например, уличных рабочих), которая направлена ​​на сокращение числа убийств молодежи за счет интенсивного надзора и множества служб поддержки для детей и молодежи в возрасте от 7 до 24 лет, подвергающихся наибольшему риску убийства или гибели (McClanahan, 2004). Многие молодые люди обычно находятся под надзором суда из-за преступлений, связанных с наркотиками или насильственных действий.Инициатива помогает участникам связываться со школой, работой и консультированием, обеспечивая при этом соблюдение ими условий испытательного срока.

Основные компоненты

Стратегия партнерства включает:

  1. определение конкретных «молодежных партнеров», которым будет оказана помощь путем достижения консенсуса среди агентств, в отношении молодежи в возрасте от 14 до 24 лет в целевых областях;
  2. подключение молодежи к поддержке и программам сообщества через «стримеров», которые развивают личные отношения с молодежными партнерами;
  3. усиленный надзор за молодыми партнерами со стороны сотрудников полиции и сотрудников службы пробации;
  4. ступенчатых санкций за несоблюдение, конечной из которых является обращение к судье с просьбой вернуть нарушителей под стражу; и
  5. подавление огнестрельного оружия посредством политики абсолютной нетерпимости к любому партнеру-подростку, который имел или держал в руках оружие.

Модель YVRP состоит из двух ключевых элементов (McClanahan, 2004):

  • Усиленный надзор и мониторинг — Общественные работники, полиция и сотрудники службы пробации несут ответственность за интенсивный надзор за участниками YVRP. Не менее четырех раз в месяц сотрудники службы пробации и полиции совместно посещают участников и их семьи в их домах и на рабочих местах. Затем сотрудники службы пробации дважды или более посещают участников дома, на работе или в школе.Кроме того, сотрудники службы пробации планируют официальные встречи с участниками в отделе пробации. Аналогичным образом, уличные рабочие пытаются посещать участников восемь раз в месяц в общине и еще восемь раз дома.
  • Повышенная поддержка — сотрудники службы пробации и общественные работники разделяют ответственность за подключение участников и их семей к набору вспомогательных услуг, связанных, например, со школой, жильем, трудоустройством, здравоохранением и лечением от наркозависимости.
Результаты оценки

Согласно McClanahan (2004: 3), «Предварительные доказательства. . . предполагает, что YVRP пресекает убийства и сохраняет жизнь молодежи и молодых людей из групп высокого риска в целевых сообществах ». Однако для оценки эффективности этой модели требуется дальнейшая оценка.

Передовая практика предотвращения правонарушений

Слишком часто исследователи и практикующие банды оказываются близорукими и изолированными от основных открытий и идей в социальных науках и других областях (Short and Hughes, 2006).Поэтому крайне важно, чтобы соответствующие открытия и разработки в криминологии и других смежных областях также были напрямую связаны с проблемой молодежных банд. Например, в настоящее время накоплено достаточно доказательств (см., Например: Shaw, 2001; Greenwood, 2005; Farrington and Welsh, 2007; Welsh and Farrington, 2007), что условия, в которых растут дети и молодежь, имеют решающее значение для их развития. психическое и физическое здоровье, а также их эмоциональное, социальное и интеллектуальное развитие.В этом отношении особенно важно качество ухода за детьми младшего возраста, а также родительские и семейные отношения. Это и другие исследования, относящиеся к защитным и ранним факторам риска общей преступности, безусловно, имеют прямое значение для разработки и реализации эффективных мер реагирования на молодежные банды.

«Пора перейти от исследований банд как ограниченной области исследования к более широкому рассмотрению проблем насилия среди молодежи и разнообразных форм молодежного коллективного поведения» (Салливан, 2006: 35).Соответственно, существует несколько передовых методов предотвращения правонарушений, которые потенциально могут быть применены для решения проблем молодежных банд. Например:

Мультисистемная терапия (MST)

Обзор

MST Footnote 7 — это интенсивная модель лечения на уровне семьи и общины, направленная на устранение различных детерминант серьезного криминального и антиобщественного поведения подростков и их семей. Он нацелен на хронических и жестоких молодых правонарушителей мужского и женского пола, обычно в возрасте от 12 до 17 лет, и их семьи.Основными целями MST являются уменьшение антисоциальных и других клинических проблем у подростков, сокращение случаев размещения вне дома и расширение возможностей семей для решения будущих трудностей. Это достигается за счет предоставления родителям необходимых навыков и ресурсов, необходимых для воспитания подростков, и обучения молодежи навыкам, которые необходимы им для адекватного решения совокупности индивидуальных, семейных, сверстников, школьных и местных проблем и проблем (Henggeler, 1998; Center for Исследование и предотвращение насилия, 2006 г.).

MST использует домашнюю модель предоставления услуг. Эта модель помогает, например, преодолевать препятствия, связанные с доступом к услугам, увеличивать участие семьи и удерживать ее в лечении, облегчать предоставление интенсивных услуг, при которых терапевты обычно имеют низкую нагрузку, и повышать сохранение и устойчивость результатов лечения. Он рассматривает людей как находящихся в сложной сети взаимосвязанных систем, которые включают индивидуума, семью и внесемейные (например,g., сверстник, школа, район / сообщество) факторы. Следовательно, может потребоваться вмешательство в любую одну или комбинацию этих систем. Кроме того, MST стремится способствовать изменению поведения в естественной среде молодежи, используя сильные стороны каждой системы для облегчения изменений (Henggeler, 1998; Center for the Study and Prevention of Violence, 2006).

На основе индивидуального подхода цели лечения разрабатываются в сотрудничестве с семьей, а сильные стороны семьи используются как рычаги для терапевтических изменений.В то время как интенсивность, частота и продолжительность занятий определяются индивидуальными потребностями и потребностями семьи в каждом конкретном случае, обычная продолжительность MST составляет примерно 60 часов контакта в течение четырехмесячного периода.

Оценка

MST основан на лучших эмпирически подтвержденных методах лечения (например, когнитивном поведении и прагматической семейной терапии). Доказано, что этот подход к лечению оказывает положительное воздействие на молодых правонарушителей, совершивших серьезные, жестокие и хронические преступления.Некоторые оценочные исследования MST (см., Например, Henggeler et al., 1998) продемонстрировали для серьезных молодых правонарушителей:

  • снижение на 25-70% долгосрочных повторных арестов,
  • сокращений на 47-64% при размещении вне дома,
  • — значительное улучшение функционирования семьи и
  • снизило количество проблем с психическим здоровьем у серьезных молодых правонарушителей.

Напротив, четырехлетнее рандомизированное исследование MST, проведенное в Канаде (см. Leschied and Cunningham, 2002; Cunningham, 2002), пришло к выводу, что не было никакого эффекта лечения на какой-либо из измеримых результатов между экспериментальной и контрольной группами.

Наконец, следует отметить, что MST достигла очень благоприятных результатов с точки зрения экономической эффективности.

Милуоки

Обзор

Milwaukee — один из многих примеров такого подхода. Footnote 9 . Это ориентированная на общину, высоко индивидуализированная система ухода, которая обслуживает детей и молодежь с серьезными эмоциональными, поведенческими и психическими потребностями, а также их семьи.Основная философия, лежащая в основе этого подхода, состоит в том, чтобы точно определить общественные услуги и поддержку, в которых нуждается семья, и обеспечить их столько, сколько они необходимы. Проект Wraparound был реализован во многих различных секторах, включая защиту детей, образование, ювенальную юстицию и психическое здоровье (Burchard et al., 2002).

Этот комплексный подход основан на определении услуг, которые действительно необходимы семьям для ухода за ребенком с особыми потребностями. Он определяет личные, общественные и профессиональные ресурсы для удовлетворения этих потребностей и предоставляет эти услуги для ребенка и семьи.Молодежь может быть направлена ​​на программу сотрудниками службы пробации или работниками службы защиты детей. Программа ориентирована на детей, которые соответствуют следующим критериям:

  • У них есть текущая проблема психического здоровья, выявленная с помощью инструмента оценки.
  • Они участвуют в двух или более системах обслуживания, включая психическое здоровье, защиту детей или ювенальную юстицию.
  • Выявлены для внебрачного размещения в лечебно-профилактическом учреждении.
  • Их можно было вернуть раньше из такого учреждения при наличии комплексного плана и услуг.

Если Wraparound Milwaukee определяет, что зачисление в школу является подходящим, молодые люди выносятся в суд в порядке диспозиционного процесса или постановлений о просрочке. Компоненты включают координацию ухода, группу по уходу за детьми и семьей (CFT), мобильную кризисную группу и сеть поставщиков медицинских услуг.

Оценка

На сегодняшний день было проведено несколько исследований, подтверждающих эффективность Wraparound.Например, два рандомизированных клинических испытания, проведенных в Нью-Йорке и Флориде, показали благоприятные результаты для детей и молодежи, участвующих в процессе обхода. Например, уменьшились поведенческие симптомы, проблемы с мышлением и уровень преступности (Evans et al., 1998; Clark et al., 1998). Кроме того, оценка Wraparound Milwaukee продемонстрировала значительные улучшения для несовершеннолетних правонарушителей с точки зрения их функционирования дома, в школе и в обществе (Отдел поведенческого здоровья округа Милуоки, 2002).

Извлеченные уроки и ключевые ингредиенты перспективных стратегий

Обзор современной литературы и практики предлагает конкретные программные факторы, которые могут повысить эффективность мероприятий по предотвращению, вмешательству и пресечению молодежных банд. Следующее, по-видимому, является ключевыми элементами или «ингредиентами» многообещающих подходов.

Стратегическое планирование

Эффективное и всестороннее планирование — краеугольный камень хорошей разработки и реализации проекта или программы.Планирование дает множество преимуществ. Они включают, например, улучшение координации и сотрудничества, междисциплинарный или многосекторальный анализ молодежных банд и связанных с ними проблем, более эффективное распределение человеческих и финансовых ресурсов и определение четких программных целей, задач и приоритетов. Эффективное планирование также поможет точно определить проблемы и потребности данного сообщества и определить их приоритеты, а также сократить количество дублирующих услуг и ресурсов.

Точная и тщательная диагностика проблемы

Характер и масштабы молодежных банд могут сильно различаться в разных сообществах и внутри них.Следовательно, общие сведения о молодежных бандах в данном районе или сообществе должны быть
дополняться информацией, собранной в ходе местной оценки или аудита проблем банд (Wyrick and Howell, 2004).

Усилия сообщества всегда должны начинаться с точной и тщательной диагностики молодежных банд, преступности, виктимизации и связанных с ними социальных проблем. Если это не будет сделано с самого начала, значительный прогресс в разработке и реализации эффективных ответных мер маловероятен.

Кроме того, описание должно соответствовать возможностям задействованных агентств и персонала. Согласно Кеннеди, Брага и Пил (2001: 47), «этот процесс достижения понимания проблемы, которая актуальна с политической и оперативной точек зрения, а не только с причинно-следственной и исторической точки зрения, — может быть важным элементом проблемы. процесс решения ».

Существует множество инструментов и ресурсов, которые могут помочь в оценке проблемы молодежных банд сообщества, а также в планировании стратегий для ее решения. Сноска 10

Комплексный и комплексный подходы

Общепризнанно, что ни одна мера или подход к предупреждению преступности сами по себе не могут значительно предотвратить или снизить уровень преступности. Учитывая разнообразие сообществ и многогранный характер молодежных банд, быстрых решений или универсальных решений не существует. В большинстве случаев наиболее эффективный общий подход к проблеме молодежных банд — это тот, который включает меры по предотвращению, вмешательству и подавлению.Например, подавление само по себе неэффективно; его необходимо интегрировать в более широкую и всеобъемлющую стратегию.

Существует как прочная теоретическая основа, так и растущее количество эмпирических данных, подтверждающих принцип, согласно которому долгосрочные комплексные подходы (например, межведомственное или многосекторальное сотрудничество; сочетание мер по предотвращению, вмешательству и подавлению), вероятно, будут оказывают наибольшее влияние на проблемы молодежных банд сообщества (Wyrick and Howell, 2004; см. также Maxson and Klein, 2006).Однако разработка и внедрение комплексного подхода, охватывающего все сообщество, не обязательно может быть практическим вариантом для каждого сообщества или юрисдикции по целому ряду законных причин. Поэтому жизнеспособной альтернативой для сообществ является принятие стратегических мер реагирования на проблемы молодежных банд, основанных на оценке риска (Wyrick and Howell, 2004).

Стратегическое реагирование на основе рисков состоит из 3 основных элементов:

  • общее понимание молодежных банд в сочетании с глубоким знанием проблем молодежных банд и связанных с ними вопросов на местном уровне;
  • понимание того, как различные факторы риска (и защитные факторы) связаны с ранним возникновением и сохранением проблем местных банд и насилия среди молодежи; и,
  • реализация современной политики и практики по борьбе с молодежными бандами (Wyrick and Howell, 2004).

По словам Уайрика и Хауэлла (2004: 20), «как только сообщество выявляет свои наиболее распространенные местные проблемы и связывает их с конкретными факторами риска, оно [лучше] способно разработать стратегии, направленные на устранение коренных причин этих проблем».

Межотраслевые и межведомственные подходы

Поскольку факторы, подвергающие молодежь риску вовлечения в банды, многогранны и пересекаются, необходим комплексный подход, в котором задействованы несколько ключевых игроков сообщества.Сюда могут входить партнеры и заинтересованные стороны из таких секторов, как уголовное правосудие (например, полиция, уголовное преследование, пробация и услуги для потерпевших), жилье, отдых, социальные услуги, защита детей, образование, здравоохранение, церковные группы, общественные организации и добровольные сектор.

Межведомственное сотрудничество противостоит фрагментации услуг, которая может происходить между разными агентствами, и состоит из четырех ключевых элементов (см. Osher, 2002):

  • Согласованная и институционализированная взаимность и общие цели,
  • Совместно разработанная структура и общая ответственность,
  • Взаимная власть и ответственность за успех, и
  • Общие ресурсы и награды.

Важно с самого начала четко сформулировать роли и обязанности всех партнеров и заинтересованных сторон.

Создание головного агентства и координация

Вначале важно, чтобы было определено центральное ведущее агентство (или межведомственная группа) или общественная организация для управления фондами, координации различных компонентов программы и мониторинга прогресса в отношении реализации и оценки эффективности.Как отмечают Кеннеди, Брага и Пил (2001: 45): «Для разных задач и разных условий, несомненно, требуются разные механизмы. Однако наличие такого локуса ответственности кажется важным элементом в применении подхода к решению проблем ».

В случае операции «Прекращение огня», упомянутой ранее, до создания рабочей группы не было места ответственности. «Хотя полиция, сотрудники службы пробации, Streetworkers. .. а другие трудились, их усилия не имели центра; ни один человек или группа людей не были ответственны за понимание проблемы молодежного насилия в Бостоне и принятие мер против нее »(Kennedy, Braga and Piehl, 2001: 13).

Для «Модели Спергеля» полиция была ведущим агентством. Однако следует отметить, что это не является требованием, и что другие общественные агентства или организации потенциально могут выполнять роль ведущего агентства.

В случае «Модели Спергеля» Кляйн и Максон (2006) утверждают, что для успешного внедрения модели необходим компетентный и опытный координатор на месте для управления различными вовлеченными лицами и агентствами, а также постоянный мониторинг. .

Правильное нацеливание и различные уровни вмешательства

Согласно Klein and Maxson (2006), таргетинг обычно относится к определенным типам отдельных молодых людей или молодежных групп, на которые программа рассчитывает воздействовать. Например, с точки зрения предотвращения, это означает попытку на раннем этапе выявить ту молодежь, группы или сообщества, которые можно обоснованно считать причастными к бандам. Кляйн и Максон (2006: 249) далее указывают на то, что:

«Чем шире определены цели, тем менее эффективной становится программа.. . . Вот почему знание предсказаний присоединения к банде. . . становится критически важным для предотвращения в индивидуальном секторе и для оценки характера преступности. . . может помочь сосредоточиться на более проблемной молодежи, группах и сообществах. Вопрос о нацеливании, будь то для предотвращения, вмешательства или подавления, на самом деле является вопросом правильного нацеливания. Для этого необходимы знания о бандах в целом и местных бандах в частности. [Также] … нужно иметь в виду общие данные и собирать локальные данные до разработки программы контроля над бандитизмом.”

Стратегии решения проблем молодежных банд должны разрабатываться как на микроуровне (например, отдельные члены банды), так и на макроуровне (например, банды как целые подразделения). Однако Кляйн и Максон (2006) утверждают, что большинство программ и стратегий сосредоточены только на одном из этих уровней.

Кляйн и Максон (2006: 249) утверждают, что более успешными будут стратегии предотвращения, вмешательства и подавления, которые признают групповые процессы в целом и отличительные элементы процессов молодежных банд в частности.Точно так же важно различать разные типы структур банд. Конечно, существует несколько типологий банд (см., Например, Klein and Maxson, 2006). Здесь важно отметить, что между молодежными бандами существуют различия. Кляйн и Максон (2006: 250) утверждают, что разные банды «имеют тенденцию отображать разные типы членов и являются». . . могут давать разные ответы на различные стратегии контроля. К . . . Незнание различий может привести в одних случаях к неэффективному программированию, а в других — к программам, которые еще больше усугубляют ситуацию.”

Заключение

О молодежных бандах известно еще очень мало. Например, существует ограниченный объем знаний о программах молодежных банд, ориентированных на конкретные группы населения с различными потребностями. В частности, необходимы дополнительные исследования эффективных стратегий для удовлетворения потребностей членов женских, аборигенных и этнокультурных молодежных банд. Кроме того, необходимо дополнительно изучить вопросы, касающиеся взаимоотношений между молодежными бандами и взрослыми преступными группировками, а также различия и сходства между городскими бандами и бандами, обнаруженными в пригородных или сельских районах.

Согласно Шорт и Хьюз (2006: 11): «Нам нужно знать гораздо больше о процессах, которые приводят к формированию, идентичности и поведению банды, а также о процессах индивидуальной и групповой адаптации на разных уровнях объяснения. Более пристальное внимание следует уделять динамическим связям между бандами, членами банд и их физическим и социальным окружением ». К сожалению, снова и снова преступность и насилие рассматриваются как определяющие аспекты молодежных банд и единственные модели поведения, заслуживающие постоянного эмпирического интереса (Hughes, 2006).

Несмотря на тысячи проектов, программ и стратегий, которые были разработаны и реализованы на сегодняшний день, один урок очевиден: разнообразие и сложность проблемы молодежных банд не поддаются легкому решению или единой стратегии (Wyrick and Howell, 2004).

Для дальнейшего повышения нашей вероятности успеха для будущих исследований и оценок будет важно изучить разнообразие молодежных банд, сравнить эффективность и рентабельность различных программных модальностей и очертить диапазон точек доступа (например,g., участие до банды по сравнению с молодежью, уже вовлеченной в деятельность и поведение банды), настройки и способы доставки. Возможно, что более важно, наши решения, например, по вопросам политики и практики, должны основываться на наилучших имеющихся научных данных.

В заключение, по мере того, как мы узнаем больше о том, что работает, перед нами также будет стоять задача определить способы воплощения извлеченных уроков в политику и практику по предотвращению и сокращению участия молодежных банд.

Список литературы

Департамент исследований и разработок исправительных учреждений штата Аризона и Национальный совет по вопросам преступности и правонарушений (2002 г.). Пятый годовой отчет по оценке результатов.

Бенда, Брент Б. и Конни Л. Толлетт (1999). «Исследование рецидивов серьезных и постоянных правонарушителей среди подростков». Журнал уголовного правосудия. Vol. 27, № 2: 111-126.

Бенда, Брент Б., Роберт Флинн Корвин и Нэнси Дж. Тумбс (2001).«От подростка-« серьезного преступника »до взрослого уголовника: прогнозирующее исследование развития правонарушения». Журнал реабилитации правонарушителей. Vol. 32, № 3: 79-108.

Брага, Энтони А., Дэвид М. Кеннеди, Энн М. Пил и Элин Дж. Уоринг (2001). «Часть II. Измерение воздействия операции «Прекращение огня». В сокращении насилия с применением огнестрельного оружия: операция «Прекращение огня» проекта Boston Gun Project. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Национальный институт юстиции.

Брага, Энтони А., Дэвид М. Кеннеди, Элин Дж. Уоринг и Энн Моррисон Пил (2001). «Проблемно-ориентированная работа полиции, сдерживание и насилие среди молодежи: оценка бостонской операции« Прекращение огня »», Журнал исследований преступности и правонарушений, том. 38, № 3: 195-225.

Берч, Джим и Кэндис Кейн (1999). Реализация комплексной модели банды OJJDP. Информационный бюллетень OJJDP № 112, июль 1999 г. Вашингтон, округ Колумбия: Управление по делам несовершеннолетних и профилактике правонарушений, Управление программ правосудия, Министерство юстиции США.

Burchard, J.D., E.J. Брунс и С. Бурчард (2002). «Завершающий процесс». В Б.Дж. Бернсе, К. Хогвуде и М. Инглише (ред.) Вмешательства для молодежи на уровне сообществ. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Центр изучения и предотвращения насилия (2006 г.). Мультисистемная терапия: Информационный бюллетень программ моделей Blueprints. Обновлено в августе 2006 г. Боулдер, Колорадо: Центр изучения и предотвращения насилия, Институт поведенческих наук, Университет Колорадо.

Кларк, H.B., M.E. Prange, B. Lee, E.S. Стюарт, Б.А. Макдональд и Л.А. Бойд (1998). «Индивидуальный комплексный процесс для детей в приемных семьях с эмоциональными / поведенческими расстройствами: последующие результаты и последствия контролируемого исследования». В М. Эпштейн, К. Куташ и А. Духновски (ред.) Результаты для детей и молодежи с поведенческими и эмоциональными расстройствами и их семей: программа и передовой опыт оценки. Остин, Техас: Издательство Pro-Ed.

Каннингем, Элисон (2002).Один шаг вперед: уроки, извлеченные из рандомизированного исследования мультисистемной терапии в Канаде. Лондон, Онтарио: Центр помощи детям и семьям в системе правосудия.

Дэвис, Филип Т. (1999). «Что такое доказательное образование?» Британский журнал образовательных исследований. Vol. 47, № 2: 108-121.

Дэвис, Филип Т. (2004). Возможно ли правительство, основанное на доказательствах? Лекция Джерри Ли 2004 г. Доклад, представленный на 4-м ежегодном коллоквиуме сотрудничества Кэмпбелла, Вашингтон, округ Колумбия.С., 19 февраля 2004 г.

Деккер, Скотт Х. (2007). Реагирование на банды, оружие и преступность среди молодежи: принципы из подходов к решению стратегических проблем. Белая книга, представленная Институтом советников по политике в области уголовного правосудия при Центре передового опыта Национальной ассоциации губернаторов, Сиэтл, Вашингтон, 8-9 марта 2007 г.

Esbensen, Finn-Aage (2004). Оценка G.R.E.A.T .: школьная программа предотвращения банд. Вашингтон, округ Колумбия: Национальный институт юстиции, США.S. Министерство юстиции.

Эсбенсен, Финн-Оаге, Адриенн Фройнг, Терренс Дж. Тейлор, Дана Петерсон и Д. Уэйн Осгуд (2002). «Национальная оценка программы обучения и подготовки по вопросам сопротивления бандам (G.R.E.A.T.)». В ответ на банды: оценка и исследование, Виннифред Л. Рид и Скотт Х. Декер (ред.). Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Управление программ правосудия, Национальный институт юстиции.

Эванс, M.E., M.I. Армстронг, А.Д.Куппингер, С.Хуз и С. Джонсон (1998). Рандомизированное испытание семейно-ориентированного интенсивного ведения пациентов и семейного лечения: результаты двух общинных программ для детей с серьезными эмоциональными расстройствами. Тампа, Флорида: Колледж медсестер.

Фаррингтон, Дэвид П. и Брэндон С. Уэлш (2007). Спасение детей от преступной жизни: факторы раннего риска и эффективные меры. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Гринвуд, Питер (2005). Изменение жизни: профилактика правонарушений как политика борьбы с преступностью.Чикаго: Чикагский университет.

Хенггелер, Скотт В., Шэрон Ф. Михалик, Ли Роне, Кристофер Р. Томас и Джейн Тиммонс-Митчелл (1998). Чертежи по предотвращению насилия, Книга шестая: Мультисистемная терапия. Боулдер, Колорадо: Центр изучения и предотвращения насилия, Институт поведенческих наук, Университет Колорадо.

Хауэлл, Джеймс К. (2000). Программы и стратегии молодежных банд. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Управление программ правосудия, Управление по делам несовершеннолетних и предупреждению правонарушений.

Кеннеди, Дэвид М., Энтони А. Брага и Энн М. Пил (2001). «Часть I. Разработка и реализация операции« Прекращение огня »». В сокращении насилия с применением огнестрельного оружия: операция «Прекращение огня» проекта Boston Gun Project. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Национальный институт юстиции.

Кляйн, Малкольм В. и Шерил Л. Максон (2006). Модели и политика уличных банд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Кляйн, Малкольм В., Шерил Л. Максон и Джоди Миллер (ред.) (1995). The Modern Gang Reader. Лос-Анджелес: Роксбери.

МакКланахан, Венди С. (2004). Живой в 25 лет: снижение уровня насилия среди молодежи посредством мониторинга и поддержки. Филадельфия: государственные / частные предприятия.

Отдел психического здоровья округа Милуоки (2002). Годовой отчет Милуоки за 2002 год. Милуоки, Висконсин: Отдел психического здоровья округа Милуоки.

Национальный институт юстиции (2001 г.). Уменьшение насилия с применением огнестрельного оружия: операция «Прекращение огня» проекта Boston Gun Project.Вашингтон, округ Колумбия: Национальный институт юстиции, Управление программ правосудия, Министерство юстиции США.

Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений (2002). Руководство по оценке проблемы молодежных банд вашего сообщества. Комплексная модель банды OJJDP. Вашингтон, округ Колумбия: Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений Министерства юстиции США.

Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений (2002). Планирование реализации. Комплексная модель банды OJJDP.Вашингтон, округ Колумбия: Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений Министерства юстиции США.

Олсон, Дэвид Э., Брендан Дули и Кэндис М. Кейн (2004). «Взаимосвязь между членством в бандах и рецидивом преступлений среди заключенных». Бюллетень исследований. Vol. 2, No. 12. Чикаго: Информационное управление уголовного правосудия Иллинойса.

Ошер, Дэвид М. (2002). «Создание всеобъемлющих и совместных систем». Журнал исследований ребенка и семьи, Vol. 11, № 1: 91-99.

Рид, Уинифред Л. и Скотт Х. Декер (2002). Ответ на банды: оценка и исследования. Вашингтон, округ Колумбия: Национальный институт юстиции Министерства юстиции США.

Шоу, Маргарет (2001). Инвестирование в молодежь: международные подходы к предупреждению преступности и виктимизации. Монреаль: Международный центр по предупреждению преступности.

Шорт, Джеймс Ф. и Лорин А. Хьюз (ред.) (2006). Изучение молодежных банд. Нью-Йорк: Altimira Press.

Спергель, Ирвинг А. (2007). Снижение уровня насилия в молодежных бандах: проект «Маленькая деревенская банда» в Чикаго. Лэнхэм, Мэриленд: АльтаМира.

Спергель, Ирвинг А., Квай Мин Ва и Роландо В. Соса (2006). «Всеобъемлющая модель бандитской программы на уровне общины: успех и неудача», стр. 203–224, «Изучение молодежных банд» Джеймса Ф. Шорта-младшего и Лорин А. Хьюз (ред.). Нью-Йорк: Altimira Press.

Спергель, Ирвинг А., Квай Мин Ва, Сунгюн Э. Чой, Сьюзан Гроссман, Аяд Джейкоб, Аннот Спергель и Элиза М.Барриос (2003). Оценка проекта по сокращению группового насилия в маленькой деревне: итоговое резюме отчета. Чикаго, Иллинойс: Школа управления социальным обслуживанием Чикагского университета.

Салливан, Мерсер Л. (2006). «Опасны ли исследования« банд »? Молодежное насилие, местный контекст и проблема овеществления », стр. 15-25,« Изучение молодежных банд »Джеймса Ф. Шорта-младшего и Лорин А. Хьюз (ред.). Нью-Йорк: Altimira Press.

Торнберри, Теренс П. (2002).Банды и преступность с точки зрения развития. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Трэшер, Фредерик (1927). Банда: исследование 1313 банд в Чикаго. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Толлетт, Конни Л. (1999). «Прогнозирование« выживаемости »в сообществе среди стойких и серьезных несовершеннолетних правонарушителей: последующее 12-месячное исследование». Журнал реабилитации правонарушителей. Vol. 28, № 3/4: 49-76.

Организация Объединенных Наций (2006 г.). Меры, связанные и не связанные с тюремным заключением: альтернативы тюремному заключению: инструментарий для оценки уголовного правосудия.Нью-Йорк: Управление по наркотикам и преступности, ООН.

Уайрик, Фелан А. (2005). Комплексные ответы на молодежные банды. Презентация на Саммите по предотвращению банд в округе Фэйрфакс, штат Вирджиния, 25 февраля 2005 г.

Уайрик, Фелан А. и Джеймс К. Хауэлл (2004). «Стратегическое реагирование на молодежные банды, основанное на оценке рисков». Правосудие по делам несовершеннолетних. Vol. 9, № 1: 20-29.

Банкноты

  1. 1 Следует отметить, что это всесторонний обзор литературы, а не полный систематический обзор.Обзор литературы, представленный в этом документе, не является исчерпывающим перечнем книг, журнальных статей и других источников, имеющих отношение к проблемам молодежных банд. Скорее, он предназначен для обзора повторяющихся тем, найденных в литературе за последние тридцать лет.
  2. 2По словам Кляйна и Максона (2006: 4), «Это согласованное номинальное определение, согласованное консорциумом из более чем 100 американских и европейских исследователей и политиков из более чем десятка стран, собравшихся в серии из восьми семинаров в период с 1997 года. и 2005 год (программа Eurogang).”
  3. 3 http://www.great-online.org/history.htm. Доступ 30 марта 2007 г.
  4. 4 Для обсуждения некоторых проблем, возникших во время реализации Комплексной модели банд OJJDP, читателю следует обратиться к Klein and Maxson (2006) и Spergel (2007).
  5. 5 Для более детального изучения эффективности проекта «Банды маленькой деревни» в Чикаго читателю следует обратиться к Спергелю (2007).
  6. 6 Streetworkers были особой группой городских социальных работников, которые имели дело почти исключительно с уличной молодежью из группы повышенного риска, «пытаясь связать их со службами, уберечь их от неприятностей и урегулировать споры» (Kennedy, Braga and Piehl, 2001: 10).
  7. 7 Для получения дополнительной информации о мультисистемной терапии посетите следующий веб-сайт (http://www.mstservices.com) или проконсультируйтесь с Каннингемом (2002).
  8. 8 Для получения дополнительной информации см. Анализ затрат и выгод, проведенный Институтом государственной политики штата Вашингтон по нескольким программам предотвращения и сокращения насилия. Его доклад за 1998 год озаглавлен «Наблюдая за нижней линией: рентабельные меры по снижению преступности в Вашингтоне».
  9. 9 Для более подробного описания философии и основных элементов Wraparound, пожалуйста, обратитесь к Burchard et al., 2002.
  10. 10 Например, Управление по вопросам ювенальной юстиции и предупреждения преступности (OJJDP) Министерства юстиции США создало Инструмент стратегического планирования. Инструмент доступен в Интернете по адресу: http://www.iir.com/nygc/tool/default.htm. Кроме того, в июне 2002 года OJJDP выпустил два документа (например, «Руководство по оценке проблемы молодежных банд в вашем сообществе», а также «Планирование реализации»), которые доступны в Интернете по адресу: http://www.iir.com/nygc/acgp/assessment. .htm и http://www.iir.com/nygc/acgp/implementation.htm.
Дата изменения:

Почему Детройт распадается на банды

Слушайте полную историю, чтобы услышать от бывших бандитов, членов банд и мэра города о том, безопаснее ли в городе с группой или без нее.

Когда банды вспыхивают в самых суровых районах Детройта, даже полиция зовет на помощь.

Банда — это специальное военизированное подразделение Департамента полиции Детройта.

Они либо обязательно жесткие, либо заведомо жестокие, в зависимости от того, кого вы спрашиваете.

Но если мэр города и начальник полиции добьются своего, дни отряда сочтены.

Большие парни с большим оружием

Подумайте об этом: большие парни с большим оружием, разъезжающие по самым сложным улицам города во имя закона и порядка.Вы знаете, что у нас здесь? Хит реалити-шоу.

Но черт возьми, быстрый поиск в Google показывает, что канал National Geographic опередил нас.

Их «Inside Detroit Gang Squad», показанный несколько лет назад, сопровождался драматической музыкой и облавами на наркотики, которых вы могли ожидать.

«Я не хочу сказать, что [члены банды] смеются над полицией, но они знают, что полиция — это полиция. А отряд банды — это отряд банды. Они будут вас избивать».

Тем не менее, даже без фотоаппаратов отряд банд известен.Может, даже печально.

Тагг учится в старшей школе Денби в одном из самых жестоких районов города.

«Я не хочу сказать, что [члены нашей банды] смеются над полицией, но они знают, что полиция — это полиция», — сказал он. «А отряд банды — это отряд банды. Они тебя избьют».

Вот почему Тагг хочет, чтобы мы использовали его «сценический псевдоним», а не его настоящее имя.

По его словам, он все больше и больше сосредотачивается на музыке, пытаясь уйти из жизни банды.

Он и его друзья называют себя «бандой ботаников», потому что они делают чистую музыку — по крайней мере, без ругательств в стихах Тагга.

Жизнь и смерть в бандах Детройта

Но Тагг раньше был частью другой банды, настоящей.

Он никогда не был крупным игроком, говорит он, но было трудно не увлечься, просто находясь рядом со своими друзьями и товарищами по бандам.

В конце концов, по его словам, он ушел по простой причине: он видел, как погибло слишком много людей.

Он говорит, что сначала его двоюродный брат был застрелен грабителями, притворившимися полицейскими, когда Тагг был маленьким мальчиком.

Затем, в средней школе, один из его ближайших друзей был смертельно ранен, чтобы стрелки могли украсть его кроссовки и серьги.

Это произошло через мгновение после того, как друг попросил Тагга пойти с ним за угол, чтобы забрать новые кроссовки, но семья Тагга как раз собиралась навестить свою бабушку. Тагг не мог пойти с ним.

В средней школе его друг был смертельно ранен за кроссовки — буквально через несколько секунд после того, как он попросил Тагга забрать кроссовки с ним.

В старшей школе, по его словам, он наблюдал, как случайный прохожий вошел в перестрелку и истек кровью рядом с соседней баскетбольной площадкой.

Но вот в чем дело.

Мы говорим обо всем этом — о перестрелках, бандах — в его школе.

Точнее, в кабинете учителя школьного самоуправления. Ученики и учитель в классе по соседству точно знают, о чем мы говорим, они знают историю Тагга, возможно, парней, все еще состоящих в банде, стрельбе и всем остальном.

И это лишь одно из свидетельств того, насколько это далеко от вашей голливудской версии банд.

Если вы думаете, что это все еще просто Bloods and the Crips, официальные инициации и сложные сети наркоторговцев, вы ошибаетесь.

Теперь банды, возможно, более распространены, но гораздо менее организованы.

«Банды начинаются с друзей или семьи», — говорит он.

Ваша банда — это просто другие парни из вашего квартала, или друзья вашего старшего брата, или, в случае Тагга, ребята из вашей баскетбольной команды средней школы.

«Когда ты вырастешь, ты будешь тусоваться с ними. А мы мальчики, играем в драку. Но после этого все становится серьезно. А потом у вас есть старшие братья и сестры, которые состоят в бандах. Я из Seven Mile, так что это похоже на Seven Mile Bloods ».

« А как насчет банды? »- спрашиваю я.« Как вы думаете, как много они знают о том, что происходит на самом деле? »

« Я думаю. — сказал Тагг, — сказал Тагг.

В самых суровых школах города критически важна информация о преступных группировках.К. Уилборн рассчитывает.

Она говорит, что, когда ее ученики выходят из средней школы Денби, они попадают в зону боевых действий.

«У нас было два убитых и по меньшей мере 12 раненых. По меньшей мере двенадцать», — отвечает она, когда ее спрашивают, сколько ее учеников были застрелены (за пределами кампуса, конечно) с начала занятий в сентябре.

Это неясно, сколько из этих перестрелок связано с бандой

Но есть большая вероятность, что большая часть насилия в этом районе происходит между членами банды.

Каждый раз, когда директор Уилборн ходит по коридорам средней школы Денби, она расспрашивает парней о бандах — их татуировках, их старших братьях, их драках.

Один учитель указывает на ученика, которого заставляли отжиматься в зале — наказание за игривость в классе.

Уилборн уводит его из комнаты для репетиций оркестра и какофонии труб и саксофонов.

«Ты сказал, что придумываешь форму», — говорит она. «Что с тобой происходит?»

Мальчик большой — большой полузащитник.

А директор Уилборн — миниатюрная, жемчужно-одетая 4’11 «. Раньше она носила с собой бейсбольную биту, просто чтобы немного поправить положение.

Во-первых, существует миллион взаимодействий, подобных этому, в День директора Уилборна.

Несмотря на свою грубую репутацию, здание Денби великолепно, это большой, богато украшенный образец старинной архитектуры прямо из 1920-1930-х годов.

Залы выглядят чистыми, тепло освещенными и почти полностью пустыми, когда класс находится в сеансе.

Это отчасти потому, что если директор Уилборн захочет пережевывать вас, это будет болезненно — и долго.

Этот студент только что закончил говорить ей, что теперь он готов. Он не курит, и в этом семестре он тоже не проиграет.

«Я достигну своих целей», — обещает он. «Я буду играть за Нотр-Дам. Как Рэй Льюис, один из величайших полузащитников всех времен. Ничто не помешает мне достичь моих целей ».

«Так что же тогда с боями?»

«Эта последняя говядина? Ах, это было тогда, когда меня прыгнули.

«Тебя не прыгнули, ты победил», — говорит Уилборн.

Так кто же тогда на него набросился?

Под этим она подразумевает, какую банду? Она гремит варианты: шесть миль, семь миль?

Нет, говорят студенты. «Это были мальчики из Hustle the Ball. Для меня они ничего не стоят », — заверяет он.

Вернувшись в свой офис, директор Уилборн говорит такие вещи, вот почему ей нужна команда банды.

« [Члены банды] знают, где находятся все тела. похороненный.Они говорят на языке детей ».

« Они знают, где похоронены все тела. Они говорят на языке детей, — говорит она. — Они могут проникать в различные организации до такой степени, что могут практически в одиночку разрушить их. И их присутствие настолько разное, что дети, по крайней мере, обращают внимание на то, кто они такие ».

Чем больше полицейских, тем безопаснее Детройт, говорит мэр.

Но город находится под безумным давлением, чтобы привлечь больше полицейских. штатный патруль.

И в этом отношении им также нужно больше полицейских, расследующих дела об убийствах, которые имеют подкрепление.

Итак, в прошлом месяце мэр Детройта Дэйв Бинг сделал объявление: он реорганизует полицейское управление.

Начиная с разбивки группы банд и передачи их на усиление других отделов.

«То, что мы делаем, — это отправляем банды или этих офицеров обратно в полицейские участки, — сказал Бинг. — Это не значит, что они не собираются наблюдать и сообщать информацию о бандах, и мы думаем, что сможем помочь решить проблему, направив офицеров в участки, где много всего этого происходит.»

И мэр, и исполняющий обязанности начальника полиции говорят, что этот шаг на самом деле делает трудные районы более безопасными. Они говорят, что большее количество полицейских в патрулировании означает, что полиция прибудет раньше, и они более заметны.

» Невозможно выразить все это вместе », — прогнозирует член отряда.

Но члены отряда не довольны этим.

Говорят, что после того, как они будут распущены, централизованной разведки не будет.

Джордж — разведчик в отряде банды. .Он был единственным членом отряда, желающим заявить о себе. Он говорит, что говорит, потому что скоро уходит на пенсию после того, как на работе порвал связку на запястье.

«Мы были бы почти неэффективны», — говорит Джордж. «Не было бы возможности собрать все это воедино. Эти банды, они распространились по всему городу. И чтобы разделить нас … у нас не было бы возможности делиться информацией на регулярной основе».

Затем Джордж просит меня выключить микрофон, пока он показывает мне скрепки разведки банд — снимки с фотографий и диаграммы иерархии банд, тонны фотографий в Facebook подростков без рубашки, демонстрирующих татуировки банд на груди.

Джордж говорит, что команда банды знает все это потому, что им не нужно отвечать на другие звонки службы экстренной помощи, которые хлынут в полицию Детройта.

Он говорит, что, конечно, они войдут в историю после их расформирования.

«Отобрать отряд банд у жителей Детройта было бы почти преступлением. Я не могу вспомнить никого, кто действительно хочет, чтобы отряд банды ушел, если он не состоит в банде», — сказал Джордж.

Отряд не привыкать к спорам: «Вокруг нет камер.«

На самом деле, это не совсем так.

Один человек, в частности, очень рад распаду банды.

Рон Скотт работает с Детройтской коалицией против полицейской жестокости.

Он говорит, что банды такие грубо, 30 процентов жалоб на жестокость полиции относятся к отряду.

«Они были головорезами, — говорит Скотт. — Только головорезами».

Он признает, что отряд, возможно, оказал какое-то положительное влияние, но говорит, что это никогда не было ничем. долгоиграющий.

«Теперь, если у них есть большая пушка и большое тело, вы можете делать упор на пари, что может иметь временные последствия, но в долгосрочной перспективе это не изменит окрестности».

«Теперь, если у них есть большая пушка и большое тело, вы можете делать упор на пари, что может иметь временные последствия, но в долгосрочной перспективе это не изменит окрестности», — говорит он.

Вернувшись в среднюю школу Денби, я руковожу полицейскими зверствами Тагга, бывшего члена банды.

Он говорит, что состав грубый — это определенно правда.Он говорит, что на него надели наручники и измучили. Но он говорит, что его 15-летнему двоюродному брату было еще хуже.

«Он пришел домой с небольшим шрамом на глазу, сказав, что его ударили фонариком в переулке», — сказал Тагг.

«Подожди, это было так, будто они ударили его, потому что хотели остановить его бегство?» Я спросил.

«Нет. Нет. Они надели на него наручники, а потом избили. Никаких камер».

Тем не менее, он не хочет быть здесь, когда бандитские отряды уйдут.

Я спрашиваю его, как только школа закончится и команда расформирована, что будет в этом районе этим летом?

«Без банды? Ох. Это будет ад. Это будет ад. Это будет безумие», — говорит Тагг.

Политическая стычка, надвигающийся менеджер по чрезвычайным ситуациям добавляет сложности

Крупные переводы в полицейское управление должны начаться на этой неделе.

Конечно, все политическое в Детройте никогда не бывает таким простым.

Гражданский совет, который наблюдает за полицией, Совет комиссаров полиции, хочет заставить полицейское управление задерживать переводы.

Обе стороны расходятся во мнениях относительно того, кто имеет окончательную власть в этой ситуации. Каждый из них указывает на устав города как на подтверждение своих аргументов.

На прошлой неделе гражданская коллегия приняла два постановления по этому поводу. Один из них еще раз подчеркнул авторитет совета в этих вопросах, а второй был предупреждением временному начальнику полиции.

Если начальник внесет эти изменения без согласия совета, говорится в постановлении, совет предпримет все необходимые действия, в том числе юридические.

Временный начальник полиции Честер Логан, похоже, не трясется в ботинках.

Члены коллегии комиссара полиции заявили в понедельник, что, по их мнению, шеф Логан приступает к роспуску специальных подразделений, в том числе бандформирований, независимо от желания совета.

Председатель совета директоров Джером Варфилд говорит, что на этой неделе он и другие члены совета встретятся со своими адвокатами, чтобы обсудить юридические варианты.

Конечно, помимо этого беспорядка, теперь вам нужно добавить надвигающегося менеджера по чрезвычайным ситуациям — того, кто, конечно же, будет иметь право переписывать полицейские контракты.

Это означает, что снова в Детройте нет ничего определенного.

От ярости до рэпа и тюрьмы в печать:

1К концу 1980-х, когда тысячи бывших членов банд были мертвы или заключены в тюрьмы, их наследие и субкультура банд воспевались и превращались в товар через музыку и видео в стиле гангста-рэп, фильмы и моду. В начале 1990-х эта прибыльная культурная тенденция вызвала интерес у потенциальных авторов и издателей.Такое литературное внимание было частично вызвано общественным интересом к жизни в гетто после беспорядков в Лос-Анджелесе (Лос-Анджелес) в 1992 году, что привело к появлению в США новой тенденции бандитских мемуаров. Их содержание было сосредоточено на жизни современных уличных банд в гетто и баррио, предлагая наглядные рассказы о насильственной конфронтации и территориальной принадлежности. Их написали бывшие члены банды, афроамериканцы и латиноамериканцы. Большинство из них происходило в Лос-Анджелесе, городе, который называют столицей банд Америки.

2Три из наиболее успешных и влиятельных мемуаров этих банд представлены в этой статье. «Монстр : автобиография члена банды Лос-Анджелеса» (1993) Саньики Шакур — это рассказ о «групповых связях» с одной из печально известных афроамериканских банд «Crips» в южно-центральном Лос-Анджелесе в 1980-е гг. 1 Мемуары, написанные из тюрьмы, показывает, как Шакур получил прозвище «Монстр» за свое жестокое поведение перед тем, как претерпеть политическую и личную трансформацию.Через несколько месяцев после публикации Monster Луис Дж. Родригес выпустил серию Always Running: La Vida Loca — Gang Days в Лос-Анджелесе .2 Родригес размышляет о своем участии в мексиканских американских бандах в Восточном Лос-Анджелесе в 1960-х и 1970-х годах. Как и Monster , повествование уравновешивает рассказы о конфликте банд с политизированным нарративом обращения, основанным на движении чикано 1960-х и 1970-х годов.

3 Monster и Always Running выступили в качестве литературных прототипов этой производственной тенденции в мемуарах современных банд, задавая тематические и повествовательные условности, а также демонстрируя значительный коммерческий потенциал.В 2004 году после успеха « Monster », Стэнли «Туки» Уильямс опубликовал многочисленные мемуары банды, опубликовавшие Blue Rage, Black Redemption: A Memoir .3 Написано одним из соучредителей банды Crips, которая была Основанный в Южно-Центральном Лос-Анджелесе в 1971 году, он предлагает более длинную историю бандитской культуры и конфликтов. С 1993 года до публикации Blue Rage в 2004 году уличные банды в Лос-Анджелесе продолжали процветать4. Получив в 1981 году смертный приговор, Уильямс превратился из печально известного бывшего члена банды в откровенного борца за мир в начале 1990-х.В 1996 году он написал серию детских книг о борьбе с бандитизмом, в результате чего несколько раз были номинированы на Нобелевскую премию до его казни в 2005 году5.

4Эта статья направлена ​​на то, чтобы поместить эти мемуары современных уличных банд в превалирующую гангста-культуру, исследуя, как опыт и культурные обычаи банд Лос-Анджелеса стали нарративизироваться и продаваться в популярной форме. Эта хронология начнется в начале двадцатого века с истории мексиканских американских банд, перейдя к истокам афроамериканских преступников 1970-х годов, создание которых, как считается, означает появление современных уличных банд.Социальные, экономические и политические изменения в городских районах в это время нанесли ущерб городской молодежи Лос-Анджелеса и вызвали массовое распространение банд среди мексиканцев и афроамериканцев. Членство в этих городских бандах продолжало быстро расти на протяжении 1980-х годов, что привело к репрессивной полицейской тактике, тюремным наказаниям и широкому освещению в СМИ, которые, в свою очередь, предоставили материал для мемуаров. Я рассмотрю влияние существующих тенденций гангста на мемуары современных банд, выделив сложные процессы, действующие в производстве современной поп-культуры чернокожих и латиноамериканцев.Я также буду исследовать другие формы культурного самовыражения (например, тюремные рассказы 1960-х годов) и склонности издательской индустрии, которые поощряли создание этих текстов.

5 Monster , Always Running и Blue Rage рассказывают о феномене уличных банд в Лос-Анджелесе с конца 1960-х до начала 1990-х годов, но для понимания их системы координат необходимо объяснить более длительную историю деятельности и культуры банд. .Американские мексиканские банды в Лос-Анджелесе, такие как Maravillas и White Fence, имеют долгую и богатую историю. В Калифорнии в 1920-е и 1930-е годы мексиканская молодежь утверждала свою идентичность, создавая банды. Их работающие и бедные семьи были соблазнены в Восточный Лос-Анджелес работой и дешевым жильем. Мексиканский опыт иммиграции создал огромные проблемы с аккультурацией и ассимиляцией, а баррио были изолированы и переполнены. Жизнь молодых людей буквально вылилась из семейного дома на улицу.Молодежь объединялась в банды в качестве защитного единого фронта против расистского, основного американского общества, но банды постепенно обращались друг против друга по мере того, как разгоралось соперничество между соседями. Вынужденные школами и другими учреждениями жертвовать своей культурой, языком и достоинством, молодежь применила самоописательный идентификационный ярлык «Cholo», чтобы отразить их собственный уличный язык и стиль6. Глоссарий в Always Running определяет этот термин как « Низкая жизнь. [Термин] используется молодежью чикано баррио для описания стиля и людей, связанных с структурами местных банд.”7

6Эти ранние банды баррио обычно рассматривались сообществом как относительно безобидные мальчики, которые хотели сражаться с конкурирующими группами, а не с преступными группировками.8 1940-е годы рассматривались как точка, в которой мексиканские американские банды стали хуже опасны по своему характеру и начинают бросать вызов правоохранительным органам. Паранойя по поводу «Zoot-Suiters» (названных так из-за мексиканских модных тенденций среди молодых людей) переросла в беспорядки в Лос-Анджелесе в 1942 году.Расовая напряженность нарастала, когда мексиканские американцы стали мишенью для белых морских пехотинцев, дислоцированных в городе в рамках подготовки ко Второй мировой войне. Полиция сначала отказалась вмешиваться, и газеты напали на «пачуко» — термин, используемый для описания мексиканской молодежи 1930-х и 40-х годов с их собственным особенным стилем. Действительно, такие газеты, как Los Angeles Examiner , подпитывали расовые стереотипы, называя пачуко «мексиканскими хулиганами» 9. Невинность мальчиков из баррио была утрачена, и их соперничество на вечеринках и на вечеринках было косвенно связано с беспорядками в Zoot Suit. улицы превратились в более организованные преступные группировки, отчасти из соображений самозащиты.Героин был завезен в баррио в послевоенные годы (наркотик был легко доступен для трансграничных перемещений мексиканских мигрантов), и в течение следующих двух десятилетий применение насилия постепенно увеличивалось.

7 Мексиканские американские банды возникли в начале двадцатого века в Лос-Анджелесе как оппозиционная реакция на культурную маргинальность, но в конце 1960-х — начале 1970-х годов афроамериканская банда Crips развивалась вместе с партией Черных пантер.Распространение современных банд по всей стране часто связывают с основанием Crips и их соперников Bloods в Южно-Центральном Лос-Анджелесе. Дональд Бейкир написал исторический роман о восхождении Crips и предложил одну из многих версий истории банды.10 В этой популярной версии подросток по имени Раймонд Вашингтон восхищался политически активными Черными пантерами, которые стремились защитить общины от кого они считали расистскими полицейскими. Вместе со своим другом «Туки» Уильямсом Вашингтон основал Crips, чтобы объединить свой район и защитить его от полиции, подражая модели сопротивления повстанцев «Пантера». Как объясняет один из бывших членов банды: «В то время все в городе были настроены революционно. У вас была партия Черных пантер, Организация США, все эти организации что-то делали. Поэтому молодые люди, которые хотели быть Черными пантерами, но не могли, они создали свои собственные организации, которые стали известны как банды »11. В недавней этнографии афроамериканцев в Лос-Анджелесе Жоао Варгаса также используются свидетельства бывших членов банды, чтобы сделать вывод о том, что Черные пантеры а идеологии власти черных вдохновляли уличные банды 1970-х годов.12

8В несколько иной версии событий, изложенной городским историком Майком Дэвисом, феномен банды, известный как «Криппин», стал «незаконным отпрыском прежней харизмы Пантер» 13. Руфус Шацберг и Роберт Келли написали социальную историю афроамериканской организованной преступности. который поддерживает эту версию, утверждая, что Crips заполнили пустоту, оставшуюся после того, как Panthers были раздавлены правоохранительными органами. По словам Шацберга и Келли, Крипы «унаследовали ауру бесстрашия Пантеры и передали идеологию вооруженного авангардизма… они начинали как подростковый заменитель павших Пантер… развившись в 1970-х годах в гибрид подросткового культа и прото-мафии.14 В обеих исторических версиях местное насилие вскоре расширилось от стычек с полицией до войн с соперничающими группировками соседских банд, особенно с Кровавыми. Несмотря на такие разногласия в современной истории банд, в большинстве отчетов подчеркиваются проблемы той эпохи: радикальная политика и реакция на преследования со стороны полиции.

9Социальные и экономические изменения 1970-х годов привели к увеличению числа членов банд и снижению их политизации.Независимо от отношений, которые Crips могли (или не могли) иметь с Panthers, существует соглашение о том, что вскоре после создания банды, как утверждает один анонимный социальный историк, «социальная ткань Лос-Анджелеса начала распадаться и распадаться; солидарность проиграла в острой борьбе за выживание »15. Существует четкая корреляция между распадом гетто и массовым изъятием государственных инвестиций и политикой приватизации, которая затронула центральные районы Лос-Анджелеса (такие как Южный Центральный) на протяжении 1970-х годов.Занятость в районах Восточного Лос-Анджелеса также ухудшилась, особенно в связи с резким увеличением иммиграции из Мексики в 1970-е годы. Бандитские войны стали одним из симптомов эффекта массовой деиндустриализации в 1970-х годах, когда наступило отчаяние, усугубленное потерей благосостояния из-за сокращений, инициированных администрацией Рейгана в 1980-х. Эти ухудшающиеся городские условия как для мексиканцев, так и для афроамериканцев с 1970-х годов еще больше стимулировали рост банд в Лос-Анджелесе, тем самым поддерживая социальную значимость изучения культуры гангста.

10 В первый год правления Рейгана в 1981-82 годах бюджет на образование, жилье, продовольственные талоны и школьные обеды был сокращен на 35 миллионов долларов16. Положение меньшинств было тяжелым еще до его прихода к власти. По данным Министерства труда, в 1978 году разрыв в безработице между чернокожими и белыми был самым большим, когда уровень безработицы среди чернокожих был в 2,3 раза выше, чем среди белых.17 Действительно, в « Monster », « » Шакур описывает свою мать, носившую «фиксированное выражение безнадежности» еще до наступления «рейганомики». 18 Тем не менее, Рейган усугубил проблему, не поддержав позитивные действия. Одержав всенародную победу на выборах без поддержки черных или мексиканцев, президент приступил к предложению закона, направленного против прав меньшинств. Его возражение против обновления Закона об избирательных правах 1965 года было отклонено Конгрессом, но он урезал средства для органов по обеспечению соблюдения гражданских прав, таких как Комиссия по равным возможностям при трудоустройстве.Афроамериканцы столкнулись с аналогичными расовыми препятствиями на пути к получению достаточного жилья. Как утверждает социолог Джеймс Блэквелл в отношении Рейгана, «его действия противоречат его публичным заявлениям, осуждающим предрассудки и отвращающимся к дискриминации» 19.

11В своей инаугурационной речи в 1989 году президент Буш пообещал заменить Америку Рейгана «более доброй, более мягкой» нацией, которая будет более чувствительна к бедным и обездоленным.20 В течение первых лет пребывания у власти Буш и контролируемый демократами Конгресс повысили минимальную заработную плату и проголосовали за оказание финансовой поддержки малообеспеченным семьям по уходу за детьми. Однако администрация Буша была омрачена продолжительной экономической рецессией, начавшейся в июле 1990 года. К началу 1992 года исчезло более 2 миллионов рабочих мест, а уровень безработицы вырос до 20 процентов в национальном масштабе.21 Только в декабре 1991 года General Motors , IBM и Xerox сократили количество рабочих мест на 100 000 сотрудников.22 Хотя рецессия затронула как «белых воротничков», так и «синих воротничков», она преувеличила и без того ужасную ситуацию с занятостью чернокожих и мексиканцев. В 1992 году 10 процентов белых были отнесены к категории «бедных», но этот показатель составлял 26 процентов для латиноамериканцев и 30 процентов для афроамериканцев23. Ситуация была особенно плохой в Калифорнии, где в 1980-е годы проживало больше людей, чем в любом другом штате. , в первую очередь из-за мексиканской иммиграции24. Штат просто не мог обеспечить достаточное количество рабочих мест и адекватное жилье, чтобы уберечь своих жителей из числа меньшинств от бедности и предотвратить повсеместный рост гетто, особенно в городских районах, таких как Лос-Анджелес.

12В условиях недостаточной занятости и снижения социальных пособий преступность стала жизнеспособным вариантом, о чем свидетельствует эпидемия крэк-кокаина. Эта экономика альтернативных наркотиков была впервые замечена в Лос-Анджелесе в начале 1980-х годов и, обеспечивая доход мексиканской и афроамериканской молодежи, стала центральной частью деятельности уличных банд. Как уточняет Шакур, «дилеры Crack нанимают больше людей в Южном Центре, чем AT&T, IBM и Xerox вместе взятые.25 В сочетании с расширением доступа к огнестрельному оружию в результате дерегулирования оружия президентом Рейганом рынок наркотиков привел к внезапному всплеску насилия со стороны банд. Убийства с проезжей части стали обычным явлением для враждующих банд, и наиболее частой причиной смерти молодых чернокожих и мексиканских мужчин была пуля26. За пятилетний период в середине 1980-х годов уровень убийств среди молодых чернокожих городских жителей увеличился в четыре раза. 27 Таким образом, 1980-е годы часто рассматриваются как точка рождения «супербанды» 28. Несмотря на опасные обстоятельства уличных банд, к концу 1980-х — началу 1990-х годов они стали чрезвычайно популярными организациями среди мексиканцев и афроамериканцев. молодые мужчины.

13 Вспышка крэк-кокаина и последующий рост бандитизма повлекли за собой ужесточение федеральных и государственных наказаний за такие преступления. Хотя Рейган уже объявил «войну наркотикам», энергичная реакция полиции и официальных лиц на насилие со стороны банд привела к тому, что ситуация в Лос-Анджелесе также была описана как «война» 29. Такая метафора стала обычным явлением в апреле 1988 года, когда Департамент полиции Лос-Анджелеса (LAPD) и Департамент шерифа округа Лос-Анджелес (LASD) под командованием шефа Дэррила Гейтса начали операцию «Молот» на территории десяти квадратных миль Лос-Анджелеса.Тысячи чернокожих молодых людей были насильно схвачены, и их имена сверялись с компьютеризированными файлами членов банд. Гейтс оправдал «вторжение», заявив: «Это война … мы чрезвычайно злы … мы хотим донести до трусов, что мы собираемся прийти и забрать их» 30. В статье, посвященной операции «Молот», Майк Дэвис сравнил членов местных черных банд с «Вьетконгом», а некоторые политики Лос-Анджелеса также сравнили членов банд с «кровавыми отрядами Бейрута».31 Такие преследования, наступления в военном стиле и насильственная тактика со стороны правоохранительных органов по отношению к уличным бандам стали бы отражением напряженных отношений, существовавших между двумя организациями, особенно в конце 1980-х и начале 1990-х годов.

14 Как президент, Рейган провозгласил философию, что мягкое отношение к преступности — плохая политика, и этот подход продолжили Буш и Клинтон. Рейган утверждал: «Разоружите головорезов и преступников, заприте их и, если вы на самом деле не выбросите ключ, по крайней мере, потеряете его на долгое время…. »32 Во время президентства Рейгана только в Калифорнии открылось девять новых тюрем33. Как мексиканская, так и афроамериканская молодежь в современном Лос-Анджелесе пережила наследие расистских начальников полиции и дискриминационной системы уголовного правосудия. В самом деле, в « Blue Rage » Уильямс комментирует, что «у императора нет одежды в тюремной системе. У него белая кожа ». 34 В Южно-Центральном и Восточном Лос-Анджелесе в начале 1990-х годов тюремное заключение коснулось многих семей. Даже если собственный круг не был задействован непосредственно, большинство из них знало соседей, друзей или дальних родственников, которые были погружены в правовую систему.К 1992 г. четверть всех афроамериканских мужчин в стране находилась в тюрьме или тюрьме, на испытательном сроке или условно-досрочном освобождении35.

15 В результате строгого законодательства Буша и «Три забастовки — и вы вылетите» Клинтона эта цифра сегодня увеличилась примерно до одной трети афроамериканских мужчин в возрасте от 20 до 29 лет.36 Уровень лишения свободы латиноамериканцев также был значительно выше, чем среди белых. , хотя и осталась ниже, чем у чернокожих.Вероятность того, что мужчина-латиноамериканец попадет в тюрьму хотя бы раз в жизни, составляет 16 процентов; для афроамериканцев этот показатель составляет 28 процентов.37 (В Always Running Родригес знает, что ему повезло избежать тюремного заключения38) Такой опыт расистского правоприменения и судебной системы был переработан бандами, чтобы отбросить негативный коннотации, включающие в себя «позор» преступника, а также положительные последствия тюремного заключения, предполагающего признание со стороны сверстников и признание преступной группировки.

16Существует явная тенденция уличных банд рассказывать хвастливые «военные истории» о тюрьмах и уличной жизни. Традиционная мачо-природа современной уличной банды превратилась в ритуал рассказывания историй с потенциалом предвзятости и приукрашивания, как признают исследователи банд.39 Эти гиперболические рассказы о воинах — то, что Уильямс называет «буллологией», являются центральными для существования гангста. на улицах и в тюрьмах.40 Культурное исследование гангста-рэпа Эйтне Куинн принимает во внимание такой высокий уровень бандитского насилия, что обеспечивает захватывающее содержание для «мощных, реалистичных рассказов о групповых победах, кровавых выходках и напряженных, острых историй о лояльности и преданности, жертвах и потерях» 41. Эти военные рассказы с тех пор были преобразованы в материал для мемуаров, касающихся как столкновений с LAPD и LASD, так и внутренних распрей между бандами.

17 Как мексиканские, так и афроамериканские банды придали символическое значение своим стилям и ритуалам.Американские мексиканские банды исторически проложили путь для многих субкультурных тенденций современных афроамериканских гангстеров, таких как низкий уровень езды и курение «хронических». В книге Always Running Родригес признает влияние стиля и привычек Чоло на современные банды42. Еще одним популярным ритуалом было преобразование тюремной рубашки Пендлтона в уличный тренд, придуманный социологом Джоан Мур как «заключение уличной жизни в тюрьму». . »43 С тех пор субкультурные наклонности внутри обеих групп включали брошенные вручную установочные сигналы и граффити, обозначающие территорию.Члены банды даже манипулировали модой, используя цветные банданы на шее и спортивные кепки, чтобы обозначить принадлежность к множеству. Персонализированный диалект банды был особенно заметен для Cholos.44 Эти тенденции точно соответствовали научным исследованиям молодежных субкультур, которые процветали в Великобритании в конце 1960-х годов.

18 Рост субкультурных исследований в Великобритании обычно связывают с Центром современных культурных исследований (CCCS), основанным в Бирмингеме в 1964 году.Исходя из CCCS, Стюарт Холл, Дик Хебдиге, Кен Гелдер и другие культурологи исследовали способы, с помощью которых городская молодежь адаптируется и использует символические ритуалы в качестве символических ответов на более широкие социальные проблемы, такие как безработица, низкая заработная плата или неравенство в образовании. Крипы отреагировали на жизнь в этой атмосфере городского упадка, придав структуралистский смысл своей собственной политике и ритуалам стиля, как это сделали их мексиканские американские коллеги. Как и их мексиканские предшественники, стремление к идентичности (обретению социального статуса) является мощным стимулом для присоединения к афроамериканской банде, как исследовал бандитский социолог Малкольм Кляйн («декан исследователей банд»).Прозвища банды заменяют имена при рождении, создавая захватывающие и игривые новые возможности для индивидуальной идентичности в рамках идентификации с более крупной группировкой45.

19 Историк культуры Робин Келли исследует участие Малькольма Икс в субкультуре (одежда, музыка и танцы) черной молодежи из рабочего класса во время Второй мировой войны, как подробно описано в Автобиография Малкольма X .46 По словам Келли, участие в этой субкультуре помогло Малкольм Икс и другие молодые люди, чтобы установить идентичность, которая сопротивлялась гегемонистской культуре той эпохи с ее укоренившимся расизмом и белым национализмом.Келли утверждает, что чернокожая молодежь создала свой собственный субкультурный образ как прямой ответ на преобладающие социальные проблемы той эпохи. Точно так же развитие субкультуры гангста должно быть контекстуализировано в более широком экономическом, политическом и социальном контексте Америки, Калифорнии и, в частности, Лос-Анджелеса.

20Бандитские субкультуры приобретают еще большее социальное значение из-за своей конкурентоспособности. Фактический опыт банды с ее традициями и обычаями превращается в культурную форму и развлечение.Хебдиге отмечает, что молодежные субкультуры изначально очень креативны в своем восстании против основной культуры. Несмотря на то, что они были признаны личностно символическими стилями, такие изобретательские тенденции часто развивают потенциал общественного рынка47. Шейный платок в стиле гангста и рубашка Пендлтона стали модными в 1980-х годах даже за пределами гетто, что Хебдиге считает «валютой для обмена» 48. Келли признает. этот потенциал в современных субкультурных моделях. Он предполагает, что городская игра — это «больше, чем выражение стилистического новаторства… и / или расового и классового гнева — все чаще она рассматривается как способ выжить в экономическом кризисе или средство повышения мобильности».49 Субкультурная реакция банды на социальные трудности быстро стала материалом для экономически прибыльного гангста-рэпа и его видеороликов. Как мы увидим, бандитские мемуаристы аналогичным образом использовали субкультурные присвоения в качестве капитала.

21Современные уличные банды стали популярной сенсационной темой в прессе с конца 1980-х годов. Широкая область исследования в исследованиях банд — проблемные отношения банды с печатными СМИ и новостными программами.Вскоре СМИ стали основным источником информации о бандах, эксплуатируя общественное увлечение этой темой. Драматическое изображение банд в СМИ распространяет дезинформацию и вызывает моральную панику. В статье Always Running , Родригес выражает обеспокоенность тем, что стиль освещения СМИ был намеренно направлен на «разжигание истерии против чернокожей и латиноамериканской молодежи». 50 исследователей банд Кляйн и Мартин Янковски повышают осведомленность о могущественной и влиятельной роли всех СМИ в мире. влияние общественного мнения на банды.Они критикуют тенденцию СМИ к сенсационному освещению банд в новостях, чтобы стимулировать интерес аудитории. Янковский считает, что это «использование СМИ концепции насилия», идея, которая также лежит в основе дискуссий о насильственных образах и коммерческом импульсе мемуаров банд.51

22 Помимо печатных СМИ и новостей, уличные банды вскоре можно было увидеть в различных развлекательных заведениях.Использование темы банд в развлекательных формах было частично вызвано огромной популярностью городских банд среди маргинализованной молодежи. Кляйн назвал этот процесс «культурным распространением банд» 52. Информация о бандах могла быть получена из различных популярных источников, а не только из прессы.

23 До появления современных мемуаров уличных банд в 1990-е годы рэп доказал, как такие скрытные гангстерские субкультуры, недоступные для большинства публики, могут обеспечить захватывающий и реалистичный материал для популярных текстов.Эта интрига частично подпитывалась давним увлечением белых и черной мужественностью, которое Норман Мейлер в 1950-х заклеймил «завистью к крутости». 53 Современный историк Кевин Старр пытается понять культуру современной Калифорнии, цитируя семнадцатилетнего белого представителя высшего класса. — старик, наблюдавший за тенденциями в своей старшей школе: «Все полностью увлекаются языком городских улиц… есть сильное желание быть черным». 54 Такие люди, как Эминем и Ванилла Айс, восприняли и интерпретировали современные стили блэк-рэпа, хотя увлечение белых черным было прослежено еще в шоу менестреля, которое приобрело популярность в середине девятнадцатого века.Стремление к черноте определенно способствовало коммерческому успеху рэпа, а его популярность еще больше подпитывалась его откровенной формой от первого лица. Куинн утверждает, что такая музыка удовлетворила «огромный аппетит к« реальности черного гетто »на рынке массовой культуры», «мобилизовав дискурс аутентичности» 55. Такой «репортаж с уличной реалистичностью» мог бы незамедлительно предложить белой пригородной публике проникновение в культуру черного гетто, подпитывающее их любопытство.56 Неуправляемая музыкальная тема, направленная против истеблишмента, еще больше привлекала белую публику.

24 Музыкальный жанр «хип-хоп», который процветал на Восточном побережье в 1970-е годы, часто считается проложившим путь гангста-рэпу. Эта музыка включала тексты рэпа поверх битов, часто сопровождаемых брейк-дансом и граффити, и была популярна среди афроамериканских и латиноамериканских молодежных культур. К середине 1980-х на Западном побережье стала популярной отличительная версия рэпа, которая все больше была занята жестокими историями из центральной части города.Термин «гангста-рэп» был изобретен художником Ice Cube в 1989 году, и его первоначальная группа, Niggaz With Attitude (NWA), стала первым гангста-рэп-исполнителем, занявшим первое место в чарте поп-альбомов Billboard в июне 1991 года. Альбом Niggaz4life указывает на тот момент, когда гангста-рэп стал по-настоящему мейнстримом, и к концу 1991 года гангста-рэп принес впечатляющие 700 миллионов долларов продаж музыки.57 Ученый-культуролог Тодд Бойд подчеркивает влиятельную роль рэпа в эту эпоху, утверждая, что что «по сути, говорить о гангста-культуре — значит говорить о гангста-рэпе.Музыка раскрывает темы и дух этого конкретного культурного движения ».58 Шакур демонстрирует острое понимание этого музыкального жанра в своих признаниях в книге Monster . В его числе преданность ранним рэп-группам Public Enemy и Boogie Down Productions (которые имели репутацию политически сознательных), а также известным гангста-исполнителям Ice-T, Ice Cube и Tupac Shakur.59 Такие преданности делают гангста-рэп важным и незамедлительным. предшественник и источник вдохновения для мемуаров банды.

25 Через два года после выхода первых синглов Ice-T и NWA и сразу после выхода Operation Hammer в апреле 1988 года на экраны вышел фильм « цветов ». Несмотря на то, что фильм был «белым» режиссером Денниса Хоппера, фильм положил начало циклу боевиков о гетто в начале 1990-х60. Голливуд быстро отреагировал на коммерческий успех гангста-рэпа, направив аутентичность гетто через другую среду для массового потребления.Старый белый этнический «гангстер» и черный гангстер из фильмов о блэксплуатации были вытеснены новым злодеем.61 Как на самом деле гласит один рекламный слоган: «Они — новое поколение гангстеров» 62. Этот афроамериканский «гангста» докажет, что быть чрезвычайно прибыльным, несмотря на то, что фильмы были низкобюджетными.63 Успех « цветов » с его графическим изображением жизни банды вызвал появление новых блокбастеров с участием в основном афроамериканских режиссеров. К ним относятся: Boyz N The Hood Джона Синглтона , Mario Van Peebles New Jack City и Matty Rich’s Straight Out of Brooklyn (1991), American Me Эдварда Олмоса, Juice Эрнеста Дикерсона, Стивена Андерсона South. Central (1992), Allen / Albert Hughes ‘ Menace ll Society и Allison Anders’s Mi Vida Loca (1993).64

26 Южный централ — это киноверсия известной книги Дональда Бейкера « Крипс: История уличной банды Лос-Анджелеса с 1971–1985 годов». В 1992 году Андерсон преобразовал книгу в провокационный фильм (продюсер Оливер Стоун), который вышел ограниченным тиражом из-за опасений разжечь общественное насилие после беспорядков в Лос-Анджелесе в начале того года.Тем не менее, в течение первой недели было продано 50 000 копий видеоклипов, демонстрируя рынок гангста в кино, а также в музыкальных формах.66 Быстрая реакция киноиндустрии на успех гангста-рэпа, безусловно, стоила того. Такие фильмы будут приветствоваться кинокритиками и журналистами как оригинальные и фактические портреты жизни банды, представляющие этническую бедность и социальную несправедливость и создающие театральную реальность, которая захватила общественное воображение.67

27 Культурологи утверждали, что гангста-рэп и боевики из гетто являются частью черного культурного движения, которое зародилось среди тех, кто больше всего пострадал в условиях постиндустриальной Америки и многих лет преднамеренного расового и классового подчинения.68 В то время как определенные социологические субкультуры — такие как современные уличные банды — процветали в ответ на репрессивное и ограничивающее мейнстримное общество, Бойд определяет эту отличительную черную популярную культуру «гетто» как аналогичную реакцию. Один из самых выдающихся теоретиков современной черной культуры Корнел Уэст отмечает иронию в том, что «подобно тому, как молодых чернокожих мужчин убивают, калечат и заключают в тюрьмы в рекордных количествах, их стили стали непропорционально влиятельными в формировании массовой культуры.69 Есть некоторая ирония в том, что чернокожая и мексиканская молодежь боролись по жизни, но все же преуспели в массовой культуре. Рост этой популярной тенденции — «гангста» — как реакция на политический и экономический климат и как его отражение, усиливает социальную значимость изучения смысла мемуаров современных банд в рамках этого более широкого ненасытного аппетита к культуре гангста.

28 Современные уличные банды также были новой и захватывающей темой для документальных фильмов.В своей рецензии на книгу Monster для журнала Atlantic в декабре 1993 года журналист Марк Горовиц отметил, что «сейчас очень модно ходить к членам банды в Лос-Анджелесе за подлинным голосом черного опыта — или, по крайней мере, за опытом черный низший класс »70. Горовиц утверждал, что до Monster это явление было очевидным по телевидению, цитируя интервью Теда Коппела на новостном канале ABC после беспорядков в Лос-Анджелесе в 1992 году. В течение нескольких недель после восстания публика с восхищением наблюдала, как члены банды, бывшие заклятыми врагами, заключили перемирие.Комментатор Коппел взял интервью у Лил Монстра (брата Шакура), а также у членов конкурирующей банды. По национальному телевидению эти молодые люди критиковали отношение общества к низшим классам и повышали осведомленность об условиях жизни в бедных гетто Южного, Центрального и Восточного Лос-Анджелеса. Однако еще до дискуссий Коппела в 1989 году появились три телевизионных документальных фильма о бандах: Дэна Медина « Наши дети: следующее поколение» , Дэна Рэзера «48 часов: на улице Банд » и Тайна Дейли «Не мой ребенок» .71 Каждая из этих программ включала интервью с реальными членами банды, широко рекламировалась и смотрела по всей стране широкая аудитория.

29 К концу 1980-х, хотя тема гангстеров прочно закрепилась в нескольких СМИ и в популярных формах, количество печатных словесных сообщений о бандах оставалось ограниченным. Бойд утверждает, что одинокие чернокожие гангстеры в более ранней литературе Дональда Гойнса и Айсберга Слима были предшественниками, заложившими основу для процветания гангста-культуры в 1980-х годах.72 Такие авторы, как Гойнс, Слим и Уолтер Дин Майерс, ранее демонстрировали популярность художественной литературы, посвященной жизни в американских гетто (написанной и установленной в 1970-х и 1980-х годах), поскольку этот жанр был очень популярен среди юных читателей и был доступен в средней школе. библиотеки по всей Калифорнии.73 Один школьный библиотекарь, с которым я беседовал, назвал эти тексты «афроамериканской популярной беллетристикой», в то время как ее коллега посчитала их «художественной литературой из гетто / городов» 74. Оба согласились, что такие тексты «полны секса, наркотиков, насилия, очень колоритный и чрезвычайно популярный.Тем не менее, такие авторы не обращали внимания на современные уличные банды как на свои основные темы.

30 Был еще один чрезвычайно важный литературный предшественник мемуаров банд. За трехлетний период до 1992 года, когда снимался фильм « Малькольм X », продажи «Автобиография Малкольма Икс » выросли на 300 процентов75. Гангста-рэперы уже освещали историю политизированного черного героя власти, чьи мемуары были Первоначально опубликовано в 1965 году.Интерес афроамериканцев к Малькольму Икс и его посланию возродился во время консервативного президентства Рейгана. Рэпер Ice Cube, например, часто ссылался на Малкольма Икса, в то время как Тупак часто ссылался на эпоху черной власти.76 Благодаря рекламе вокруг фильма Спайка Ли « Автобиография Малкольма Икс » была самой продаваемой книгой в мягкой обложке в период рождественских продаж 1992 года. . Мемуары также возродили осознание и увлечение тюремным повествовательным жанром, в который вошли произведения Элдриджа Кливера и Джорджа Джексона и который был так популярен в конце 1960-х — начале 1970-х годов.

31 Такие ранние тюремные рассказы оказали значительное влияние на Шакура, Уильямса и Родригеса. Шакур признается в Monster , что был «ошеломлен», когда он узнал о параллелях между собой и Джорджем Джексоном, чьи тюремные письма, Soledad Brother , были опубликованы в 1970 году.77 В Blue Rage Уильямс отдает дань уважения Малкольму Иксу, который « претерпел чудесное изменение из, казалось бы, постоянного преступника, в возродившегося чернокожего », как показано в « Автобиография Малькольма X »(1965).78 Уильямс и Шакур сравнивают с более ранними тюремными писателями из-за их тюремного статуса, и, как и Родригес, они являются авторами из низов общества без образования. Родригес не публиковался из тюрьмы, но также черпает вдохновение у тюремных авторов или тех, кто был в тюрьме. Книга Пири Томаса « Вниз по этим подлым улицам » (1967) была названа основным источником влияния в « Всегда бегу, » .79 Подобные ссылки вызывают сравнения между двумя группами авторов, в которых более ранние тюремные мемуары могут рассматриваться как литературные предшественники современной улицы. мемуары банды.

32 Автобиография Малкольма Икс была не единственной историей успеха среди меньшинств на литературной сцене начала 1990-х годов. Год, предшествующий выпуску Monster и Always Running , произвел бестселлеры от других афроамериканских авторов, включая Тони Моррисон, Элис Уокер и Терри Макмиллан.80 Наряду с этим, согласно Book Industry Trends 1993 , Книготорговцы признавали растущее латиноамериканское население США и увеличивали количество испанских книг.81 Несмотря на общий спад в конце 1980-х — начале 1990-х, издательская индустрия процветала: в 1992 году открылось 200 книжных супермаркетов. 82 Оптимизм отрасли был дополнительно подогрет избранием президента Клинтона в 1993 году. Ожидалось, что Клинтон, страстный поклонник книг, будет поощрять расширение книжного рынка и увеличение доходов библиотеки. Тенденция к разнообразным мультикультурным проектам продолжалась до начала 1993 года с появлением популярности Майи Анджелоу, получения Моррисона Нобелевской премии по литературе и основания Литературного агентства американских писателей цвета.

33 Дополнительные тенденции в издательском мире в то время проложили путь к выпуску Monster и Always Running в 1993 году. В апреле 1993 года в статье в еженедельнике Publisher’s Weekly отмечалось, как книги о «истинных преступлениях» наполнили литературный рынок в начале 1980-х и исследовал, почему этот жанр продолжал оставаться чрезвычайно популярным.83 Истинные криминальные истории обычно считаются биографическими, а не автобиографическими, например, рассказы из вторых рук о печально известных серийных убийцах, но природа жанра дает представление о том, как почему мемуары банды заманчивы.В еженедельнике Publisher’s Weekly утверждалось, что «издатели и книготорговцы согласны с тем, что психологическое понимание умы убийц, рациональное объяснение чудовищного поведения и последствия таких преступлений для сообщества, в котором они происходят, являются сильнейшими составляющими жанра» 84. мемуары удовлетворяют аналогичные вуайеристские импульсы, когда главные герои оправдывают свое страстное и агрессивное поведение и обсуждают влияние банд на гетто. Таким образом, мемуары насильственных банд удовлетворили потребность общества в сенсационных преступлениях.

34 Когда был избран Клинтон, Америка была в шоке из-за избиения Родни Кинга в марте 1991 года и беспорядков в Лос-Анджелесе в апреле 1992 года, вызванных оправданием обвиняемых полицейских. Мемуаристы из мексиканских и афроамериканских банд воспользовались этими беспорядками. Алонсо, который также является независимым издателем (выпустившим вторую часть мемуаров бывшего члена банды Террелла Райта), утверждал, что такие тексты часто незаметно подписываются или публикуются без особого признания.85 По словам Алонсо, они часто становятся хорошо известными позже после неблагоприятных событий. Он привел в пример беспорядки, способствовавшие популярности Monster , и казнь Уильямса, способствовавшую продажам Blue Rage . По словам Куинна, в отношении гангста-рэпа можно увидеть общие парадоксы: «Ирония велика: эти артисты превратили социальные издержки городской бедности, насилия и социальной изоляции в активы»; идея о том, что «ужасные условия жизни и, прежде всего, марка городского кризиса в Лос-Анджелесе, на самом деле поддаются драматизации и эксплуатации.86 И Monster , и Always Running обращаются к беспорядкам в своих предисловиях и эпилогах, используя насилие 1992 года для создания историй своей жизни.

35Родригес был первым из трех мемуаристов, заключивших контракт на публикацию, хотя мемуары Шакура были выпущены первыми в 1993 году. Родригес писал на протяжении 1980-х годов, и, наконец, был подписан Кербстоуном в июле 1991 года. В начале 1980-х Родригес решил написать свою новеллу. история жизни, только чтобы получить отказы от 22 издательств.87 Текст привлек внимание издателей только тогда, когда он переписал книгу как мемуары, а не как художественную литературу. В одном из многих писем с отказом, которые Родригес получил от издателей в середине 1980-х, Bantam House сообщил ему, что они освободили свою текущую «квоту» на латиноамериканские книги и не будут предпринимать никаких действий в течение десяти лет.88 Когда Родригес наконец получил книгу. Дело в том, что Curbstone была небольшой некоммерческой прессой, которая занималась социальными темами, правами человека и культурными проблемами.89 Она была знакома с автором, поскольку уже опубликовала некоторые из его стихов.

36 Гангста-рэп, фильмы о гетто и освещение банд в СМИ в конце 1980-х — начале 1990-х годов доминировали афроамериканские артисты и продюсеры, несмотря на успехи некоторых американцев мексиканского происхождения, таких как рэпер Кид Фрост и группа Aztlan Underground. Было также несколько других латиноамериканских рэп-исполнителей, добившихся коммерческих успехов, в том числе Mellow Man Ace и Cypress Hill. Хиты Фроста свидетельствовали о том, что мексикано-американские сказки о баррио испытывают некоторый аппетит и, следовательно, являются потенциальным рынком для мексиканских американских художников.Фильм Эдварда Джеймса Олмоса « American Me » (1992) стал первым блокбастером, освещающим жизнь банды чикано. American Me берет свое название от текста Беатрис Гриффитс 1948 года, который предлагает понимание мексиканской американской истории начала двадцатого века и показывает, как бандитский образ жизни в Лос-Анджелесе уже укоренился в то время.90 Несмотря на эту давнюю историю мексиканских американских банд, Тенденции в популярной культуре конца 1980-х — начала 1990-х годов отстаивали явный фаворитизм афроамериканским рассказам о «капюшоне».В некоторой степени это рационализирует позицию Bantam House и других, которые изначально не видели прибыльного потенциала Always Running .

37 Несмотря на то, что стереотип члена калифорнийской банды часто является афроамериканцем, недавние исследования подтвердили, что латиноамериканские банды Лос-Анджелеса в конце 1980-х — начале 1990-х годов были даже многочисленнее, чем их афро-американские коллеги.91 Несмотря на огромное количество латиноамериканских бандитов, расовое профилирование операции «Молот» демонстрирует то, как общественное воображение оставалось зацикленным на черных бандитах.В одном из интервью Родригес категорически заявил о «острой необходимости моей книги» с точки зрения латиноамериканцев.92 Родригес был обеспокоен тем, что такое освещение и литература игнорировали тяжелое положение латиноамериканцев в бандах, а также жизнь в гетто в целом. Он утверждает, что «эту историю нужно было рассказать», потому что «это первый крупный рассказ об опыте банды чикано от реального участника» 93. Американцы мексиканского происхождения так же пережили жизнь в Лос-Анджелесе как маргинализованные жители на протяжении 1980-х годов, поэтому было удивительно, что в обсуждениях Из беспорядков 1992 года латиноамериканцев следует исключить, особенно когда они были самой большой группой меньшинства среди 18 000 арестованных.94 Во время беспорядков средства массовой информации описывали события как черно-белые, опрашивая исключительно афроамериканцев как авторитетных авторитетов в отношении событий в центральной части города и лишая латиноамериканцев голоса. Освещение этих беспорядков в СМИ позже подверглось обширной критике за недостаточное представление о вкладе латиноамериканцев, в том числе причастности Чоло к перемирию между бандами.

38 В статье в еженедельнике Publisher’s Weekly в декабре 1992 года, озаглавленной «После беспорядков в Лос-Анджелесе, появилось большое разнообразие голосов», говорится, что Curbstone выложился на полную за Always Running с тиражом 7000 экземпляров в твердом переплете и национальным книжным туром, который был беспрецедентно для такой маленькой прессы.95 Weekly признает, что трудно найти решения для расовой напряженности в период после беспорядков, но считает, что «если понимание разнообразия является ключом к ослаблению этнической и социальной напряженности, книгоиздание вносит свой вклад, чтобы отразить широкий спектр проблем. мнение о том, что именно произошло в Лос-Анджелесе »96. Такой оптимизм уравновешивает Сьюзан Фалуди, написавшая для альтернативного номера LA Weekly , которая считает, что эта издательская индустрия просто эгоистично« стремилась к участию в рыночной драме о беспорядках в Лос-Анджелесе.97 Издатели доказали свою чуткость к социальным вопросам и проблемам меньшинств, а также готовность использовать драму из реальной жизни, руководствуясь соображениями совести или выгоды. В интервью Родригесу мемуарист пошутил, что его друг обвинил его в том, что он начал восстание как средство распространения информации о Always Running . Родригес сообщил, что его контракт на самом деле был подписан до восстания в апреле 1992 года, но признал, что Always Running был выпущен в особенно подходящий момент в социальной истории.Как он объяснил, «беспорядки в Лос-Анджелесе открыли дверь моей книге — они произошли как раз в нужное время». 98

39 Когда в 1991 году Родригес вел переговоры о своем контракте с Кербстоуном, журналист Леон Бинг выпустил книгу о Crips and the Bloods.99. Начались краткие биографические отчеты Бинга о жизни уличных банд, которые обычно включали интервью с членами банды из первых рук. появиться в газетах и ​​журналах по всей стране в конце 1980-х годов.Она сыграла решающую роль в проложении пути для Monster и написании мемуаров банды. Ее книга Do Or Die мгновенно стала бестселлером в 1991 году, несмотря на то, что она писала о предмете «до того, как это стало модным [в литературе]» 100. Подзаголовок Do Or Die был убедительным: «Для первого время, члены самых печально известных подростковых банд Америки — Crips и Bloods — говорят сами за себя ». Глава была посвящена Шакуру, у которого Бинг брал интервью, когда он находился в заключении, и его брату Лилу Монстру.Шакур изображен один на обложке. Он отдает дань уважения Bing в благодарностях Monster за то, что они «писали о нас, когда это было непопулярно», имея в виду негативное освещение, которое банды получали в прессе в то время.101

40 Бинг впоследствии представил все еще находящегося в заключении Шакура Уильяму Бройлзу, журналисту, который искал членов банды из Южного Централа для телевизионного пилота.Программа так и не была заказана, но Бройлс увидел литературный потенциал в Шакуре, побудив его начать писать свои мемуары. Бройлз отвечал за первоначальные черновики, опубликованные в журнале Esquire в апреле 1993 года и вызвавшие у публики интерес ко всему тексту. В то время как Бройлс считал, что у него есть единственный черновик Monster , Шакур незаметно отправил свою рукопись в другое место, и завязалась тендерная война, прежде чем Atlantic Press вышла победителем. В прошлом году Atlantic объединилась с Grove Press, которая имела устоявшуюся репутацию издателя работ радикальных политических мыслителей (они выпустили сборник выступлений Малкольма Икса в 1969 году).Когда Шакур, наконец, подписал официальный контракт в ноябре 1992 года, Atlantic Press считалась «модным независимым издательством» 102. Шакур объясняет: «Я просто чувствовал, что они [Atlantic] позволят мне выразить мою точку зрения» 103. который сам Шакур договорился с Atlantic (аванс в размере 150 000 долларов с обещанием дополнительных выплат не менее 100 000 долларов) был более чем вдвое больше суммы, полученной Bing за Do Or Die .104

41 На Франкфуртской книжной ярмарке в конце 1992 года издатель Морган Энтрекин из Atlantic Press объявил, что он купил права на мемуары заключенного члена банды Лос-Анджелеса.Это вызвало значительный интерес среди аудитории, и любопытство к книге Monster , как сообщается, затмило печально известную книгу Мадонны Sex , а также последние предложения авторов бестселлеров Джона Клэнси и Стивена Кинга105. страны приобрели иностранные права на мемуары Шакура, хваля себя за обнаружение «культурно важного произведения» 106. Как и Горовиц, один из первых литературных агентов, представивших серию «Монстр », защищал эту волну, настаивая на том, что «мы видим так много насилия. американского внутреннего города; теперь вот голос, который исходит изнутри, может объяснить нам это.107 Такое оправдание перекликалось с требованием персонализированных историй о бандах, а не просто книгой о бандах, как подсказал Бинг, а также ясно указывает на связь между интересом СМИ к бандам и рыночной привлекательностью мемуаров о бандах.

42 Жанр мемуаров поощряется издателями, которые работают в рамках успешных американских традиций прибыльной автобиографии. От Бенджамина Франклина до современных звезд спорта — мемуары регулярно возглавляют списки бестселлеров научной литературы.Жанр, безусловно, может функционировать как коммерческое средство, например, использоваться как метод маркировки в книжных магазинах.108 Издатели, интересующиеся историями уличных банд, знают, что написание жизни может быть прибыльным. Только после того, как Родригес переработал текст как автобиографический отчет, он нашел издателя. Точно так же, когда Шакур сообщил своему издателю, Моргану Энтрекину, что он хочет сосредоточить свою книгу на истории и развитии современных банд, Энтрекин указал, что Шакур должен настойчиво придерживаться автобиографического подхода.В интервью Шакуру он классифицировал свою книгу как «социальная антропология / социология» 109. Но Энтрекин возразил: «Меня не интересуют банды. Я заинтересован в вас ». 110 Шакур хотел использовать название Не могу остановиться, не остановлю , но Энтрекин боролся за использование Монстр: Автобиография члена банды Лос-Анджелеса , подчеркивая властные отношения в игре между автором и издателем. Хотя Шакур мог проявлять независимость в своем первоначальном поиске выгодной сделки с книгой, после подписания именно издатель устанавливал условия для названия мемуара и его направленности.Использование Энтрекиным «автобиографии» в названии продемонстрировало острое понимание того, что успех такого текста зависит от его связи с автобиографическим жанром, отражая популярность гангста-рэпа из-за его (предположительно) реалистичных анекдотов в первую очередь. форма лица.

43Как и Curbstone, Atlantic использовала мрачную социальную обстановку 1992 года в своих интересах. Хотя Шакур отправил Бройлсу главу своей работы в 1991 году, именно после беспорядков 1992 года он заключил издательский контракт, и интерес к его мемуарам внезапно возрос.Энтрекин был настолько уверен в мастерстве Шакура как оратора гетто и в безусловном успехе его мемуаров в этой атмосфере, что первоначально объявил, что опубликует Monster в первую годовщину беспорядков в Лос-Анджелесе 1992 года (апрель 1993 года) .111 Дата выпуска. позже был отодвинут на несколько месяцев.

44 В отличие от Monster , мемуары Стэнли «Туки» Уильямса не произвели поначалу фурор в публикациях.Как и Родригес, Уильямс изо всех сил пытался найти издателя. Печально известный бывший бандит начал читать и писать в камере смертников в начале 1990-х годов, при поддержке своей подруги Барбары Коттман Бекнел. Бекнел связалась с Уильямс в 1993 году, когда она занималась исследованием книги по истории Crips. Вскоре она стала регулярным посетителем и отказалась от своих первоначальных исследовательских планов, чтобы помочь Уильямсу осуществить свое желание содействовать миру банд. Вместе они опубликовали свои первые тексты в 1996 году, серию книг по борьбе с бандами, предназначенную для детей младших классов, которые учатся читать.112 В следующем году Уильямс выпустил свою первую независимую книгу « Жизнь в тюрьме », нацеленную на молодых людей и использующую шоковую тактику, чтобы отпугнуть их от тюрьмы113.

45 В 1998 году Бекнел призвал Уильямса начать писать историю своей жизни, и шесть лет спустя появились его взрослые мемуары, задержка отчасти была результатом его усилий по поиску готового издательства. Многие издатели не хотели сотрудничать с Уильямсом из-за его неоднозначного статуса камеры смертников (у него были аналогичные проблемы с его более ранними текстами).В конце концов Уильямс предложил Бекнелу основать Damamli Ltd. в 2004 году с единственной целью — выпустить Blue Rage . В качестве названия издательства он выбрал слово на суахили «Дамамли», означающее «прекрасное видение», и его заявление о миссии отражало отчетливый взгляд на статус камеры смертников Уильяма: «Все книги и другие средства массовой информации от этой компании будут посвящены и определены представлением о том, что искупление возможно — что взрослые и дети могут… создать настоящий личный и духовный рост.114 Дамамли выпустил мемуары только в мягкой обложке, зная, что тюремная система Калифорнии запрещает заключенным получать книги в твердом переплете.

46 После того, как Blue Rage был выпущен и показал определенную степень популярности среди множества читателей, было коммерчески логично вмешаться более крупному издателю и получить дополнительные выгоды. Продав 10 000 копий Blue Rage , Дамамли изо всех сил пытался справиться с огромным всплеском спроса на мемуары после казни Уильямса в 2005 году.Уильямс попросил Уильямса обеспечить широкое распространение его мемуаров, поскольку распорядитель его поместья Бекнел продал посмертные права Simon & Schuster в 2007 году. Бекнел полагал, что у более крупного издательства была такая же повестка дня, как у Дамамли, для публикации Blue Rage , утверждая, что обе компании «рассматривали автобиографию Стэна как современную классику, которую студенты и взрослые будут читать много-много лет» 115

47 В 1994 году Touchstone, дочерняя компания Simon & Schuster, выпустила первое из многих изданий в мягкой обложке Always Running .По словам Родригеса, «восемь крупных издателей изначально претендовали на права в мягкой обложке … восстание и все это внимание означало, что [они] могут сделать книгу в мягкой обложке» 116. Родригес получил первоначальный платеж в размере 60 000 долларов, что значительно больше, чем он получил в 1991 году от Кербстоун.117 В 1994 году в газете Washington Post была опубликована статья, посвященная современному климату в издательской индустрии и ее обращению с афроамериканцами, вызывая обвинения в эксплуатации. В статье издателей критиковали за то, что они больше всего интересовали такие тексты, как Monster и бывший член банды Натана Макколла Makes Me Wanna Holler, , и выражалось разочарование тем, что издатели соотносят чернокожих писателей с рассказами о преступности.118 Такие опасения по поводу представительской ответственности не помешали Penguin Books переиздать Monster в 1994 году. Penguin продавала книгу в том же духе, что и Atlantic, сохранив то же изображение Шакура на обложке, которое изначально было использовано для обложки . Сделай или умри .

48 С тех пор, как в 1993 году было опубликовано издание Monster , издательская индустрия и читающая публика продолжали искать книги, в которых описываются гетто и баррио и их бандитские жители от первого лица.Среди других бестселлеров мемуаров банд, помимо Monster , Always Running , Blue Rage и Makes Me Wanna Holler , можно назвать мемуары Джеффри Канады (1996), Моны Руис (1997), Снуп Догга и Билла Ли (1999) , Реймундо Санчес (2000 и 2003), Колтон Симпсон и Террелл Райт (2005) и ДаШаун «Дживе» Моррис (2008) .119

49Литовед Дэвид Брамбл начал определять жанр мемуаров банд, сославшись на 27 таких авторов, которых следует классифицировать вместе, включая современных мемуаристов уличных банд, упомянутых в этой главе.120 Библиография Брамбла включает тюремные рассказы 1960-х и 1970-х годов, из чего следует, что 1993 год можно рассматривать как точку относительно — появления мемуаров банд. С этой точки зрения можно утверждать, что мемуары уличных банд, появившиеся с 1993 года, возникли на стыке исторической популярности тюремных мемуаров и нового спроса на истории о гангстерской культуре. Последнее было доказано фильмами о гангста-рэпе и гетто и усилилось в определенный исторический момент благодаря беспорядкам Родни Кинга.

50 Независимо от того, можно ли считать этот цикл мемуаров, начавшийся в 1993 году, оригинальным или вновь появившимся, Monster , Always Running и Blue Rage можно рассматривать как явные представители жанра. Эти три мемуара многое раскрывают о социальных отношениях, особенно касающихся расы, пола, класса и поколений в городском контексте в конкретный исторический момент. Повествования открывают окно в городскую среду Лос-Анджелеса, где современные уличные банды быстро росли, особенно с 1970-х годов.Эти мемуары, как и жанр в целом, предлагают «изнутри» описание социальных проблем, связанных с бандами, и издержек городских сообществ, связанных с высоким уровнем насилия. В то же время мемуары открывают глубокое понимание и критику социально-структурных детерминант банд. Они выявляют очевидную связь между распространением уличных банд и деиндустриализацией, а также ослаблением социальной поддержки с 1970-х годов. Таким образом, эти нарративы, как репрезентации повседневных действий банд, включают важные социальные комментарии.Эти три конкретных мемуара в качестве тематических исследований, например, все связаны с проблемами безработицы среди молодежи, некачественным образованием, ростом уровня бедности и расовыми конфликтами, в то время как каждый из них фокусируется на отдельном моменте в период кризиса и переходного периода после 1965 года.

51 Постоянный спрос на гангста-истории в поп-культуре очевиден. Родригес и Райт подписали контракт на выпуск второй части своих мемуаров, а Санчес собирается опубликовать свою третью.Снята документальная драма о «Монстр » (под названием « Не могу остановиться, не остановлюсь, ») и должна выйти в свет в конце 2009 года, в то время как Шакур ведет переговоры о крупной сделке с кинокартиной. В настоящее время Шакур находится в одиночном заключении в государственной тюрьме Пеликан-Бэй, откуда он выпустил роман под названием T.H.U.G. L.I.F.E . в августе 2008 года.121 Blue Rage был превращен в громкий телевизионный фильм в 2004 году (с участием голливудской знаменитости Джейми Фокс), и Родригес также продал права на фильм Always Running .Документальный фильм 2009 года, Crips and Bloods: Made in America , исследует рост современных уличных банд глазами бывших членов банд, демонстрируя непрекращающееся увлечение этой темой.122 Хотя гангста-рэп, как часто считается, достиг своего зенита в В середине 1990-х такие артисты, как The Game и 50 Cent, по-прежнему заключают многомиллионные контракты на звукозаписи, а Эминем недавно возглавил чарт Billboard с альбомом, искусно спродюсированным Dr Dre.123

52 Точно так же, как более раннее использование гангста в популярной музыке и кино, автобиографические рассказы, впервые появившиеся в 1993 году, дают убедительное представление о жизни жителя гетто и баррио Лос-Анджелеса.Жизнь в так называемом «Городе ангелов» была нелегкой для мексиканцев в пиковые периоды иммиграции в начале двадцатого века или для мексиканцев и афроамериканцев ближе к концу века. Тяжелое положение меньшинств в Лос-Анджелесе в то время служило доказательством городского недуга, от которого страдали баррио и гетто по всей стране, порождая банды, а позже и гангста-культуру. Есть некоторая ирония в том, что этот город с его трудными социально-экономическими условиями одновременно так хорошо известен обширной развлекательной системой, которая в значительной степени отвечала за создание и продвижение культуры гангста.

53 Помимо подробного описания стиля банд и причин членства в бандах, мемуары включают захватывающие анекдоты о войнах с другими бандами и захватывающие рассказы о ссорах с полицией. Подобно гангста-рэперам до них, рассказчики этих мемуаров выражали недовольство системой уголовного правосудия и их маргинализацией в современном американском обществе. Эти артисты, как музыканты, так и авторы, превратили свой негативный опыт в положительный ресурс.Несмотря на то, что популярная культура изначально отдавала предпочтение афроамериканским гангстерским сказкам, издательства и другие индустрии развлечений с радостью использовали как мексиканский, так и афроамериканский уклон в образ жизни банд. Их опыт был преобразован в культурную форму как часть более широкой популярной склонности к гангста, что также можно было засвидетельствовать в фильмах и новостях.

Жозефина Меткалф, Манчестерский университет

групповых убийств — пять единиц.С. Ситис, 2003–2008 годы

Пользователи вспомогательных технологий могут не иметь полного доступа к информации в этом файле. Для получения помощи отправьте электронное письмо по адресу: [email protected] Введите 508 Размещение и заголовок отчета в строке темы электронного письма.

Групповые убийства составляют значительную часть убийств среди молодежи в некоторых городах США; однако немногие системы надзора собирают данные с уровнем детализации, необходимым для разработки стратегий предотвращения массовых убийств.Чтобы сравнить характеристики групповых убийств с убийствами, не связанными с преступностью, CDC проанализировал данные Национальной системы отчетности о насильственных смертях (NVDRS) за 2003–2008 годы для пяти городов с высоким уровнем преступных групповых убийств. В этом отчете описаны результаты этого анализа, которые показали, что, согласно аналогичным предыдущим исследованиям, более высокая доля групповых убийств, чем других убийств, связана с молодыми людьми и подростками, расовыми и этническими меньшинствами и мужчинами. Кроме того, доля групповых убийств, совершенных в результате торговли / употребления наркотиков или при совершении других преступлений, была стабильно низкой в ​​пяти городах и колебалась от нуля до 25%.Кроме того, в этом отчете установлено, что групповые убийства чаще происходят с применением огнестрельного оружия и в общественных местах, что позволяет предположить, что групповые убийства являются быстрой ответной реакцией на продолжающийся конфликт, связанный с бандами. Эти результаты свидетельствуют о необходимости предотвращения участия банд в раннем подростковом возрасте и повышения способности молодежи разрешать конфликты ненасильственным путем.

NVDRS — это активная государственная система наблюдения, которая собирает данные о насильственной смерти из нескольких источников, таких как свидетельства о смерти, записи коронера / судмедэкспертизы и различные отчеты правоохранительных органов (например.g., полицейские отчеты и дополнительные отчеты об убийствах [SHRs]). По состоянию на 2008 г. NVDRS работала в 17 штатах США. * Этот отчет включает данные за 2003–2008 гг. По крупным городам в штатах NVDRS. Были исследованы только города, входящие в 100 крупнейших в США, поскольку проблемы с бандами чаще возникают в крупных городах ( 1–2 ). Случаи группового убийства определялись как убийства, которые, как сообщалось, были спровоцированы соперничеством или деятельностью группировок † или совершены членом конкурирующей банды в отношении жертвы.

Поскольку город может обслуживаться более чем одним правоохранительным органом, и каждое агентство может иметь собственное определение преступности, связанной с бандитизмом, в этом анализе использовались только данные муниципальных управлений полиции. Муниципальные полицейские управления часто имеют юрисдикцию, соответствующую городской черте. Географические районы, соответствующие юрисдикции муниципальной полиции, были идентифицированы географическими кодами (либо федеральными стандартами обработки информации, либо почтовыми индексами) для местоположения травмы в NVDRS. Оценки численности населения Бюро переписи населения США в 2000 году были определены для каждого города с использованием пешеходного перехода по идентификаторам правоохранительных органов ( 3 ).Для каждого из 33 крупных городов, отвечающих критериям, количество убийств, совершенных преступными группировками, было усреднено за период 2003–2008 годов и разделено на оценки численности населения для расчета среднегодового уровня смертности, связанной с преступными группировками. Города, в которых уровень смертности от банд равнялся или превышал среднее стандартное отклонение на одно стандартное отклонение, были отобраны для дальнейшего анализа.

Пять городов соответствовали критерию высокой распространенности групповых убийств: Лос-Анджелес, Калифорния; Оклахома-Сити, Оклахома; Лонг-Бич, Калифорния; Окленд, Калифорния; и Ньюарк, Нью-Джерси.В этих городах в общей сложности было выявлено и включено в анализ 856 убийств преступных группировок и 2077 убийств, не связанных с преступностью. Сравнение характеристик групповых убийств и убийств, не связанных с преступностью, проводилось с использованием точных критериев Фишера для всех переменных, кроме среднего возраста, для которого требовался t-критерий. Характеристики включали основные демографические данные жертв, описательную информацию об убийстве и обстоятельства, приведшие к этому событию.

Во всех пяти городах

жертв групповых убийств были значительно моложе, чем не являющиеся жертвами убийств (Таблица 1).В то время как 27–42% жертв групповых убийств были в возрасте 15–19 лет, только 9–14% жертв убийств, не относящихся к группе, относились к этой возрастной группе. Примерно 80% всех жертв убийств в каждом городе составляли мужчины; тем не менее, Лос-Анджелес, Ньюарк и Оклахома-Сити по-прежнему сообщали о значительно более высоком проценте мужчин-жертв в инцидентах с преступными группировками по сравнению с инцидентами, не связанными с убийствами. В Лос-Анджелесе и Окленде значительно более высокая доля жертв банд составляли латиноамериканцы, а в Оклахома-Сити значительно более высокая доля жертв банд были чернокожими не латиноамериканского происхождения по сравнению с жертвами не-латиноамериканского происхождения.

По крайней мере, в трех из пяти городов, групповые убийства были значительно более вероятны, чем убийства, совершенные на улице без применения огнестрельного оружия (Таблица 2). В каждом городе более 90% случаев убийств с применением огнестрельного оружия. В 57–86% убийств, не связанных с убийствами, было задействовано огнестрельное оружие. Групповые убийства также чаще всего происходили в дневные / вечерние часы в большинстве из пяти городов; однако сравнения не рассматривались, поскольку отсутствовали данные по 23% инцидентов, связанных с убийствами, не относящимися к категории «Нонган».В Лос-Анджелесе, Окленде и Оклахома-Сити групповые убийства происходили значительно чаще по выходным, чем обычные убийства.

Что касается обстоятельств, предшествовавших убийству, стрельба из проезжавшего мимо автомобиля значительно более способствовала групповым убийствам, чем другие виды убийств в Лос-Анджелесе и Оклахома-Сити (Таблица 2). Почти четверть убийств, совершаемых преступными группировками в этих городах, приходятся на стрельбу из проезжающих мимо автомобилей, по сравнению с 1–6% убийств, не относящихся к категории «неназванных». Значительно меньшая доля групповых убийств по сравнению с убийствами, не связанными с преступностью, была вызвана другим преступлением, совершаемым в городах Калифорнии, в диапазоне от 0 до 3% убийств преступными группировками по сравнению с 9% до 15% убийств, не связанных с преступлением.Кроме того, в Лос-Анджелесе и Лонг-Бич менее 5% всех убийств были связаны с известной торговлей / употреблением наркотиков. Хотя данные по Ньюарку и Оклахома-Сити показывают, что 20–25% убийств преступников связаны с торговлей / употреблением наркотиков; Ньюарк был единственным городом, в котором количество убийств, совершаемых преступными группировками, по сравнению с обычными убийствами, связанными с торговлей / употреблением наркотиков, было значительно выше.

Сообщает

Арлен Эгли-младший, доктор философии, Национальный центр по борьбе с преступностью, Служба судебной помощи и Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений, Министерство юстиции США.Дж. Логан, доктор философии, отдел предотвращения насилия, Национальный центр профилактики и контроля травм; Дон МакДэниел, доктор философии, сотрудник EIS, CDC. Корреспондент: Дон МакДэниел, [email protected], 770-488-1593.

От редакции

Убийство — вторая по значимости причина смерти среди лиц в возрасте 15–24 лет в Соединенных Штатах ( 4 ). В некоторых городах, таких как Лос-Анджелес и Лонг-Бич, бандитские убийства составляют большинство убийств в этой возрастной группе (61% и 69% соответственно).Различия, наблюдаемые в инцидентах с убийствами между бандами и другими, в отношении демографических характеристик жертв, места травмы и использования огнестрельного оружия и стрельбы из проезжающих мимо автомобилей, согласуются с предыдущими отчетами ( 5 ). Вывод о том, что групповые убийства обычно не были вызваны торговлей / употреблением наркотиков или другими совершаемыми преступлениями, также аналогичен предыдущему исследованию; однако это открытие ставит под сомнение общественное мнение о групповых убийствах ( 5 ). Общественность часто рассматривала банды, торговлю / употребление наркотиков, преступность и убийства как взаимосвязанные факторы; однако исследования показали слабую связь между групповыми убийствами и торговлей / употреблением наркотиков и преступностью ( 5 ).Банды и члены банд вовлечены в различные виды поведения, сопряженные с повышенным риском, которые иногда включают причастность к наркотикам и преступлениям, но убийства, связанные с бандами, обычно связаны с другими обстоятельствами ( 6 ). Ньюарк был исключением, так как в нем более высокая доля убийств, совершаемых преступными группировками, была связана с наркотиками. Возможное объяснение этого расходящегося вывода может заключаться в том, что в Ньюарке совершаются убийства банд, созданных специально для торговли наркотиками. В целом, эти данные подтверждают мнение о том, что групповые убийства являются актом возмездия.Эти инциденты чаще всего возникают, когда члены спорящих банд проходят мимо друг друга в общественных местах, и конфликт быстро перерастает в убийство с применением огнестрельного оружия и стрельбой из проезжающих мимо автомобилей.

Выводы в этом отчете подвержены как минимум двум ограничениям. Во-первых, точность оценок групповых убийств в NVDRS и других системах наблюдения неизвестна. В качестве ориентира CDC сравнил подсчет убийств, проводимых NVDRS, с данными другой независимой системы наблюдения — Национальным обследованием преступных группировок молодежи (NYGS).NYGS§ — это ежегодное национальное репрезентативное исследование правоохранительных органов, включая все крупные города ( 2 ). В большинстве городов, включенных в этот отчет, также отмечен высокий уровень смертности от банд в Нью-Йорке (рисунок). Во-вторых, определение дела о преступном преступлении может варьироваться в зависимости от правоохранительных органов, что может привести к ошибочной классификации. Например, организованные преступные группировки, хотя и отличаются от уличных молодежных банд, включены в некоторые, но не во все определения групповых убийств. Кроме того, некоторые агентства отчитываются в соответствии с определением, основанным на членах банды (т.например, убийства с участием члена банды), тогда как другие сообщают в соответствии с определением, основанным на мотивах банды (т. е. убийство способствует достижению целей банды) ( 7 ).

В заключение, групповые убийства — это уникальные насильственные события, которые требуют стратегий предотвращения, нацеленных именно на бандитские процессы. Предотвращение вступления в банды и повышение способности молодежи разрешать конфликты ненасильственным путем может снизить количество убийств в бандах ( 8 ). Тщательная оценка программ предотвращения бандитского насилия ограничена; однако существует много многообещающих программ ( 9 ).Что касается первичной профилактики, Программа профилактического лечения, которая включает обучение детей просоциальным навыкам и самоконтролю, показала сокращение принадлежности к бандам среди молодежи в возрасте 15 лет ( 10 ). Вторичные профилактические программы, которые вмешиваются, когда молодые люди были ранены в результате группового насилия, такие как программы вмешательства отделения неотложной помощи больниц, могут прервать ответный характер группового насилия и способствовать выходу молодежи из банд. Наконец, многообещающие программы третичной профилактики для вовлеченной в банды молодежи могут включать научно-обоснованные программы для несовершеннолетних правонарушителей, которые обеспечивают семейную терапию для повышения способности молодежи разрешать конфликты.

Благодарности

17 штатов, которые собрали данные о насильственной смерти за 2003–2008 гг. И их партнерах, включая сотрудников правоохранительных органов, записи актов гражданского состояния, медицинских экспертов / коронеров и криминалистических лабораторий; Национальный центр банд и правоохранительные органы, добровольно участвующие в ежегодном опросе; Нимеш Патель, отдел предотвращения насилия, Национальный центр профилактики и контроля травм, CDC.

Список литературы

  1. Бюро переписи населения США.Города с населением 100 000 и более в 2000 г., ранжированные по численности населения. Книга данных графств и городов за 2000 год. Вашингтон, округ Колумбия: Бюро переписи населения США; 2011 г. Доступно по адресу http://www.census.gov/statab/ccdb/cityrank.htm. По состоянию на 17 января 2012 г.
  2. Эгли А. Младший, Хауэлл Дж. Основные моменты Национального опроса молодежных банд 2009 года: информационный бюллетень. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений; 2011. Доступно по адресу https://www.ncjrs.gov/pdffiles1/ojjdp/233581.pdf. По состоянию на 17 января 2012 г.
  3. Межуниверситетский консорциум политических и социальных исследований. Пешеходный переход по идентификаторам правоохранительных органов [Соединенные Штаты], 2005 г. Анн-Арбор, Мичиган: Межуниверситетский консорциум политических и социальных исследований; 2005. Доступно по адресу http://data.nicar.org/files/active/0/04634-0001-Codebook.pdf. По состоянию на 17 января 2012 г.
  4. CDC. Веб-система запросов и отчетов по статистике травм (WISQARS). Атланта, Джорджия: Департамент здравоохранения и социальных служб США, CDC; 2012 г.Доступно на http://www.cdc.gov/injury/wisqars. По состоянию на 17 января 2012 г.
  5. Howell JC. Убийства молодежных банд: обзор литературы. Преступность 1999; 45: 208–41.
  6. Bjerregaard B. Членство в бандах и причастность к наркотикам: распутывание сложных отношений. Преступность 2010; 56: 1–32.
  7. Кляйн М., Максон С. Стрит-схемы и политика уличных банд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2006.
  8. McDaniel, DD. Факторы риска и защиты, связанные с принадлежностью к бандам среди молодежи из групп высокого риска: подход общественного здравоохранения.Inj Prev [Epub перед печатью, 11 января 2012 г.].
  9. Howell JC. Предотвращение банд: обзор исследований и программ. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Управление ювенальной юстиции и предупреждения правонарушений; 2010. Доступно по адресу https://www.ncjrs.gov/pdffiles1/ojjdp/231116.pdf. По состоянию на 17 января 2012 г.
  10. Тремблей Р., Массе Л., Пагани Л., Витаро Ф. От детской физической агрессии до подростковой дезадаптации: эксперимент по профилактике в Монреале. В: Peters RD, McMahon RJ, ред.Профилактика детских расстройств, злоупотребления психоактивными веществами и правонарушений. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 1996: 268–98.

Что уже известно по этой теме?

Групповые убийства составляют значительную часть убийств среди молодежи в некоторых городах США; однако немногие системы надзора собирают уровень детализации, необходимый для информирования о стратегиях предотвращения бандитских убийств.

Что добавлено в этом отчете?

В этом отчете впервые использовались данные на уровне города из Национальной системы регистрации насильственных смертей CDC (NVDRS) для сравнения групповых убийств с другими видами убийств.Результаты показали, что групповые убийства чаще происходили на улице и касались молодых людей, представителей расовых / этнических меньшинств, мужчин-жертв и огнестрельного оружия, чем другие убийства. Кроме того, данные показали, что групповым убийствам обычно не предшествовала торговля и употребление наркотиков или другие преступления, совершаемые в Лос-Анджелесе, Лонг-Бич и Окленде, штат Калифорния.

Каковы последствия для практики общественного здравоохранения?

В то время как многие из существующих усилий, направленных на сокращение числа убийств преступными группировками, сосредоточены на подавлении и контроле преступных группировок, торговле наркотиками и других преступлениях, результаты этого отчета указывают на необходимость дополнительных усилий по предотвращению.В частности, профилактические программы должны быть нацелены на подростков до того, как они достигнут возраста 15–19 лет, чтобы не допустить их вступления в банды и, в первую очередь, опасности подвергнуться насилию со стороны банд. Кроме того, для предотвращения возмездия в результате конфликта между бандами программы могут выиграть от повышения способности молодежи разрешать конфликты ненасильственным путем. Хотя эти стратегии профилактики кажутся многообещающими, все же необходима тщательная оценка для подтверждения эффективности этих программ.

Характеристика *

Лос-Анджелес, Калифорния (2006–2008)

Лонг-Бич, Калифорния (2006–2008)

Окленд, Калифорния (2005–2008)

Банда (N = 646)

Нонганг (N = 892)

Банда (N = 52)

Нонганг (N = 76)

Банда (N = 40)

Нонганг (N = 358)

(%)

(%)

(%)

(%)

(%)

(%)

Средний возраст (лет) (СО)

24.7

(9,0) †

34.3§

(15,8)

22,4

(7,4) †

35,3

(17.1)

23,4

(7,6) †

30,8

(12,3)

Возрастная группа (лет)

0–14

15

(2.3) †

43

(4,8)

2

(3,9)

6

(7,9)

2

(5.0)

4

(1,1)

15–19

199

(30,8) †

82

(9.2)

22

(42,3) †

7

(9,2)

14

(35,0) †

48

(13.4)

20–24

185

(28,6) †

159

(17,8)

15

(28.9) †

10

(13,2)

10

(25,0)

86

(24,0)

25–34

164

(25.4)

215

(24,1)

8

(15,4)

15

(19,7)

10

(25.0)

107

(29,9)

35–64

82

(12,7) †

353

(39.6)

5

(9,6) †

32

(42,1)

4

(10,0) †

109

(30.5)

≥65

1

(0,2) †

36

(4,0)

0

6

(7.9)

0

4

(1,1)

Неизвестно

0

4

(0.5)

0

0

0

0

Пол

Мужской

615

(95.2) †

730

(81,8)

49

(94,2)

66

(86,8)

36

(90.0)

309

(86,3)

Женский

31

(4,8) †

161

(18.1)

3

(5,8)

10

(13,2)

4

(10,0)

49

(13.7)

Неизвестно

0

1

(0,1)

0

0

0

0

Раса / этническая принадлежность

Испаноязычные

269

(41.6) †

278

(31,2)

19

(36,5)

19

(25,0)

29

(72.5) †

53

(14,8)

Белый, неиспаноязычный

131

(20,3) †

254

(28.5)

10

(19,2)

21

(27,6)

4

(10,0)

25

(7.0)

Черный, неиспаноязычный

236

(36,5)

312

(35,0)

17

(32.7)

26

(34,2)

4

(10,0) †

262

(73,2)

Другое / Неизвестно

10

(1.6) †

48

(5,4)

6

(11,5)

10

(13,2)

3

(7.5)

18

(5,0)

Характеристика *

Ньюарк, Нью-Джерси (2003–2008)

Оклахома-Сити, OK (2004–2008)

Банда (N = 55)

Нонганг (N = 523)

Банда (N = 63)

Нонганг (N = 228)

(%)

(%)

(%)

(%)

Средний возраст (лет) (СО)

23,8

(7,1) †

29,7

(11.9)

24,1

(8,7) †

35,7

(15,7)

Возрастная группа (лет)

0–14

0

15

(2.9)

4

(6,4)

12

(5,3)

15–19

18

(32.7) †

73

(14,0)

17

(27,0) †

23

(10,1)

20–24

15

(27.3)

96

(18,4)

18

(28,6) †

22

(9,7)

25–34

17

(30.9)

204

(39,0)

18

(28,6)

57

(25,0)

35–64

5

(9.1) †

127

(24,3)

6

(9,5) †

100

(43,9)

≥65

0

8

(1.5)

0

— †

14

(6,1)

Неизвестно

0

0

0

0

Пол

Мужской

55

(100.0) †

458

(87,6)

60

(95,2) †

173

(75,9)

Женский

0

— †

65

(12.4)

3

(4,8) †

55

(24,1)

Неизвестно

0

0

0

0

0

Раса / этническая принадлежность

Испаноязычные

4

(7.3)

60

(11,5)

14

(22,2)

37

(16,2)

Белый, неиспаноязычный

0

30

(5.7)

2

(3,2) †

95

(41,7)

Черный, неиспаноязычный

51

(92.7)

430

(82,2)

44

(69,8) †

79

(34,7)

Другое / Неизвестно

0

3

(0.6)

3

(4,8)

17

(7,5)

Характеристика *

Лос-Анджелес, Калифорния (2006–2008)

Лонг-Бич, Калифорния (2006–2008)

Окленд, Калифорния (2005–2008)

Банда (N = 646)

Нонганг (N = 892)

Банда (N = 52)

Нонганг (N = 76)

Банда (N = 40)

Нонганг (N = 358)

(%)

(%)

(%)

(%)

(%)

(%)

Оружие

Огнестрельное оружие

619

(95.8) †

553

(62,0)

48

(92,3) †

46

(60,5)

38

(95.0)

308

(86,0)

Другое

27

(4,2) †

277

(31.1)

4

(7,7) †

24

(31,6)

2

(5,0)

47

(13.1)

Неизвестно

0

— †

62

(7,0)

0

6

(7.9)

0

3

(0,8)

Место травмы

Резиденция

90

(13.9) †

271

(30,4)

12

(23,0)

28

(36,4)

4

(10.0)

58

(16,2)

улица (индекс

)

418

(64,7) †

360

(40.4)

32

(61,5) †

30

(39,5)

27

(67,5)

219

(61.2)

Другое

136

(21,1)

208

(23,3)

8

(15.4)

12

(15,8)

9

(22,5)

73

(20,4)

Неизвестно

2

(0.3) †

53

(5,9)

0

6

(7,9)

0

8

(2.2)

Время травмы §

День

147

(22,8)

148

(16.6)

5

(9,6)

11

(14,5)

7

(17,5)

68

(19.0)

После полудня / вечера

259

(40,1)

239

(26,8)

27

(51.9)

16

(21,1)

18

(45,0)

128

(35,8)

Ночь

206

(31.9)

273

(30,6)

17

(32,7)

16

(21,1)

15

(37.5)

131

(36,6)

Неизвестно

34

(5,3)

232

(26.0)

3

(5,8)

33

(43,4)

0

31

(8.7)

День травмы

Пн / Вт / Ср

235

(36,4)

341

(39.2)

22

(42,3)

28

(36,8)

11

(27,5)

129

(36.0)

Чт / Пт

147

(22,8)

232

(26,0)

12

(23.1)

18

(23,7)

7

(17,5)

102

(28,5)

сб / вс

264

(40.9) †

319

(35,8)

18

(34,6)

30

(39,5)

22

(55.0) †

126

(35,2)

Неизвестно

0

0

0

0

0

1

(0.3)

Стрельба из проезжей части

152

(23,5) †

57

(6,4)

9

(17.3)

5

(6,6)

9

(22,5)

50

(13,97)

Нет / Неизвестно

494

(76.5)

835

(93,6)

43

(82,7)

71

(93,4)

31

(77.5)

308

(86,0)

Любой аргумент

105

(12,3) †

345

(16.6)

2

(3,9)

11

(14,5)

9

(22,5)

61

(17.0)

Нет / Неизвестно

751

(87,7)

1732

(83,4)

50

(96.2)

65

(85,5)

31

(77,5)

297

(83,0)

Незавершенное преступление

20

(3.1) †

94

(10,5)

0

— †

7

(9,2)

1

(2.5) †

53

(14,8)

Нет / Неизвестно

626

(96,9)

798

(89.5)

52

(100,0)

69

(90,8)

39

(97,5)

305

(85.2)

Торговля / употребление наркотиков

5

(0,8)

11

(1,2)

0

4

(5.3)

5

(12,5)

59

(16,5)

Нет / Неизвестно

641

(99.2)

881

(98,8)

52

(100,0)

72

(94,7)

35

(87.5)

299

(83,5)

Смерть свидетеля

5

(0,8)

6

(0.7)

0

0

1

(2,5)

3

(0.8)

Нет / Неизвестно

641

(99,2)

886

(99,3)

52

(100.0)

76

(100,0)

39

(97,5)

355

(99,2)

Характеристика *

Ньюарк, Нью-Джерси (2003–2008)

Оклахома-Сити, OK (2004–2008)

Банда (N = 55)

Нонганг (N = 523)

Банда (N = 63)

Нонганг (N = 228)

(%)

(%)

(%)

(%)

Оружие

Огнестрельное оружие

53

(96,4) †

405

(77.4)

59

(93,7) †

130

(57,0)

Другое

2

(3.6) †

110

(21,0)

4

(6,4) †

92

(40,4)

Неизвестно

0

8

(1.5)

0

6

(2,6)

Место травмы

Резиденция

13

(23.6)

117

(22,4)

25

(39,7) †

131

(57,5)

улица (индекс

)

34

(61.8)

281

(53,7)

24

(38,1) †

41

(18,0)

Другое

6

(10.9)

107

(20,5)

11

(17,5)

47

(20,6)

Неизвестно

2

(3.6)

18

(3,4)

3

(4,8)

9

(4,0)

Время травмы §

День

8

(14.6)

99

(18,9)

10

(15,9)

42

(18,4)

После полудня / вечера

18

(32.7)

144

(27,5)

22

(34,9)

49

(21,5)

Ночь

23

(41.8)

175

(33,5)

29

(46,0)

63

(27,6)

Неизвестно

6

(10.9)

105

(20,1)

2

(3,2)

74

(32,5)

День травмы

Пн / Вт / Ср

22

(40.0)

208

(39,8)

21

(33,3)

89

(39,0)

Чт / Пт

11

(20.0)

129

(24,7)

15

(23,8)

73

(32,0)

сб / вс

22

(40.0)

186

(35,6)

27

(42,9) †

65

(28,5)

Неизвестно

0

0

0

1

(0.4)

Стрельба из проезжей части

5

(9,1)

19

(3,6)

15

(23.8) †

3

(1,3)

Нет / Неизвестно

50

(90,9)

504

(96.4)

48

(76,2)

225

(98,7)

Любой аргумент

8

(14.6)

49

(9,4)

20

(31,8)

80

(35,1)

Нет / Неизвестно

47

(85.5)

474

(90,6)

43

(68,3)

148

(64,9)

Незавершенное преступление

4

(7.3)

49

(9,4)

15

(23,8)

71

(31,1)

Нет / Неизвестно

51

(92.7)

474

(90,6)

48

(76,2)

157

(68,9)

Торговля / употребление наркотиков

11

(20.0) †

9

(5,5)

16

(25,4)

52

(22,8)

Нет / Неизвестно

44

(80.0)

494

(94,5)

47

(74,6)

176

(77,2)

Смерть свидетеля

3

(5.5) †

6

(1,2)

2

(3,2)

3

(1,3)

Нет / Неизвестно

52

(94.6)

517

(98,9)

61

(96,8)

225

(98,7)

РИСУНОК.Расчетный уровень смертности от преступных группировок среди 33 городов США, включенных в Национальную систему отчетности о случаях смерти от насилия (NVDRS) и / или в Национальное обследование молодежных банд (NYGS), 2003–2008 гг. *

Альтернативный текст: На приведенном выше рисунке показаны оценочные показатели смертности от банд в 33 городах США, включенных в Национальную систему отчетности о смертях от насилия (NVDRS) и / или в Национальное обследование молодежных банд (NYGS) в период 2003-2008 годов. В большинстве городов, включенных в этот отчет, в Нью-Йорке также был высокий уровень смертности от банд.

.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *