Hybrid wars обзор: Hybrid Wars — обзоры и оценки игры, даты выхода DLC, трейлеры, описание

Содержание

Hybrid Wars — обзоры и оценки игры, даты выхода DLC, трейлеры, описание

Deluxe Edition

Захватывающие сражения машин будущего станут еще интереснее с эксклюзивным изданием Hybrid Wars. Примерьте на себя костюм суперсолдата, играя за нового персонажа Джейсона Вуда, следите за его прошлыми приключениями на страницах красочного артбука, слушайте официальный саундтрек Hybrid Wars и не расставайтесь с любимым миром ни на минуту.

Upgrade Pack

Если у вас уже есть стандартное издание игры, вы можете расширить его до эксклюзивного издания, купив Upgrade Pack.

Season Pass

С сезонной подпиской Hybrid Wars вы получите двух новых оперативников — гениального хакера Яну Радович и непревзойденную разведчицу Йоко Такано — как только они будут добавлены в игру. Опробуйте их в бою — и вы откроете для себя абсолютно новые тактические возможности. Объединяйтесь с друзьями и бросайтесь навстречу новым испытаниям в одиночных и сетевых сражениях Hybrid Wars!

Deluxe Edition + Season Pass

Не пропусти самое выгодное предложение по Hybrid Wars — эксклюзивное издание с сезонным абонементом. Ты получишь дополнительного персонажа, оригинальный саундтрек, фирменный артбук и доступ к двум следующим DLC.

Об игре

2060 год. Человечество на пороге второй технологической революции. Планета находится во власти глобальных сетей — информационной, энергетической и транспортной, за которыми с орбиты наблюдают тысячи электронных глаз. Мегаполисы, космодромы и огромные военные комплексы патрулируются высокотехнологичными машинами. Мир контролируют танки, вертолеты и подводные лодки. Влияние корпораций ослабевает. В игру вступает Алекс Картер, пилот-испытатель и знаток военной техники, которому суждено изменить ход гибридной войны.

В Hybrid Wars ты становишься во главе целого арсенала боевых машин будущего и противостоишь многочисленным вражеским атакам. Ворвись в мир динамичного шутера, объединяйся с друзьями и отправляйся в самую гущу боя, где тебя ждут 50 видов противников. Управляй техникой с разным вооружением — вертолетами, роботами, танками и могучим титаном — и лидируй в борьбе за выживание. Исследуй 8 опасных локаций и выполни более 150 заданий. Тебе предстоит напряженное противостояние в многочисленных игровых режимах, от одиночных кампаний до захватывающего мультиплеера.
Добро пожаловать в мир будущего, где побеждает тот, кто быстро думает и метко стреляет.

Выбирай машину и рвись в бой!

Особенности игры:

  • 15+ часов игрового процесса;
  • 8 масштабных боевых локаций;
  • 150+ заданий;
  • 40+ достижений;
  • 2 героя;
  • 4 вида машин: танк, робот, вертолет, титан;
  • 50+ типов противников;
  • 8 противников-боссов;
  • 20 разновидностей оружия;
  • 28 дополнительных навыков для каждого героя и типа техники.

Платформы:

Дата выхода:

29 сентября 2016

Дата выхода PC:

29 сентября 2016

Дата выхода Mac:

29 сентября 2016

Дата выхода Linux:

29 сентября 2016

Разработчики:

Издатели:

Сайт:

Магазины:

Теги:

achievements, action, arcade, co-op, cooperative, cross-platform multiplayer, indie, isometric, mechs, multiplayer, overlay, partial controller support, shooter, singleplayer, steam achievements, steam cloud, steam-trading-cards, top-down, twin stick shooter, аркада, вид сверху, изометрия, инди, мехи, твин-стик шутер, экшен

Hybrid Wars: Обзор | StopGame

Актуально для платформы: PC

Перефразируя классика, можно сказать: «Говорим World of Tanks — подразумеваем Wargaming, говорим Wargaming — подразумеваем World of Tanks». Так уж получилось, что белорусская студия известна прежде всего своими «танчиками», несмотря на то что в её активе хватает и других проектов, как выпущенных задолго до триумфа WoT, так и появившихся после. И пусть ни World of Warships, ни World of Warplanes до высот «Мира танков» пока не дотянули, любой анонс от этой компании по-прежнему событие. Даже если это проект WG Labs, занимающейся не привычными для студии ММО-экшенами, а сотрудничеством со сторонними разработчиками.

Сразу же бросаются в глаза счётчик очков и значок с количеством жизней — ретро сейчас в моде.

Hybrid Wars — вторая (до неё была Master of Orion) игра этого подразделения Wargaming. В этот раз обошлось без «Раннего доступа». Пошло ли это на пользу и что вообще получилось в результате совместной работы WG Labs и команды из челябинского Миасса Extreme Developers, — читайте в нашем обзоре.

Киберпанк, который мы заслужили

2060-й год, Землёй управляют не государства, а корпорации, которые не гнушаются использовать любые средства для достижения своих целей. Глобальные информационные сети проникают во все аспекты человеческой жизни, а без высокотехнологичных устройств и машин невозможно обойтись ни в быту, ни на войне. Сражаться в этом негостеприимном будущем любят и умеют: множество моделей боевой техники, от шагающих роботов до подлодок и вертолётов, управляемых искусственным интеллектом, — основное оружие корпораций в борьбе за мировое господство.

Гибридные войны — вот главный признак этой эпохи. Тем не менее здесь нашлось место и для человека: Алекс Картер, бывший испытатель военной техники и большой её знаток, поступает на службу в одну из корпораций.

В роли Алекса игроку предстоит пройти огонь, воду и медные трубы, победить всех врагов, спасти невиновных и наказать виноватых. Сюжет в Hybrid Wars далеко не на первом месте, даже разработчики, судя по всему, с этим согласны — предыстория практически не раскрывается, а в поступках действующих лиц порой трудно проследить хоть какую-то логику. При описании истории главного героя даже избитая фраза про клише будет комплиментом сценаристам: всё условно донельзя — эти ребята плохие, их надо победить. Впрочем, подобное отношение к сюжету вполне себя оправдывает — как минимум странно ждать от игры в подобном жанре каких-то литературных высот. Но, честно говоря, Hybrid Wars ничего бы не потеряла, оставшись без какой-либо истории вообще, — здесь это далеко не главное.

У вертолёта весьма своеобразное управление, поэтому воевать на нём сложнее и интереснее, чем с помощью наземной техники.

В воздухе и на земле

На первом месте действие, а не пространные рассуждения о судьбе главных героев. На экране постоянное движение, везде что-то горит, взрывается, стреляет — продираться сквозь толпы врагов приходится, практически не переставая палить из всего доступного оружия (несмотря на то что патроны здесь отнюдь не бесконечные). Знакомые с MechWarrior 3050 и Desert/Urban Strike вряд ли ошибутся, если предположат, что именно эти игры были главным ориентиром разработчиков. Сходство во всём — от внешнего вида и анимации техники до самого геймплея. Множество врагов, желающих расправиться с главным героем, и верная боевая машина, которая может показать любому противнику, кто тут самый главный. Каждая миссия представляет собой цепочку заданий, для выполнения которых, как правило, необходимо дойти до нужной точки и активировать какое-либо устройство либо уничтожить определённых врагов в заданном районе. Порой приходится сопровождать союзника или пробираться в тыл противника, чтобы захватить нужную для задания боевую технику, но смысл в любом случае неизменен: жми на гашетку и старайся убить всех недругов.

Воевать можно по-разному: занять место пилота боевой машины либо полагаться только на собственные силы своего героя. Во втором случае мы получаем довольно хардкорный геймплей — надо планировать свои действия наперёд, порой отступая и стараясь не тратить боеприпасы попусту. При использовании техники всё куда проще — да, врагов много, но они заметно слабее, к тому же найти ещё один вертолёт или робота взамен вышедшего из строя не составляет труда.

Кроме четырёх различных видов боевых машин (мех, вертолёт, танк и титан), доступных для управления, в истреблении сотен и сотен врагов должна помочь «кастомизация». Настраивать можно и снаряжение главного героя, и каждую модель в отдельности. Особых откровений, впрочем, ждать не стоит: в основном мы увеличиваем «здоровье» или боезапас основного и вспомогательного вооружения. Помимо Картера доступно ещё два героя, каждый со своим набором навыков и веткой развития: киборг Джейсон Вуд и бывший наёмник Иван. У первого есть дрон-помощник, обеспечивающий пополнение боеприпасов, а второй, своим внешним видом явно отсылающий к World of Tanks, пользуется силовым полем, которое можно восстановить в полевых условиях с помощью дрона. Кампания тем не менее на всех одна и та же, причём прогресс прохождения будет отдельным для каждого героя.

На самом деле, это игра про прыжки. Кроме шуток. Такой способ передвижения полностью себя оправдывает — обзор становится чуть шире, а иногда можно срезать путь к цели.

Вперёд, в прошлое!

Во время выполнения сюжетных миссий придётся изрядно помотаться по свету — есть пустыни и тропические острова, плотная городская застройка и хвойный лес. Но везде процесс знакомый — стреляй во всё, что движется, постепенно продвигаясь к очередной цели миссии. Любоваться окрестностями некогда. Да и, честно говоря, нечем: графика здесь под стать той эпохе, откуда черпали своё вдохновение разработчики.

После просмотра вступительного ролика и запуска первой миссии появляется желание проверить: игра точно вышла в этом году, а не десяток лет назад? Не порт с «мобилок» и не переиздание какой-нибудь классики? К сожалению, отнюдь — современный shoot ’em up в видении Extreme Developers таков, что современным его назвать язык не поворачивается. Весьма условная разрушаемость — лишний тому пример: машинки, линии электропередач и прочую мелочь ломать можно, а вот рушить дома и взрывами менять рельеф местности — уже нет. Но как бы игра преобразилась, будь в ней такая возможность! Карты кажутся большими и открытыми лишь поначалу — вскоре выясняется, что передвижение ограничено скалами или лесами, преодолеть которые не получится даже с помощью ракетных двигателей.

Можно сказать, что графика в подобных забавах не главное (весьма спорное утверждение, но и оно допустимо), что кооперативный режим позволяет забыть об однообразии и проходить уровни с другом куда веселее, что разработчики ещё не полностью раскрыли карты — они обещают новые режимы, новых героев и технику… Но это будут лишь слова, никак не отменяющие безрадостный вывод — при всех своих достоинствах, Hybrid Wars опоздала с выходом лет на десять как в техническом плане, так и в геймплейном.

Отсталая графика не мешает игре тормозить во время крупных боёв.

***

Если к малоизвестной студии из Миасса претензии предъявить сложно, то к издателю остаётся много вопросов: от WG Labs всё-таки ждут большего, как минимум — не хуже дебютной Master of Orion. Остаётся надеяться, что их следующий проект будет более подходящим для достойного послужного списка именитой компании.

Плюсы: можно периодически пробегать пару уровней, без лишних раздумий расстреливая противников.
Минусы: устаревшая графика; невнятная подача сюжета; практически все миссии ничем не отличаются друг от друга; невыразительная музыка.

Обзор Hybrid Wars: настоящий олдскульный гибрид

Тема мега-корпораций, которые захватывают мир и используют его в качестве сырьевой базы, а несогласных перекупают или уничтожают, не нова. Из последних игр, вышедших на данную тематику, вспоминаются Deus Ex Human Revolution/Mankind Divided и Syndicate. Возможно, есть ещё какие-то, однако я о них мало что помню. На днях состоялся релиз ещё одного проекта, на этот раз – от российских разработчиков Extreme Developers. И это очередная попытка выехать на олдскульности, попытка под названием Hybrid Wars.

История игры довольно интересна. Её издаёт компания WG Labs, реализующая оригинальные и инновационные для игровой индустрии проекты в сотрудничестве со сторонними разработчиками. Это второй его продукт на издательском поприще, а вот Extreme Developers — новички лишь на ПК-землях, поскольку имеют за плечами солидное количество проектов мобильных, причём не самого дурного качества.

Что интересно – они поддерживаю сразу три онлайн-проекта по танкам: Toon Wars, Iron Tanks (дурацкое название, их же не из соломы делают!) и Armada. Напоминает ситуацию с серией Battlefield, когда одновременно сосуществовали серьёзная Battlefield 2, мультяшная Battlefield Heroes и снова серьёзная Battlefield Play4Free.

Немного покопавшись в комментариях на Google Play – а это, поверь мне на слово, как в навозе копошиться – я выяснил заранее, что у ребят-разработчиков хорошо с идеями и плохо с оптимизацией. На Android хорошую оптимизацию сделать в разы сложнее, чем на ПК, поэтому заранее Hybrid Wars обвинять ни в чём не буду.

Истории будущего

Итак, сюжет, он же фабула, он же история, он же… нет, закончились синонимы. У Hybrid Wars есть несколько кампаний за несколько персонажей, каждые отличаются своей предысторией и своими целями. Уровни для них, впрочем, одинаковые. Каноничным считаю персонажа Алекса Картера, облачённого в костюм клона-штурмовика из Republic Commando. В Deluxe-издании также есть Иван, будто убежавший из Red Alert (на самом деле — отсылка в World of Tanks), и киборг Джейсон Вуд, который явно понравится фанатам DC Comics.

Завязка в том, что одного из уважаемых господ вербует себе на службу микро-корпорация Practical Robotics, дабы испытать на нём прототип своего новейшего экзоскелета. Поскольку действие Hybrid Wars происходит в будущем, испытывать придётся на роботах в боевых условиях. На службе у этой корпорации нашего протеже здорово помотает по миру, и в технологичных городах он побывает, и в пустыне, и на островах класса «экзотика».

Hybrid Wars — игра в жанре top-down shooter. Пожалуй, удержусь от комментариев касательно олдскула и хардкора, а также удачности позиционирования проекта – не играл в SEGA в детстве. Однако могу описать Hybrid Wars, как смесь Alien Shooter и MechWarrior на трёхмерном движке, пусть и с фиксированной камерой. Главный герой умеет стрелять, стрелять альтернативно, передвигаться и очень даже реактивно прыгать – этими движениями приходится уничтожать превосходящие силы врага.

На самом деле задача в каждой из миссий отличается. Уничтожение противника, уничтожение объекта, захват точки методом уничтожения противника, спасение заложников и так далее. Причём миссии порой разнятся. Если первая проходится минуты за четыре, то на вторую тратишь уже минут пятнадцать. Всего миссий восемь, однако есть небольшая хитрость, которая позволяет, собственно, растянуть геймплей на дольше.

Я сказал «одна»? Мискузи, остаточное излучение на язык попало. Причин несколько, и главная заключается в открытом мире. То есть, имеем карту, на ней раскиданы объекты. С ними нужно что-то сделать. У нас есть немудрённый GPS, показывающий приблизительный маршрут. Китайский GPS, видимо, немного корявый, поэтому мы с чистой совестью можем положить на него свой ствол крупного калибра, и идти исследовать пусть и небольшую, но карту.

В этом плане Hybrid Wars, казалось бы, сдаёт позиции, потому что делать на карте почти нечего. Нет ни дополнительных заданий, ни каких-то секретных точек, которые выдают дикую кучу опыта за нахождение, нет даже каких-нибудь сверх-сильных врагов. Однако я запаривался, рыская по карте, так как противники на ней имеют бесконечный спавн вместе с бонусами к патронам/жизням, и это часто полезно. А ещё на картах появляются другие роботы!

Универсальный солдат

Да, моё сравнение Hybrid Wars с MechWarrior не с пустого места взято. Главный герой, найдя свободную боевую машину, может в неё залезть и начать топать по карте уже с бронёй наперевес. Оружие у такой малышки всегда мощнее, особенно альтернативный режим огня! Причём роботы, расположенные на карте, часто имеют разное вторичное вооружение, будь то мортира, сдвоенные ракеты или заряжаемый рельсотрон.

Ещё одна причина исследовать локации – их разрушаемость. Причём почти такая же, как в Battlefield 3/4/1. Рушатся стены, целые здания, фонари, бараки, в кат-сценах громадные башни в пыль исходят, даже яхты в море быстренько тонут. Очень хочу похвалить физику взрывов, они и звучат гулко, и ощущаются мощно. От попадания миномётного снаряда по зданию на площади 15х15 метров взорвутся все ближайшие объекты, вроде стёкол, вентиляции, поручней и электронной рекламщины. Расходится взрывная волна, правда, интересно – сначала лопаются объекты, находящиеся юго-западнее, и потом волна идёт к северо-востоку.

Качайся, рыбка, крутая и живучая

Кстати, есть в игре и довольно крутая система прокачки. Убивая противников, персонажи Hybrid Wars получают возможность развивать одну из четырёх веток по семь перков каждая. Самих персонажей три штуки, но и техника, в которую они могут залезать, тоже прокачивается тем же макаром, а её, на минуточку, шесть видов.

Самая же неоднозначная сторона Hybrid Wars – геймплей. Лично мне сам концепт напоминает игру жанра shoot’em’up, который убрали с рельс и насадили на свободу выбора. То есть, так же нужно стрейфиться, количество снарядов на экране и их цвет почти такой же, как в каком-нибудь Sky Force 2014, однако можно и отступить, и пойти давить роботом пехоту.

Добавляет веселье то, что и у героя, и у робота есть джетпаки, благодаря которым легко можно забраться на крышу здания или срезать путь с обрыва. Это же позволяет эффективнее использовать тяжёлое оружие, особенно сказочно крутой миномёт, однако некоторые роботы решительно зависают в воздухе, если рядом с ними препятствие. В результате манёвренность их в полёте люто падает, и враги получают такую себе громадную тарелочку для сдачи нормативов по стрельбе.

Самое скучное место Hybrid Wars – первая и вторая локации второго уровня. Видимо, разработчикам показалось, что рано игрока в бой бросать, нужно ещё немного потренировать. Врагов маловато, пространства открытые, роботов куча, хочется просто стрелять по зданиям и качать уровни. Потом, начиная с архипелагов – раздолье, ведь открываются и новые виды оружия, и новые виды техники, и врагов раза в два больше.

Надоело бегать на двух ногах роботом? Лезь в вертолёт! Надоело летать? Полезай в танк! И так далее, и тому подобное, и et cetera. В итоге Hybrid Wars превращается в смесь GTA, Titanfall и Battlefield, с ураганным геймплеем и прокачкой. Мини-боссы и боссы особых умственных трудностей не вызывают, зато воевать с ними весело.

Графен, графит и графон

Когда я услышал, что Hybrid Wars создавалась на Unity, меня немножко это обеспокоило. Слишком уж люто движок унижают полусырые-полумёртвые проекты в Steam Early Access. Тем не менее я был очень удивлён, и приятно удивлён тому, как игра выглядит. Да, ей не хватает сглаживания и детальных настроек графики, однако эффектов до чертей, они сочные, зрелищные. А когда поднимаешь тесла-пушку, так вообще полный пион начинается! Мало того, что бьёт цепной молнией и пол-карты зачищает одним выстрелом, так ещё и искры, взрывы и вспышки везде… Не хватает, наверное, только лёгкого затенения экрана в момент выстрела.

К сожалению, с напором эффектов Hybrid Wars не справляется. Мне отвратно сетовать на слабую оптимизацию, так как это первая версия первого ПК-проекта Extreme Developers, и первые же патчи беду наверняка исправят, однако в данный момент играть тяжко, особенно в начале уровня, и с большим количеством объектов на нём. Взрывы серьёзно давят FPS, и да, я тестирую на бюджетной стойке с Palit GXT 650 2G, однако игра идёт ровно и вытягивает 40 кадров на минимальных настройках и FullHD, лишь спецэффекты заставляют её тормозить, причём иногда до зависания на пять-шесть секунд.

Со звуком, наоборот, всё шоколадно до диабета. Диктор в роликах вещает увлекательно и правдоподобно, герои звучат средненько, хотя некоторые фразы меня просто убивают… Зато звуки стрельбы, о-о-о, это просто конфетка! Сравнить их лязг и мощь можно разве что со стрёкотом автоматов из Battlefield 4.

Геймплей и впечатления

Итоги по Hybrid Wars

Я не ожидал от неё чего-то плохого или сногсшибательного. Однако получил очень, очень интересный продукт, настолько похожий на некоторые другие, что становится действительно самобытным и уникальным. Резкая просадка по увлекательности на втором уровне и слабая оптимизация – единственные недостатки проекта, а в достоинства я записываю шикарный геймплей, зрелищную графику, сочный звук, отменную музыку, систему прокачки и разнообразие, которое раскрывается по мере прохождения. Что ещё сказать… Жду DLC и вторую часть!

Приобрести игру Hybrid Wars можно в Steam, GOG и G2A.com, где игра, как водится, дешевле. На этом всё, не забывайте писать своё мнение о статье, об игре и вообще. Мы ведь не техподдержка, нам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО важно ваше мнение!

Обзор Hybrid Wars — Рецензия, отзыв

Hybrid Wars – это футуристический шутер с элементами РПГ от студии Extreme Developers, издателем которого является небезызвестная компания Wargaming. Действие игры разворачивается в 2060 году на Земле, повсеместно окутанной гибридными войнами. Каждый игрок может взять на себя роль военного пилота-испытателя, приняв участие в глобальном противостоянии на определенной боевой машине. В отличие от предыдущих проектов Wargaming (World of Tanks, World of Warplanes и World of Warships), игра основывается на сессионных схватках между игроками, предлагая широкое разнообразие PvP и PvE режимов.

Как выглядят «гибридные» войны будущего?

Игра происходит от третьего лица, больше напоминающая МОВА-игры наподобие Shards of War. Игроки будут выбирать себе определенные классы техники, которых на данный момент представлено всего пять:

  • БШМД-27 «Молот», огромный робот с толстой броней, вооруженный ракетными установками.
  • Робот «Миротворец», делающий основную ставку на пулеметное оружие.
  • «Жар-птица», вертолет будущего, оснащенный различным вооружением и способный преодолевать любые препятствия.
  • Мощный танк «Дракон», оснащенный тяжелой броней, огромным орудием и небольшой ракетной установкой.
  • Танк «Сталкер» Мобильная боевая машина с очень прочным щитом.

Таким образом, каждый пользователь сможет подобрать для себя наиболее оптимальный стиль игры, выбрав под него конкретную машину.

Для одиночного и совместного прохождения представлено более 150 различных заданий, каждое из которых является уникальным и отличается своим уровнем сложности. Всего на данный момент говорится о 50 различных видов противников, но, скорее всего, с течением времени этот список еще будет расширяться.

Задача в каждой из миссий отличается. Уничтожение противника, уничтожение объекта, захват точки методом уничтожения противника, спасение заложников и так далее. Причём миссии порой разнятся. Если первая проходится минуты за четыре, то на вторую тратишь уже минут пятнадцать.

Система прокачки

Как персонаж, так и все его машины могут развиваться. Очки, получаемые на каждом уровне, можно распределить по пассивным или активным умениям. Приятно, что эта опция есть и игра за одного и того же персонажа может быть разной. Жаль, что при этом развитие довольно однообразно, многие ветки повторяются.

У каждого по четыре ветки развития: исследования (обычно классовые умения), основное оружие, второе оружие и супероружие.

Развивать ветки и умения в них можно в любом порядке. Очков хватит если не на все, то на большинство.

Есть и сетевая вариация — можно бегать скопом и точно так же крушить все вокруг, почти так же, как в Battlefield 3/4/1. Рушатся стены, целые здания, фонари, бараки, в кат-сценах громадные башни в пыль исходят, даже яхты в море быстренько тонут. Очень хочу похвалить физику взрывов, они и звучат гулко, и ощущаются мощно. От попадания миномётного снаряда по зданию на площади 15х15 метров взорвутся все ближайшие объекты, вроде стёкол, вентиляции, поручней и электронной рекламщины. Расходится взрывная волна, правда, интересно – сначала лопаются объекты, находящиеся юго-западнее, и потом волна идёт к северо-востоку.

Графен, графит и графон

Hybrid Wars создавалась на движке Unity, что меня немножко обеспокоило. Слишком уж люто движок унижают полусырые-полумёртвые проекты в Steam Access. Тем не менее я был приятно удивлён тому, как игра выглядит. Да, ей не хватает сглаживания и детальных настроек графики, однако эффектов «до чертей»: они сочные, зрелищные.

К сожалению, с напором эффектов Hybrid Wars не справляется. Мне отвратно сетовать на слабую оптимизацию, так как это первая версия деютного ПК-проекта Extreme Developers, и первые же патчи беду наверняка исправят, однако в данный момент играть тяжко, особенно в начале уровня, и с большим количеством объектов на нём. Взрывы серьёзно давят FPS.

Со звуком, наоборот, всё шоколадно до диабета. Диктор в роликах вещает увлекательно и правдоподобно, герои звучат средненько, хотя некоторые фразы меня просто убивают… Зато звуки стрельбы, о-о-о, это просто конфетка! Сравнить их лязг и мощь можно разве что со стрёкотом автоматов из Battlefield 4.


Я не ожидал от игры чего-то плохого или сногсшибательного. Однако получил очень, очень интересный продукт, настолько похожий на некоторые другие, что становится действительно самобытным и уникальным. Резкая просадка по увлекательности на втором уровне и слабая оптимизация – единственные недостатки проекта, а в достоинства я записываю шикарный геймплей, зрелищную графику, сочный звук, отменную музыку, систему прокачки и разнообразие, которое раскрывается по мере прохождения.

Обзор Hybrid Wars | VRgames

16 августа 2016 года в социальных сетях, а спустя несколько дней и на своем официальном сайте WG Labs (та самая, что не так давно вернула к жизни Master of Orion) анонсировала футуристический шутер с видом от третьего лица в духе приставочных игр 90-х годов. Интересной особенностью было обещание разработчиков выпустить игру до конца 2016 года. Никаких открытых этапов тестирования, как это сейчас принято (пример – Battlefield 1) не проводилось. В сети регулярно появлялись новости, скриншоты, описание персонажей и вселенной, пока в один прекрасный день не стала известна дата релиза – 29.09.2016.

Сюжет игры рассказывает нам о ближайшем будущем. 2060 год. Миром правят сверхдержавы и транснациональные корпорации. Военные технологии шагнули далеко вперёд, грядёт новая технологическая революция. Идет борьба за умы и ресурсы планеты. Ведущие игроки понимают, что начало глобальной войны не приведёт ни к чему хорошему, и на первое место выходят частные военные компании, а также группы военных, берущих в аренду государственное оружие для решения частных задач. Решать проблемы предпочитают без крупномасштабных войн, «гибридная война» приобрела массовый характер. И вот в данной обстановке на арену выходите вы.

Изначально вам доступны два героя. Джейсвон Вуд родом с плавучей платформы Liberty, Тихий океан. Занимался автогонками, попал в аварию и получил серьезные травмы. Участник экспериментального протезирования, не может жить без адреналина. Протезы дали новые возможности – и Джейсвон стал наёмником. В качестве супероружия доступен среднебронированный робот. Дрон занимается сбором грузов. Основное оружие – автомат, дополнительное – возможность скопировать структуру любого оружия при помощи наноботов.

Алекс Картер родом из штата Висконсин, США. Профессиональный военный в шестом поколении. В Армии ему не дали найти применение своим новаторским идеям по ведению войны, и Алекс заключил контракт с Practical Robotics на постройку экзоскелета, а потом ушел в наёмники. Как и Джейсвону, доступен среднебронированный робот, дрон выполняет обязанности медицинской машины, восстанавливающей здоровье. Основное оружие – рельсотрон, дорогое и точное. Дополнительное – ЭМИ-гранаты позволяющие выводить из строя, а потом захватывать тяжелую технику.

Третий герой, Иван, становится доступен после привязки клиента к сервису wargaming.net. Родом из Владивостока, Приморский край, Россия. Профессиональный наемник, о прошлом фактически ничего не известно. Увлекается панком, создал свою группу. Обладатель уникального авторского экзоскелета, секрет изготовления которого пыталась узнать не одна компания, но безуспешно. Действует неординарно и не шаблонно, очень опасный противник. В качестве супероружия доступен сверхтяжелый робот с пулеметом и системой залпового огня. Дрон выполняет обязанности восстановления силовых полей (как самому Ивану, так и технике, на которой он передвигается). Основное оружие – пулемет, простой и надежный. Дополнительное – ракетомет, отличная возможность наносить хороший урон с большой дистанции.

В недавнем обновлении появилась возможность купить и четвертого героя – Яну «Тесла» Радович. В качестве супероружия у нее легкий робот со щитом, пулеметом и уникальными тесла-гранатами. Ее дрон временно обездвиживает вражескую технику. Основное оружие – тесла-ружьё, поражающее цель электроимпульсом с дальней дистанции и не уступающее по мощности традиционным видам оружия. Дополнительное оружие – тесла-пушка, стреляет контролируемой молнией с большой разрушительной силой.

На очереди Йоко Такано, но информация о нем пока недоступна.

Персонажи достаточно уникальны, чтобы подобрать под свой стиль игры. Плюс предусмотрена прокачка, чтобы еще разнообразить действия. Улучшения разбиты по четырем линейкам: три оружия плюс исследования – и непосредственно влияют на тактику на поле боя.

Средства передвижения и противодействия представлены следующими образцами:

«Охотник» – небольшой механический шагающий робот, оснащенный ракетной установкой и мелкокалиберной пушкой. В качестве супероружия доступен лазерный луч (удар со спутника), хорошей особенностью является возможность прыгать, это позволяет совершать больше маневров на поле боя.

«Жар-птица» – ударный вертолёт, отдаленно напоминающий Ка-52. Оснащен по последнему слову техники. С освоением его, правда, придется повозиться, но это того стоит. В качестве супероружия доступен авиаудар, который эффективен против больших скоплений сил противника. Уникальной особенностью является противоракетная защита – уничтожает их еще на подлете. Основное оружие – пулемет, дополнительное – ракетомет.

«Сталкер» – легкий бронеавтомобиль, модель создана на основе реальной белорусской разработки – броневой разведывательной машины 2Т «Сталкер». Как и «Жар-птице», доступен авиаудар. Уникальная особенность машины – в системе ускорения, что позволяет эффективно маневрировать на поле боя. Оружие – также пулемет и ракетомет.

«Дракон» – огромный танк. Очень похож на танк «Апокалипсис» из серии Red Alert и «Мамонт-танк» из Tiberium Wars. Отличается наличием одного орудия (вместо двух) и ракетной установкой. Действительно мощное средство. Но вначале медленное, не забудьте прокачать его на скорость. Обладает теми же особенностями, что и «Сталкер».

«Призрак» – одно из последних изобретений военно-промышленного комплекса, мощный летательный аппарат, уникальной особенностью которого является система невидимости вне боя. Супероружие представлено ЭМ-взрывом, позволяющим обездвижить или уничтожить противника в заданном радиусе. Основное оружие – рельсотрон, аналогичное тому, что имеет при себе Алекс Картер. Дополнительное оружие – десантные турели, сбрасываются на поле боя и защищают территорию в определенном радиусе.

«Миротворец» – несмотря на свое название, это далеко не мирный образец техники. Большой и мощный мех. Вооружен двумя мелкокалиберными пушками и ракетной установкой. Супероружие и уникальная особенность аналогична «Охотнику».

Несмотря на местами повторяющиеся особенности техники, механика боя на них существенно отличается. На «Охотнике» приходится действовать наскоками и при существенном противодействии отходить, на «Миротворце» же можно смело вломиться в гущу врагов, стреляя направо и налево. В каждой локации, как правило, присутствует несколько образцов техники, так что каждый сможет играть с выбранным им стилем и тактикой. За редким исключением, как, например, бой с боссом-кораблём или океанской платформой, где на наземной технике не подберешься. Кстати, технику тоже можно прокачать, улучшив оружие или ходовые качества.

Механика Hybrid Wars напоминает давно знакомые игры приставки SEGA, а именно Urban Strike и Battletech. Задачи предельно просты: защита конвоев, VIP-персон при их перемещении из точки А в точку Б, уничтожение всего и вся, что представлено на карте, и периодический отстрел боссов. Ничего сложного – но это на первый взгляд. Врагов в игре более 50 видов, и некоторые, несмотря на свой малый вид, весьма опасны, как, например, огнеметчики. Игрок столкнётся с роботами, колесной бронетехникой, танками, вертолётами, боевыми дронами, крупнокалиберной дальнобойной артиллерией, стационарными турелями, вышками и многим другим. Придётся выработать индивидуальную тактику борьбы с каждым врагом, ведь опрометчивое решение ведёт к быстрой потере техники, а потом и гибели персонажа.

Территория же обитания врагов весьма широка: мы побываем и в жерле вулкана, и на тропических островах – всего в игре восемь масштабных локаций. В каждой из зон нас будут подстерегать как мини-боссы (это просто очень мощные юниты), так и боссы по всем законам жанра. С некоторыми справиться довольно легко, с другими придется повозиться. Игра, в целом, не сильно лёгкая, но и не очень сложная. Хотя для хардкорщиков сделан отдельный режим «Ад».

К недостаткам проекта можно отнести некоторую забагованность: автор встречал и невозможность пополнить здоровье героя, и мини боссов, которые убивали с одной атаки, а после перезагрузки достаточно просто ликвидировалась. К одним из досадных промахов можно отнести невозможность пропустить брифинги. При втором-третьем прохождении объяснение задания начинает напрягать. Автору для доступа к герою «Ивану» постоянно приходилось держать в браузере открытую вкладку на портал wargaming.net.

Радости:

  • Герои.
  • Хороший парк техники.
  • Ностальгия.

Гадости:

Оценка: 7,0.

Вывод:

На выходе мы получили достаточно привлекательный проект, чувствительно играющий на ностальгии, но весьма интересный. Игра не лишена недостатков, но разработчики не прекращают работу над проектом, и будем надеяться, в ближайшем будущем их исправят.

ARA90rN

Hybrid Wars — шутер от wargaming

Обзор шутера Hybrid Wars

Hybrid Wars – это футуристический шутер с элементами РПГ от студии Extreme Developers, издателем которого является небезызвестная компания Wargaming. Действие игры разворачивается в 2060 году на Земле, повсеместно окутанной гибридными войнами. Каждый игрок может взять на себя роль военного пилота-испытателя, приняв участие в глобальном противостоянии на определенной боевой машине. В отличие от предыдущих проектов Wargaming (World of Tanks, World of Warplanes и World of Warships) игра не будет основываться на сессионных схватках между игроками, предлагая широкое разнообразие PvP и PvE режимов.

Как выглядят «гибридные» войны будущего?

На данный момент известно, что в игре Hybrid Wars будет вид от третьего лица, больше напоминающий МОВА игры наподобие Shards of War. Игроки будут выбирать себе определенные классы техники, которых на данный момент представлено всего четыре:

  • БШМД-27 «Молот», огромный робот с толстой броней, вооруженный ракетными установками.
  • Робот «Миротворец», делающий основную ставку на пулеметное оружие.
  • «Жар-птица», вертолет будущего, оснащенный различным вооружением и способный преодолевать любые препятствия.
  • Мощный танк «Дракон», оснащенный тяжелой броней, огромным орудием и небольшой ракетной установкой.

Таким образом, каждый пользователь сможет подобрать для себя наиболее оптимальный стиль игры, выбрав под него конкретную машину. Пока неизвестно, будет этот список техники окончательным или разработчики собираются в будущем разнообразить свой «парк аттракционов».

Для одиночного и совместного прохождения представлено более 150 различных заданий, каждое из которых является уникальным и отличается своим уровнем сложности. Всего на данный момент говорится о 50 различных видов противников, но, скорее всего, с течением времени этот список еще будет расширяться.

Массовые баталии между игроками будут проходить на восьми масштабных картах. Правда, насколько они будут крупными, разработчики пока конкретно не сказали. Единственное, что обещано – это захватывающие сетевые сражения, в которых будут участвовать разные виды техники в большом количестве.

На данный момент разработчики опубликовали пока только небольшой тизер и общую информацию по игре, но, по их словам, в общем доступе игра Hybrid Wars появится уже в 2016 году, поэтому скоро можно будет посмотреть все воочию. Сейчас же можно подписаться на новостную рассылку от разработчиков на официальном сайте.

Hybrid Wars: ностальгия по 90-м

WG Labs – подразделение Wargaming.net, занимающееся поиском и изданием сторонних проектов. Кроме того, WG Labs может заказывать разработку игр по торговым маркам, принадлежащим Wargaming, на стороне, как это было с недавней Master of Orion. Hybrid Wars – второй проект, вышедший из-под крыла WG Labs, и это top-down шутер на боевых машинах с явным привкусом ностальгии по играм 90-х гг. прошлого века.

Жанр action
Платформы Windows, Mac OS, Linux
Разработчик Extreme Developers
Издатель WG Labs
Сайты hybridwars.net, Steam

Среди top-down шутеров, давно и прочно обосновавшихся на ПК и консолях, есть отдельная категория игр, посвященная автомобильно/вертолетно/техническому безумию. Этакие shoot ’em up, только без скроллинга экрана. Если вы не знакомы с классикой вроде Jackal, Jungle Strike и Desert Strike, то, возможно, помните более свежие игры этого жанра, такие как Assault Heroes и Renegade Ops. Все очень просто: выбираете машину и отправляетесь крушить тысячи врагов направо и налево. Боссы и система бонусов прилагаются.

В Hybrid Wars (да, с названием игре не повезло), вы, во славу трансгуманизма, воюете за одну из транснациональных корпораций. Этакий индустриальный шпионаж с использованием тяжелого вооружения. Сюжет, подаваемый в брифингах, мягко говоря, не выдерживает никакой критики, как и выбор актера озвучания, так что можете спокойно пролистывать заставки. Тем более что в играх данного жанра совсем не важно, за что мы воюем, важен сам процесс.

На выбор игрока два типа шагающих роботов, БТР, тяжелый танк и два вертолета, один из которых может становиться невидимым. Да и сам герой, а на текущий момент их три (плюс двух девушек должны добавить позже), представляет собой серьезную боевую единицу, способную к концу игры справиться с десятком тяжелых роботов противника. Интересно, что прокачивается каждая единица техники отдельно, по мере использования. Чем намолотили больше всего врагов, то и растет в уровне, и, соответственно, становится все смертоносней. Древо умений небольшое и частично пересекается у разных машин.

Выбор техники во время миссии ограничен создателями – точки появления танков, роботов и вертолетов оговариваются сюжетом и определяются дизайном уровней. Например, к некоторым боссам, в том числе к финальному, не попасть иначе, чем на вертолете. У меня к концу кампании наиболее прокачанными оказались именно ударный вертолет «Жар птица» и робот «Миротворец». А вот танки, что юркий «Сталкер», что тяжелый «Дракон», показались мне слишком медлительными и неудобными.

Вообще, проблема управления – одна из основных в Hybrid Wars, причем особенно это сказывается на вертолетах. Вы не управляете высотой полета, винтокрылые машины сами огибают рельеф, вот только точность их перемещения и наведения в этот момент оставляют желать лучшего. А горы, к сожалению, есть почти в каждой миссии. Вторая проблема – техника прямо под брюхом ваших вертолетов, попасть в нее ой как не просто. Плюс я пару раз сталкивался с ситуацией, когда танк или робот просто застревали в руинах зданий.

Но вернемся к боевым действиям. Здесь все традиционно. Врагов на картах не просто много, а ОЧЕНЬ много. Они покрывают всю территорию, валятся с небес в десантных капсулах, прячутся среди домов и в лесах. Роботы всех мастей, боевые машины, танки, большие роботы, очень большие роботы, простреливающие всю карту гаубицы, вертолеты, катера, большие корабли и т.д. и т.п. Враги красочно взрываются и оставляют после себя патроны для вашей боевой машины. Это важно, ведь патроны и ракеты здесь имеют неприятную особенность заканчиваться в самый неподходящий момент.

Hybrid Wars очень неплохо выглядит и хорошо играется, вот только… эта игра практически во всех аспектах проигрывает Renegade Ops, вышедшей в 2011 г. Там, где в Renegade Ops было настоящее безумие, ад на колесах и непрекращающийся фейерверк, в Hybrid Wars — размеренное неторопливое продвижение по карте с выкашиванием всех противников и набором опыта. Взрывов здесь явно меньше, темп значительно ниже, напора и шарма не хватает.

С другой стороны, для многих Renegade Ops, с его нереальной безумной сложностью, закончился, так и не начавшись, на первом уровне. В Hybrid Wars у этих игроков, скорее всего, не будет такой проблемы. Игра спокойно проходится на среднем уровне сложности, некоторые проблемы вызывают разве что финальный босс и пару мест с не совсем корректной расстановкой противников и резким переходом от видеовставок к бою.

Hybrid Wars — совсем неплохой проект, в который можно поиграть на досуге. Вот, правда, рассчитывать стоит только на однопользовательскую кампанию, запущенных сетевых игр я, к сожалению, не нашел. Если же вам покажется, что градус безумия и уровень сложности в этой игре недостаточен, вы всегда можете запустить Renegade Ops. Проект Avalanche Studios (да, тех самых, что сделали Mad Max и Just Cause) пятилетней давности и сегодня смотрится очень хорошо.

Плюсы:
Большой выбор техники; ролевая система; неплохая графика и пиротехника; сбалансированная сложность

Минусы:
Слабый сюжет; озвучка; проблемы с управлением; низкий темп игры

Вывод:
Неплохой top-down action на роботах, танках и вертолетах, которому не хватает какой-то изюминки для завершенности

MSI рекомендует:
[hl id=7769930]
[hl id=7522102]
[hl id=8000933]
[hl id=6575938]

гибридных войн: косвенный адаптивный подход к смене режима

Политический аналитик и журналист Sputnik International Эндрю Корибко только что опубликовал свою первую книгу «Гибридные войны: косвенный адаптивный подход к смене режима». Он был рассмотрен Дипломатической академией России и выпущен при поддержке Российского университета дружбы народов, где Андрей является членом экспертного совета Института стратегических исследований и прогнозов. Его детальная работа доказывает, что цветные революции — это новая форма войны, спроектированная США, причем все, от ее организационной структуры до геополитического применения, руководствуется американскими стратегами.Но в отличие от более ранних исследователей, которые затрагивали эту тему, Эндрю идет еще дальше и использует последние примеры войны в Сирии и Евромайдана, чтобы доказать, что США сделали второй, более опасный шаг в своем арсенале инструментов для смены режима.

Гибридные войны, как он их называет, — это когда США объединяют свои стратегии цветной революции и нетрадиционной войны, чтобы создать единый инструментарий для осуществления смены режима в целевых государствах. Когда попытка цветной революции терпит неудачу, как это было печально в Сирии в 2011 году, резервный план состоит в развертывании нетрадиционной войны, которая строится непосредственно на социальной инфраструктуре и организационных методах первой.В случае Евромайдана Эндрю цитирует западные источники новостей, такие как журнал Newsweek, The Guardian и Reuters, напоминая всем, что за несколько дней до успешного завершения государственного переворота Западная Украина находилась в полномасштабном восстании против центрального правительства и Все готово для Нетрадиционной войны в сирийском стиле в самом сердце Восточной Европы. Если бы не внезапное свержение президента Януковича, США были готовы вести страну по сирийскому сценарию, который стал бы их вторым полноценным применением гибридной войны.

Революционное исследование Эндрю в конечном итоге показывает, что именно США, а не Россия были инициаторами использования гибридных войн, и что, учитывая его подтвержденные выводы, безответственно даже называть предполагаемое участие России в украинском кризисе «гибридной войной». Фактически, США намного опережают любую другую страну в применении этого нового метода ведения войны, поскольку ни одно другое государство до сих пор не предпринимало попыток «цветной революции», не говоря уже о том, чтобы превратить ее в нетрадиционную войну, когда их первоначальные планы смены режима потерпели неудачу.Хотя некоторые многие думают, что такие события являются спонтанными и случайными, Эндрю документирует, что гибридные войны не только создаются с нуля США, но и как они конкретно развертываются в тех областях, где они были бы наиболее геостратегически выгодными для продвижения. своей однополярной политики.

Таким образом, Эндрю не только описывает саму суть гибридных войн, но и в заключительной части своей книги предсказывает, что, по его мнению, они могут произойти в будущем. Он представляет новаторскую концепцию Цветной дуги, непрерывной линии государств, простирающейся от Венгрии до Кыргызстана, где ведение гибридных войн нанесло бы наиболее серьезный ущерб национальным интересам России.Это первый раз, когда цветные революции анализируются через геополитическую призму, и это дает совершенно другой взгляд на использование этого оружия. Эта новая парадигма абсолютно необходима для понимания нового подхода США к смене режима и формы, как физической, так и геополитической, которую он, как ожидается, примет в ближайшие годы.

Определение и призыв к действию — Йельский обзор международных исследований

Если разделить насильственный конфликт на две широкие категории, с одной стороны, будет лежать традиционная, так называемая «обычная» война, а с другой — асимметричная или «нетрадиционная» война.«Обычные» сражения ведутся между профессиональными армиями и в целом подчиняются динамике классической военной теории; в то время как «нетрадиционная» война представляет собой особый мир партизанских боев и мятежей, где даже самые мощные из обычных вооруженных сил могут столкнуться с небольшой, плохо вооруженной и организованной группой идеологически мотивированных бойцов. 1

Это разделение неизбежно сглаживает важные аспекты войны и ее бесчисленные формы; тем не менее, достаточно дать общий обзор дихотомии, присутствующей в сознании многих стратегов и государственных деятелей.В мире исследований в области безопасности по-прежнему ведутся серьезные споры по поводу этой дилеммы, которую с точки зрения США можно сформулировать как вопрос: «Китай или Ирак?» Должностные лица Министерства обороны, генералы и политики должны решить для себя, готовить ли Соединенные Штаты к войне против современного традиционного противника, обычно представленного как Китай или Россия, или наращивать опыт борьбы с повстанцами в ожидании все более хаотичного мира несостоятельных государств и международного терроризма. . 2 Однако дихотомия не так ясна, как может показаться на первый взгляд, и рассмотрение будущего войны как всего лишь подбрасывания монеты между обычным и нетрадиционным конфликтом рискует игнорировать наличие решающего третьего измерения — гибридной войны.

Гибридная война занимает неудобную золотую середину между обычной и нетрадиционной войной, смешивая при этом элементы обоих. В широком смысле гибридные войны — это конфликты с участием одного или нескольких негосударственных субъектов, которые, тем не менее, обладают атрибутами вооруженных сил государства. Часто гибридные комбатанты пользуются поддержкой иностранной державы, которая снабжает их деньгами, оборудованием и в некоторых случаях обучением. Эта комбинация создает боевые силы, способные вести боевые действия на современном поле битвы, при этом существуя вне оков закона и доктрины, сдерживающих государственные вооруженные силы.

Термин «гибридная война» был популяризирован в лексиконе военной теории для описания конфликта 2006 года между Израилем и Хезболлой. Несмотря на высокопрофессиональную и тщательно модернизированную армию Израиля, Силы обороны Израиля в целом не смогли выполнить заявленную ими цель разоружить «Хезболлу» ее ракетных арсеналов и в конечном итоге отказались от заключения соглашения о прекращении огня, которое позволило «Хезболле» заявить о победе в своей пропаганде.

Решающим элементом в срыве военной кампании Израиля в Ливане была его неподготовленность к встрече с гибридным противником, способным бросить вызов обычным военным возможностям. 3 Привыкшие к нетрадиционным боям во время палестинских восстаний во время Второй интифады, войска ЦАХАЛа фактически оказались неподготовленными к ведению маневренной войны, необходимой для разгрома высокоорганизованных и хорошо оснащенных сил противника. Тем не менее, в то время как «Хезболла» вступала в бой с израильскими силами в обычных условиях, группа одновременно использовала и явно нерегулярные стратегии, включая размещение сил в городах и крупных населенных пунктах, чтобы свести на нет преимущество Израиля в огневой мощи.Таким образом, негосударственный субъект, традиционно классифицируемый как террористическая организация, продемонстрировал поразительное сочетание государственной военной организации и негосударственной тактики повстанческого движения.

С 2006 г. возник ряд конфликтов, которые можно отнести к гибридным войнам. Возможно, самым известным спонсором гибридной войны была Россия, которая практиковала эту концепцию сначала в Грузии в 2008 году, а затем в Украине после свержения своего русофильского президента Виктора Януковича в 2014 году.Россия также сыграла ключевую роль в распространении концепции гибридной войны на кибернетические и медиаресурсы. Так называемая доктрина Герасимова, названная в честь российского генерала Валерия Герасимова, определяет способность влиять на популярные нарративы внутри государства как новое мощное измерение военной мощи. 4 Эта политика широко применялась в «ближнем зарубежье» России — странах Балтии, Кавказе, Украине и Польше, а ее охват, возможно, распространился даже на U.С. Президентские выборы. Доктрина Герасимова иллюстрирует центральную идею гибридной войны, согласно которой все доступные средства применения силы принуждения являются областью, созревшей для использования гибридным комбатантом. В то время как обычные боевые единицы ведут войну на передовой, армии интернет-троллей, хакеров и сочувствующих, объединенных в сети через международные границы, могут проводить продуманную информационную кампанию, чтобы подорвать волю народа и распространять разрушительную дезинформацию.

В ответ на утверждения о зарождающейся эре гибридной войны ряд уважаемых теоретиков ответили скептицизмом.Они говорят, что на протяжении всей истории военные нацелены на самое слабое звено вражеских сил. Гибридная война с ее упором на нарушение информации и многоспектральную борьбу — это просто продолжение этого принципа, переупакованного для продажи книг и попадания в заголовки газет. Более того, если гибридную войну можно определить как любой конфликт, сочетающий традиционные и нетрадиционные элементы, ее можно применить практически к любому конфликту. 5 Хотя это законное беспокойство, оно игнорирует вопрос об участниках, который действительно определяет гибридную войну.Обычные войны, как правило, ведутся государственными армиями, нетрадиционные войны — негосударственными субъектами, гибридные войны объединяют эти две войны в форме негосударственных субъектов с возможностями, подобными государству.

Больше, чем просто мятеж, гибридные противники обладают организационной структурой и ресурсами, чтобы бросить вызов крупным вооруженным силам государства в бою, но они не ограничены традиционными соображениями государственной стратегии. Потеря города или захват территории, даже поражение в битве не являются решающими для уничтожения гибридного врага, который может искать убежища среди населения, применяя более прочную тактику нетрадиционного боя.С точки зрения прав человека гибридные войны открывают двери для ряда потенциальных нарушений в военное время. Когда российские военнослужащие снимают идентификационные символы со своей формы перед маршем в Крым, они отказываются от правил, установленных для государственных вооруженных сил как международным правом, так и внутренними кодексами поведения. Такие силы якобы имеют равные полномочия действовать в качестве боевых сил на передовой, как и террористическая группа, при этом со слоем непрозрачности между их действиями и государством, которое их спонсирует. 6

Гибридные войны все больше доминируют в сегодняшнем ландшафте безопасности как с точки зрения их частоты, так и с точки зрения угрозы, которую они представляют. Современные технологии — от дронов до социальных сетей и Интернета — предлагают гибридным комбатантам множество нового оружия в их арсенале. Кроме того, по мере того, как гибридные комбатанты демонстрируют свою эффективность в подрыве обычной военной мощи, другие страны могут начать адаптировать аналогичные методы для своих собственных сил. Таким образом, другие виды конфликтов могут становиться все более и более гибридными, что усложняет вопрос о Китае или Ираке, поскольку различие между ними начинает стираться.В Ираке боевики Исламского государства и курдская пешмерга сталкиваются с использованием оружия и транспортных средств американского производства; временами их маневры поразительно напоминают обычные сражения. 7 Одновременно Китай воспользовался разрушительной силой кибероружия, стремительно наращивая свой потенциал в этой сфере. 8 Подбор любого случая в строго традиционную / нетрадиционную дихотомию рискует упустить из виду важные стратегические и тактические нюансы, которые могут оказаться дорогостоящими упущениями.

При всем своем расхождении гибридная война не меняет самой природы войны. Война остается, по сути, применением насилия в политических целях, с хорошей долей вероятности. 9 Гибридизация, однако, существенно меняет ведение современной войны, она требует, чтобы государства принимали во внимание необходимость как обычных, так и нетрадиционных инструментов и тактик. Этот синтез будет непростым, даже величайшие командиры изо всех сил пытаются вести только один вид войны, не говоря уже о двух типах одновременно.Тем не менее, более тщательное исследование того, как ведутся гибридные войны, может дать ценную информацию для лучшего понимания обычных, а также нетрадиционных боевых действий.


Примечания

1 Линдси, Франклин А. «Нетрадиционная война». Иностранные дела. 28 января 2009 г. По состоянию на 1 марта 2018 г. https://www.foreignaffairs.com/articles/asia/1962-01-01/unconventional-warfare.

2 Матисек, Джахара и Ян Бертрам. «Смерть американской обычной войны.«RealClearDefense. По состоянию на 2 марта 2018 г. https://www.realcleardefense.com/articles/2017/11/06/the_death_of_american_conventional_warfare_112586.html.

3 Эйлам, Эхуд. Израиль в состоянии войны — стратегический и оперативный анализ, 1948-2014 гг. . Mcfarland & Co Inc, 2015.

4 В. Герасимов, «Цена науки в предвидении», Военно-промышленный курьер, , 27 февраля 2013 г., http://www.vpk-news.ru/articles/14632.

5 Review, НАТО.«Гибридная война — она ​​вообще существует?» Обзор НАТО. По состоянию на 1 марта 2018 г. https://www.nato.int/docu/review/2015/Also-in-2015/hybrid-modern-future-warfare-russia-ukraine/EN/.

6 «Международная амнистия». Украина: Растущее количество доказательств военных преступлений и причастности России. По состоянию на 4 марта 2018 г. https://www.amnesty.org/en/latest/news/2014/09/ukraine-mounting-evidence-war-crimes-and-russian-involvement/.

7 Морленд, Скотт Джаспер и Скотт. «ИГИЛ: адаптивная гибридная угроза в переходный период.»Small Wars Journal. По состоянию на 2 марта 2018 г. http://smallwarsjournal.com/jrnl/art/isis-an-adaptive-hybrid-threat-in-transition.

8 Келло, Лукас. Виртуальное оружие и международный заказ . S.l .: Yale University Press, 2018.

.

9 Клаузевиц, Карл Фон, Майкл Ховард и Питер Парет. На войне . Норуолк, Коннектикут: Easton Press, 1989.

Обзор

— Hybrid Warfare

Гибридная война: борьба со сложными противниками от древнего мира до наших дней
Уильямсон Мюррей и Питер Р.Мансур, ред.
Издательство Кембриджского университета, 2012 г.

Как следует из названия, книга посвящена добавлению исторического аспекта в новый термин «гибридная война», который впервые появился примерно в 2005 году, иногда также называемый комплексной войной или комплексным подходом. Оба редактора имеют опыт работы в области военной истории и стратегических исследований. Мюррей является почетным профессором истории в Университете штата Огайо, в то время как Мансур, помимо своей академической работы, может также оглянуться на 26-летнюю карьеру в армии США и свой опыт в качестве старшего офицера командующего многонациональными силами в Ираке в 2007 г. 2008 г., генерал Дэвид Петреус.

Девять глав были добавлены различными авторами в поддержку тезиса о том, что гибридная война не является новым явлением, но всегда существовала в той или иной форме на протяжении всей истории как сочетание обычных и нерегулярных сил или методов. Мансур ясно дает понять во введении, что сеть была заброшена достаточно широко, чтобы не задушить авторов историческим контекстом обсуждаемых разнообразных сценариев и потому, что это подчеркивает сложность рассматриваемого предмета.Тем не менее, он добровольно предлагает определение, которое представляет собой конфликт, «включающий сочетание обычных вооруженных сил и нерегулярных формирований (партизан, повстанцев и террористов), которые могут включать как государственных, так и негосударственных субъектов, нацеленный на достижение общей политической цели. Нерегулярные силы не обязательно должны управляться централизованно, хотя во многих случаях они составляют часть согласованной стратегии ». Это довольно современное звучащее определение не было бы полностью применимо в случаях, предшествовавших Вестфальской государственной системе, и возникает вопрос, действительно ли действующим лицам всегда действительно нужна общая цель или они не могут просто объединить свои силы для достижения разных целей, как это показано во второй главе. по Ирландии.Это также кажется излишне ограничительным, поскольку не предусматривает нетрадиционных тактик, таких как использование экономической, технологической или информационной войны. Представляется открытым для интерпретации, будет ли использование нетрадиционных вооруженных сил, таких как военизированная полиция, или ввод в эксплуатацию ЧВК, подпадать под какую-либо из указанных категорий.

В первой главе рассматривается попытка римлян завоевать Германию как самый ранний пример применения этого типа войны в арке, которая охватывает войну во Вьетнаме, но, к сожалению, не включает в себя более недавние тематические исследования, чтобы полностью связать книгу с миром войны. сегодня, хотя некоторые из них более кратко упоминаются в предисловии.

В других главах анализируется нерегулярная война в Ирландии во время правления Елизаветы I. в то время, когда ирландское восстание поддерживалось Испанской империей, Американская революция, Испанская (также известная как Полуостров) война 1807-14 гг. Гражданская война в США (после того, как Юг был фактически побежден на поле боя, но более мелкие отряды продолжали бродить и сопротивляться), Франко-прусская война 1870-71 гг., столкновение японцев в северном Китае и довольно длинная глава об опыте Британская империя 1700-1970 гг., что само по себе почти стоило бы отдельного тома.Хотя его можно рассматривать как продолжение второй главы об английском языке в Ирландии для раннего опыта борьбы с повстанцами, это немного необычно из-за продолжительности периода времени и того факта, что оно касается нескольких конфликтов, которые произошли за этот период. вместо одной, как в других главах. В последнем и самом последнем тематическом исследовании Вьетнама Карл Лоу предлагает несколько уроков, которые все еще применимы к современному военному вмешательству за рубежом, некоторые из которых, по его мнению, были проигнорированы в Ираке и Афганистане.

Это интересные примеры, относящиеся к некоторым из наиболее известных конфликтов, и они хорошо написаны, по крайней мере для читателя, склонного к этой теме, но очень ориентированы на запад, за исключением обсуждения японской армии в Китае. Было бы поучительно, если бы по крайней мере еще один конфликт, желательно более недавний, был бы проанализирован там, где ни одна из сторон не была англоговорящей или была за пределами западного полушария в целом — жестокий и продолжавшийся десятилетия конфликт из-за Кашмира между Индией и Пакистаном. Это приходит на ум в связи с использованием обеими сторонами марионеточных повстанцев для террора населения или, возможно, еще один случай, произошедший более давно в истории из неанглоязычного мира.Как только кто-то углубится в эту тему, кажется, что не будет недостатка в примерах гибридной войны на протяжении веков. Как насчет немецкого вспомогательного крейсера Seeadler во время Первой мировой войны или использования пиратов и пиратов английской короной в Карибском бассейне в дни конкуренции с Испанской империей?

Совершенно очевидно, что эта тема, независимо от терминологии, актуальна для сегодняшнего мира, пережившего «холодную войну». Книга была выпущена до того, как самопровозглашенное Исламское государство (ИГ) стало доминирующим игроком в Сирии и Ираке, а также до событий на Майдане на Украине, которые положили начало цепочке событий, которые завершились аннексией Крыма Россией и продолжающимся повстанческим движением. на востоке Украины.ИГ распространилось по всему миру, чтобы угрожать формирующемуся правительству в Ливии, а также пытаться терроризировать население в Европе и вплоть до Австралии, чтобы атаковать и дестабилизировать установленный порядок. Использование Россией неопознанных «зеленых человечков», войск и техники без знаков различия или официальных опознавательных знаков в Крыму и подход к постоянному отрицанию какой-либо причастности, вкупе с сеянием дезинформации для формирования общественного мнения, представляют собой тактику, которая ранее не применялась, но вполне может повторить еще раз. Правда в том, что война сложна, если она ведется не в одном измерении, а современные технологии все время добавляют новые возможности в эту смесь.Дни, когда армии сражались друг против друга вдали от населенных пунктов, а мирных жителей в значительной степени щадили, прошли, и они длились лишь мгновение ока.

Терроризм можно определить как «стратегический выбор движений, которые сталкиваются с проблемами при достижении своих политических целей», но в наши дни террористы собирают армии, удерживают территорию и провозглашают государства. С течением времени военная мощь вынуждала противников применять асимметричные и гибридные подходы для достижения своих целей: либо нейтрализовать превосходство в обычных вооруженных силах, либо добиться правдоподобного отрицания.В современную эпоху информационных войн заметно другое измерение: страх, неуверенность и сомнения (FUD). Хотя в психологической войне нет ничего нового, постоянная доступность современных средств массовой информации и почти мгновенная связь добавили новое качество и значительно расширили охват. Российские кампании дезинформации и кибератак продолжаются и не ограничиваются только событиями на Украине. Вызывает тревогу то, что теперь они связаны со стратегией «активных мер», доктриной Герасимова, которая предлагает использовать русскоязычные меньшинства для достижения таких целей, как формирование постсоветского пространства и сферы влияния России в Балтийском регионе, а также Арктика.Возможно, кого-то утешит тот факт, что до сих пор верна старая пословица: в любви и на войне все хорошо. Поскольку любой противник будущего, скорее всего, будет хорошо разбираться в СМИ и будет использовать Интернет для пропаганды через социальные сети, веб-хостинг и т. Д., А также для кибератак, почти все будущие войны будут гибридными по своей природе и будут включать несколько измерений.

Мансур мотивирован тем, что, по его мнению, является интеллектуальной неспособностью военного истеблишмента извлечь уроки из прошлого, чтобы подготовиться к не столь отдаленному будущему.Он ссылается на необходимость того, чтобы военное руководство корректировало доктрину в соответствии с типом войны, в которой участвуют их войска, и извлекало уроки из текущих конфликтов, если они намерены упорствовать в конфликте, который, по его оценке, будет наиболее вероятным в 21-м. века, и он выступает за то, чтобы Соединенные Штаты также «участвовали в гибридной войне, когда позволяют условия». В том же духе Мюррей, который вносит свой вклад в этот вывод, предупреждает, что нельзя слишком полагаться на ожидания, вытекающие из технологического превосходства, и не извлекать уроки из исторических данных, которые, по его мнению, могут предполагать, что нетрадиционные войны в целом были скорее нормой, чем исключение.Однако традиционная ориентация на поле битвы заставляет меня задаться вопросом, думали ли редакторы достаточно гибридно.

«Гибридная война: борьба со сложными противниками от древнего мира до наших дней» — это книга, тематические исследования которой помогают ей достичь заявленной цели и которая кажется весьма перспективной с учетом событий, последовавших вскоре после ее выпуска. Он должен быть интересен студентам и ученым, занимающимся историей, военными и военными исследованиями, стратегией, международной безопасностью и смежными областями.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

новых лейблов, старая политика> Air University (AU)> Online Book Reviews

Гибридные конфликты и информационная война: новые ярлыки, старая политика под редакцией Офера Фридмана, Виталия Каберника и Джеймса Пирса. Lynne Rienner Publishers, 2019, 271 с.

Конфликт последнего десятилетия описывался такими модными словами, как «гибридная война» или «информационная война», непрозрачными по значению, но часто считающимися изменяющими «природу войны». Гибридные конфликты и информационная война — это академический текст, который пытается развеять некоторую путаницу в отношении этих терминов, того, что они на самом деле описывают, и стратегического значения этих идей. Работа была вдохновлена ​​обсуждениями на конференции 2017 года, организованной Королевским центром стратегических коммуникаций при Королевском колледже Лондона. Он уникален тем, что объединяет в одном томе контрастирующие концепции гибридной войны, представленные западными и российскими учеными. Помимо этих важных направлений расследования, в последних главах дается увлекательное обсуждение этих концепций, применяемых Исламским государством Ирака и Сирии (ИГИЛ).

Читатели из академических кругов, военные практики и аналитики могут почерпнуть ценную информацию из этой работы. Для военных практиков и аналитиков эта работа дает возможность взглянуть на призму восприятия российских лидеров и экспертов. Возможно, самая разительная разница между аргументами западных и российских авторов заключается в их восприятии мастерства своих конкурентов в гибридной войне. Несколько глав (в частности, Георгия Филимонова) показывают, что российские эксперты считают, что Соединенные Штаты владеют мастерством использования сетецентрических подходов для материальной поддержки и разжигания народного сопротивления или даже революции против авторитарных режимов.Так называемые «цветные революции» 2000-х и 2010-х годов, а также «арабская весна» приводятся в качестве примеров американской социальной инженерии посредством гибридной войны. Некоторые читатели могут не согласиться с выводами или мнениями российских исследователей. Важный вывод заключается в том, что даже если некоторые утверждения фактически неверны, они представляют собой важный взгляд на мышление российских экспертов в области безопасности и политики.

При таком большом количестве представленных исследований есть идеи, которые выделяются как особо ценные.Глава Оксаны Тимофеевой «Использование информации: методы и примеры из России» — это пример того, как российский исследователь выявляет случаи пропагандистской деятельности Кремля в Интернете, такие как репортажи телеканалов RT и Sputnik International. Другой пример — ботнеты (сети поддельных учетных записей в социальных сетях), используемые для продвижения или подавления повествования в социальных сетях. Опираясь на предыдущие исследования, Тимофеева перечисляет отличные потенциальные методы пропаганды, чтобы скрыть правильное повествование, такие как «растворение ценной информации в смоге данных», «упрощение, подтверждение и повторение» и «терминологическая подмена».Этот высокоуровневый анализ риторических методов пропаганды и дезинформации позволяет выявить эти логические заблуждения, обеспечивая основу для академических и профессиональных исследований.

Третий и последний раздел посвящен истории и относительной сложности информационных кампаний ИГИЛ. Специалисты по терроризму и борьбе с терроризмом найдут значительную ценность в подробном исследовании организации ИГИЛ и характера ее вербовочных усилий. В главе Ахмета Ярлыкапова «Пропаганда Исламского государства на Северном Кавказе» представлена ​​российская культурная перспектива в региональном исследовании информационной войны ИГИЛ.Он признает социально-экономический контекст, который создал благодатную почву для вербовки ИГИЛ на Кавказе, в том же духе, что и другие исследования вербовки в антитеррористической литературе. В других работах предлагается более полная перспектива ИГИЛ, включая высокий приоритет, уделяемый его медиа-разделу и ряду СМИ, созданных группой, таких как информационное агентство A’maq, радио аль-Баян и газета аль-Наба. (источники, изученные Чарли Винтером, который специализируется на репортажах ИГИЛ во время битвы при Мосуле).Эти главы подробно рассматривают нарративы ИГИЛ, чтобы сформировать целостную картину его тенденций, и представляют собой хорошо написанные научные исследования.

Очень немногие главы не попадают в цель в своих утверждениях и заслуживают конструктивной критики. Одним из них является глава Мервина Фроста и Николаса Михельсена «Международная этика и информационная война», в которой делается попытка объяснить поведение информационной войны с помощью этической интерпретации. Они утверждают, что все государства и международные группы (например, ИГИЛ) соблюдают набор этических норм в своих стратегических коммуникациях.То есть даже ИГИЛ апеллирует к общей этической норме, обвиняя США в жертвах среди гражданского населения в результате авиаударов. Однако этот раздел сводит к минимуму разрушительное воздействие социальных сетей и неаттрибутивный характер дезинформации, распространяемой через эти платформы. Отдельные лица, негосударственные группы и спонсируемые государством организации могут увековечивать нарративы, которые не апеллируют к стандартному набору норм или практик. Они могут использовать в своих сообщениях нарративы, основанные на морали, но не подчиняются и не ограничиваются этими стандартами.

Как отредактированный том с добавленными главами, авторы отличаются разнообразием стилей и направленностью. Некоторые главы написаны в более тяжелом академическом стиле. В то время как преданные ученые и аналитики могут почерпнуть проницательность повсюду, некоторые подборки будут более ценными и интересными для воина-ученого. «Идея гибридности» Дэвида Бец, «Цветные революции в контексте гибридных войн» Георгия Филимонова, «Российская военная перспектива» Виталия Каберника и «Использование информации: методы и кейсы из России» Оксаны Тимофеевой. рекомендованы за их понимание и более доступную прозу о гибридных войнах с разных точек зрения.Каждая из глав из части 3, посвященной «делу Исламского Государства», настоятельно рекомендуется как уникальное исследование ИГИЛ и решений, принятых в ходе его информационной войны. Главы, опущенные в этих рекомендациях, более прозаичны по своему написанию и организации и касаются в первую очередь споров об определениях двусмысленного термина «гибридная война». Все согласны с тем, что «гибрид» — плохое описательное слово, потому что оно очень неспецифично. Однако извилистый теоретический путь, избранный некоторыми авторами, чтобы прийти к такому выводу, не приносит большой пользы военным практикам.В целом, сборник в Hybrid Conflicts and Information Warfare является сильным вкладом в эту тему.

2-й лейтенант Дрейтон Дж. Шафер, USAF

Мальвина — Гибридные войны | Обзор

Гибридная война — это стратегия, сочетающая политическую, обычную, нерегулярную и кибервойну. Спасибо, Википедия, за это понимание. Мальвина использует этот термин для описания американского империализма. Они осуждают непрерывный переворот в своей родной стране, Бразилии.Другими словами, это в высшей степени политический материал.

Наряду с политикой лирика затрагивает социально-политические вопросы, такие как критика капитализма. Это означает, что, даже если тексты, кажется, связаны с Бразилией, их можно довольно легко перевести на вашу собственную ситуацию. Так что не бойтесь, если вы не так хорошо знакомы с Бразилией и ее нынешним политическим климатом.

Hybrid Wars , выпустив ранее один альбом (давно в 2010 году), один EP и один сингл, стал их вторым полноценным альбомом за 9 лет. Hybrid Wars — это альбом, который создавался четыре года, и это то, что вы можете услышать. Этот альбом звучит действительно продуманно. Каждый рифф находится именно там, где группа задумана. Каждый переход звучит действительно естественно, что само по себе является искусством, особенно если учесть, сколько переходов группа включает в свой слегка прогрессивный звук. Не каждая песня абсолютно новая. Если вы следили за группой, «Сценарий» должен показаться вам знакомым. Эта песня использовалась как песня в знак протеста против Олимпийских игр в Бразилии.

Стиль Мальвины — смесь панка и хардкора с металлическими нотками. Первой группой, которая пришла на ум при прослушивании этого альбома, была Propagandhi . Этот альбом приближается, но не дает того высокого уровня, которого достигает группа. Я с трудом указывал булавкой то место, где альбом терпит неудачу. В конце концов, несмотря на все изменения темпа, после многократного прослушивания пластинки мне трудно запоминать отдельные части песен. Песни немного сливаются друг с другом. Еще немного вариаций не помешало бы.

В моей книге голос певца — один из главных аргументов группы. У него есть чувство срочности, которое необходимо для подобных текстов. Стратегическое использование бэк-вокала увеличивает вокальное воздействие. Я надеюсь, что в следующем выпуске это будет еще лучше. Кстати, я надеюсь, что нам не придется так долго ждать следующего релиза!

Почему гибридная война — это тактика, а не стратегия: ответ на «будущие угрозы и стратегическое мышление»

Дэн Г.Кокс — адъюнкт-профессор политологии Высшей военной школы армии США. Его опубликованные книги включают «Терроризм, нестабильность и демократия в Азии и Африке» и «Противодействие повстанцам, ориентированное на население: ложный идол?». Он также опубликовал статьи в Journal of Peace Research, Congress and the Presidency, Parameters и Joint Force Quarterly.
Томас Брускино — адъюнкт-профессор военной истории Высшей военной школы армии США. Он является автором книги «Нация, закованная в войне: как Вторая мировая война научила американцев жить вместе».
Д-р Алекс Райан является сотрудником Booz Allen Hamilton и удостоен высшей награды компании — награды Values ​​In Practice. Доктор Райан преподавал операционное и стратегическое проектирование в Школе перспективных военных исследований и руководил командованием, включая Командование специальных операций США и Стратегическое командование США. Доктор Райан также имеет девятилетний опыт работы ученым в области обороны в Австралийской организации по оборонной науке и технологиям (DSTO). Его диссертация по прикладной математике продвинула мультидисциплинарный подход к проектированию сложных систем.

Введение

Осенний выпуск журнала Infinity Journal за 2011 год включал статью под названием «Угрозы будущего и стратегическое мышление», в которой утверждалось, что конструкция «гибридных угроз» особенно полезна для того, как вооруженные силы Соединенных Штатов готовятся к борьбе в будущем. Мы считаем слишком типичным, чтобы статья о будущих угрозах и стратегическом мышлении была связана с таким понятием, как гибридные угрозы, потому что современные дискуссии о будущих войнах и стратегии изобилуют нечеткими, неполными или просто плохими идеями.Концепция гибридных угроз (или гибридной войны), как ее определяют основные сторонники, действительно неясна, неполна и часто бесполезна. Эта концепция не уникальна в этом отношении, поэтому, хотя в данной статье критикуется концепция гибридной угрозы, мы рассматриваем эту конкретную идею как красноречивый индивидуальный случай более крупной проблемы запутанного мышления о будущих войнах и стратегическом мышлении.

Однако для ясности скажем, что сторонники гибридных угроз подчеркивают важный момент. По мере того, как американские силы на Ближнем Востоке сокращаются, бюджетные войны внутри кольцевой дороги накаляются.Военным США действительно нужно очень хорошо подумать о приоритетности ресурсов на случай непредвиденных обстоятельств в будущем, что является важной задачей стратегического мышления. Приоритеты финансирования определяются частично на основе ожидаемых будущих угроз, поэтому важно правильно определить угрозу. Тем не менее, модные концепции, такие как гибридные угрозы, могут показаться многообещающими, но их концептуальные недостатки служат препятствием для разработки четкой и продуктивной стратегии. Мы предлагаем, чтобы концепция гибридной войны действительно сводилась к сосредоточению внимания на тактике и методах, которые не являются полезной конструкцией для руководства политиками и разработчиками стратегии.

Почему гибридная война не имеет смысла

Фрэнк Г. Хоффман был самым активным сторонником концепции гибридных угроз, представленной в его часто цитируемой монографии 2007 года, за которой последовала серия работ, последнее из которых — эссе Infinity Journal. [I] Хоффман был одним из самых последних. к ним присоединились другие, в том числе Колин Грей, Макс Бут и Джон МакКуэн [ii], которые, по словам Хоффмана, утверждают, что «будущий конфликт будет многомодальным или многовариантным, а не простой черно-белой характеристикой одной формы войны.[Iii] Маргарет Бонд расширяет это понятие, утверждая, что гибридная война является парадигмой для всех будущих операций по обеспечению стабильности. [Iv] Для пояснения, Хоффман описывает гибридные угрозы как включающие:

… Полный спектр различных способов ведения войны, включая обычные возможности, нерегулярную тактику и боевые порядки; террористические акты, включая неизбирательное насилие и принуждение, и преступные беспорядки. Гибридные войны могут вестись как государством, так и различными негосударственными субъектами. Эти мультимодальные действия могут проводиться отдельными подразделениями — или даже одним и тем же подразделением — но, как правило, оперативно и тактически направляются и координируются в основном боевом пространстве для достижения синергетических эффектов в физических и психологических измерениях конфликта.[v]

Критики подвергли сомнению полезность такого определения, поскольку оно, похоже, представляет собой переупаковку любого количества старых концепций, описывающих врага или сценариев, которые переключаются между способами ведения боя, включая составную войну, трехблочную войну, [vi] или четвертый. война поколений. [vii] Например, вьетнамские коммунисты использовали обычные, партизанские, террористические и преступные действия в своей войне против Южного Вьетнама и Соединенных Штатов.

В ответ Хоффман и его соотечественники подчеркнули, что гибридные угрозы отличаются тем, что они будут характеризоваться «более размытием и смешиванием форм войны в сочетании с возрастающей частотой и летальностью.[Viii] Другими словами, эти «мультимодальные» или «многовариантные» гибридные угрозы по отдельности смогут применять несколько режимов войны либо все сразу, либо почти одновременно, и с высокой летальностью. С этой точки зрения пример Вьетнама на самом деле неприменим, потому что, предположительно, армия Северного Вьетнама провела большую часть обычных боевых действий, в то время как Вьетконг действовал как партизан. Поэтому сторонники гибридных угроз рассматривают войны в Чечне за последние два десятилетия и кампанию 2006 года в Ливане в качестве примеров или предвестников этого зарождающегося способа ведения войны.(Хоффман также недавно добавил 2-ю англо-бурскую войну в качестве еще одного примера, который трудно согласовать с новой концепцией). [Ix]

В этом образе мышления мы видим две связанные проблемы. Во-первых, несмотря на некоторые утверждения об обратном, гибридные угрозы представляют собой врага почти мистической силы. Во-вторых, гибридная война почти полностью сосредоточена на тактике в своем анализе и предписаниях.

Как уже должно быть ясно, представление о гибридных угрозах запутано своей спекулятивной природой.Он представляет собой угрозу, которую можно лишь смутно отождествить с какими-либо конкретными примерами. Хоффман утверждает: «Разработчики политики и стратеги должны определять свои предположения о частоте, последствиях и рисках гораздо более тщательно и аналитически». [X] Тем не менее, гибридная конструкция угроз применяет ошибочную логику индукции для прогнозирования будущих угроз. Фактически, эта концепция вызвана и исходит из чрезвычайно узкого набора исторических войн, многие из которых слишком упрощены, чтобы соответствовать гибридной модели.Проблема в том, что чрезвычайно трудно найти кого-либо, кто мог бы делать все, что предписывает концепция гибридных угроз.

Утверждение, что отдельные подразделения (или даже отдельные, но выровненные подразделения) могут каким-то образом одновременно (или легко и быстро) переключаться между обычными, нерегулярными и преступными действиями, поднимает врага до мистического статуса. Возникает образ единственного гибридного воина, одновременно нацеливающего и стреляющего из артиллерии, устраивая засаду с помощью СВУ, скрываясь среди населения, которому он продает наркотики, и настраивает рэкет для защиты, разрабатывает и развертывает биологическое и / или ядерное оружие. и взлом мэйнфрейма Пентагона, чтобы внедрить компьютерный вирус, и все это при проведении интервью на телеканале «Аль-Джазира», специально нацеленного на подрыв морального духа среди гражданского населения в центре Америки.

Мы гипоэтично преувеличиваем, но ненамного. Чтобы выполнить все предполагаемые задачи одновременно или в тесной последовательности, любая гибридная угроза должна быть высококвалифицированной в широком спектре способов ведения войны, идея, которая выходит за рамки реальности. Когда кто-то рассматривает проблему с точки зрения тех групп или людей, которые могут принять гибридную модель, ошибочность гибридного воина становится очевидной. Вся причина, по которой они сражаются по-разному, заключается в том, что они не могут сравниться с обычными и нерегулярными возможностями Соединенных Штатов.[xi] Они должны искать разные способы победить превосходящие американские возможности именно потому, что у них нет средств, как у Соединенных Штатов. Из-за культурных препятствий и крайне ограниченного материального обеспечения у них есть только ограниченные возможности и время для обучения. По этой причине их усилия направлены на экономию силы. Они стремятся к строгости, а не к сложности. Если бы они могли готовить войска одновременно для участия в обычных, партизанских, террористических и криминальных действиях, им не пришлось бы использовать террористов-смертников.Более того, они и не мечтали тратить такие хорошо обученные войска на самоубийственные миссии.

Даже на пике американской экономической депрессии американское правительство вложило в доктрину, обучение, образование, оснащение и развитие наших вооруженных сил почти столько же ресурсов, сколько и весь остальной мир вместе взятый. Нефтяным танкером было потрачено много чернил на вопрос о том, сколько учебных часов в профессиональном военном образовании достаточно, чтобы подготовить пожизненных профессиональных офицеров, способных вести контр-партизанскую войну, не жертвуя при этом базовой способностью вовремя вызывать целевая артиллерийская миссия.Тем не менее, мы должны верить, что «Хезболла» с гораздо меньшей ресурсной базой каким-то образом выработала сопоставимые наборы навыков в каждой бедной душе, которую они наскребли с улицы и прошли через свою программу обучения? Должно быть, это какой-то дополнительный класс, который они проводят в Бейрутском техническом колледже террористов.

Что еще более важно, если бы мы действительно столкнулись с врагом столь внушительной силы, мы бы увидели, что логическое решение такой проблемы ведет в прямо противоположном направлении, которое предлагают сторонники гибридной войны.Если один вражеский солдат или одно вражеское подразделение действительно может взять на себя все то, что, согласно гибридной теории, они могут делать, то очевидным решением будет не пытаться соответствовать этому набору навыков, становясь собственными гибридными воинами. Решением было бы научиться нацеливать и уничтожать этих суперсолдат или суперсолдат. Если все эти возможности находятся в одном человеке или одном отряде, убейте человека или отряд, и один уберет удивительные, многомодальные возможности с поля битвы.

Хоффман, кажется, признает эту истину, поэтому он пишет, что «правильно подготовленные обычные вооруженные силы обычно побеждают.Однако он желает этого, утверждая, что обычные вооруженные силы добиваются успеха с «гораздо большими потерями, чем ожидалось», используя исторические методы, «которые являются анафемой» в сегодняшней обстановке борьбы с повстанцами, ориентированной на количество пострадавших и ориентированной на население. [Xii] Это утверждение не подкреплено никакими доказательствами. доказательств, и он не уточняет, что является значительным упущением в статье о стратегическом мышлении относительно будущих угроз. Если хорошо обученные обычные вооруженные силы побеждают гибридные угрозы, но есть некоторые другие факторы, затрудняющие победу, то нам следует, по крайней мере, обсудить эти другие факторы, прежде чем отказываться от выигрышной тактики.Это было бы стратегическое обсуждение. Это приводит к следующему пункту: большая часть литературы о гибридных войнах на самом деле посвящена тактике, а не стратегии.

Ничто из этого не предназначено для недооценки потенциальных врагов. Скорее, идея состоит в том, чтобы обеспечить точное понимание потенциальных угроз как части общей стратегической картины. В этом смысле с теорией гибридной войны / угроз связаны более глубокие проблемы, которые обнаруживаются при изучении лежащих в ее основе предположений. Хоффман сам обнаруживает изъян в своей критике того, как U.С. Арми использовал в своей доктрине термин «гибридные угрозы», который, как он отмечает, «подчеркивает характер сил (традиционные боевые силы, нерегулярные силы и преступные элементы), работающих вместе для взаимной выгоды. Это определение подчеркивает самих акторов, а не их режимы работы ». [Xiii] Хоффман утверждает, что режимы — это то, что действительно имеет значение. Но его внимание к методам ведения войны на самом деле сосредоточено только на тактике и методах — ошибка, которая заставит разработчиков политики и стратегии сосредоточиться на тактике и методах, причем, как мы уже указывали, в нереалистичных и неисторических сценариях.

Чрезмерное внимание Хоффмана к способам использования угроз начинает напоминать тактическую стратегию. Полковник Джантиле правильно заметил, что теоретики, ориентированные на популяцию, взяли тактику, которая была разработана специально для использования в качестве части стратегии в Ираке в 2007-2008 годах, а затем утверждали, что эту тактику следует использовать в любых даже отдаленно похожих обстоятельствах. Поскольку эта тактика в Ираке служила явной миссии вооруженного строительства нации, ее применение в других местах диктовало бы, что миссия всегда заключалась в построении вооруженной нации, независимо от различных стратегических обстоятельств.[xiv] Акцент в гибридной войне на режимах сопоставления и поражения также сфокусирован на тактике. Сведение войны к угрозам смешанного типа фокусирует стратегию на тактике, которую могут использовать потенциальные противники. Не говоря уже о маловероятности того, что какой-либо противник на самом деле может быть гибридной угрозой, как это делают Хоффман и др. описал их, преодоление тактических возможностей потенциального противника — лишь одна часть стратегической позиции. Если тактика, используемая для поражения предполагаемого врага, противоречит цели миссии или излишне усложняет ее, то хвост виляет собакой.

Основная проблема анализа гибридной войны состоит в том, что он игнорирует роль взаимодействия в стратегии. Война «не является действием живой силы на безжизненную массу … но всегда столкновение двух живых сил». [Xv] Согласно Клаузевицу, взаимодействие в войне ведет к крайностям и расхождению, а не к конвергенции, предсказуемой гибридной войной. Взаимодействие подразумевает, что не может быть хорошей стратегии без учета динамики реакции-противодействия потенциальных противников.Проблема с утверждением, что США должны отдавать приоритет распределению ресурсов против гибридных угроз, поскольку это минимизирует риск (измеряемый как произведение вероятности и величины угрозы), заключается в том, что сам акт распределения ресурсов изменяет вероятность угрозы. Враги Соединенных Штатов всегда будут стремиться атаковать наши слабые стороны, а не наши сильные стороны. Если мы сосредоточим ограниченные ресурсы на противодействии гибридным угрозам, это сразу же снизит их вероятность. Подразумевается, что крайние конфликты становятся относительно более вероятными.Неужели Соединенные Штаты действительно хотят вести своих врагов к крупным боевым операциям и затяжным мятежам?

Слабость модели гибридной войны в отношении всего стратегического контекста совершенно очевидна в предположениях и рекомендациях Хоффмана. Как он пишет: «В идеальном мире наши вооруженные силы были бы значительного размера, и мы могли бы создать отличительные силы для заметно (sic) различных миссий по всему спектру конфликтов». [Xvi] Тем не менее, у Хоффмана был бы свой идеальный мир: «Более в долгосрочной перспективе, я бы сказал, мы должны поддерживать способность вести успешные кампании как против крупных государств, вооруженных обычным оружием, так и против их вооруженных сил, а также против широко рассредоточенных террористов — и против всего, что между ними.[Xvii] Оставляя в стороне тот факт, что ресурсов не хватает для достижения такой амбициозной повестки дня, очевидно, необходимо указать, что это странное определение идеального мира. Мы не думаем, что война уйдет в ближайшее время, но не нужно быть звездным утопистом, чтобы поверить в то, что неограниченное военное развитие не особенно полезно для американской политической системы. Как писал один американский военный мыслитель более ста лет назад, «нам хорошо знать, например, организацию немецких войск и понимать их великолепную систему вербовки и мобилизации; но мы никогда не сможем надеяться на такое в Америке, если только не случится какая-то великая национальная катастрофа, которая убедит наш народ и их законодателей в необходимости их существования; что не дай Бог! »[xviii] Дело в том, что стратегическое мышление также должно учитывать больше, чем возможности дружественных сил, оно должно учитывать характер дружественных сил.Кто мы и почему сражаемся, не менее важно, чем то, как мы сражаемся.

Войны ведутся людьми; войны — это не просто противостояние тактических систем и тактических систем. Правильное стратегическое мышление всегда должно иметь это в виду. Вот почему оценка ситуации — то, чем профессиональные военные занимались формально более века и неофициально с незапамятных времен, — включает в себя миссию, дружественные силы, местность, погоду, технологии и врага. Оценка только врага включает силу, намерения, боевой дух, технологии и тактические возможности.Любое стратегическое мышление должно включать как минимум все эти факторы. Гибридная война рассматривает только тактические возможности врага, не связанные с самим противником.

Что еще хуже, такие концепции, как гибридные угрозы, на самом деле мешают сделать полную стратегическую оценку, потому что такие концепции сбивают с толку, бессвязны и повсеместны. Американские авторы доктрины и ученые втиснули в военный лексикон так много излюбленных теорий, что ни от одного разумного человека, который придерживается их, больше нельзя ожидать, что он что-то оценит.Распространение неясных концепций, таких как гибридная война, сделало четкое стратегическое мышление практически невозможным.

Альтернативный взгляд в будущее

Резко раскритиковав гибридную войну, мы должны выделить те области, в которых мы согласны с Хоффманом. Мы согласны с ценностью приспособляемости как противоядия от неопределенности и сложности. Мы согласны с тем, что одновременное сочетание средств в новых комбинациях может производить удивительные синергетические эффекты.Мы согласны с тем, что укрепленные лагеря, которые объединились вокруг наиболее вероятных (противодействие повстанцам) и наиболее опасных (основные боевые операции) будущих угроз, оба дают неполное видение будущей стратегии безопасности. Мы также находим, что концепция операций полного спектра — это неудачный компромисс, который пытается быть сильным везде и поэтому нигде не силен, и что ограничения ресурсов вынуждают принимать сложные решения по расстановке приоритетов, которые должны основываться на рациональном прогнозировании будущих угроз.Мы считаем, что черно-белые схемы категоризации конфликтов создают концептуальные слепые пятна по швам, которые будут использоваться адаптивным противником. Наше главное разногласие заключается в том, что гибридное сочетание этих несовершенных категорий войны не может служить полезной конструкцией для стратегического планирования.

Гибридная война не объясняет истории войны и не дает убедительных доказательств того, что она предсказывает ее будущее. В самом деле, «гибридная война» — неправильное название, поскольку на самом деле это не вид войны.Более точным, но значительно менее востребованным на рынке ярлыком было бы «конвергентные тенденции в тактике». Конвергенция — это тенденция, о которой раньше заявляли в других областях, особенно в информационных и коммуникационных технологиях. Однако, несомненно, реальность следует более тонкой и сложной траектории, чем детерминированная дуга конвергенции. По мере того как некоторые границы стираются и ранее отдельные категории сливаются, создаются и укрепляются новые границы. Конвергенция и расхождение сосуществуют и развиваются одновременно. Точно так же модальности или тактики постоянно развиваются и перекомпоновываются, но стратегия, сосредоточенная на средствах, является стратегией тактики.Чтобы подготовиться к будущему конфликту, концепция гибридной войны не требуется.

Текущая доктрина армии США предлагает лишь один альтернативный пример того, как смотреть на будущие угрозы и стратегическое мышление. Хоффман критически относится к определению гибридных угроз в доктрине армии США. Хоффман прав, отмечая, что недавняя армейская доктрина США использует гибридную угрозу для описания характера сил (традиционных, нерегулярных и криминальных элементов), а не просто способов ведения боя.[xix] Как уже должно быть очевидно, мы согласны с тем, что этот более общий подход лучше, чем сосредоточение внимания на конкретных тактических возможностях. Например, в публикации 3-0 доктрины армии США «Операции» гибридные угрозы определяются как «разнообразная и динамичная комбинация этих сил, нерегулярных сил, террористических сил, преступных элементов или комбинация этих сил и элементов, объединенных для достижения цели». взаимовыгодные эффекты ». Как и в определении Хоффмана, ADP 3-0 соглашается, что как государственные, так и негосударственные субъекты могут представлять гибридные угрозы, и что новые технологии и использование прокси-сил стирают границы между угрозами, которые упрощенные схемы категоризации изображают как отдельные идеальные типы конфликтов.Но в отличие от Хоффмана, ADP 3-0 не фокусируется на гибридных угрозах как методах тактики, равно как и руководство не фокусируется исключительно на гибридных угрозах. В руководстве явно указаны негосударственные образования, обладающие оружием массового уничтожения, и коалиции национальных государств и идеологических субъектов как потенциальные угрозы. [Xx]

Может показаться, что такое широкое понимание потенциальных врагов снова загоняет военных в ловушку подготовки к борьбе со всем повсюду. Но в новой доктрине есть существенное отличие.Унифицированные наземные операции, операционная концепция, на которой основана Публикация армейской доктрины 3-0, подчеркивает, что командирам и планировщикам необходимо понимать характер дружественных сил и характер угрозы. Исходя из этой точки зрения, операционная концепция помогает адаптивным лидерам и планировщикам разрабатывать операции, которые не просто будут включать реакцию на угрозу, но и перескочат к захвату, удержанию и использованию инициативы, тем самым помогая создать условия для благоприятного разрешения конфликта.Превосходя определенные тактики, этот подход позволяет лидерам действовать проактивно, а не реагировать, потому что они не сосредоточены исключительно на реагировании на конкретную тактику врага.

Когда дело доходит до взгляда в будущее, если вы подготовите военачальников понять, что потенциальные противники, коллективно, но не индивидуально, могут использовать несколько стратегий и тактик, и что по отдельности они могут использовать некоторые умные, но не бесконечные комбинации стратегий и тактика, то они действительно будут готовы противостоять любой будущей угрозе.Смысл в том, чтобы подготовить наши силы и дать им возможность сражаться и побеждать в войнах, а не заставлять их преследовать призраков в ночи.

Ссылки

[i] Фрэнк Г. Хоффман, Конфликт в 21 веке: рост гибридных войн (Арлингтон, Вирджиния, Потомакский институт политических исследований, 2007).
[ii] Фрэнк Хоффман ссылается на Колина Грея и Макса Бута, утверждающих, что в будущем конфликте будет многомодальная или многовариантная тенденция. Джон МакКуэн также утверждал это в «Гибридных войнах», Military Review, 88 (март / апрель 2008 г.), 107.
[iii] Фрэнк Г. Хоффман, «Угрозы будущего и стратегическое мышление», Infinity Journal, 4 (осень 2011 г.), 17.
[iv] Маргарет Бонд, Гибридная война: новая парадигма для операций по обеспечению стабильности в государствах-неудачниках, Стратегия USAWC Проект (Carlisle Barracks, PA, US Army War College Press, 2007).
[v] Фрэнк Г. Хоффман, «Угрозы будущего и стратегическое мышление», Infinity Journal, 4 (осень 2011 г.).
[vi] Генерал Чарльз С. Крулак, «Капрал-стратег: лидерство в войне трех блоков», журнал Marines (январь 1999 г.).
[vii] Томас X. Хэммс, Праща и камень: О войне в 21 веке (Сент-Пол, Миннесота, Zenith Press, 2004).
[viii] Там же, 17.
[ix] Хоффман, 2007 и Хоффман, 2011, 17.
[x] Там же, 21.
[xi] Джейсон А. Керл и Брайан Дж. Долан, «Тренировка гибрида». «Воин», «Вестник морской пехоты», 92 (февраль 2008 г.).
[xii] Hoffman, 2011, 17.
[xiii] Hoffman, 2011, 17.
[xiv] Джан П. Джентиле, полковник, армия США, «Стратегия тактики: COIN и армия, ориентированная на население», Параметры, 39 (осень 2009 г.).
[xv] Карл фон Клаузевиц, «О войне», переведенный и отредактированный Майклом Ховардом и Питером Паретом (Принстон, Нью-Джерси, Princeton University Press, 1984, 77.
[xvi] Hoffman, 2011, 18.
[xvii] Hoffman, 2011, 20.
[xviii] Мэтью Ф. Стил, «Ведение войны», журнал Института военной службы США, 42 (январь-февраль 1908 г.), 25.
[xix] Там же. ] Сосредоточение внимания на характере потенциальных угроз для подготовки войны относится, по крайней мере, к книге Карла фон Клаузевица «О войне».Это также отражает рецепт, который рекомендует Бард О’Нил в своей книге о повстанческих действиях и терроризме, когда он утверждает, что существует девять отдельных повстанческих персонажей, каждый из которых требует различных военных и политических ответных мер. Бард Э. О’Нил, Повстанческое движение и терроризм: от революции до апокалипсиса, 2-е издание (Вашингтон, округ Колумбия: Potomac Books, Inc., 2005).

Гибридная война — Анализ — Eurasia Review

В последние несколько десятилетий постоянно возникают споры о разделении между войной и миром.Холодная война между США и Советским Союзом и послевоенное явление гибридной войны подчеркнули экспертов по международным отношениям и военной области, что мировую политику нельзя изучать и рассматривать только через призму войны и мира. В последней декларации саммита НАТО объясняется, что разные страны сталкиваются с усилением давления со стороны государственных и негосударственных субъектов, которые используют гибридные методы для создания неопределенности и обозначения границы между миром, конфликтом и кризисом.(1) Гибридная война — очень популярный, но неоднозначный термин в академическом и военном дискурсе. Он еще не получил четкого определения и дал различные коннотации и определения различными военными экспертами, наблюдателями, исследователями и академиками в результате наблюдения за повесткой дня и действиями противника. По мере того, как террористические организации продолжают изменять свои боевые стили, чтобы адаптироваться к меняющейся среде и технологической эпохе, наблюдатели и эксперты также продолжают искать новые характеристики и измерения гибридной войны.

В целом, гибридная война считается комбинацией фанатичных боевых стилей и передовых технологий, включая машинное обучение и глубокое обучение, которые используются как негосударственными субъектами, так и государственными субъектами посредством тайных операций. Эта тактика «серой зоны» постоянно бросает вызов коллективной обороне. Государственные субъекты имеют преимущество в использовании военизированных формирований и дополнительных тактик для достижения целей безопасности и политических целей, не вызывая ответных военных действий.Сочетание военных и невоенных средств — отличительная черта современной войны. (2) По словам исследователя Алекса Рональда, технологии — очень важный фактор в ведении войны; однако Фрэнк Хоффман преуменьшал роль технологий в войне. (3) Это потому, что одержимость технологиями военных профессионалов не позволила им увидеть преобладание и значение людей в войне.

Некоторые эксперты рассматривают гибридную войну как столкновение с участием государственных и негосударственных субъектов, в том числе; нерегулярные силы (террористы, экстремистские группы, повстанцы и партизаны) и обычные вооруженные силы, которые сосредоточены на достижении идеологических программ и политических целей.Технологии машинного обучения и глубокого обучения в сочетании с гибкостью нестандартных тактик сделают понимание гибридной войны устаревшим. (4)

Характеристики гибридной войны

Есть пять важных характеристик гибридной войны, включая: синергия, двусмысленность, асимметрия, подрывные инновации и борьба за психологию. (5) Во-первых, Synergy относится к использованию различных спектров MPECI (военного, политического, экономического, гражданского и информационного) для управления концентрацией гибридной войны.

Во-вторых, Неопределенность объясняет размытую границу между миром и войной. Хотя мир и война — явление противоположное, но гибридная война сделала это различие нечетким из-за использования таких методов, которые не поддаются категоризации между двумя терминологиями. (6) Благодаря более активному использованию технологий искусственного интеллекта и распространению пропаганды в социальных сетях гражданские лица также становятся замаскированными воинами.

В-третьих, Асимметрия — это особенность гибридной войны, в которой обсуждается неравенство возможностей государственных и негосударственных субъектов.Государственные субъекты в большей степени оснащены передовыми учебными навыками и новейшим технологическим оружием по сравнению с негосударственными субъектами. Однако государственные субъекты связаны обязанностями и ограничены законом и военной этикой и не могут предпринимать контратаки, игнорируя правовые нормы. С другой стороны, негосударственные субъекты используют идеологию насильственного экстремизма, преступные и незаконные средства для организации террористических атак и достижения своих целей.

В-четвертых, Подрывные инновации включают действия на оперативном и тактическом уровнях для достижения стратегических целей.Это делается государственными субъектами посредством кампаний дезинформации в киберсфере и СМИ, мобилизации неадекватных сил и повышения осведомленности общественности, особенно пользователей социальных сетей. Негосударственные субъекты используют эту характеристику путем многократного использования террористических атак, взрывов, использования передовых коммерческих технологий и повышенных уровней военной сложности, например, БПЛА (беспилотные летательные аппараты), системы командования и управления и защищенной связи. (7)

Наконец, Психология битвы — пятая отличительная черта гибридной войны.Это касается целевого населения, включая население зоны конфликта, население тыла и население международного сообщества. (8) И государственные, и негосударственные субъекты используют такие технологии и стратегии, чтобы выиграть эту битву, демонстрируя свою лояльность, идеологии и программы целевой группе населения. . Негосударственные субъекты используют пропагандистские и дезинформационные кампании, широко распространенные в социальных сетях и на других платформах. И наоборот, государственные субъекты, как правило, угрожают, но экономят на использовании военной техники, чтобы оказать психологическое давление на целевое население.

Заключение

Использование современных технологий и искусственного интеллекта стерло различие между миром и войной. Использование этих технологий и искусственного интеллекта стерло различие между миром и войной. Использование этих технологий и распространение пропаганды в социальных сетях для изменения мышления и лояльности людей стало решающим фактором в принятии решения о победе или поражении в современной войне. С помощью передовых технологий террористам и экстремистским группировкам стало удобно распространять свои идеологические цели с помощью фальшивых аудио и видео сообщений.Распространение компьютерной пропаганды осуществляется с помощью учетных записей впечатлений, а также автоматизированных учетных записей, чтобы настроить общественность против государства. В связи с этим широкая публика, особенно пользователи социальных сетей, становятся важным скрытым инструментом для распространения идеологии этих негосударственных субъектов. Во многих случаях платформы социальных сетей переполнены ложной информацией, поэтому общественности становится очень трудно отфильтровать подлинную и правильную информацию. Успех или поражение любой группы в современной войне больше зависит от психологической победы или поражения и меньше от военной победы или поражения.Поэтому использование характеристик гибридной войны, технологий искусственного интеллекта и тщательного изучения платформ социальных сетей для выявления и пресечения потенциальной радикализации имеет решающее значение для получения выигрышного преимущества.

* Мисс Халима Зия получила степень магистра наук в области управления в Международном университете Рифа. Она имеет 8-летний опыт работы в секторе девелопмента, а также приложила значительные усилия в борьбе с терроризмом. Она работает независимым исследователем в области управленческих наук и борьбы с терроризмом, чтобы создать значительную связь между этими двумя областями.Доступ к ней можно получить через [электронная почта защищена].

Примечания:

  1. Эли Перо, «Размытие войны и мира», Survival 61, no. 2 (2019): 101-110.
  2. Гуйлонг Ян, «Влияние искусственного интеллекта на гибридную войну», Small Wars & Insurgencies 31, no. 4 (2020): 898-917.
  3. Алекс Рональд, «Война и технологии», Институт исследований внешней политики, 27 февраля 2009 г. https://www.fpri.org/article/2009/02/war-and-technology/ (по состоянию на 21 февраля 2009 г.) 2021 г.).
  4. Гуйлонг Ян, «Влияние искусственного интеллекта на гибридную войну», Small Wars & Insurgencies 31, no. 4 (2020): 898-917.
  5. Эли Перо, «Размытие войны и мира», Survival 61, no.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *